МГУ ДЛЯ ВАС

Хроники
студенческого самоуправления МГУ им. М.В. Ломоносова

Приёмы ректората манипулирования студентами

Ни одно из мероприятий с участием ректора и студентов, проходящих в узком кругу, не обходится без своеобразной «промывки мозгов». Зачастую это происходит незаметно для участников, в особенности, для тех, кому эти самые мозги «промывают». Обнаруживается это уже позже – в неспособности членов студенческих организаций действовать независимо от ректората, защищая интересы студентов перед администрацией факультетов и МГУ.

Мы провели поэтапный анализ этого психофизиологического процесса на примере встреч ректора с представителями Студенческого совета МГУ и другими студентами. Материал опирается на статью американского психиатра Роберта Джей Лифтона «Технология «промывки мозгов»

 

Этапы:

Указанная схема известна давно и применяется далеко не впервые. Рассмотрим подробнее.

 

Рассказ о славном прошлом с целью пробуждения патриотических чувств

 

Первый пункт реализуется ректором за счёт проникновенных рассказов о становлении Московского Университета, о значительности его появления для всего образования в целом. «Первый устав, созданный Университетом, был общим для всех университетов у нас в России… Гимназии при Московском университете практически отвечали за школу образования»… Такого рода утверждениям, конечно, никто противоречить не станет. Здесь у контролируемого объекта впервые формируется образ «условного добра», к которому он будет направляем в дальнейшем.

Плавный переход от первого пункта ко второму происходит незаметно: ректор устанавливает со слушателями психологически близкие отношения, рассказывая о своей далёкой молодости, когда он «разгружал вагоны» и нелегально проводил в общежитие свою будущую жену, а обеды в столовой стоили энное число рублей и копеек. Иногда прямым текстом говорится, что он, ректор, знает все студенческие проблемы и «всегда на стороне студентов».

Всё это подготавливает к восприятию следующего тезиса.

 

Описание негативного (образ врага)

 

Для успешного «исправления мышления» не обойтись без факта разоблачения или отречения от «условного зла». Не важно, будет ли это зло реальным или мнимым, осталось ли оно в прошлом или существует в настоящем.

Ректор в своём выступлении перед студентами говорит о том, что некие «внешние силы» угрожают «университетской корпорации». Поэтому всем студенческим организациям нужно сплотиться вокруг ректора и Учёного совета, чтобы всем вместе защитить… но от кого? И на самом деле не так уж важно, от кого. Будут ли это журналисты с их университетскими рейтингами, происки конкурентов или не всем понятные тезисы Инициативной группы МГУ. Как контролирующий субъект, он программирует слушателей принять «условное добро», то есть его (ректора) идеи, чувства и действия. Вокруг образа новой «высокой цели» (к примеру, постройка научной долины) создаётся ореол необходимости социального развития. А в последствии и любой проект ректора будет автоматически признаваться «добром».

В этот момент происходит отречение от «условного зла» и принятие идеологии и политики контролирующего субъекта. При этом модели поведения и проявление эмоций инициируются таким образом, как будто они спонтанно возникают в самой среде слушателей.

 

Переделка в соответствии с заранее разработанными шаблонами (психофизическое форматирование)

 

В случае успешного прохождения второго этапа и объединения слушателей за счёт мнимого противостояния образу общего врага, начинается работа по перевоспитанию в соответствии с имеющимся шаблоном. Шаблон – это как раз те идеи и чувства, которые необходимы контролирующему субъекту для подчинения объекта. Здесь контролируемые объекты уже не могут не замечать манипуляции, но и сопротивляться могут ей с трудом. Более того, независимо от реакции – радость или возмущение манипуляцией – объект уже не способен к самовыражению или независимому действию. В случае несогласия с ректоратом у студента с промытыми мозгами возникают чувство вины и самоосуждения.

Что интересно, выработка у контролируемого объекта «психологии пешки» (подчинение и приспособление), требует от него активного участия в манипулировании другими. Таким образом, подчинение воли слушателей (в данном случае, членов студенческих организаций) позволяет ректорату через них распространять среди других студентов те же убеждения в своей непоколебимой правоте.

