Поиск по сайту

ССММ. Часть 2. Созыв 4 и начало созыва 5 (2014-2016)

Во второй части рассказывается история четвёртого и первой половины пятого созывов студсовета мехмата – самых активных за всё время (по состоянию на 2020 год). Подробному описанию способствуют регулярная отчётность студсовета и многочисленные чаты активистов, обсуждающих ситуацию на факультете и рефлексирующих о собственной деятельности. Пункты, относящиеся к работе мехматян в Студсовете МГУ, вынесены в отдельную главу.

Назад к разделу | Предыдущая часть | Следующая часть

 

Содержание:

 

Созыв 4: Глунчадзе (2014-2015)

 

 

1. Выборы руководства (29.11.2014)

 

Традиционный ликбез о студенческих организациях МГУ для четвертого созыва на первом собрании 29 ноября 2014 года рассказывает уходящий председатель Алексей Матвеев: он разделяет их на добровольные официальные (ОПК, СтудСоюз), добровольные неофициальные (ОСК, ИГ) и официальную представительскую (Студсовет). В выборах председателя участвуют два кандидата: Дмитрий Матвеев (4 курс) и Ираклий Глунчадзе (3 курс), оба обучающиеся уже по новой программе шестилетнего специалитета. Матвеев после трех лет в студсовете и двух лет на посту координатора по оповещению видит роль председателя во взаимодействии с координаторами. Глунчадзе был в студсовете лишь год и решение о выдвижении принимает спонтанно, он планирует изменить вертикальную структуру работы в сторону более коллективного взаимодействия: председателя с составом и рабочих групп между собой. Он подчеркивает, что студсовет ассоциируется у студентов мехмата с праздниками, а не с защитой прав и деятельностью других рабочих групп. Глунчадзе планирует наладить обратную связь со студентами и отмечает неорганизованность и непрозрачность работы Студсовета МГУ, на одном заседании которого он уже побывал.

Вопросы кандидатам задают в основном новоиспеченные почетные члены, а также Алексей Матвеев и Мария Митькина. У кандидатов спрашивают об их работе в Студсовете МГУ в случае избрания председателем: Матвееву больше импонирует работа в студсовете мехмата, но и в вышестоящем органе он готов отстаивать позиции мехмата; Глунчадзе говорит о необходимости изменений в работе Студсовета МГУ и коллективной работе на обоих уровнях. В случае неизбрания Матвеев не исключает своего выдвижения на пост заместителя, а также планирует создать рабочую группу по совершенствованию критериев распределения ПГАС (будет создана как временная до достижения целей); Глунчадзе продолжит работать в оповещении и будет повышать организацию процесса выборов в студсовет. В случае же избрания Матвеев обратит внимание на неработающую группу по партнерам, а Глунчадзе выступает за тесное сотрудничество рабочих групп по праздникам, спорта и партнерам. Глунчадзе видит своим заместителем Дмитрия Матвеева, а Дмитрий Матвеев – Алексея Матвеева (последний отказывается, считая правильным, чтобы на эту должность пришел новый человек). Оба кандидата признаются, что у них нет опыта общения с администрацией; Алексей Матвеев уточняет, что у него год назад тоже его не было. Возможность сделать студсовет более популярным Матвеев видит через работу с сайтом и группой «Вконтакте», а Глунчадзе – через стенд студсовета и общение представителей со своими потоками.

В закрытом голосовании 36 членов студсовета со счетом 22-11 председателем четвёртого созыва избирают Ираклия Глунчадзе.

Ираклий Глунчадзе

На посты заместителя и секретаря снова выбираются, соответственно, Василина Быстрицкая и Мария Дяченко. В выборах второго представителя в Студсовете МГУ участвует экс-председатель Алексей Матвеев (5 курс), желающая стать его заместителем Мария Митькина (5 курс), новый член студсовета Константин Шведов (2 курс) и уступающий дорогу молодым Сергей Морозов (снова 1 год магистратуры). В голосовании 29 членов 22 голоса набирает Матвеев, по 3 – Митькина и Шведов, становящиеся заместителями представителей.

Мария Митькина

При распределении членов студсовета по рабочим группам поднимаются вопросы об их реструктуризации. Мария Митькина предлагает обратно объединить рабочие группы по бытовым вопросам и по общежитиям, Алексей Матвеев выступает за то, чтобы в последней состоял председатель студкомитета, и вопрос откладывается. Группа по работе с партнерами превращается во временную до следующего собрания, на котором участница культмассового сектора Татьяна Тюрина представит свои планы по работе с ней. Матвеев отмечает, что эта группа работала только во время праздников, хотя должна была искать спонсоров и для других направлений деятельности, например, бытовых вопросов. Кирилл Сапунов инициирует объединение групп по спорту и праздникам, поскольку ими не было проведено внутренних мероприятий, есть проблемы с бюджетом и всеми делами занимаются одни и те же люди. Леонид Попов и Сергей Морозов выступают против, поскольку это разные направления и в случае объединения не будет притока новых участников в группу по спорту; голосование оставляет две группы. Напоследок Алексей Матвеев пытается передать свои обязанности организатора секции конференции «Ломоносов», однако желающих не находится.

Координаторами рабочих групп становятся: образование – Алексей Матвеев, бытовые вопросы – Мария Митькина, общежития – Александр Оськин, оповещение – Рамзан Бекбулатов, праздники – Елена Дорман, спорт – Константин Шведов, партнеры – Татьяна Тюрина, стипендии – Дмитрий Матвеев.

 

2. Финансы, спонсоры и информационная политика (декабрь 2014)

 

Чат координаторов 4-го созыва не только отвечает за редакционную политику группы студсовета, но и обсуждает разные вопросы, которые не считает нужным освещать в общем чате. Таковым является, например, формирование бюджета на следующий финансовый год (составление списка проектов каждой рабочей группы с указанием трат двухмесячного стипендиального фонда на них и подтверждением стоимостей закупок ссылками на интернет-ресурсы), которым теперь занимается председатель второго созыва студсовета Кирилл Сапунов. На тот момент он единственный из лиц, не являющихся сотрудниками администрации, разбирается в бухгалтерии и, по его же словам, «всегда на страже бюджета студсовета». Он же, вступив в чат координаторов «до понедельника» и находясь в нём в течение всего созыва, предостерегает руководство студсовета от сотрудничества со спонсорами через Касаткина или через его попечительский совет:

– «Нам не нужны грязные деньги».

Конкурсы на проведение мероприятий мехмата выигрывает фирма «Спутник» (подробнее см. главу «Организация культмасса в МГУ»), с которой студсовет мехмата работал все прошлые созывы. По закону, закупка услуг должна разыгрываться через тендер между юридическими лицами (МГУ, с одной стороны, и фирма, с другой), и «Спутник» является посредником между двухмесячным стипендиальным фондом факультета и реальными организаторами мероприятий – членами студсовета, забирая небольшой процент за свою «услугу» (остальное тратится непосредственно на закупки товаров и услуг). В 2015 году бюджет на спортивные мероприятия составляет 523 тыс.руб. (примерно как и в 2014), на праздники – 837 тыс.руб. (на 22% меньше, чем в прошлом).

Публикация новостей в группе студсовета поначалу является главным делом чата координаторов. Для публикуемых постов в группе студсовета вводятся тематические хештеги, соответствующие рабочим группам и другим направлениям деятельности; публикуется только контент, относящийся к студентам мехмата, а все карьерные и развлекательные мероприятия отправляются в общую группу мехмата МГУ, к которой у членов студсовета также есть доступ. Координатор оповещения Рамзан Бекбулатов разбирается со списком ссылок в правом сайдбаре группы студсовета «Вконтакте» и формирует перечень полезных ресурсов для мехматян в навигации группы. Согласование постов и репостов сначала проходит в формате голосования координаторов, но позже Глунчадзе замечает, что эта система неповоротливая, и предлагает публиковать или не публиковать в случае разрыва голосов за и против хотя бы на 4. Координаторы пишут в чате почти каждый день даже в сессию и примерно в равной степени активно (за исключением Дмитрия Матвеева), а также проводят несколько собраний (но не так часто, как координаторы второго созыва) и Skype-конференций.

 

На собрании студсовета 15 декабря (присутствуют 27 членов из 43) происходит сразу несколько длинных дискуссий о структуре студсовета мехмата и его взаимодействии с другими организациями. Татьяна Тюрина (2 курс) рассказывает о проблемах всех рабочих групп, которые её временная рабочая группа по партнёрам выявила для будущего решения с помощью фирм-спонсоров. В спорте отмечается нехватка денег на инвентарь и форму, нехватка болельщиков; одним из вариантов взаимодействия видится практика проведения мероприятия партнёром с предоставлением площадки со своей символикой, которую он оставляет. В образовании предлагается решать проблемы утечки преподавателей с мехмата (путем создания кафедр крупными компаниями) и общего конкурса мехматян и других выпускников при трудоустройстве (путем отдельного набора на мехмате). Бытовые вопросы хотят переоборудовать холл около комнаты студсовета в функциональное пространство, для которого надо закупить мебель, и обновить мебель и электричество в читальном зале мехмата. На данный момент у рабгруппы есть устаревшие контакты разных фирм и опыт в сотрудничества их с праздниками, для других же направлений затруднительной частью видится взаимодействие с деканатом. Отдельную рабгруппу вместо составной части спорта или праздников Тюрина продвигает из соображений необходимости партнеров всем остальным направлениям.

Алексей Матвеев интересуется, как будет построена отчетность по сотрудничеству. Тюрина отвечает, что сотрудничество не подразумевает оборота наличных денег, речь идет скорее о предоставлении фирмой товара или услуг (например, мебели), и группа готова отчитываться как минимум перед председателем. На вопрос Матвеева о том, какими целями будет руководствоваться член студсовета, выбирающий работу с партнерами, Тюрина сообщает, что мотивацией является общая идея помощи факультету и индивидуальная «самопрокачка» в сфере общения с бизнесом. Матвееву не нравится последняя часть, которая может возобладать над идеей помощи студентам, и он считает наличие этой группы причиной будущих вопросов студентов к студсовету о работе с финансами. Василина Быстрицкая вспоминает о надписи «Ворьё», появившейся недавно на табличке «Студенческий совет мехмата» на двери его кабинета в ГЗ. Тюрина соглашается с тем, что это опасная область, но не считает, что речь пойдет о крупных суммах, которые можно будет брать в материальном эквиваленте. По результатам двух голосований рабочая группа сначала признаётся нужной, а затем – постоянной. Некоторые члены совета предлагают ограничить сроки достижения первых результатов работы новой группы или усилить контроль, но в итоге признается, что поиск партнеров – это долгий процесс и группе потребуется время, чтобы набраться опыта в привлечении фирм. Глунчадзе объявляет, что привлечение спонсоров только к спорту и праздникам в будущем дискредитирует главу рабочей группы, пообещавшей заниматься и остальными направлениями.

Татьяна Тюрина, Анастасия Суркова, Алексей Матвеев

Вторая дискуссия касается взаимодействия со студкомитетом мехмата (см. ниже). Председатель пересказывает совету события в Студсовете МГУ (см. далее). Обсуждаются и мелкие вопросы. Сергей Морозов напоминает присутствующим, что необходимо соглашаться на разного рода помощь в делах студсовета, поскольку они избирались ради деятельности. Василина Быстрицкая предлагает сформировать список помощников организаторов Дня Пифагора для вынесения благодарности от Чубарикова и Молодцова – последний праздник, по признанию нескольких сторон (руководителя «Экспромта» Александра Шкляева, повидавшего не менее дюжины осенних праздников, замдекана по учебной работе И.Н. Молодцова, самих студентов) был организован успешнее прошлых раз: помимо традиционных конкурсов в аудиториях были активности в холлах и спонсор («Huawei»).

За оставшиеся до Нового года две недели студсовет мехмата успевает запустить буккроссинг в ГЗ 1, планировавшийся ещё в прошлом созыве (шкаф для свободного обмена книгами установлен около комнаты студсовета мехмата), провести опрос о качестве преподавания программирования на мехмате 2, запустить серию киновечеров в ФДС 3, провести серию консультаций для первокурсников по всем четырем профильным предметам первой сессии 4, дописать памятку первокурсникам по сдаче сессии 5, провести конкурс на самую новогоднюю комнату в общежитии 6, написать подробный отчет 7 о своём собрании и спросить у читателей группы, какие проблемы университетского уровня нужно поднять на очередном заседании Студсовета МГУ (Никита Котляров называет сломанные лифты на 10-18 этажи сектора «Б», Илья Денисов – установку велопарковки у ФДС).

 

3. Попытка ликвидации студкомитета (зима 2014)

 

В начале декабря несколько членов студсовета – все председатели и несколько жителей общежитий – начинают обсуждать в отдельном чате интеграцию студкомитета мехмата в студсовет. Катализаторами становятся, вероятно, отчисление прежнего председателя студкомитета Виталия Короткина, возглавлявшего рабочую группу студсовета по общежитиям в прошлом году; сомнения замдекана по общежитиям К.В. Семёнова по поводу дальнейшей судьбы студкомитета; а также подспорье в виде наработок прошлых созывов по идее слияния студкомитета со студсоветом. Студсоветовцы пытаются найти уставные документа студкомитета, чтобы понять, может ли студсовет своими силами провести выборы, им удовлетворяющие, однако не находят ничего, кроме устава ОСК. Алексей Матвеев формулирует преимущества студсовета перед студкомитетом для планирующихся переговоров с Семёновым: развитые каналы информирования и обратной связи со студентами, успешный опыт взаимодействия бывшего председателя студкомитета Короткина со студсоветом и отсутствие успешного опыта работы у студкомитета за последние годы, выборность членов студсовета большинством студентов, которая позволит навсегда снять аналогичные вопросы к студкомитету. Выдвигается предложение формировать рабочую группу по общежитиям из числа всех членов студсовета, проживающих в общежитиях, и старост этажей ФДС и ГЗ, которые избрали бы человека с должностью «председатель студкомитета». Морозов предлагает в этой схеме не давать старостам право голоса, поскольку они сами не выборные. Однако полного понимания о формате интеграции у участников чата пока нет. Некоторые молодые члены студсовета опасаются, что навязывание своих правил избрания студкомитета приведет к конфликтам с администрацией общежития (в первую очередь, ФДС-6, комендант которого назначает старост) в то время, как студсовет только начал проводить там культмассовые мероприятия.

После разговора Глунчадзе с Семёновым 6 декабря студсовет поднимает бланки недавних выборов в студсовет, подсчитывая число проголосовавших жителей общежитий, и составляет протокол, согласно которому 311 жителей ФДС и 207 жителей ГЗ (в каждом случае это составляет более 25% от числа учащихся мехмата, проживающих в общежитиях) на собраниях избрали своих представителей: 8 жителей ФДС и 15 жителей ГЗ. Глунчадзе пишет письмо 8 на имя Семёнова, в котором просит передать членам студсовет, проживающим в общежитиях, право выбора руководства студкомитета и делегатов на конференции ОСК. 8 декабря Семёнов подписывает письмо словами: «С инициативой согласен», однако предлагает студсовету самостоятельно договариваться с и.о. председателя студкомитета Андреем Балуевым (4 курс), которого назначил отчисленный Короткин. Не подготовившиеся к такому сценарию члены студсовета не настаивают на звонке Семёнова Балуеву, и времени на урегулирование вопроса подписью Семёнова не остаётся. Тем же вечером на стендах в общежитиях появляются объявления о выборах председателя студкомитета и его заместителя уже 11 декабря.

Студкомитет на тот момент состоит из студентов – старост этажей, согласившихся выполнять некоторые общественные функции (контроль выносы мусора с кухонь ФДС, проверка санитарного состояния комнат и т.д.) в обмен на улучшение жилищных условий – в основном, переезд в одноместные комнаты (или в комнаты без соседей). В отличие от некоторых других факультетов, ни о какой выборности старост не идёт: нередка ситуация, когда староста просто переезжает в новую комнату и даже не начинает заниматься никакой полезной деятельностью. Таким образом, легитимность у Балуева как у представителя всех проживающих мехмата на тот момент отсутствует. Студсоветовцы располагают информацией, что ему ещё и не особо хочется заниматься студкомитетом, в противном случае Морозов предлагает избрать Балуева председателем по схеме студсовета, чтобы наделить его легитимностью, которой у него не будет в случае избрания старостами, назначенными администрацией общежития.

Глунчадзе пишет письмо Балуеву о результатах переговоров с Семёновым, предлагает очно обсудить формат взаимодействия двух организаций, показавшего хорошие результаты при Короткине, и просит перенести выборы на ближайшее собрание студсовета. Балуев отвечает Глунчадзе звонком, предлагая ничего не предпринимать впопыхах и собрать рабочую группу для обсуждения интеграции. В кругу студсоветовцев выдвигается предложение избрать того же Балуева – но не старостами, назначаемыми администрацией общежитий, а студсоветом, избираемым студентами. Однако объявленные выборы не отменяются, и заявку на них подает аспирант 1 года Кирилл Сапунов, выступающий за слияние студкомитета со студсоветом и считающий, что нельзя допускать ещё один год «бесполезного студкома» в свете коммунальных проблем сектора «Б» и грядущего переселения ФДС. Накануне выборов Балуев уже контактирует с председателем ОСК Глуховым, выясняя детали для закупки спортивного инвентаря в спортзал ФДС.