 

Часто применяемые «шаблоны»

 

«Конструктивный диалог».

Единственная допустимая форма взаимодействия студентов и администрации. Должна осуществляться преимущественно через немногочисленных представителей, являющихся легитимными с точки зрения администрации. Между строк также намекается, что иные формы донесения мнения студентов не обязывают ректорат на них реагировать.

На деле именно «неконструктивные методы» оказываются более эффективными в ряде случаев (см. материал «Неконструктивные методы»). Конструктивный же диалог быстро ставит деятельность студорганизаций на бюрократические рельсы, сужая представителям студентов пространство для манёвра и инициативы.

 

«МГУ вне политики».

Постулируемый ректором тезис, означающий, что на территории Университета не должно быть агитации за какую-либо политическую партию, а объединения учащихся и сотрудников, объявивших свою принадлежность к МГУ, не могут участвовать в политической деятельности. При этом подчеркивается, что отдельно взятый человек имеет право на участие в политической деятельности.

На деле заявленный тезис не исполняется ни ректором, ни приближенными к нему личностями. Так, академик Садовничий состоит в Высшем совете 1 партии «Единая Россия» в статусе «ректор МГУ». А бывший председатель Студенческого Союза МГУ Андриянов присоединил свою организацию к политическому объединению «Общероссийский народный фронт». В тех же статусах оба представителя МГУ входили в число доверенных лиц кандидата в президенты РФ В.В. Путина. Подробнее об этих и прочих манипуляциях см. главу «Избирательные кампании в МГУ».

 

«У МГУ нет денег».

Стандартный тезис при отклонении ненужной ректорату инициативы студентов. Часто выглядит не вполне аргументированным, учитывая регулярное появление «контрпримеров» в виде установки памятника стройотрядам за 30 млн.руб. (см. главу «Студенческий Союз Ильина») или строительства телескопа на Канарских островах, безусловно необходимых учащимся МГУ. Зато в ряде учебных корпусов из-за ветхих окон студенты вынуждены сидеть на занятиях в уличной одежде, а в туалетах на некоторых факультетов отсутствуют бумага и мыло.

 

«Ректор всегда прав».

Формированию этого стереотипа способствовала достаточно жёсткая политика Садовничего в 1990-х и начале 2000-х годов: и по сей день студентам напоминают, что Виктор Антонович сохранил принадлежность МГУ территории Воробьёвых гор, а также выступал против введения ЕГЭ и болонской системы образования. Образ «ректора-отца», защитника университетской автономии от демонизируемого образа МинОбрНауки, является для многих популярным аргументом за сохранение Садовничего на посту ректора как можно дольше.

Однако немногие замечают, что с середины 2000-х годов университетская автономия планомерно уничтожалась. В МГУ создавались десятки «корпоративных» факультетов, зачастую дублирующих специализации уже существующих и готовящих студентов к работе на конкретную корпорацию. Увеличился процент студентов контрактной формы обучения. А в 2009 году МГУ получил «особый статус», лишившись выборности ректора и деканов и поставив главный вуз страны в прямое подчинение президенту РФ. Студенческая инициатива подавляется, защита прав нарекается «расшатыванием МГУ», самоуправление учащихся и сотрудников заменяется бюрократическими структурами советского типа, а лженаука на отдельных факультетах и в рамках сфальсифицированных диссертаций оберегается в угоду близким к ректору людям. Шаблон «Ректор всегда прав» транслируют проректоры МГУ: «Приказы ректора не обсуждаются, они выполняются». В отношении студентов, указывающих на проблемы, часто используется другой шаблон, логически вытекающий из предыдущего: «Ваше поведение недостойно студента МГУ». Легитимизирует этот тезис «Этический кодекс МГУ» 2, допускающий вольную трактовку поступков студентов ректоратом. Подробнее эти темы мы изложили в главах нашего материала.

Но, несмотря на многие сомнительные поступки последних лет (см. главы «Хронология пожара», «OD Group», «Избирательные кампании в МГУ», «Политизация Студенческого Союза и создание Студенческого совета», «Диссертационный скандал», «За Лобанова!»), личность В.А. Садовничего по-прежнему рассматривается многими учащимися эмпирически, а не рационально или критически.