Накануне выборов Сапунов узнаёт у Балуева, что на выборах председателя студкомитета голосуют только члены студкомитета (старосты этажей), а у Короткина – что старосты попадают в студкомитет на членской основе. Поэтому на выборы отправляется целая делегация иногородних членов студсовета с намерением изъявить желание войти в студкомитет. Выборы проходят в читальном зале ФДС-6; при этом Балуев якобы не в курсе, что попасть в ФДС просто по студенческому билету невозможно, и о необходимости брать паспорта он сообщает в последний момент. На собрании присутствуют старосты этажей – члены студкомитета – и несколько членов студсовета. Семёнов, ранее пообещавшей прийти, отсутствует. Собрание начинается с рассказа Балуева о присутствующих старостах; он показывает распечатку устава студкомитета 9, но пытается запретить Сергею Морозову его фотографировать, обещая прислать потом.

Половина устава студкомитета мехмата с неизвестной датой принятия в части целей и задач была скопирована из устава ОСК 2009 года, вторая же половина (также написанная в духе формулировок устава ОСК) регламентирует порядок членства. «Высшим органом управления» студкомитетом является «совет», чей состав определяется рекурсивно: председатель, его заместитель и лица на общественных должностях, избранные проживающими, но при этом утвержденные уже действующими членами «совета»; более того, председатель сам «вносит на рассмотрение» кандидатуры членов «совета» и он же освобождает их от должности. По аналогии с отчетно-выборной конференцией ОСК в уставе присутствует «заседание совета», проходящее не реже раза в год и служащее для отчета председателя о деятельности за год. При этом к «исключительной компетенции заседания совета» относятся и выборы председателя, и выборы в «совет» (а также принятие устава и поправок в него). Решения на заседании «совета» должны приниматься открытым способом простым большинством голосов при присутствии половины членов «совета». Таким образом, в соответствии с текстом устава, избранные по схеме студсовета представители проживающих не являются членами студкомитета только потому, что их не утверждает «совет» студкомитета. Впрочем, присутствующие старосты также не являются ими – потому, что не были избраны проживающими.

На выборные должности подаются три заявки: от Балуева на председателя, от Дмитрия Проника на заместителя и от Кирилла Сапунова на обе. Первым выступает Сапунов, рассказывая о своём руководящие опыте в студсовете и приёмной комиссии, о сотрудничестве с Короткиным, о реализации проекта СВЧ-печей в ФДС и планах на слияние двух организаций. Секретарь собрания Максим Андреев возражает, заявляя, что печи были установлены совместно со студкомитетом, который, по его словам, собирал деньги на подставки и занимался доставкой. В своих планах деятельности Сапунов называет Wi-Fi с оплатой в боталках, теннисные столы и велопарковки в ФДС, гостиную Б17, переход А13-Б19, лифты, велопарковки, информационные стенды, доставку почты, открытие третьих кухонь, правила на внешних проходных в ГЗ, а также организацию работы студкомитета ГЗ. На вопрос Харлашкина, почему кандидат не занимался этими вопросами в должности председателя студсовета, Сапунов ссылается на отсутствие времени тогда и на его появление сейчас, а также на обязанность студкомитета заниматься этим, чего он тогда не делал. Харлашкин пытается похвастаться тем, что старосты ГЗ в ноябре обошли комнаты и собрали жалобы на неполадки, но никто из студсоветовцев – жителей ГЗ не подтверждает факт осмотра комнаты старостой; Морозов добавляет также, что ни разу не видел старост своего этажа за пять лет проживания в разных комнатах ГЗ.

Балуев рассказывает, что состоит в студкомитета с 2012 года и что в списке его достижений значится спортзала в ФДС-6 и смена парка стиральных машин в прачечной. В планах на будущее: обновление спортивного инвентаря, проведение спортивных мероприятий, бесплатные постирочные, реорганизация гостиных в ГЗ. Проник добавляет про переговоры с администрацией ФДС по организации велостоянки внутри здания. Харлашкин обещает провести тендер на нового провайдера. Балуев планирует работать совместно с председателем студкомитета ВМК Даниилом Добровецким, который, в отличие от него, имеет опыт общения с администрацией в ГЗ. Балуев планирует и сотрудничество с координатором рабочей группы студсовета по общежитиям. Он отрицает, что студкомитет подчиняется администрации факультета, но Сапунов настаивает на том, что студкомитет мехмата является невыборным: по его словам, Семёнов и Глухов разрешили создание выборной организации, и результаты выборов в студсовет дают возможность создать такую.

– «Первый раз слышу о выборах в студсовет», – заявляет студент 4 курса Проник, ссылаясь на своё отсутствие на лекциях, и говорит следующее: – «Студенческий совет не устраивает то, что студком — не выборная организация, поэтому они её хотят прикрыть, и подменить выборной — студсоветом. Так вот я вам скажу, что в таком случае это будет неэффективно, так как студком — это организация, которая должна быть в прямом контакте с администрацией». – И, в пересказе Сурковой, добавляет: – «Мы – мост между студентами и администрацией. Цель – поддержание моста, не сугубо студенческие интересы, а компромиссные».

Сапунов удивляется, как может организация, назначенная сверху, представлять интересы студентов, ведь её членов могут в любой момент снять; Проник заверяет, что никто их снять не может, но тут же поправляется:

– «Администрация общежития может снять с должности за нарушения».

Очередной староста, по его словам, появляется как «симбиоз администрации и студентов»: другие старосты и администрация выбирают его из желающих кандидатур. Проник признаёт, что сейчас этого нет в ГЗ (только в ФДС), и обещает прорабатывать вопрос при новом председателе.

Перед голосованием Морозов интересуется, кто имеет право голоса и может ли он вступить в студкомитет, чтобы это право получить. Балуев сообщает, что определение «добровольная самоуправляемая организация» в уставе студкомитета означает, во-первых, что вопросы решаются студкомитетом, а во-вторых, что студент может беспрепятственно вступить в студкомитет по своей инициативе и будучи активным (в качестве активности в пример приводится посещение спортзала и помощь в его содержании), но без наличия актов за нарушение правил проживания. Проник добавляет условие, что желающего должен знать староста его этажа, и на всякий случай сообщает, что на данный момент свободных должностей нет. Балуев отказывает Морозову в беспрепятственном вступлении в студкомитет с инициативой организации курсов иностранных языков, а Сапунову, сообщающему, что устав предписывает студкома проводить культмассовый мероприятия, отвечает:

– «Мы никому ничего… Это не наша компетенция».

Харлашкин помогает товарищам, очертив сферу деятельности студкомитета «черновой работой». В итоге Балуев и Проник просят студсовет подождать и посмотреть, как будет построена его работа, а Андреев предлагает взаимодействие Оськину (тот приглашает его на собрание рабочей группы по общежитиям 13 декабря). Напоследок Елена Дорман, прорываясь через отказ Балуева, задает вопрос о том, почему голосовать будут не студенты, а члены комитета:

– «Сами студенты не имеют к этому отношения. У вас нет выборности. Мне не нравится».

– «Это факты вашей биографии, что вам не нравится! А мы переходим к выборам», – заявляет Балуев.

Открытым голосованием десяти старост со счетом 9-0 должность председателя уходит Балуеву, со счетом 10-0 должность заместителя – Пронику.

Андрей Балуев

После выборов мнения участников чата координаторов разделяются: одни (Сапунов, Оськин) предлагают «мягкую революцию» в студкомитете через год, когда он покажет свою недееспособность, другие (Морозов) настаивают на решении вопроса прямо сейчас, пока хоть какую-то силу имеет согласие Семёнова, ведь через год ситуация придёт к тому же, что есть сейчас – как это уже было на прошлых выборах в октябре 2013 года, на которых почти всухую проиграл кандидат от студсовета (всё тот же Морозов). Морозов напоминает, что Семёнов чётко сказал, что председателя студкомитета должны избирать с участием студсовета, и нужно этим пользоваться. Глунчадзе хочет сотрудничать с комитетом, но постепенно избавляться от двух сущностей одного толка. Алексей Матвеев предлагает поставить цель в течение года включить студкомитет в состав студсовета так, чтобы он был признаваемым всеми сторонами, хоть сейчас с этим и не согласен нынешний студкомитет, желающий оставаться отдельной организацией на равных с советом. На вопрос о том, что совет хочет от комитета, Матвеев отвечает: добровольного выборного органа самоуправления, а всё остальное, назначаемо-утверждаемое, назвать новым словом, например, «старостат». В этой картине мира студкомитет, в члены которого студенты имеют право выдвигаться и быть избранными, представляет интересы проживающих, а старостат занимается «черновой» работой и помогает администрации за «аспирку». Сапунов хочет потребовать от Семёнова открытых выборов старост в ГЗ, на которых могли бы победить новые для студкомитета лица. 13 декабря Семёнов после обсуждения с Морозовым обещает придумать, что можно сделать. В тот же день во встрече рабочей группы по общежитиям участвует несколько членов студкомитета, которые были оценены студсоветовцами как «путёвые ребята».

На собрании студсовета 15 декабря участники столкновения со студкомитетом пересказывают события последней недели и окончательно формулирует свои мысли о происходящем и желаемом. Морозов, руководствуясь верой в демократию, наличие который важнее наличия деятельности, говорит лишь о том, что у студкомитета должны проходить выборы членов, их мог бы делать сам студкомитет, но, пока он этого не хочет делать, «Мы — единственные, кто смогли пока организовать себе какие-то выборы. Пока только через наши выборы, через нас, выбранных, можно передать какую-то легитимность студкому». Глунчадзе считает вопрос со студкомитетом вопросом избыточных сущностей:

– «Нужны ли на мехмате две организации, которые своей сферой деятельности имеют примерно одно и то же?».

Морозов придерживается мысли о необходимости оставить название «студкомитет», чего якобы требует приказ ректора от 2006 года (на самом деле он требовал создания системы студенческого самоуправления в общежитиях, без определенного названия), и ориентируется на институт старост этажей как на основу студкомитета. Глунчадзе и глава рабочей группы по общежитиям Александр Оськин видят важным не испортить контактов с администрацией в том случае, если последняя действительно одобряет состав комитета. Поправку в эти представления вносит Алексей Матвеев, разделяя возможность администрации иметь старост, на которых она может рассчитывать, как на помощников, и поощрять комнатами, и необходимость студентам иметь представительный орган в общежитии, подконтрольный лишь им:

– «Если возникает конфликт интересов, то люди, назначенные администрацией, скорее всего, встанут на сторону администрации. Или не встанут, но больше не будут жить в одиночной комнате. А потом скажут, что студенческое самоуправление было за то, чтобы конфликт разрешился именно таким определённым образом. Надо попытаться объяснить это ребятам из студкома».

В этом смысле он не видит разницы между ситуацией, когда подписи за кандидатов в представительный орган будут собирать некие студенты, и ситуацией, когда их выберет легитимный студсовет мехмата. Морозов предлагает не отказываться от совместной работы с нынешним студкомитетом и стремиться к превращению его в орган самоуправления.

На выезде Студсовета МГУ председатель студсовета ВМК Никита Муромцев по просьбе представителей мехмата поднимает перед администрацией вечный вопрос продления времени работы перехода А13-Б19. Сроки увеличивают: теперь он открыт с 8:00 до 15:00; студсовет мехмата называет этот вариант компромиссным 10. Студкомитет мехмата вешает около перехода объявление о новом времени работы и подписывается фразой «Искренне ваш, студком», чем вызывает негодование студсоветовцев, поскольку при беглом прочтении объявления инициатором изменений воспринимается именно студкомитет. Харлашкин, повесивший объявления, предлагает поинтересовавшемуся Оськину «прекратить это бессмысленное соревнование достижений», но через день меняет текст объявлений, уточняя: «Договоренность достигнута совместными усилиями студсоветов мехмата и ВМК».

Уже 18 декабря на стендах в общежитиях появляется множество объявлений студкомитета: состав, образец заявления на переселение, о сборе проблем проживающих и т.д. В составе студкомитета обнаруживается заместитель председателя по ФДС, который не избирался на собрании, к тому же он почему-то живет в ГЗ. Старосты начинают обход комнат в ГЗ для сбора проблем; тем самым, один из козырей студсовета — бездействие студкомитета — постепенно отпадает, остаётся второй — нелегитимность. Семёнов в разговоре с представителями студсовета предлагает провести совещание с участием Молодцова и Балуева, но оно так и не состоится сначала в связи с наступившей сессией, а потом – в связи со сменой замдекана по общежитиям (см. далее). К апрелю 2015 года Балуева переселяют в аспирантскую комнату.

 

4. Курсы языков, Wi-Fi в ГЗ и другие проекты (зима-весна 2015)

 

В январе 2015 года студсовет продолжает сбор макулатуры 11 и одежды нуждающимся 12. Дважды – в январе 13 и марте 14 – студсовет объявляет о конкурсе конспектов лекций, набранных в «ТеХ», для известного мехматского ресурса «DMVN», созданного Дмитрием и Михаилом (Николаевичами) Вельтищевыми в 2003 году и популярного среди студентов. Однако из-за малого количества участника проект отложится до осени. Культмассовый сектор организует почту влюбленных в день святого Валентина в учебных корпусах 15 и музыкальный вечер 16 в ФДС-6. Продолжаются встречи второкурсников со старшекурсниками кафедр 17.

 

В феврале рабочая группа по образованию, координируемая Алексеем Матвеевым, запускает 18 дополнительный курс по языку программирования C++ (ведёт студент Иван Александров), ориентируясь на не очень радужные результаты опроса о его преподавания на мехмате: из почти 600 опрошенных студентов и выпускников только 14% отвечают, что за время обучения на мехмате их навыки программирования увеличились многократно, 29% – что значительно, 35% – что совсем немного, 13% – что остались на том же уровне и 9% – что ухудшились, при этом 40% целевой аудитории выразили желание дополнительно изучать C++. После небольшого опроса 19 начинаются еженедельные консультации по физике для первокурсников-механиков 20 (ведёт аспирант Кирилл Сапунов).

16 февраля студсовет проводит опрос 21 о предпочтительных иностранных языках, которые студенты ходят изучить, и уже через три дня в сотрудничестве со студсоветом филфака запускает 22 курсы иностранных языков на мехмате. Попробовать себя в качестве преподавателей соглашаются студенты и аспиранты филологического факультета, положив начало первым 11 курсам по четырем языкам 23: английскому (несколько групп базового и среднего уровня), французскому, испанскому и немецкому (с нуля). Занятия проходят на бесплатной основе, поэтому студсовет рекомендует студентам и преподавателям поддерживать дружескую и приятную обстановку 24. Форма занятия, количество человек в группе, частота и продолжительность занятий определяются на первой встрече группы с преподавателем; проходят они в аудиториях мехмата. Курсы пользуются популярностью у учащихся не только мехмата, но и других факультетов самых разных профилей: по состоянию на 2019 год, в группе курсов «Вконтакте» среди 4 тысяч подписчиков, указавших свою принадлежность к МГУ, лишь 15% будет мехматянами; ещё 8% приходится на физфак, по 7% – на юридический, филологический, журналистики и биофак, 6% – на биофак, по 4% – на ВМК, химический и исторический факультеты (на остальные – меньше).

Инициатором и организатором курсов выступает Анастасия Суркова 25 (2 курс), изначально пришедшая в культмассовый сектор. Она волнуется, что группы языков переполнены и просит студсовет снизить темпы распространения анонсов, но ей отвечают, что студенты всё равно будут отсеиваться из групп по ходу семестра. В конце семестра студсовет мехмата благодарит преподавателей памятными подарками и договаривается со студсоветом филфака о засчитывании преподавания на этих курсах при распределении ПГАС. В следующем году студсовет планирует также добиться включения преподавания в список вариантов официальной практики для аспирантов филфака 26. В качестве благодарности студсовет мехмата проводит ответные курсы по теории вероятности 27, языку программирования Python 28 и приложениям математики 29. Осенью 2015 года после нового опроса 30 о языках количество преподаваемых курсов увеличивается 31 с 11 до 13 благодаря итальянскому и китайскому языкам (последний ведут студентка ИСАА и аспирант мехмата Кирилл Сапунов), но временно отпадает французский; всего работают 15 преподавателей в группах разных уровней. Слушателей с других факультетов становится больше, чем мехматян: так, в первую неделю октября курсы посещает 45 мехматян и 98 других учащихся.

 

28 февраля студсовет публикует 32 фрагмент видеозаписи с камеры видеонаблюдения, установленной на 13 этаже сектора «А», запечатлевшем момент кражи всех книг из шкафа для буккроссинга неизвестным пожилым мужчиной – студсовет пишет, что это уже второй такой случай за 2,5 месяца, и становится перед выбором, продолжать ли проект. Самого читателя 5 марта обнаруживают члены студсовета и пытаются убедить, что забирать все книги на полгода не соответствует принципам акции и что взамен можно приносить свои книги.

 

Вскоре после окончания весеннего распределения повышенных стипендий (ПГАС), 19 марта председатель студсовета Ираклий Глунчадзе публично признаётся 33 в своей ошибке: после вычеркивания ректоратом трех первокурсников из окончательного списка (со ссылкой на закон о том, что первокурсникам она не положена) Глунчадзе по телефону называет представителям учебной части троих следующих старшекурсников не из последней версии упорядоченного по убыванию списка, а из предыдущей его версии. Исправить ошибку оказывается поздно: списки были отправлены в ректорат.

– «То, что получилось, есть последняя ошибка в череде ошибок, недоработок и неожиданных изменений моих, совета, учебной части и ректората. Но она уже всецело моя. За эту невнимательность я беру на себя полную ответственность и приношу глубочайшие извинения всем заинтересованным сторонам. Я сделаю всё со своей стороны возможное, чтобы в итоге стипендии получили те люди, которые должны были их получить согласно опубликованному списку», – обещает Глунчадзе. Студсовет пытается договориться (иногда успешно) со студентами, получившими стипендию по ошибке, о переводе её тем, кому она должна была достаться изначально.

На собрании 24 марта студсовет спорит о возможности публиковать критерии распределения ПГАС: одни считают, что это увеличит прозрачность процесса и доверие студентов, другие говорят, что критерии постоянно меняются, а проставленные за каждый тип достижения баллы будут просто непонятны студентам (например, якобы только руководство приёмной комиссии может понять, за что поставлены баллы его сотрудникам). Поднимается также вопрос фальсификации данных: кто-то хочет усилить контроль, а кто-то предлагает не заморачиваться с проверкой и лишь предупредить, что выявленные случаи подделки документов повлекут невозможность получать ПГАС в дальнейшем. Голосованием студсовет принимает решение публиковать критерии распределения без указания баллов.

Среди рабочих групп отчитываются только праздники о подготовке ко дню мехмата, образование о встречах с кафедрами и спорт с просьбой болеть за мехматские сборные. Поддерживается идея открытой встречи студентов с администрацией факультета, которая состоится только через год. Глунчадзе и Матвеев пересказывают события с последних заседаний Студсовета МГУ. Организацией конференции «Ломоносов» на мехмате теперь занимается Дмитрий Матвеев.

 

Активисты заботливо относятся к уголку студсовета на 13 этаже мехмата в ГЗ. В начале апреля они наводят порядок в комнате 1306-а, также в ней появляется запароленная точка Wi-Fi. 10 апреля Павел Савин отмывает стенд студсовета от старых рекламных объявлений. 20 июня, несмотря на сессию, Бекбулатов и Суркова наводят порядок на полках шкафа буккроссинга: заклеивают потрёпанные книги, меняют неинтересные экземпляры с полок на интересные из макулатуры, сортируют по жанрам. В середине каникул, 22 июля, когда завхоз мехмата сообщает студсовету о необходимости в течение часа освободить комнату 1306-а для проведения ремонта, Думаревский, Суркова и Тюрина в панике ищут на это дело активистов, оставшихся на лето в Москве. В конце августа Суркова делает то же самое, но уже для переноса вещей обратно.

 

Прорабатывается обеспечение WiFi-покрытием всех учебных этажей мехмата в ГЗ (во втором «гуме» аналогичное покрытие долгие годы обеспечивает факультет ВМК): 21 апреля Бекбулатов рассказывает координаторам о компании выпускников мехмата «BitManager», специализирующейся на установке Wi-Fi-сетей для корпораций, и напоминает Глунчадзе о необходимости пообщаться с Чубариковым о сотрудничестве. 22 мая Бекбулатов ищет в «важночате» жителей ГЗ, готовых выписать гостевой пропуск представителям компании, желающим изучить поле будущих работ. После 4 месяцев попыток построить диалог с деканатом, в июне на встрече компании с замдекана М.Ю. Попеленским достигаются договоренности по реализации проекта; первым планируется покрывать сетью 14-й этаж уже в августе. Официально контракт с компанией факультет подписывает 22 сентября 2015 года, а первые точки появятся только через год после начала переговоров – в апреле 2016 года (см. далее).

Также 21 апреля студсовет отчитывается 34 об усилении освещения на учебных этажах мехмата в ГЗ, которое в студсовете инициировал Александр Думаревский: электрики уже починили лампы на 12 и 15 этажах, а на имя главного инженера МГУ В.И. Папсуев ушло письмо студсовета при поддержке замдекана по АХЧ В.П. Колпакова с просьбой закупить недостающие для ремонта остальных этажей материалы.

 

25 апреля рабочая группа по праздникам проводит очередной День мехмата. На этот раз организаторы делают его без концерта, поскольку до уровня Дня физика он всё равно не дотягивает и особой популярностью у студентов не пользуется; сэкономленные деньги направляются на более качественную (и бесплатную для студентов) символику и на вечернюю часть. Дневная часть состоит из конкурсов на открытом воздухе и длится с 14 до 19 часов. Количество пришедших держится на уровне прошлого года даже с учетом дождливой погоды. По словам организаторов, увеличивается количество спонсоров. С.Е. Касаткин пытается силами студсовета организовать на празднике площадку для выпускников, однако этого не происходит. За десять дней до дня мехмата «важночат» превращается в площадку для поиска помощников в организации праздника: Анастасия Суркова, Татьяна Тюрина и Елена Дорман сокрушаются отсутствию афиш о мероприятии, которые по каким-то причинам не делает рабочая группа по оповещению; ищут желающих раздать листовки с приглашением школьникам, пришедшим на занятия малого мехмата; ищут добровольцев съездить в «Ашан» за 20-литровыми бутылками воды, а затем выгрузить их из автомобиля и перетащить в ГЗ, для чего тоже нужны добровольцы и их комнаты в общежитии; утром в день праздника впопыхах печатают списки гостей и афиши ночной части программы. Билет на программу в антикафе (с 21 до 6 часов) планируется продавать за 400 рублей, включая в стоимость еду, напитки и развлекательную программу, но некоторые члены совета считают такую сумму критичной для студентов. Суркова и Тюрина не понимают претензий, считая, что для аренды площадки в Москве на всю ночь и включенной еды 400 рублей – это дёшево.

26 апреля рабочая группа по спорту принимает участие в организации 10-часового футбольного матча между мехматом и ВМК – в отличие от пассивных представителей студенческих организаций ВМК. Координатор Константин Шведов рассчитывает на сохранение традиции таких матчей, поскольку видит их перспективными в плане взаимодействия различных рабочих групп (спорт и партнеры) и развития межфакультетских связей.

Отдельные члены студсовета по просьбе деканата участвуют в праздничном митинге ко Дню Победы и в мехматском субботнике. Традиционный выезд в Ельню, на который замдекана по учебной работе Молодцов просит от студсовета 5-6 студентов, в «важночате» преподносится как возможность «что-нибудь на ушко шепнуть» ректору. Хотя активисты вспоминают о проблеме установки памятника Владимиру на Смотровой площадке (см. далее), шептать никто не отважится.

Рабочая группа по праздникам продолжает киновечера в ФДС, на этот раз фильмами на военную тему 35. 30 апреля на собрании рабочей группы по образованию, на альтернативных выборах вместо заканчивающего обучение Алексея Матвеева выбирается новый координатор – Павел Савин (3 курс) 36.

30 апреля Глунчадзе по инициативе Думаревского подписывает у Чубарикова письмо на установку дополнительных столов и лавок в рекреациях этажей ГЗ, однако это ни к чему не приводит.

 

На третьем и последнем полноценном собрании этого созыва 12 мая (самое последнее, сентябрьское, будет посвящено, преимущественно, распределению ПГАС) снова присутствуют 22 члена из 43. Рабочие группы отчитываются о проведённых мероприятиях; звучат предложения выводит мехматскую футбольную команду на межвузовские соревнования. Кирилл Сапунов критикует базу выпускников мехмата, составленную Касаткиным, за её неполноту и предлагает не распыляться на этот вопрос, поскольку в деканате есть сотрудники, получающие зарплату за эту работу, однако тема всё же уходит в планы рабочей группы по партнерам. Глунчадзе продолжает отчитываться о повестке Студсовета МГУ, на этот раз затрагивая инициативу создания на базе МГУ службы психологической помощи (Морозов сомневается, что Студсовет МГУ должен этим заниматься, когда есть более важные вопросы; Матвеев замечает, что на тот момент более важных вопросов никто не поднял, поэтому надо заниматься этим).

За месяц до собрания секретарь Мария Дяченко оглашает статистику посещаемости собраний: 5 членов уже находятся в красном списке за пропуск трёх собраний, ещё 7 – в жёлтом и в случае пропуска следующего попадут, вместе с красными, на голосование об исключении из кворума. На собрании студсовет голосует по девяти «прогульщикам» и исключает из кворума троих из них, не отметившихся работой в каких-либо группах.

 

В течение летней сессии студсовет соберёт 1,5 тонны макулатуры 37, которая присоединится к остальным раздельно собранным отходам на традиционном экофестивале 25 июня 2015 года 38. За сдачу этой массы макулатуры студсовет выручит 4,5 тыс.руб. С 15 июня «в рамках экопроекта МГУ» около комнаты студсовета устанавливаются контейнеры для макулатуры, но Денисов не рекомендует ими пользоваться, пока он не поставит большие контейнеры «от студсовета».

 

5. Организационные нововведения и идеи (зима-весна 2015)

 

Об увлечённости членов студсовета своей деятельностью и важности дружеских связей свидетельствует такие моменты, как спонтанные рабочие встречи нескольких студсоветовцев разной степени активности: в конце января пятеро из них, включая Митькину и Морозова, обсуждают и составляют список заданий себе и остальным по разным направлениям: по образованию (пообщаться с молодыми преподавателями об улучшении учебного процесса на мехмате, предложить сделать коллоквиумы по всем предметам), по бытовым вопросам (обсудить ремонт с начальником библиотеки мехмата, попросить у КП увеличить часы работа буфера на 16 этаже) и смежные (попросить «Аргумент» закупить книги в библиотеку для свободного доступа, попросить сотрудниц библиотеки пускать в читальный зал студентов с сумками, увеличить часы работы библиотеки).

С четвёртого созыва кардинально меняется коммуникация внутри студсовета: новые возможности «Вконтакте» позволяют создавать чаты не до 30 участников, как раньше, а до 50, в которые наконец-то может поместиться весь созыв. 16 февраля 2015 года координаторы узнают о недавно увеличенном лимите и сразу же создают первый общий чат для всех членов студсовета. В первый же день в чате звучат опасения о возможном флуде, поэтому Глунчадзе обещает писать ежедневные выжимки содержательных обсуждений и информации. Засилье сообщений не заставляет себя долго ждать: так, много коротких сообщений руководителей праздничного сектора о поиске добровольцев для транспортировки музыкальных колонок и спортивных призов перекрывают вопросы о распределении ПГАС. Глунчадзе, обращаясь к чату-составу, наставляет всех посещать студсоветовскую почту для разбора заявок студентов на ПГАС, но за двое суток напоминаний только половина созыва проголосует за дату собрания – возможно, из-за трудности извлечения важной информации из чата.

Некоторые члены студсовета воспитывают остальных на идеях, близких к позициям Инициативной группы. Так, Морозов поучает младшекурсников, что не стоит сотрудничать со СтудСоюзом («Они де-факто орган ректората и делают то, что считает нужным ректорат, а не то, что реально нужно студентам. Такие преемники комсомола. Иногда может показаться, что они делают что-то такое хорошее, но все, что они делают – это преступно неэффективное использование их огромных ресурсов. Так жить нельзя»), а Бекбулатов предлагает узнавать подробности в «Хрониках».

К середине семестра чат созыва начинает простаивать в плане обсуждения дел и начинает заполняться «флудом». В ночь со 2 на 3 апреля члены студсовета играют в игру «угадай заявку на выборы в студсовет», инициированную Митькиной и Матвеевым: они кидают в чат цитату из предвыборной программы избранного члена созыва, а остальные пытаются угадать автора. Несмотря на то, что за полгода с момента выборов у членов совета было достаточно времени подтвердить свои программы делом, активисты угадывают друг друга с очень большого количества попыток. За первый час игры чат покидают несколько «молчунов», а за ночь поток флуда возрастает до 700 сообщений. После того, как наиболее активные флудеры начинают прямо в чате договариваться о походе в антикафе и обсуждать мемы, заместитель председателя Василина Быстрицкая угрожает перестать читать чат, если такой объём флуда сохранится. Морозов и Бекбулатов отказываются считать произошедшее флудом и защищают такой формат общения как одну из разновидностей тимбилдинга («Мы ж не бюрократы какие-то»), а Павел Савин предлагает сделать «флудочат». 4 апреля общий чат окончательно переименовывается во «флудочат», в котором можно писать о чём угодно и членство в котором необязательно, а для рабочих обсуждений заново создают новый чат, который будет носить пометку «важночат». По оценке некоторых участников, «флудочат», используемый для неформального общения, обмена мемами и прочей активности, способствует сплочению коллектива.

Сергей Морозов, Павел Савин

Много внимания студсовет уделяет и внешним информационным ресурсам, способствующим взаимодействию со студентами.

Силами группы по оповещению под руководством Рамзана Бекбулатова студсовет публикует в среднем около 20 постов в месяц на протяжении всего весеннего семестра, разрабатывая для картинок ко многим постам оригинальный дизайн, задействующий математические символы и логотип совета 39. А одним из первых «косметических» исправлений созыва становится понижение регистра почти всех заглавных букв в названии группы: вариант написания, пришедший ещё из первого созыва («Студенческий Совет МехМата МГУ»), сменяется на «Студенческий совет мехмата МГУ», поскольку прежняя версия резала глава части координаторов.

Также группа по оповещению составляет список полезных онлайн-ресурсов для мехматян 40, куда попадают как официальные сайты и сообщества факультета в соцсетях, так и «группы» курсов и кафедр мехмата, сайты дополнительного образования и материалы для учебы, спортивные секции и творческие коллективы МГУ, ресурсы студенческих организаций, старая памятка студсовета по студенческим организациям и даже сайт «Хроник» ИГ МГУ.

В политике модерирования комментариев в группе возобладает дружелюбное отношение к студентам: в споре вокруг сообщения с проскочившим ругательным словом большинство высказавшихся в «важночате» членов совета считают, удалять такие сообщения не следует, чтобы не заниматься буквоедством и не отталкивать автора комментария, написавшего, в целом, развернутое мнение.

 

Во второй половине марта студсовет заводит отдельную группу «MM Hero» 41, планируя публиковать в ней сообщения о готовящихся проектах студсовета, в которых студенты могут ему помочь. Морозов просит координаторов сделать несколько постов в «MM Hero» об актуальных проблемах их рабочих групп. С 30 марта студсовет пытается 42 раскрутить группу, однако такой формат результатов не даст: студсовет редко придумывает, о чем просить неизвестных ему людей, к тому же если проще сделать это самому.

22 апреля студсовет запускает 43 анонимную электронную приемную на сайте «Спрашивай.ру», реализуя предложение, высказанное во «флудочате». Поступающие вопросы отправляют в общий чат, где 2-3 знающих члена пишут ответы. Один из первых же вопросов подхватывает 44 рабочая группа по бытовым вопросам и проводит переговоры с руководством нового филиала диетические столовой во 2-ом «гуме», после чего над блюдами появляются крупные ценники со стоимостью.

На фоне множества репостов в группу совета анонсов и результатов спортивных соревнований с участием сборных мехмата в середине апреля Александр Думаревский предлагает в «важночате» сделать отдельную группу про спорт на мехмате и, пока координаторы спорят о необходимости (многие считают, что это направление недостаточно популярно, чтобы набрать подписчиков, и надо отложить до следующего семестра), делает её на следующий же день, 20 апреля. Теперь новости о мероприятиях студсовет репостит оттуда.

 

Уже в апреле Рамзан Бекбулатов напоминает, что рано или поздно нужно будет сделать отчёт за созыв, и просит координаторов прислать информацию о реализованных проектах, чтобы он мог начать рисовать презентацию. Дополнительно он предлагает под каждым проектом указывать список вложившихся в него членов совета, а тонкости реализации расписывать в специальном обсуждении в группе, чтобы таким образом передавать опыт, но эти пункты реализованы не будут.

 

6. Дискуссии о публичности, мотивации и аспирантах

 

В четвёртом созыве довольно часто возникают дискуссии о принципах работы студсовета, причём как на собраниях, так и в чатах.

Участники пишут длинными и содержательными сообщениями. Так, 24 марта обсуждают публикацию повесток грядущих собраний: хотя эту традицию заложил ещё самый первый созыв, Сергей Морозов опасается, что на последнюю, намного более подробную повестку в посте о ближайшем собрании, впервые сопровождаемом картинкой с крупно прописанными датой и местом собрания, «могут клюнуть какие-нибудь праздные демагоги, которые придут посмотреть, чойт такое студсовет, и нас потроллить […] Я уважаю принцип открытости, но давайте не нестись с поднятым забралом навстречу приключениям. Давайте писать про собрания скромные посты без картинок и побольше пунктов прятать в «Разное».». В качестве примера он приводит пункт об обсуждении работы со студкомитетом, благодаря публикации которого студкомитет может прийти на собрании и студсовету будет неудобно обсуждать его при его членах. Глунчадзе не соглашается с претензиями:

– «Я не представляю себе, какой придумать пункт повестки, чтобы он оказался удобным и аккуратным и для всех нас, и для любого, кто придёт на собрание. Не бывает такого, по-моему. А если бывает, то обычно это очевидные вещи, бессмысленные для обсуждения». – Комментируя пример со студкомитетом, он считает правильным, если его члены придут на собрание, где будут обсуждаться итоги сотрудничества, о котором договаривались в декабре: – «Так мы две точки зрения узнаем».

Алексей Матвеев поддерживает его («Мороз, ты мне, конечно, друг, но истина дороже»), не видя минусов в чрезмерной открытости для студентов:

– «Если придёт кто-то не из студсовета, кому будет что сказать по любому из этих пунктов, то только хорошо. Повышается интерес к собраниям? Тоже не вижу минусов. Народ хоть посмотрит, кого и зачем выбирали. Боязнь троллей? Достаточно быстро можно понять, троллит человек или справедливо критикует. В первом случае можно с какого-то момента не отвечать, во втором — принять к сведению, задуматься, уметь отвечать за свои действия и слова».

Морозов уточняет свою мысль:

– «Мы хотим именно к собраниям вызывать повышенный интерес? Может быть пусть он будет повышенный у других вещей, а у собраний пока что – обычный? […] Я за то, чтобы приходили люди не из студсовета и чтобы они могли посмотреть, кого выбрали. Но это можно сделать на любом заседании с любой повесткой. […] Пусть они приходят, влекомые естественным интересом к тому, чем занимается студсовет, а не так, что вообще на студсовет пофиг, а вот посраться по острому вопросу – святое дело. И опять же, я не хочу это запретить, я хочу дополнительно этому не содействовать.». – Он признаёт, что вопрос «дискуссионный и может даже философский», поскольку недалек от вопроса о том, «может ли студсовет обсуждать что-то, грубо говоря, шепотом, или должен всегда говорить во всеуслышание».

Матвеев считает повестку из последнего поста «абсолютно нормальной» и признаётся, что всегда считал собрания не «техническими внутренними мероприятиями», а такими, на которые стоит звать всех желающих:

– «И даже иногда немного жаль, что эффекта от этих наших зазываний подчас 0».

26 марта члены студсовета обсуждают восприятие организации студентами: одни в полушутливом тоне спокойно признают, что студенты считают их «ворьём», другие искренне недоумевают, почему сложилось такое мнение.

– «Мейнстрим, стереотипы», – отвечают первые вторым.

Некоторые делятся своим опытом обсуждения студсовета со студентами:

– «Многие мне говорили, что мы тут в студсовете ради плюшек тусим. А потом еще оказывалось, что студсовет и профком для них – это одна организация. Никто ничего не знает о нас. Высказывания […] обычно говорятся без особой эмоциональной окраски, т.е. людям реально особо без разницы».

Морозов предлагает бороться с этим при помощи «адского пиара»: брендирования (флаги с логотипом студсовета на праздниках, футболки с логотипом, логотип на стенде и двери комнате) и информирование о деятельности (написать и закрепить в группе «Вконтакте» пост с достижениями, вешать ежемесячные отчеты на стенде).

Студсовет продолжает анонсировать 45 каждое своё следующее собрание, публикуя примерную повестку (на этот раз – из 10 пунктов), напоминание о возможности любого студента и аспиранта мехмата посетить собрание и место сбора у комнаты студсовета (затем студсовет ищет свободную аудиторию). На собрании 26 марта студсовет имеет минимально возможный кворум (22 из 43), и Глунчадзе поднимает вопрос мотивации членов совета. Её он видит карательной, напоминая о правиле исключения из кворума за 3 пропущенных собрания подряд или 5 собраний всего. Студсовет единогласно поддерживает составление списка прогульщиков, отказывает в публикации таких списков перед собраниями, но поддерживает публикацию списка членов, исключенных из кворума, и списка присутствующих на каждом собрании. Публикация позиции каждого члена в каждом голосовании также не находит у студсовета понимания. Глунчадзе просит координаторов вести похожие списки в своих рабочих группах, поскольку в них много участников, которые ничем не занимаются.

 

Важное обсуждение, следующее из дискуссии вокруг поправок в Положении о Студсовете МГУ, в которой активно участвуют представители мехмата, разворачивается вокруг вопроса о расширении студенческого совета аспирантами, поскольку аспирантура стала новым уровнем образования вместе с бакалавриатом, магистратуры и специалитетом. Василина Быстрицкая считает, что аспиранты являются также и преподавателями (хотя в большинстве случаев на мехмате это не так) и поэтому могут влиять на решения студсовета; Алексей Матвеев замечает, что они и сейчас могут это делать, посещая собрания, но в случае включения у них появится право голоса. Сергей Морозов предлагает распространить негласное правило студсовета мехмата о том, что председателем не должен быть студент последнего курса, и на аспирантов. Быстрицкая выступает категорически против включения аспирантов, поскольку они «слишком опытные» и образуется старение кадров. Глунчадзе предлагает сначала спросить у аспирантов, хотят ли они иметь представителей в студсовете, и откладывает вопрос на случай наличия кворума 2/3, необходимого для принятия изменений в устав. В этом созыве такого не будет.

Сергей Морозов поднимает проблему неинформированности студентов мехмата о деятельности студсовета, предлагая опубликовать список достижений, проводить отчетные собрания, распространять символику и наращивать численность в группе «Вконтакте». 30 марта Ламтюгин пишет в чат результаты своего обсуждения с Глунчадзе о таком способе активного пиара студсовета, как поголовное приглашение всех студентов мехмата в группу студсовета «Вконтакте». Делать это он предлагает путём составления списка всех студентов мехмата, которые могли бы предоставить старосты академических групп, а студсоветовцы проверили бы, приглашали ли их в группу или ещё нет. Хотя идея одобряется теми, кто ещё читает чат, до реализации дело не дойдёт. Звучат идеи привлекать студентов к вступлению дешёвым реквизитом (блокноты и футболки с символикой студсовета), но многие члены считают это чёрной рекламой. Число подписчиков ощутимо увеличивается после того, как всех членов совета несколько раз настоятельно просят в чате отправить приглашения всем своим друзьям-мехматянам, – к началу апреля их становится уже 1200.

 

На собрании 12 мая Алексей Матвеев предлагает в качестве обратной связи со студентами публиковать позиции всех членов совета в открытых голосованиях, а в случае закрытого голосования писать, кто его инициировал. Глунчадзе предлагает усложнить инициирование тайного голосования. Морозов поддерживает его идею, поскольку она соответствует демократическим принципам. Тайным голосованием со счетом 12-10 студсовет поддерживает публикацию персональных ответов на открытых голосованиях, однако никто не прорабатывает механизм инициирования тайных голосований, и к следующему рабочему собранию (которым, по сути, будет уже первое собрание пятого созыва в октябре) о принятом решении забывают.

Кирилл Сапунов, будучи аспирантом, возвращается к вопросу вхождения аспирантов в студсовет, предлагая вариант безвыборного включения двух аспирантов от каждого года аспирантуры (это учитывает пропорциональность представительства курсов, поскольку на каждом году обучается около ста аспирантов, а от потоков в 150 студентов избирается три представителя) с невозможностью им занимать руководящие должности. Он объясняет такой формат невозможностью собрать кворум даже на первом году аспирантуры даже на обязательных парах, и считает, что в случае желания более чем двух аспирантов войти в студсовет это желание у них отпадет из-за невозможности провести голосование между ними. Сапунов не планирует рассчитывать на помощь Студсовета МГУ, где это обсуждается в виде поправок в Положение, и хочет решить задачу на уровне факультета. Морозов критикует предложение как недемократичное, и Глунчадзе предлагает в течение месяца собрать побольше мыслей о включении аспирантов, чтобы решить на следующем собрании. На нем о вопросе также забудут.

 

В мае три дня как координатор Илья Денисов интересуется в координационном чате, вправе ли он выгонять из своей рабочей группы участников, которые ничего не делают. Быстрицкая ссылается на принцип добровольности участия в студсовете и на различные возможные причины бездействия. Координаторы по-разному отвечают на вопрос, зачем студент идет в студсовет в первую очередь: Быстрицкая – что за выполнением обязанности распределения повышенных стипендий, Денисов – что с целью «сделать что-то стоящее для факультета», Савин – что представлять интересы своего потока. Санкции за бездействие отобьют последнее желание избираться в студсовет, но Денисов называет это самомотивировкой, поскольку других стимулов у членов студсовета нет. К этой теме Денисов часто возвращается и в «важночате», переводя на неё другие вопросы (например, включение аспирантов противопоставляется бездеятельности уже имеющихся членов) и предлагая ввести «санкции за ничегонеделание». Глунчадзе считает, что последнее пока что нельзя объективно измерить, в отличие от количества посещенных собраний.

В продолжение дискуссии в «важночате» Артём Хапкин (4 курс) предлагает прописать в уставе санкции за непосещение собраний без уважительной причины и не тратить время на голосования за исключение «прогульщиков» из кворума. Морозов и Суркова напоминают, что уважительность причин в уставе прописать сложно и это увеличивает бюрократию, а голосования совета с опорой на деятельность члена совета за пределами собраний сейчас решают эту проблему. Матвеев и вовсе считает, что исключать из кворума нужно несмотря на работу вне собраний, поскольку человек всё равно не будет посещать их по своим причинам, а кворум будет от этого страдать; в случае, если жизненные обстоятельства изменятся и «прогульщик» снова сможет ходить на собрания, он вернется в кворум автоматически.

 

«Важночат» даже накануне сессии обсуждает вопросы вроде внутреннего устройства студсовета: например, о голосованиях членов созыва посредством таблиц (распечатанных или в «Excel», в том числе во время собраний студсовета) или опросов в закрытых группах «Вконтакте» – в новом формате предположительно более удобных. Темы обычно не получают развития, поскольку перебиваются другими – на этот раз, призывами записаться на дежурство при сборе макулатуры в июне.

В августовской дискуссии Анастасия Суркова критикует нынешние правила избрания членов студсовета: ей кажется несправедливым избирать равное число представителей от потоков, если на одном потоке кандидатов меньше квоты, а на другом – больше. Она предлагает проводить общие выборы по курсу. Обсуждение заканчивается идеей добавлять активных студентов в общие студсоветовские чаты, чтобы они могли участвовать в работе совета не только на собраниях.

 

7. Касаткин, студкомитет и работа в общежитиях

 

В январе 2015 года замдекана мехмата по общежитиям К.В. Семёнов отправляется на должность директора СУНЦ, а на его место Чубариков назначает С.Е. Касаткина. Председатель студсовета вместе с руководителями студсовета прошлых лет, встревоженными этой новостью, обсуждают, чем это назначение грозит совету и можно ли исправить ситуацию. Они делятся друг с другом слухами о Касаткине: о том, как последний декан мехмата О.Б. Лупанов по неизвестной причине уволил его с факультета, но после смерти Лупанова и.о. декана мехмата вернул Касаткина на факультет; о создании Касаткиным клуба выпускников мехмата, не предоставляющей финансовую отчетность; о махинациях Касаткина при организации дней карьеры на мехмате (взимание платы с компаний за участие в днях карьеры на мехмате при официальной бесплатности) и возможное участие в этих схемах непосредственного руководства мехмата; о попытках стать посредником между студсоветом и спонсорами при организации культмассовых мероприятий на бюджетные деньги в 1-2 созыве нового студсовета, для чего были задействованы Леонид Попов и Руслан Осин, которые в итоге отказались от ответной помощи Касаткина (а дальнейшие попытки были пресечены Кириллом Сапуновым, который до 2018 года совместно с замдекана М.Ю. Попеленским будет заниматься составлением технических заданий для проведения тендеров); о возможном занижении оплаты студентам их работы в электронной библиотеке (сотрудникам якобы положена зарплата, большая коммерческих расценок УО на проживание в одноместной комнате ГЗ); о тесной взаимосвязи в руководстве мехмата (О.В. Попов – сын школьного учителя математики Чубарикова, Касаткин – приятель Попова); о работе на Касаткина бывшего председателя студкомитета мехмата Алексея Тощакова. «Ветераны» предсказывают: «Касаткин в качестве замдекана означает сильную и озлобленную силу в руководстве против ССММ», что грозит попытками смещения деятельности студсовета в сторону коммерциализуемых проектов. Несмотря на общее понимание, что таких людей, как Касаткин, на мехмате не должно быть в принципе, «ветераны» не знают, как именно доказать циркулирующие слухи и добиться его отстранения от должности.

 

Временная активизация студкомитета приводит к периодическим столкновениям с ним как студентов в целом, так и студсовета в частности. 6 марта в чате совета обсуждают работу студкомитета в ФДС. На тот момент в обязанности членов комитета входят выдача жетонов на стирку (жетон обменивается на ключ от постирочной на вахте), оплата подключения к интернету и контроль за порядком, и студенты жалуются, что даже с этими обязанностями члены комитета справляются «туго» и «говнятся при этом». К примеру, сейчас Балуева и Левина практически невозможно застать в ФДС, а раньше они вели себя по-хамски: Балуев информирует об очерёдности уборки кухонь, вламываясь в комнату с криком: «Вы моете микроволновки сегодня!», на стук в закрытую дверь его комнаты для получения жетона отвечает фразой: «А, это ты стучалась, спать мне мешала», а сам жетон выдаёт с выражением лица «о боже задолбали». Сотрудники общежития также недовольны, что им часто приходится разрешать студентам стирать без жетонов по причине отсутствия Балуева в общежитии. В группе студкомитета между тем сообщается, что «работа ведётся», но никаких результатов не приводится. Матвеев напоминает о декабрьской договорённости Глунчадзе с Балуевым о трансформации студкомитета в легитимный орган самоуправления и предлагает выяснить результаты этой работы, после чего вернуться к ликвидации студкомитета. На этот момент члены студсовета из ГЗ в списке дел студкомитета могут назвать только оформление стенда информацией об обратной связи, курирование качалки, единичный обход комнат и (хоть и слабое) ведение группы «Вконтакте». Отмечается, что рабочая группа студсовета по общежитиям не делает и такого объёма работы; между тем некоторые члены совета считают, что от силы этой рабочей группы зависит, стоит ли студсовету лоббировать ликвидацию студкомитета. Морозов предлагает членам студсовета помогать неопытному студкомитету, а рабгруппу по общежитиям в студсовете и вовсе упразднить.

Обострению отношений между организациями способствует замдекана по общежитиям С.Е. Касаткин, заявляющий на собрании с проживающим мехмата в ФДС 11 марта, что микроволновки на кухнях установил студкомитет (и это при том, что студсовет наклеил на них свой логотип). Заявление вызывает бурную реакцию у Денисова, который лично решал вопросы установки с Касаткиным, хоть последний и оценивал результат как достигнутый «вопреки моему сопротивлению».

Пока чат ещё не располагает информацией, что кто именно сделал заявление, он списывает случившееся на путаницу в названиях организаций. Звучат предложения провести опросы об их деятельности, чтобы «посмотреть на результаты, словить лулзы» и написать пост-ликбез. При этом члены совета и без опросов знают самый распространённый вопрос к организации: «А кроме праздников вообще что-нибудь делаете?». Наличие в студсовете рабочих групп по направлениям становится для многих студентов настоящим открытием.

 

Студсоветовцам оказывается проще и удобнее рассказывать о проблемах в общежитиях членам студкомитета другого факультета, чем своего. Так, по просьбе Алексея Матвеева, который, будучи москвичом, жалуется на грязные поручни на лестнице сектора «Б» общежития ГЗ, председатель студкомитета ВМК Даниил Добровецкий 11 марта поднимает эту проблему у начальника УО, который сразу вызванивает начальников корпусов «Б1» и «Б2». Студкомитет мехмата в этой истории лишь делает репост 46 отчёта Добровецкого в своей группе.

 

В течение весны члены студсовета пытаются получить доступ к гостиной Б-17 на мехматских этажах общежития ГЗ, чтобы приспособить её для нужд студсовета (проведение собраний совета и рабочих групп, проведение занятий языковых курсов), дружественного «Экспромта» (репетиции) и проживающих (читальный зал, в народе «боталка», которых в общежитии нет). Из всех гостиных на верхних этажах сектора «Б» она остаётся единственным реалистичным вариантом: Б-10 закрыта на уборку для создания читального зала, Б-14 ждёт инспекции кафедры физвоспитания как тренажёрный зал, а неправильные тренажёры в марте перетаскиваются студкомитетом в Б-17. Точного порядка получения гостиной не знает никто: студсоветовцы предполагают, что ей распоряжаются студкомитет, ОСК, факультет или УО, но сейчас она большую часть времени простаивает. Морозов имитирует позицию деканата, считающего, что гостиную необходимо открывать только для конкретных организаций в конкретные часы и дни по расписанию, а не в произвольное время. В попытках выяснить, чью подпись надо ставить и какому чиновнику подавать заявление вопрос откладывается до нового учебного года. Выясняется, что для получения доступа нужно составить расписание занятий всех заинтересованных организаций, чтобы гостиную не отобрал Касаткин для использования эксклюзивно студкомитетом, но никто по-прежнему не в курсе, в каком порядке это делается. Больше всех в курсе оказывает не проживающий в общежитии Алексей Матвеев, который расписывает последовательность действий по согласованию расписания и технологию выдачи ключей ответственным за занятия. 31 августа Суркова подписывает расписание у председателя ОСК Глухова, который относит заявление начальнику УО. В список людей, которым могут выдавать ключи от гостиной, включают Суркову, Глунчадзе, Быстрицкую, координаторов, преподавателей языковых курсов, а также председателей студкомитета и студкомиссии профкома.

 

28 апреля Денисов после очередной встречи с Глуховым берётся за рабочую группу по общежитиям, которая в этом созыве не проявляет признаков жизни. В «важночате» он предлагает её координатору Александру Оськину сложить полномочия, а себя начинает называть старшим заместителем координатора по бытовым вопросам.

На собрании 12 мая Глунчадзе возвращается к вопросу с первого собрания о слиянии рабочих групп по бытовым вопросам и по общежитиям. Матвеев и Сапунов считают, что последняя не выполнила задачи по перенятию функционала студкомитета и должна быть расформирована, координатор этой группы Оськин подтверждает отказ студкомитета от объединения. 20 из 22 присутствующих поддерживают объединение рабочих групп. Координатором вновь объединенной рабочей группы становится Илья Денисов (2 курс) 47.

Автор идеи включения студкомитета в студсовет Александр Тропин комментирует принятое решение под отчётом о собрании, напоминая о стратегической выгоде позиционирования студсовета как органа, легитимно занимающегося проблемами общежитий, и старых вариантах реализации интеграции:

– «Конечно, есть ещё вариант забить на студком и отвечать на его телодвижения каждый раз, когда они что-то мутят, но, по-моему, это только отвлекает студсовет от продуктивной деятельности и бросает на него тень в информационном поле».

Ему возражает Денисов, считающий, что работа студсовета с УО налажена без претензий к существованию студкомитета, а он сам, будучи москвичом, успешно работает на благо общежитий. Однако первостепенную роль в дискуссии играет отсутствие заинтересованных этой темой членов студсовета. Небольшой спор в «важночате» пройдет вокруг названия объединённой группы: Глунчадзе и Ламтюгин поддерживают «бытовые вопросы и общежития», чтобы акцентировать внимание на том, что группа занимается таким важным направлением, как общежития; Морозов считает, что название слишком длинное и что подробности про общежития нужно писать в постах об этой группе, его поддерживают Бекбулатов и Суркова. Дискуссию заканчивает Денисов, сообщая, что его рабгруппа будет называться просто «бытовые вопросы».

 

21 мая Денисов ведёт переговоры с Касаткиным об открытии тренажерного зала в ФДС-6 (все залы в университете были закрыты после несчастного случая с летальным исходом) и ищет студентов, желающих заниматься в зале, для обоснования потребности в его открытии 48. Касаткин отказывается брать на себя ответственность за этот зал и отправляет Денисова самостоятельно искать инструктора на кафедре физвоспитания.

В конце мая студсовет совместно со студкомитетом вешает полки для почты на этажах мехмата в секторе «Б»: таблички на трех языках рисует Кирилл Сапунов, а сами полки прикручивает студкомитет.

В августе Касаткин в личных разговорах обещает Сапунову поддержку в скорых выборах студкомитета, обещая чуть ли не выселение старого состава из «аспирок». Разговоры об этом у Касаткина заходят и с координаторами, как обычно, обращающимися по другим вопросам: с Тюриной, с Денисовым.

3 сентября Денисов в переписке с Балуевым просит его провести выборы студкомитета, цитируя высказывание о смене власти при недовольстве народа, и получает в ответ грубые выражения в духе «слушай сюда» и «что и когда, тебя это тревожить не должно». Под впечатлением Денисов предлагает координаторам ликвидацию студкомитета и приглашение в состав студсовета представителей общежитий – «ребят, которые будут в рабочей группе по бытовым вопросам РАБОТАТЬ, ну а льготы студкома себе заберем». А через 20 минут он выступает уже за сотрудничество и за членство в студсовете старост этажей – членов студкомитета, рассуждая так: раз в студсовете мало людей, занимающихся общежитиями, то нужно привлекать любых других, даже зависящих от администрации через поселение в «аспирку». Его поддерживает Тюрина:

– «Это даже не зависимость от факультета, а, наоборот, поддержка».

Сопротивляется только Быстрицкая, лично знакомая с выселением Касаткиным студентов, которых он ранее «поддержал» поселением в одноместную комнату. Тюрина не верит, что можно настолько конфликтовать с администрацией:

– «Там сидят взрослые люди, с которыми зачастую можно спокойно договориться, если правильно аргументировать свою позицию».

Поселение старост в «аспирку» она считает не личной договоренностью с Касаткиным, а чем-то обязательным для должности, а значит, и отнять её за несогласие не получится.

 

8. Проект велопарковок (весна-осень 2015)

 

Координатор бытовых вопросов Илья Денисов начинает 49 активно заниматься установкой велопарковок у общежития ФДС-6. В феврале он уже сотрудничает с председателем студсовета юрфака Станиславом Шафранским, который предлагает масштабировать проект на все общежития МГУ и с которым составляет письмо проректору Черняеву; по состоянию на 6 марта проректор уже неделю не может его подписать. 5 апреля Денисов делится с «важночатом» новостями: со студкомитетом ВМК он собирается идти к Водолазскому, в то время как студкомитет мехмата в лице Балуева считает вопрос «слишком глобальным, чтобы мы этим занимались». Благодаря контактам Черняева Денисов вышел на департамент транспорта, где подтвердили наличие запроса из ректората, уточнили объекты и предложили подождать следующего года, поскольку на этот год бюджет уже запланирован.

– «Программа минимум выполнена», – заключает Денисов.

Узнав, что студкомитеты ДСВ и ДАС установили свои большие крытые велопарковки на деньги УО и при некотором содействии ОСК, Денисов решает пообщаться с председателем ОСК Глуховым, но тот вскоре перестаёт отвечать на его сообщения и звонки. В связи с этим у Денисова появляется желание затронуть тему бездействия Глухова на его втором сроке председателя в новости студсовета мехмата о промежуточных итогах борьбы за велопарковки, но Глунчадзе выступает против:

– «Потому что обливание грязью, как мне кажется, нам не прибавит вистов в глазах читателя».

В процессе рассказа Денисов пытается искусственно повысить интерес студсовета к своей работе, например, обещая продолжать рассказ только после комментария от любого участника чата. Прямые намёки Денисова на бездействие членов студсовета в различных формулировках (например: «Выскажу крамольную мысль: выходит, что те, кто ничего не делают, не могут быть в чатике?») тоже не приносят успеха: по большей части координатор работает в этой группе один.

На переговорах 7 апреля начальник УО Водолазский велит Денисову подготовить проект велопарковок, согласовать с его заместителем по ФДС З.Х. Лоховой и вернуться к нему, после чего УО выделит средства. На следующий день активисты рабгруппы по общежитиям обсуждают будущий проект и место установки с Лоховой. Студсовет просит отозваться студентов, умеющих чертить или пользоваться графическими редакторами, для помощи в подготовке проекта. Ожидая, что вариант установить велопарковки силами МГУ не удастся, Денисов обращается с аналогичной просьбой в департамент транспорта Москвы и 23 апреля ему отправляют ответ, в котором обещают учесть пожелание установки велопарковки у ФДС при составлении списка для государственной программы по развитию транспорта Москвы в 2012-2016 годах. 28 апреля Денисов получает ответ от департамента транспорта и посещает Водолазского 50. Начальник УО отписывает письмо Лоховой и Николашину с просьбой рассчитывать стоимость представленного проекта.

20 мая Водолазский отказывает Денисову в закупке дорогого гаража для велосипедов, аргументируя это якобы скорым сносом ФДС (и привлечением ректора к согласованию этого проекта), но поддерживает велопарковки за 10 тысяч рублей, о монтаже которых Денисов должен сам договариваться с главным инженером Папсуевым. Денисов спрашивает совета у созыва, стоит ли лоббировать в УО велопарковки без крыши для ФДС, оставив проект с крышей для нового общежития, но когда ему говорят, что парковка без крыши – это плохо для хранения в дождь и снег, то предлагает студентам покупать чехлы на велосипеды.

16 июня на приёме у Водолазского Денисов интересуется состоянием проекта велопарковок; начальник УО выражает готовность выделить деньги на установку в любой момент, но сожалеет, что студенты не захотели сами их монтировать).

Проект переносится на осень. В сентябре Илья Денисов доводит его до Студсовета МГУ, который сделает пост 51 в своей группе с вопросом о желаемых местах установки велопарковок, помимо площадок перед общежитиями. 6 сентября Денисов возмущается, что в посте Студсовета МГУ нет упоминания его как инициатора проекта и переговорщика с Дептрансом, а на следующий день признаётся координаторам в обиде на Студсовет МГУ, поскольку его председатель Мария Алаева оказалась удовлетворенной установкой некрытых и неохраняемых велопарковок (по сути, простой металлической конструкции) в отличие от первоначальных намерений Денисова:

– «Я совсем не для этого старался».

Группа студсовета мехмата собирает (прямо в комментариях к своему посту 52) подписи ста студентов мехмата за создание велоинфраструктуры на территории МГУ, которую пообещал Денисову департамент транспорта на очной встрече 11 сентября: крытые велопарковки, система проката и велополосы на территории МГУ. На заседании Студсовета МГУ 16 сентября Алаева заявляет, что студсовет мехмата был неправ, решив собирать подписи, вместо этого ему следовала обращаться к ней или к ректору.

– «Так-то то, что она говорит, выглядит логичным. Но что-то мне мешает с ней быть согласным», – рассуждает Денисов.

Сапунов предлагает ссылаться на громоздкость и неэффективность Студсовета МГУ. Работа со стороны администрации МГУ завершается отправкой списка стройматериалов для закупки в отдел материального обеспечения (по состоянию на 25 сентября 53); Денисов просит студентов ускорить процесс и помочь отделу найти компании и их прайс-лист на опубликованные им стройматериалы.

Проект будет заморожен более чем на год, а первые новые велопарковки на территории МГУ появятся 54 только в июне 2017 года (см. главу «Студенческий совет МГУ: шестой созыв»).

 

9. Комнаты и вмешательство Касаткина (весна-осень 2015)

 

22 мая Илья Денисов рассказывает в «важночате», что обсуждал с Касаткиным свободные места в общежитиях и что тот предложил студсовету составлять списки на заселение, заметив, что иначе этот процесс наладить нельзя.

– «В общем, я буду тогда этим делом руководить», – без тени сомнения подытоживает Денисов.

В конце мая в чате студсовета возникает спор о предоставлении аспирантских комнат активистам: Сергей Морозов обнаруживает, что одной из причин они указывают своё членство в студсовете, и что председатель Ираклий Глунчадзе подписывает ходатайства:

– «Я вас всех обожаю, но, имхо, это лишнее. А то, получается, все, кто говорил, что мы ворье и получаем за это зарплату, отчасти правы. Чем мы, грубо говоря, тогда лучше студкома?».

Глунчадзе отвечает, что подписывает только тем, кто много работает, и из соображений, что человек будет работать ещё эффективнее из-за сокращения времени на дорогу до администрации. Морозов предлагает работать без эффективности, добытой подобным образом. Он ссылается на негласное правило первых созывов, приводя пример Сапунова и Тропина, которые жили в аспирантских комнатах по другим причинам и ещё до попадания в студсовет. А также предлагает представить, как ИГ выпустит расследование о том, кто занимает аспирантские комнаты во время их нехватки поступающим в аспирантуру, и студсовет окажется в одном ряду со студкомитетом и обслуживающим персоналом.

– «Не в том дело, что мы будем этим привлекать халявщиков, а в том, что теряем репутацию кристальной бескорыстности. Все будут такие говорить: ааа, ну понятно зачем вы этой х**ней занимаетесь», – продолжает Морозов.

Спор с ним ведёт преимущественно Илья Денисов, считающий, что раз человек трудится на благо факультета, то можно закрыть глаза на всё остальное:

– «Да, наверное, может выглядеть нехорошо, что мы пользуемся служебным положением. Но если это делается с благими целями, я бы не стал возражать».

Морозов продолжает аргументацию тезисами о тонкой и субъективной грани между «халявщиками» и «нехалявщиками», о зависимости студента от «аспирки»:

– «Заехал такой человек в аспирку, а в следующем году думает: «Чет мне лень в студсовет избираться, но тогда же у меня комнату отберут!» и будет из-под палки избираться и нехотя что-то делать для галочки, потому что приходится. Или на выборах будут нервы и срачи. Человек будет понимать, что проигрывает и что выезжает из комнаты. Нам такое надо?».

Рамзан Бекбулатов удивляется козырю «кристальной бескорыстности», которым студсовет никогда не хвастался, и предлагает воспользоваться шансом занять комнаты, пока их не занял кто-то менее полезный. Денисов заверяет, что «нормальные ребята» могут самостоятельно выяснить с помощью информационных ресурсов, чем занимается студсовет и почему его члены заслуживают «аспирки», а остальные студенты – это категория людей, «которая представителей той или иной власти считает ворьем всегда». Он также рассуждает, что у членов студсовета мало стимулов для работы, ссылается на слова Касаткина о его попытках стимулировать студсовет и о малом числе реально работающих членов советов, с чем Денисов не может не согласиться и начать считать допустимым работать в студсовете «ради получения общаги»:

– «Не вижу плохого в том, что можно привлекать людей, у которых глаза не горят, возможностью таких поощрений».

Таким образом, Денисов не подвергает сомнению «вброшенную» ему Касаткиным идею выдачи комнат, предлагая лишь слегка повлиять на запущенный процесс и выделять комнаты только активным студентам. Морозов продолжает настаивать на том, что деятельность внутри студсовета неочевидна внешнему наблюдателю, студенты интересуются у студсоветовцев «ништяками» за участие, поэтому необходимо продолжать работать за идею и не разочаровывать никого в мысли, что это невозможно:

– «Давайте делать хорошие дела просто так, ребят, серьезно. Поможем и остальным мехматянам поверить в лучшее».

К тому же, непонятно, к чему привлекать студентов, избравшихся ради комнаты и не желающих что-либо делать. Морозов просит не проверять способность совета в определении лучших активистов, поскольку неизбежны ссоры при делёжке и лучше в это не ввязываться. Этот созыв, по мнению Морозова, работает намного лучше прошлых созывов и без материальной мотивации, и продолжать нужно без дополнительных стимулов. В итоге Морозов просит вынести вопрос о комнатах на голосование, однако до ближайшего собрания осенью про него забудут.

 

Активное вмешательство Касаткина в дела студсовета мехмата начинается также в мае: он ведет долгие беседы на самые разные темы с некоторыми членами совета, пришедшими к нему по конкретным вопросам, находящимся в его компетенции. В разговорах он нащупывает темы, близкие собеседнику (например, Денисову – что в студсовете работает мало активистов), и пытается расположить его к себе, рассказывая об опыте из своей молодости и проталкивая нужные ему идеи (например, Денисову – что студсовет должен распределять комнаты между активистами). Влияние распространяется и на других сотрудников деканата и учебной части: один из сотрудников жалуется членам студсовета на свою зарплату, которая обязательно уменьшится, если студсовет будет вводить ставку тренера в тренажерных залах общежитий, – именно так Касаткин пересказывает ему инициативу Денисова по открытию залов. В составе студсовета Касаткин находит новых союзников: в июне выясняется, что на заседаниях деканата часто фигурирует имя Рафаэля Хасанова со 2 курса как чуть ли не единственного работающего члена совета и будущего председателя.

Под влияние Касаткина поначалу попадает и Анастасия Суркова (2 курс), в июне передающая чату координаторов поручение прислать ей все проекты этого созыва для того, чтобы она могла до начала июля составить отчет о деятельности совета для Касаткина. Перед ней Касаткин ставит задачу «доказать, что делают не 3,5 человека», поскольку «никто не знает, что вы что-то делаете» и в администрации мехмата «мнение о студсовете плохое»; делает вид, что «тоже озабочен тем, что никто у нас [в студсовете – прим.] нифига не делает», а Суркову мотивирует тем, что «да и для нас [для студсовета – прим.] этот отчёт будет полезен» и что он и Молодцов смогут «помочь». Координаторы удивляются тому, что теперь им нужно отчитываться перед Касаткиным и, более того, что его интересует отчет по каждому члену – Глунчадзе выступает против такой формы отчетности:

– «Я напомню, если кто не помнит: мы не являемся органом, подконтрольным администрации».

Он предлагает ограничиться общим отчетом о деятельности студсовета в целом и не понимает абстрактных обещаний Касаткина и Молодцова помочь студсовету после предоставления отчета. Суркова продолжает в рабочей группе по образованию, поскольку Касаткин пообещал помощь и в деле организации её курсов иностранных языков. Предложение Морозова встретиться с Касаткиным публично, а не тет-а-тет, Суркова критикует тем, что это будет балаган, что крайне не нравится Морозову:

– «Не обижайся только, но с такими лозунгами может лучше в студком? Они у нас самые деловые».

Василина Быстрицкая прерывает агитацию Сурковой, заявляя, что она просто отрабатывает полученную от Касаткина комнату в ГЗ, и рассказывает о методике Касаткина поселения активистов (к примеру, её же самой и Анны Тен из 2-3 созывов) в «аспирки», которой они с ней поделились: «Пока ты со мной не поссоришься, ты будешь жить в ГЗ» и «А ты умеешь ходить по головам? Нет? А жаль…». В августе координаторы составят общий отчёт о работе за созыв (в Google-таблице он занимает 45 строк, в каждой – по проекту) и отправят его на почту Касаткину, а в сентябре он напишет председателю с другого адреса и приказным тоном спросит:

– «Кстати, нормальный отчёт по деятельности студ совета за 2014-2015 я когда, наконец, увижу?».

С июня Касаткин становится также сотрудником ректората в управлении Вржеща 55, возглавляя отдел профессиональной ориентации, трудоустройства и работы с выпускниками; одним из его помощников станет Рафаэль Хасанов. Чат студсоветовцев по Касаткину волнуется за распространение влияния на Суркову и гораздо меньше за Хасанова: «Ну уж нет, за Настю мы ещё точно поборемся», но в целом сожалеет, что студсовет может потерять «хороших ребят».

 

16 августа студсовету приходит просьба от студента 4 курса Андрея Дукова репостнуть запись группы, обещающей поселение в аспирантуре комнаты ГЗ «спортсменов, отличников и тех студентов, которые вносят существенный вклад в развитие МГУ». Из описания группы следует, что поселены могут быть и студенты, не проживающие в общежитии. Дуков работает в электронной библиотеке мехмата, что автоматически отсылает его проект к Касаткину. Координаторы возвращаются к теме распределения комнат, которую через Денисова проталкивал Касаткин: Глунчадзе предлагает Денисову выяснить у замдекана, есть ли сейчас свободные комнаты и, если есть, почему в них не были поселены абитуриенты аспирантуры. Денисов соглашается, чувствуя себя уязвленным, если после предложения Касаткина заняться этим вопросом он будет отдан другим студентам. Бекбулатов и Матвеев выступают за открытость распределения мест и участие студсовета в нём.

Денисов не бросает тему с распределением аспирантских комнат, подкинутую ему Касаткиным весной, и продолжает обсуждать с ним реализацию. 6 сентября по настойчивым просьбам Денисова Касаткин соглашается включить членов студенческого самоуправления в комиссию по распределению, состоящей пока из самого Касаткина и старшего преподавателя кафедры физвоспитания на мехмате Н.А. Фёдоровой. 8 сентября Денисов, пользуясь невнимательным отношением координаторов к предлагаемым к публикации постам, размещает в группе студсовета обращение к «спортсменам, общественным активистам, людям, имеющим продвижение по науке», которые проживают в Подмосковье или общежитиях и хотят улучшить свои жилищные условия или поселиться поближе к кампусу. Денисов предлагает им присылать свои достижения на почту студсовета с пометкой «хочу жить ближе/лучше», а их рассмотрит некая «специальная комиссия с участием членов студсовета». Морозов доносит до Глунчадзе, что бросаться собирать заявления для Касаткина и не иметь возможности контролировать весь процесс – опрометчиво, поскольку для студентов поселение в аспирантские комнаты будет выглядеть как инициатива студсовета и ответственность за результат будет именно на нём, в то время как Касаткин сможет распределять комнаты по собственному желанию. Поэтому если и ввязываться в эту инициативу, то необходимо подготовить и опубликовать критерии отбора, публиковать списки претендентов и заселённых – ровно так же, как при распределении ПГАС. На данный момент известно лишь, что Касаткин крайне заинтересован в поселении спортсменов, что не нравится председателю, который считает правильным поощрять за научные достижения. Пост удаляют, но Тюрина и Денисов считают необходимым участвовать в процессе, поскольку без студсовета Касаткин распределит комнаты хуже, чем с ним. Денисов с уверенностью сообщает, что Касаткиным движет желание поселить «лучших», хотя ещё несколькими днями ранее координаторы обсуждали методы Касаткина манипулирования студентами, которых он шантажирует выселением из аспирантских комнат. Глунчадзе повторяет: если студсовет становится лицом процесса, то должен знать и разделять критерии отбора; Денисов волнуется, что через обещанные ему Касаткиным два дня спортсменов заселят без участия студсовета и что студсовет не успеет помочь кому-то из студентов («Не так часто такая возможность выдаётся», «От того, что мы соберем заявки, кому-то из студентов станет лучше жить, не так ли?»), а также заявляет, что у Касаткина нет времени на критерии и что он вряд ли захочет «чтобы к нему все с заявлениями бегали», если студсовет откажется от сбора заявок.

– «Тогда получается, что студсовет — его личная армия?», – осведомляется Глунчадзе.

Он высказывается за сотрудничество с продуманными критериями, поскольку даже в случае своего включения в комиссию к Касаткину и Фёдоровой он не будет знать, чем руководствоваться при распределении, ведь он представляет не себя, а студсовет, который не обсуждал этот вопрос.

 

10. Памятник Владимиру, абитуриенты аспирантуры, подписи за застройку (лето 2015)

 

Весной-летом 2015 года студсовет мехмата участвует в борьбе студентов МГУ с установкой памятника князю Владимиру на Воробьевых горах, которую координирует Инициативная группа (подробнее см. главу «Кампания за перенос памятника Владимиру»). 7 марта Алексей Матвеев передаёт пожелание председателя Студсовета МГУ Марии Алаевой обсудить позицию по памятнику, чтобы Студсовет МГУ мог обсудить его на следующем заседании.

– «Что именно тут обсуждать? От нас разве зависит станут его ставить или нет?», – спрашивает Илья Денисов.

На собрании 26 марта по инициативе председателя Глунчадзе студсовет выражает своё отношение к планам по установке памятника (16 относятся негативно, 6 воздерживаются) и пишет письмо мэру Москвы С.С. Собянину с просьбой отказаться от установки памятника перед МГУ 56. Поднимается также вопрос о плохой работе эскалаторов на станции метро «Университет», но, несмотря на положительный исход голосования, сделано для этого ничего не будет. 1 апреля чат обсуждает сбор подписей у студентов географического факультета под письмом председателю попечительского совета МГУ Путину за перенос памятника со Смотровой площадки. Членов совета интересует в первую очередь, участвует ли в этом деле местный студсовет и почему студсовет мехмата не делает то же самое. Даже после переданной просьбы активистов кампании за перенос присоединиться к сбору Бекбулатов настаивает, что студсовет мехмата ограничится своим письмом Собянину и сам ничего собирать не будет.

Но через два месяца позиция меняется: в июне вместе с традиционным сбором макулатуры 57 дежурящие в комнате 1306-а члены студсовета собирают также подписи под петицией ИГ за перенос памятника Владимиру с Воробьевых гор 58 и подписи под инициативой студенческого омбудсмена Артёма Хромова об увеличении стипендиального фонда на 25% 59. Алексей Матвеев как член студсовета мехмата выступает на митинге на ступеньках ГЗ 20 июня, а через несколько дней на вручении дипломов выпускникам мехмата получает предостережение от и.о. декана мехмата Чубарикова о том, что «всё записывается». В результате широкой общественной кампании место установки памятника меняют со Смотровой площадки на Боровицкую площадь.

 

10 июня Матвеев рассказывает «важночату» об обращениях к нему иногородних студентов его, выпускного, курса с просьбой продления проживания в общежития до вступительных экзаменов в аспирантуру: в отличие от прошлых лет, по новым правилам ректорат отказывается селить их на два летних месяца между выпуском и началом экзаменов. На вопрос о том, чем студсовет может помочь, звучат предложения обратиться Касаткину (Матвеев передаёт его ответ: продлевать выпускников не будет), массово заручиться поддержкой проректора Федянина (хотя и с его визой Водолазский отказывает), написать письмо администрации университета. Денисов вспоминает о предложении Касаткина селить активистов «от студсовета» вплоть до москвичей, из чего делает вывод, что свободные места в общежитии есть, но достоверно объяснить мотивацию УО не селить абитуриентов аспирантуры никто не может.

– «Если у нас начинаются проблемы с поселением абитуриентов, то, я думаю, о поселении москвичей от студсовета речи больше идти не может», – заключает Глунчадзе.

Члены студсовета понимают, что выпускники должны иметь место для подготовки к экзаменам, и пытаются найти решение, не делая скидки на то, что формально не являются органом, представляющим интересы аспирантов (наоборот, вспоминают, что это повод включить аспирантов в свой состав). Когда Денисов спрашивает, почему то, что не позволено студенту (оставаться на лето), должно быть позволено будущему аспиранту, Ламтюгин говорит о том, что студентов должны селить на всё время обучения, а выселение на лето в МГУ незаконно. Пока студкомитет ВМК собирается пойти с аналогичной проблемой к Водолазскому, студсовет мехмата планирует узнать у Касаткина или в отделе расселения количество свободных мест летом и вместе с администрацией думать, как в них размещать выпускников.

– «Возможно, что с администрацией надо не думать, а убеждать её», – замечает Морозов.

От ответа зависит следующий шаг: если виновником окажется другой чиновник, то студсовет пойдет к нему, а если Касаткин назовёт причину в отсутствии мест для всех, то предлагается узнать, сколько есть, и заселять по-максимуму. Денисов выступает за рациональное использование мест: если они есть, то селить на них надо.

15 июня Глунчадзе рассказывает, что у председателей нескольких студсоветов спонтанно появилась идея написать письмо ректору, поскольку они уже понимают, что ждать письма от Студсовета МГУ бессмысленно. Сообщает он это уже после того, как он и Матвеев написали и подписали письмо и отдали его Муромцеву с ВМК собирать подписи других заинтересованных председателей.

Денисов добирается до Водолазского 16 июня (на следующий день после Марии Алаевой), чтобы обсудить несколько вопросов. Водолазский рассказывает, что Алаева поднимала вопрос аспирантов на заседании ректората (результат неизвестен) и что студенческий омбудсмен Артём Хромов написал письмо с требованием поселения, которое теперь изучает юридическое управление. Водолазский заявляет, что вопрос поселения находится в ведомстве Федянина. Кроме того, он жалуется на обилие категорий студентов, имеющих право остаться на лето, которые якобы мешают ему проводить летний ремонт комнат. И просит не ссылаться на юридическую сторону вопроса фразами вроде «По закону, вы должны», а предлагает «думать, как взрослые люди».

 

21 июня студсовет узнаёт, что студкомитет мехмата собирает по общежитию ФДС подписи в поддержку плана застройки новой территории МГУ. Как и лояльные ректорату организации, студкомитет проводит сбор без предъявления плана застройки, на котором были бы видны элитные жилые корпуса на территории МГУ (см. главу «Как МГУ научную долину застраивал»). Члены студкомитета говорят, что делать это их попросили «сверху», и, исключая ОСК и УО, от которого не поступало таких просьб другим студкомитетам (дружественным студсовету мехмата) активисты делают вывод, что «верх» – это Касаткин (на тот момент он работает у Вржеща, половина управления которого поставила подписи). Догадку подтверждает один из сборщиков, который не только ссылается на Касаткина, но и рассказывает студентам, что студсовет мехмата против проекта якобы потому, что был подкуплен застройщиками элитного жилья (в этой картине мира научная долина строится не вместо, а вопреки элитным ЖК). Сборщикам была объявлена следующая цель подписей: Садовничий боится, что эту территорию могут не дать МГУ, что она останется федеральной и будет застроена элитным жильём, поэтому подписи собираются за строительство в пользу МГУ. Под озвученной целью студенты подписывают охотно. Матвеев огорчается, что администрация обратилась не к студсовету – тогда можно было бы затянуть сбор и выиграть время. Морозов предлагает написать пост, рекомендующий студентам не подписывать что-либо до появления разъяснений в ближайший понедельник, а членов студсовета просит обойти этажи и продублировать, опережая членов студкомитета. 23 июня Денисову приходит письмо от муниципального депутата Раменок, который рассказывает о подоплёке происходящего – жилой коммерческой застройке в рамках проекта, и присылает документы, демонстрирующие эти планы. Несмотря на полное владение информацией, студсовет мехмата не предпринимает действий для предотвращения обманного сбора подписей.

 

11. Осенний семестр в студсовете (2015)

 

31 августа из чата выходят последние пятикурсники, закончившие обучение в июне и благодаря последипломным каникулам продлившие свой статус студента до конца лета. Алексей Матвеев, анонсируя окончание своего членства в студсовете мехмата, напоминает также и о вакантном месте второго представителя в Студсовете МГУ, на которое совету предстоит провести новые выборы на первом собрании в сентябре.

– «Так что должен рассказать, что там происходит, потому что с большой вероятностью из того чата я уйду, а кто-то придёт и должен быть в курсе», – считает Матвеев и пересылает в «важночат» все текущие обсуждения из чата Студсовета МГУ, которых оказывается всего два, и одно из них – про заселение нового общежития. Он надеется, что его дела в Студсовете МГУ (в частности, поправки в Положение) будут доведены до конца.

Через три дня Денисов предложит присвоить Матвееву и Митькиной звания почётного члена студсовета мехмата, что и будет сделано на первом собрании нового созыва 31 октября за «огромный вклад в развитие студсовета и его проектов». Тогда же они скажут слова напутствия:

– «Организация в масштабах университета молодая, поэтому администрация пока готова вас слушать. Активно этим пользуйтесь для решения студенческих проблем» (Матвеев);

– «Ребята, очень здорово, что вы все есть и хотите что-то менять. Желаю, чтобы огонь и желание делать лучше не угасали. Боритесь за то, что считаете нужным, старайтесь, и надеюсь, что у вас всё получится (Митькина).

 

В последний день лета Глунчадзе уже имеет понедельный план деятельности на сентябрь: оповещение о распределении ПГАС на первой неделе, собрание по формированию новой схемы распределения – на второй, выбор схемы между новой и старой и собрание по распределению – на четвертой. С утра 1 сентября он пишет в рабочий чат, прося оценить наиболее посещаемые лекции для проведения выборов на потоках и начинать оповещать группы о распределении ПГАС.

1 сентября Глунчадзе разговаривает с Молодцовым и замдекана по АХЧ В.П. Колпаковым и узнаёт от них, что на четвертый год проведения студсоветом «посвятов» и.о. декана Чубариков, спокойно подписывавший техническое задание на проведение мероприятия, на этот раз испугался того, что студсовет «от имени факультета» вывозит 500 студентов в лес, и запрещает делать это вновь без «ответственных от факультета». Последнее он предлагает продумать с Касаткиным, который теперь является ответственным ещё и за внеучебную деятельность на факультете. Встреча с заместителями декана включает в себя инспектирование комнаты студсовета 1306-а на предмет пожарной безопасности: они просят вывезти вещи так, чтобы комната стала «не складом, а офисом». На вопрос «Куда?» поступает предложение воспользоваться камерой хранения в общежитиях – и снова через Касаткина.

– «Свободка как-то утекает», – оценивает положение Савин.

Глунчадзе рассказывает координаторам обо всем общении с деканатом и ждёт от них того же, однако отчёты о переговорах Тюриной и Сурковой с Касаткиным затягиваются. При этом Суркова жалуется на плохое качество связи между ней и чатом координаторов на тему подготовки «посвята»:

– «Просто либо сами общайтесь с администрацией полностью, либо дайте мне вас информировать. Не заставляйте меня нервничать».

Позже выяснится, что Касаткин говорил с «культмассовиками» о новом взгляде деканата на распределение ПГАС: Касаткин хочет выдавать стипендии по достижениям в одном направлении, а не в нескольких, как периодически делает студсовет в отношении многих кандидатов, составляя рейтинг по сумме всех баллов и выбирая для документов направление, за которое у кандидата больше баллов. 5 сентября Касаткин встречается с Прониным из профкома и Бекбулатовым из студсовета, предлагая, помимо прочего, распределять билеты в театры тоже с учетом достижений, а не в порядке живой очереди.

 

В начале сентября координаторы готовятся защищать право старшекурсников работать кураторами групп первокурсников – двоих из них начальник 1 курса А.Н. Швец превентивно просит отстранить от кураторства, поскольку помнит их попавшими в ситуации «почти что криминальные», в противном случае он откажется работать со всем кураторским составом. Вскоре Швец об этом забывает, а кураторы продолжают работу.

В сентября проходит открытые собрания рабочих групп, которые студсовет анонсирует 60 для студентов.

 

Александр Думаревский, ответственный за развлекательный контент в группе 61 «посвята» мехмата 26-27 сентября, генерирует сводки о мнимой ликвидации мехмата ректоратом, по легенде начавшейся после падения успеваемости и посещаемости студентов, драки за место в очереди в столовой и просьбы соседнего геолфака передать ему часть аудиторий в ГЗ. Предотвратить «ликвидацию мехмата» первокурсники могут, только объединившись в группы и отправившись в лес на «боевое посвящение». Сводки «сопротивления» поразительно приближены к реальности: «Появились инициативные студенты, которые начали вести активную деятельность для защиты родного факультета. Сегодня эти студенты собирали подписи за отмену решения о ликвидации Мехмата»; «Деятельность Арт-группы «Экспромт» признана экстремистской, порочащей честь и достоинство МГУ […] Лидер арт-группы понижен в должности до ассистента и сменён, а попавшим под дурное влияние студентам объявлен выговор». Некоторые студенты с полной серьёзностью спрашивают членов студсовета, почему мехмат оказался «на грани исчезновения» и правда ли, что этажи мехмата в ГЗ отдают другим факультетам. «Спасение» мехмата через «посвят» проходит успешно, что, впрочем, не останавливает поток «новостей»: «Злой ректор Гектор Адовничий был разоблачён! На данный момент всё вернулось на прежние места»; «[…] мехматские этажи Адовничий сулил не геологам, а своему новому гуманитарному факультету – ВШЭВМИКу (Высшая школа экологии и внешних международных информационных коммуникаций)»; «Коммутативная группа открыла пафосный паблик Вконтакте, в котором начала опускать администрацию и все актуальные события»; «Указ о строительстве новой столовой в ФДС-6 и филиала Ашана в суматохе пропали, так что студенты остались с носом»; «Во время назначения Чубарикова деканом была какая-то бюрократическая заминка и сейчас это временно отложено до следующего года».

 

Бытовые вопросы остаются доминирующей темой в повестке студсовета и осенью. Рабочая группа добивается от клининговой службы 2-го «гума» установки дозаторов для мыла в туалетах на 4 этаже, а также пытается договориться с частной эксплуатационной компанией корпуса о включении в план закупок диспенсеров (закрытых держателей) для туалетной бумаги 62. В ходе подготовки презентации для отчёта о работе созыва Денисов рассказывает, как факультет вместо держателей для туалетной бумаги по ошибке закупил держатели для писчей бумаги. После месяца переговоров рабгруппа закупает их самостоятельно на средства, вырученные за сбор последний сбор макулатуры, и к 17 октября договаривается с плотником об их установке и с клининговой службой об обслуживании 63.

Между делом Денисов справляется у координаторов о необходимости решать такую проблему учебного корпуса главного вуза страны, как отсутствие горячей воды:

– «А в других вузах страны есть горячая вода в туалетах?».

Также выясняется, что туалетная бумага в ГЗ появляется не регулярно, а периодически, ведь завхоз Раиса Петровна готова выставлять её только по определённым дням, и даже это у неё не всегда получается, а если получается, тот не всегда бумаги хватает до следующего дня.

Денисов посещает диспетчерскую с вопросом о сломанные лифтах на учебные этажи мехмата в «А» и узнаёт, что администрация не выделяет средств на закупку недостающие деталей.

– «Всё чаще приходят на ум две мысли: первая – о несправедливости мироустройства, вторая – о том, что необходимо начинать краудсорсинги по бытовым вопросам МГУ», – пишет Денисов в отчете 25 сентября 64.

3 октября Денисов вместе с председателем студкомитета ВМК Никитой Лукьяненко посетит начальника службы вертикального транспорта А.А. Клочкова, который даёт им отсканировать документы, доказывающие дороговизну ремонта и замены лифтов в ГЗ, жалуется на урезание бюджета своей службы в связи с необходимостью направить часть средств университета в севастопольский филиал, и оставляет их с генеральной мыслью о том, что, в первую очередь, нужно бережно относиться к оставшимся лифтам, о чем Денисов с Лукьяненко и рассказывают студентам в своих отчетах 65.

– «Во-вторых, буду продумывать возможность краудсорсингового проекта для решения такой проблемы», – обещает Денисов.

29 сентября члены рабочей группы участвуют во встрече с руководством комбината питания №1, подробный отчет 66 о которой напишет Кирилл Сапунов, а часть вопросов задает Илья Денисов. В октябре рабгруппа продолжает сбор вещей для бездомных 67.

26 октября М.Ю. Попеленский просит Бекбулатова прислать список бытовых проблем, на которые можно потратить деньги профкома, решившего исполнить постановление правительства об улучшении условий труда и два часа назад уведомившего об этом деканат. У замдекана есть два дня на оценку стоимости ремонта. Студсовет оперативно отправляет ему список окон во 2-м «гуме», нуждающихся в замене, составленный рабочей группой по бытовым вопросам.

 

Помимо бытовых вопросов, осенью возобновляются образовательные проекты студсовета: новые курсы иностранных языков, курс «Основы LaTeXа» для студентов филфака 68, на который приглашаются и мехматяне, осенний курс по C++ для студентов мехмата 69. В октябре рабочая группа по образованию награждает победителя конкурса конспектов для «DMVN» 70, а праздники проводят второй конкурс групп 71. В оповещении появляются памятка для первокурсников мехмата, инструкция по переселению в ГЗ из ФДС 72 и видео о правилах пользования открывшейся на цокольном этаже сектора «Б» бесплатной прачечной 73. Рабочая группа по спорту обращается к капитанам сборных факультетов с просьбой сообщить о нехватке спортивного инвентаря, который студсовет «традиционно закупает» 74.

Координаторы осваивают новые сервисы для работы студсовета. 18 октября Бекбулатов регистрирует аккаунт студсовета в «Instagram», в частности, для фотографий с мероприятий студсовета. Также в октябре координаторы узнают о сервисе «Doodle», позволяющем выбирать удобную большинству дату собраний по методу, придуманному ещё в первом созыве: студент отмечает любое количество удобных ему таймслотов в Google-таблице, после чего голоса за каждый слот суммируются и выбирается лидирующий слот.

 

Этой осенью студсовет планирует провести первую собственную выездную школу «актива» мехмата, традиционной для многих факультетов и МГУ в целом. Идея появляется у координаторов ещё в августе, а в сентябре она обсуждается на собрании руководителей студенческих организаций мехмата: студсовета, студкомитета, студкомиссии профкома. Однако ближе к дате выезда (7-8 ноября) организацией занимается, в основном, студсовет – точнее, рабочая группа по праздникам, которая к тому моменту усилилась настолько, что председатель позволяет им заниматься организацией мероприятий практически самостоятельно. 24 сентября Суркова ищет организаторов выезда, который она коротко описывает как «мастер-классы, общение с инициативными людьми мехмата», а 17 октября повторяет призыв, оглашая название мероприятия – «выездная школа актива «Градиент»».

– «Очень важно ехать молодому студсовету», – говорит она и поясняет, для чего: – «Там будут лекции от опытных мехматян о проведении мероприятий, наших подводных камнях, не только о мероприятиях лекции, разные тренинги, конкурсы и тимбилдиг. Ещё нужно будет создать свой проект (со своей группой 2-4 человека) и защитить его. Короче, будет огонь!».

Первый анонс школы актива со сбором контактов от активных младшекурсников публикуется 75 18 октября, в программе заявляются традиционные для «выездов» в МГУ тренинги, лекции от выпускников, конкурсы и тимбилдинг. Из «ветеранов» студсовета в качестве спикеров планируется позвать Кирилла Сапунов и Леонида Попова; готовятся не только лекции по распределению ПГАС и истории студенческих организаций, но также и тренинги, направленные на развитие личных качеств участников 76.

Координатор по оповещению Рамзан Бекбулатов просит у одного из «декабристов» доступ к аккаунту «Mech-Math Daily» для поиска действительно заинтересованных студентов для школы актива, но тот отказывает после изучения программы выезда, поскольку не считает такое наполнение школы идейно соответствующим прежней новостной политике – прежде всего, не считает выезд полезным для самоуправления. В ответ он предлагает наполнить выезд активности, направленными именно на коллективное участие студентов в самоуправлении: лекции о ведении переговоров от студсоветов других университетов, мастер-классы от независимых профсоюзов и Инициативной группы по организации общественных кампаний, семинар от штаба студенческого омбудсмена по юридической защите прав студентов, а также дискуссии с участием активистов других факультетов МГУ, побывавших в «наших местных горячих точках», поскольку они могут рассказать о недоработках студенческих организаций. Бекбулатов обещает обсудить с созывом, но ни в этом году, ни в следующем ничего подобного не будет заявлено в программе «выезда».

Через пять дней студсовет сообщает 77 об отмене мероприятия, произошедшей из-за увеличения бюрократических процедур аренды пансионата «Красновидово» и сложности откладывания «выезда» ближе ко дню Пифагора. Организаторы обещают студентам, подавшим заявку, провести мастер-классы и лекции прямо на факультете, но при выборе дат и места не обращают внимания на то, что фактически будут обособлены от остального студенчества: «В воскресенье, когда в Главном Здании никого нет, и мы сможем хорошей компанией провести занятия».

 

12. Конфликт с деканатом при распределении ПГАС (осень 2015)

 

В конце сентября Касаткин категорическим тоном требует от Глунчадзе составить по каждому студенту, которому студсовет распределил повышенную стипендию, список его достижений и контакты на отдельных листах и прислать ему. Размышляя, почему Касаткин начал курировать и распределение ПГАС, координаторы вспоминают, что он теперь является также замдекана по внеучебной работе. Касаткин выражает недовольство принципами распределения от студсовета, считая, что наибольшим приоритетом должны обладать заслуги перед факультетом, затем – перед университетом, затем – всё остальное, а также что число награжденных отличников может превышать установленные законом 20%. Касаткин пролистывает списки достижений и критикует их как несущественные (в том числе проверку олимпиад и даже призовые места на них), предлагая раздать ПГАС круглым отличникам, а оставшиеся стипендии – за другие заслуги. Координаторы понимают, что предстоит побороться за свои критерии распределения, но на этот раз Касаткин просто соглашается со списком, составленным студсоветом.

23 сентября в ответе Касаткину Глунчадзе сообщает о передаче в учебную часть подтверждений достижений, повторно высылает отчет о деятельности и добавляет:

– «Хочу напомнить, что студсовет не является структурным подразделением факультета и работает на добровольных началах».

25 сентября координатор по спорту Шведов выясняет у старшего преподавателя кафедры физвоспитания на мехмате Н.А. Фёдоровой, что ей позвонил Касаткин и запретил подписывать подтверждения у студентов без серьёзных достижений (то есть факты членства в сборных), поэтому она подписала их только у двоих студентов. Касаткин же ему сообщает, что просил у Фёдоровой подписывать не факт достижений, а «представления» на стипендию, а она сама восприняла первое как второе. Шведов возвращается к Фёдоровой и разруливает ситуацию, подписывая у неё список членов сборных с мехмата, но отмечает, что теперь защищать их номинации на стипендию придется против мнения Фёдоровой. Тем временем Касаткин в разговоре с координатором по партнерам Тюриной, прошедшей обсуждать вопросы рабочей группы, рассказывает, что главная причина его переживаний по поводу системы распределения стипендий студсоветом – это отсутствие понимания, почему студент не подал заявку: по своему нежеланию или потому что не дошла информация от студсовета. Сапунов рассказывает координаторам, что во времена первого созыва учебная часть сама отказалась предоставлять студсовету контакты студентов для информирования о стипендиях, сославшись на персональные данные. Сейчас же Касаткин предлагает узнавать в учебной часть имена и фамилии успевающих студентов и писать каждому из них «Вконтакте». Сапунов считает, что объявлений в соцсети, в лифтовых холлах и на лекции было вполне достаточно. Леонид Попов в разговоре с Тюриной предлагает бывшим членам студсовета, которым Молодцов доверяет (Владыкиной и Сапунову), поучаствовать в разговоре представителей студсовета с замдекана и объяснить свою систему распределения.

28 сентября Касаткин обещает Глунчадзе подписать список, но также и жёстко проверить подтверждения, при этом он отказывается скачивать файл со всеми электронными подтверждениями, которые ему выслал студсовет, и ждёт представителя с теми же документами на флешке.

– «Я считаю это верхом наглости», – высказывает председатель координаторам.

А первый председатель студсовета Никита Котляров замечает, что в окончательном списке из 85 стипендиатов присутствует 9 членов студсовета, из них 7 награждаются за общественную деятельность, и пишет об этом в соответствующем обсуждении в группе 78:

– «Вы понимаете, что стипендия должна вручаться за упорный труд на протяжении достаточно долгого времени? Человек, который берет места на соревнованиях, перед этим год тренируется по несколько раз в неделю. Тот, кто пишет статьи, может работать над ними не один месяц. Если студсоветовец помогает в организации дня Пифагора/оповещает свой поток о стипендиях/проводит конкурсы, эта работа занимает дни, неделю в худшем случае. И по сложности она и рядом не стояла с вышеперечисленным. Вот объясните мне, что такого совершили эти 7 человек, что удостоились стипендии?».

Рамзан Бекбулатов заверяет, что по категориям «наука» и «спорт» в принципе приходит мало заявок, поэтому после присуждения стипендий им оставшиеся места заполняются другими активными студентами, концентрация которых в студсовете, вероятно, выше, чем в среднем по факультету.

– «Также из их числа не все получили стипендии за работу в студсовете», – добавляет Бекбулатов, из чего следует, что несколько людей получили ПГАС именно за работу в студсовете, однако подробностей он не раскрывает.

 

13. Попытки увеличить квоты мехмата в ДСЛ (лето-осень 2015)

 

С лета 2015 года в повестку студсовета входит тема строящегося нового общежития (НО) МГУ (будущего ДСЛ-1), который планируется начать заселять в 2016 году. На приёме у начальника УО Водолазского 16 июня Илья Денисов спрашивает о планах на заселение НО, но ничего не узнаёт. После этого Денисов по просьбе Никиты Лукьяненко из студкомитета ВМК интересуется у чата, что «оригинального» можно ввести в пока ещё строящемся НО. Суркова предлагает концертный зал с кинопроекторами, холл для мероприятий и читальный зал, Бекбулатов – рекреацию с пуфиками, Ламтюгин – музыкальную, стиральную и гладильную комнаты, Морозов – медпункт, Думаревский – настольный футбол, бассейн с пластиковыми шариками и упрощение правил прохода гостей до прохода по студенческому билету. На пояснение логики УО о том, что так не делают, чтобы гостя можно было «ловить» после 23 часов, Думаревский уточняет:

– «А его надо обязательно ловить?».

Денисов обещает передать это предложение, как и остальные, но их дальнейшая судьба неизвестна, а результаты реализации безутешны. У автора одного из предложений, москвича, Денисов риторически интересуется, проживает ли он в общежитии, словно этот факт влияет на транслирование его предложения. На этом фоне Денисов жалуется, что его рабочую группу покидают участники.

22 июня Матвеев советуется с чатом по критериям заселения нового общежития, спущенным в Студсовет МГУ: он не считает правильным отдавать приоритет переселения общественным активистам, а не, к примеру, студентам, развивающим науку.

В компании Лукьяненко Денисов начинает наносить визиты представителям администрации, предположительно ответственным за вопрос переселения жителей ФДС в новое общежитие, в попытках узнать, почему именно их факультеты (мехмат и ВМК) не попали в предварительный план переселения, ставший известным студсовету 20 сентября. О походах к чиновникам Денисов также регулярно отчитывается 79, 80 в группе студсовета. Чиновники отказываются давать им какую-либо информацию, поэтому дальше за проблему берётся Инициативная группа (см. главу «Кампания за переселение ФДС»). В ночь на 22 октября Матвеев в чате представителей мехмата в Студсовете МГУ расписывает все пункты, из которых состоит дефицит мест на мехмате (6-летний специалитет, мехматская магистратура, 4-летняя аспирантура, возможный снос ФДС, нескорая постройка второй очереди нового общежития), и отмечает, что текущий план не учитывает почти ничего. Из этого следует, что мехмат рискует потерять больше мест, чем получить в новом общежитии, и что нельзя расселять сразу три корпуса ФДС. Денисов узнаёт в отделе расселения текущее число проживающих мехмата по курсам и получает дефицит в 300 мест без учёта сноса ФДС. 22 октября Сапунов получает от Балуева информацию о его намерении просить у Касаткина, чтобы тот попросил Чубарикова, чтобы последний написал письмо ректору о заселении ФДС первокурсникам пяти факультетов.

Тема переселения в новое общежитие поднимается и в «важночате»: 25 октября Суркова сообщает, что многие её однокурсники хотят переселиться в ГЗ, Денисов поправляет её, что есть также желающие переехать и в НО, и ссылается на разговоры с отделом расселения, которая хочет отправить третий курс в новое общежитие, но он планирует «учесть пожелания всех». Переселение всех студентов из ФДС Денисов называет невозможным, ссылаясь на сообщенную ему администрацией МГУ информацию о планах сноса части корпусов ФДС.

26 октября в гостиной Б-8 сектора «Б» общежития ГЗ проходит (ссылка) собрание представителей студсоветов и студкомитетов разных факультетов по вопросу заселения НО МГУ. Несмотря на присутствие председателя Студсовета МГУ Марии Алаевой и председателя ОСК МГУ Григория Глухова, модератором встречи оказывается Илья Денисов. Представители факультетов ругаются, обсуждая предоставленные им квоты на переселение; представители мехмата и ВМК пытаются доказать, что их квоты оказываются значительно меньше реального дефицита мест. Выясняется, что дефицит мехмата увеличится также за счёт перехода аспирантов на 4-летнее обучение. Предложение председателя студкомитета мехмата Андрея Балуева селить в остающиеся корпуса ФДС 6 и 7 первокурсников всех факультетов получает возражение представителей химфака и геолфака, которые, по текущему плану, покидают ФДС целиком. Денисов, составляя отчет о собрании (написать его убеждает Бекбулатов, считающий, что о своей деятельности надо рассказывать, даже если это всего лишь вопросы председателю ОСК), задается вопросом, «как должен себя вести человек в такой ситуации: отстаивать свой факультет во что бы то ни стало или же выступать за равенство факультетов». Глухов и Алаева обещают добиваться встречи с ректором, которая проведена не будет. К 30 октября Денисов получает обещание Алаевой, переданное через Шведова, позвать первого на заседание комиссии по НО, когда она соберётся. Продолжать разбираться с НО Денисов будет и в новом созыве (см. далее).

 

14. Выборы в пятый созыв (осень 2015)

 

4 октября стартуют новые выборы в студсовет. Созыв придерживается прежнего информирования о кандидатах, к которому добавляются характеристики переизбирающихся членов совета о работе в прошлых созывах, написанные координаторами. Эту идею выдвигает Глунчадзе ещё в декабре, и собрание поддерживает его намерение информировать избирателей о том, как работали их представители; в частности, Суркова надеется с помощью угрозы информирования о бездействии повлиять на «призрачных» членов из групп по празднику и спорту. Глунчадзе предлагает начинать рассказы с объективных фактов (количество созывов и посещенных собраний, членство в рабочих группах), а затем дополнять оценкой координаторов его рабочих групп. Спорным моментом остаётся вопрос, писать ли в случае бездействия в какой-то группе оценку «неудовлетворительно»: с одной стороны, студент мог заслужить иной оценку в другой рабгруппе, с другой стороны, факт участия без оценки будет восприниматься выигрышнее, чем «удовлетворительно». Шведов и Глунчадзе выступают за написание всех оценок («Мы же не хвалить всех собрались»), Савин предлагает отказаться от оценок и дать координаторами возможность написать всё, что считает нужным. В итоге Глунчадзе составляет отзывы о каждом студсоветовце на основе оценок координаторов и согласует их в координационном чате.

Запись студсоветовцев на проведение выборов по потокам первоначально проходит трудно: за три дня отзываются шесть человек, и расписание удается утрясти только к 10 октября. Формат проведения выборов не меняется с первого созыва: студсоветовцы распределяются из расчета по формуле «количество открывающихся дверей в аудитории + 1», что означает, что один представитель объявляет кандидатов и раздает бюллетени, а остальные стоят на выходах, не давая студентам разойтись и сорвать кворум. К концу выборной кампании наибольшее число выборов проводит Павел Савин (6 потоков), по 5 потоков обходят Яна Нагорных, Леонид Змиевский и Анастасия Краснова.

Руководство волнуется: поначалу заявки в студсовет подаёт меньше студентов, чем обычно. Несмотря на просьбы Глунчадзе поискать активистов для выдвижения на всех потоках, чтобы выборы «имели смысл», на эконом-потоках 4 и 5 курса кандидаты не обнаруживаются: как объясняют их знакомые, из-за «лютой нелюбви» и «тотального безразличия» к студсовету, причины первого не объясняются. В процессе выдвижения кандидатов выясняется, что от дальнейшего членства отказываются заместитель председателя Василина Быстрицкая (5 курс) и координатор праздников Елена Дорман (3 курс), чем шокируют председателя, буквально просящего их остаться в совете, хотя бы не на руководящих постах.

Весь октябрь «важночат» заполняется короткими сообщениями со сводками с выборов: например, активисты просят заменить друг друга на потоках, где они ответственные. Другие обсуждения в этот период практически не ведутся. За ходом выборов следит также почётный член Алексей Матвеев, который подсказывает председателю, где они прошли с нарушением устава: так, на потоке 5.2 проходит вторая попытка собрать кворум.

В пятый созыв подают чуть меньше заявок, чем в четвёртый (49 против 55), конкуренция между кандидатами возникает на 4 потоках. Как и на прошлых выборах, с увеличением номера курса падает суммарное число заявок: с 11-12 на 1-2 курсах до 4 заявок на 5-ом (при стандартной квоте на курс в 9-10 мест). Популярнейшим направлением желаемой деятельности в студсовете остаётся культурно-массовое (его упоминают 18 кандидатов, или 37%), по 14 человек (29%) пишут про образование или общие слова, бытовые проблемы интересует 11 кандидатов (22%).

14 октября Леонид Змиевский интересуется смыслом 13%-ого порога на выборах на потоке, который по факту никого не отсеивает, и предлагает повысить планку. Глунчадзе анонсирует необходимость изменений и внесение поправок в устав в новом созыве. Следом Денисов предлагает заменить термин «срок» на «год» во избежание путаницы в определениях.

 

Накануне отчётного собрания Савин ставит под сомнение его целесообразность, предрекая, в силу поздно вышедшего анонса, его малую посещаемость студентами и, следовательно, потерю запланированной цели – мотивирования гостей собрания баллотироваться в студсовет. Он предлагает провести отчет прямо на первом собрании нового созыва, как и год назад. Глунчадзе отвечает, что повторить рассказ о рабочих группах для нового созыва действительно будет можно, но отменять отчетное уже поздно. Шведов предлагает на первом собрании сократить традиционный рассказ о студенческих организациях, Денисов не соглашается, но через две недели уже и сам переспрашивает, стоит ли проводить эту лекцию, ведь она «много времени занимает» и «не всем потом это пригождается». 12 октября проходит отчетное собрание 81, как всегда, не заинтересовывающее почти никого из студентов (фото 82).

Последние штрихи к отчету вносятся в ночь на 19 октября; Бекбулатов и Савин обмениваются шутками об отсутствии разницы между 4 и 4,5 часами сна, заканчивая работу к 3-часовому сну. Презентация 83 с годовым отчётом будет опубликована 84 только 21 октября и спустя неделю будет проанализирована в посте 85 Инициативной группы из серии «боевые студсоветы МГУ»: студсовет мехмата за свою деятельность называется прогрессивным студсоветом, отдельно отмечаются успешно завершенные бытовые проекты, курсы по программированию и иностранным языкам (оба направления – в контексте неспособности администрации МГУ решать подобные проблемы без инициативы снизу), экологические проекты и обращение к мэру Москвы с просьбой о переносе памятника Владимиру: «Подобной решимости не проявил студсовет ни одного другого факультета МГУ, не говоря уже о центральном Студенческом совете МГУ». На примере студсовета мехмата ИГ призывает советы других факультетов активно защищать интересы студентов и публично отчитываться о своей деятельности.

Глунчадзе, несмотря на небольшой для председателя номер курса (меньший за все созывы) и отзывы товарищей о том, что он хорошо справляется со своей работой, уже в июне не собирается избираться на второй срок: «Не моё». По поводу председательства в следующем созыве он разговаривает с Константином Шведовым, зарекомендовавшим себя во время конфликта с Касаткиным по ПГАС и на заседаниях Студсовета МГУ. Шведов планирует «вырасти» в структуре студсовета и рассматривает для себя как должность председателя, так и второго представителя в Студсовете МГУ. О выдвижении думает и координатор по оповещению Рамзан Бекбулатов, который, чувствуя поддержку сплоченного костяка четвертого созыва, хочет получить новый опыт – опыт руководства, оставаясь при этом в «тусовке» с новыми друзьями:

– «Тут нет слов про горячее желание защищать права студентов — оно, скорее, шло просто по дефолту с некоторыми моими жизненными принципами и «воспитанием» от «дедов» ССММ».

Опыт общения с администрацией на тот момент и наличие «крепких ребят за спиной» помогают Бекбулатову справиться с опасениями по поводу ответственности на должности председателя.

 

Созыв 5: Бекбулатов (начало, 2015-2016)

 

«Просто в целом был богатый на происшествия созыв 

с пылающими координаторами»

Ираклий Глунчадзе

 

1. Выборы руководства (31.10.2015)

 

На собрании 31 октября 2015 года студсовет мехмата пятого созыва выбирает новое руководство 86. В выборах председателя участвуют два кандидата: Рамзан Бекбулатов (4 курс) и Константин Шведов (3 курс). Бекбулатов перечисляет свои успехи в студсовете прошлого созыва: координаторство в оповещении (отрисовка афиш, дизайнерское оформление постов), регламентирование работы кураторов первокурсников (памятка в соавторстве с Морозовым), инициирование создания Wi-Fi-сети на учебных этажах мехмата, за счёт чего он приобрел опыт «боевого» общения с администрацией и отстаивания позиции. Если Бекбулатов говорит о причинах баллотирования в духе: «Кто, если не я?», то Шведов признаётся, что в течение осени его просили попробовать председательства несколько членов студсовета. Шведов отчитывается об успехах в координации группы по спорту, которая за созыв увеличилась с 2 до 11 человек и провела все мероприятия, какие планировала. Он называет работу в Студсовете МГУ одной из ключевых обязанностей председателя, и отчитывается об активном общении с представителями других факультетов. Шведов несколько раз повторяет, что главная функция председателя – это грамотное распределение обязанностей между другими членами и «координация без непосредственной организации», тогда и его работа не займет много времени. С таким подходом согласен и Бекбулатов. Много общего у кандидатов и в других вопросах: оба работают кураторами первокурсников; оба, готовясь к выдвижению, расспрашивали прошлых председателей о тонкостях работы.

Кандидатам задают вопросы, уже ставшие традиционными для выборов председателя: «Кого вы выберете своим заместителем?» (Шведов – Бекбулатова, Бекбулатов – Денисова из-за его богатого опыта общения с администрацией); «Чем будете заниматься, если вас не изберут председателем?» (Шведов хочет продолжить работу в Студсовете МГУ, Бекбулатов – занять другую должность); «Справитесь ли с нагрузкой, обучаясь на сложном курсе/сложной кафедре?» (Бекбулатов считает 4 курс не таким сложным, Шведов учится хорошо, живет недалеко от кампуса и планирует распределять обязанности), «Планируете ли искать работу и как будете совмещать с председательством?» (Бекбулатов уже совмещает деятельность с работой на полставки, Шведов работать пока не собирается).

Оба кандидата называют главной задачей распределение ПГАС, к которому в этот раз надо готовиться заранее. Бекбулатов отмечает разрозненность рабочих групп. Шведов считает важным сделать презентабельными информационные ресурсы студсовета, чтобы донести, что «мы – серьезная организация»; ограничить общение с администрацией одним представителем для контроля этого процесса; регламентировать собрания, минимизировав «болтовню» в пользу принятия решений; регулировать общение в чатах и увеличить общение с остальными студентами, чтобы знать их мнение по разным вопросам.

Планы на Студсовет МГУ у кандидатов различаются: Бекбулатов считает, что прошлые представители мехмата вкладывали много сил в этот орган, но все усилия принесли мало пользы, поэтому нужно ограничиваться только защитой интересов мехмата; Шведов строит планы организации протеста выездным выборам председателя Студсовета МГУ, принятия поправок в Положение после работы над ними представителей мехмата двух прошлых созывов, поиска связей с представителями других факультетов, чтобы такие проекты, как велопарковки авторства Ильи Денисова, не игнорировались. Различается отношение и к факультетскому студкомитету: Бекбулатов считает правильным развивать идею с поглощением, Шведов не видит в этом смысла, но готов поменять своё мнение. Напоследок оба кандидата обещают бороться за то, чтобы «люди жили лучше» в результате переселения ФДС.

Рамзан Бекбулатов

Голоса 31 присутствующего члена студсовета распределяются между Бекбулатовым и Шведовым в соотношении 17:14. Новый председатель Рамзан Бекбулатов, как и обещал, назначает своим заместителем Илью Денисова (3 курс), а секретарем выбирается единственный кандидат Павел Савин (4 курс). Константин Шведов тоже выполняет обещание и участвует в выборах второго представителя в Студсовете МГУ вместе с Сергеем Морозовым (снова 1 год магистратуры) и Анастасией Сурковой (3 курс). Тогда как Шведов говорит о сохранении преемственности между представителями мехмата, а Суркова – о помощи «ребятам», Морозов заявляет о своей готовности, в случае избрания, выдвигаться в председатели Студсовета МГУ:

– «Терять нечего, готов идти до последнего. Нам нельзя терять время».

Однако трёхлетний опыт членства в студсовете ему не помогает: со счетом в 14 голосов побеждает Шведов, Морозов с 13 голосами становится первым заместителем, Суркова с 2 голосами – вторым заместителем.

Рабочие группы по бытовым вопросам, образованию и партнерам оставляют своих координаторов (Илью Денисова, Павла Савина и Татьяну Тюрина соответственно), «Оповещение» выбирает Ираклия Глунчадзе (4 курс), «Праздники» – Анастасию Суркову (3 курс), «Спорт» – Павла Семенюка (3 курс), «Стипендии» – Евгению Подкользину (4 курс) 87.

Илья Денисов, Павел Семенюк, Павел Савин, Рамзан Бекбулатов

Сразу после выборного собрания координаторы проводят своё первое собрание, на котором проговаривают такие моменты, как необходимость создать новые чаты рабочих групп, провести собрания рабочих групп в ближайшие две недели, опросить каждого участника рабочей группы о том, что он умеет делать и чем он хочет заниматься, заполнить даты собраний и ответы участников в специальные Google-таблицы. Также координаторам предлагается почаще разговаривать с участниками своих рабочих групп лично, а не взывать к ним только посредством чатов. Председатель просит держать его в курсе вопросов, которые рабочая группа хочет обсудить с администрацией, не по итогам переговоров, но и до них; аналогичная субординация предполагается и между участниками рабочей группы и её координатором. Координаторы пытаются научиться использовать для своей работы сервис управления проектами, но он в итоге не приживётся.

Анастасия Суркова, Константин Шведов, Илья Денисов

 

2. Чаты и «тусовка» студсовета

 

Чат координаторов пятого созыва (в который входят все выборные должности студсовета от председателя до заместителя второго представителя в Студсовете МГУ, в этот раз – 10 человек) создаётся ночью после первого собрания координаторов. За следующий же день Бекбулатов, Савин, Шведов, Глунчадзе, Суркова, Семенюк, Морозов и Тюрина успевают:

– обсудить необходимость обсуждения на собраниях дел мехмата в Студсовете МГУ. Шведов хочет рассказать студсоветовцам о положении вещей и в ходе обсуждения сформировать позицию о политике представителей студсовета мехмата в новом сезоне (голосование на выборах председателя, выход из состава, игнорирование созыва и т.д.). Суркова считает, что это никому не интересно и никто не поймёт, Савин и Бекбулатов поддерживают инициатора;

– придумать способ популяризации спорта на мехмате: Семенюк сначала предлагает сверстать и повесить стенд со всеми спортивными кубиками мехмата за последние годы, а потом приходит к идее установки стеклянного шкафа непосредственно с кубиками внутри. Морозов сомневается в эффективности такой агитации, но идея остаётся;

– начать формулировать поправки в устав студсовета мехмата: первой становится изменение подоходного порога на выборах с 13% от явки до 16,6% от численности потока, которую поддерживают почти все координаторы;

– вспомнить о существовании YouTube-канала студсовета, где культмассовый сектор уже год размещает видео со своих мероприятий;

– начать составлять повестку следующего собрания.

По сравнению с прошлым созывом, в котором половина координаторов не писала в чат из-за неактивности или привычки обсуждать вопросы устно, теперь чат живёт и днём и ночью, а участники могут писать по нескольким темам параллельно. «Посты летят так быстро», что в шутку звучит предложение завести «флудокоордочат». Всего за созыв в чате будет написано 63 тысячи сообщений.

 

Во второй день к чату координаторов, как и годом ранее, присоединяется Кирилл Сапунов как человек, компетентный в факультетских финансах и написания ТЗ к мероприятиям, у которого планирует перенимать опыт Бекбулатов. Он выносит на повестку два вопроса: необходимость забрать часть бюджета, распределяемого студкомиссией профкомом, в связи с уходом его бывшей главы Екатерины Строевой и отсутствием у студкомиссии каких-либо сил для целевого расходования бюджета и полная смена ТЗ в связи с инфляцией и повышением стоимости услуг на организацию стандартных мероприятий факультета. Сапунов анонсирует трудоёмкую работу с отделом закупок мехмата (см. далее «Финансы и культмасс»).

Чат координаторов занимается также написанием ответов на анонимные вопросы студентов на «Спрашивай.ру», по много раз их выверяя. Авторы вопросов жалуются, к примеру, на запах из мусоропровода на кухнях в общежитии ГЗ, но координаторы просто констатируют, что ответственные за это УО и ОСК, и не вносят вопрос в свою повестку. Сочиняя ответ на один из вопросов, Морозов предлагает написать, что студсовет «строит работу на принципах демократии и главенства интересов рядовых студентов и помогаем друг другу следовать этим принципам». Денисов считает, что «важнее же не демократия, а работа». Более того, чат координаторов выполняет функции чата оповещения, поскольку все посты для группы и даже «пикчи» к ним пишут и правят в этом чате. Координаторы стоят настороже контента в группе студсовета, не пропуская многочисленные посты о вакансиях и компаниях, которые их просят разместить или репостнуть:

– «Это уже интересы бизнеса. Непонятно, зачем нам стараться помогать бизнесу, бизнес и так лучше нас живет».

У координаторов формируется субкультурный лексикон, не всегда понятный внешнему слушателю. Для различения двух Павлов, Савина и Семенюка, их нарекают, соответственно, «Пашаса» и «Пашасе». Фраза Савина «образование ето я», произнесённая весной 2016 года, используется другими координаторами для подчёркивания ситуации, когда какое-то направление держится только на одном человеке. Координаторы неоднократно цитируют высказывание председателя Студсовета МГУ Марии Алаевой «Это было не по-студенческому Московского университета. Вот», распространённое благодаря январской стенограмме ИГ, и реплику председателя студкомитета мехмата Андрея Балуева «Это факты вашей биографии»; шутят о «братиках», которые «будятся» (мем из Студсовета МГУ, см. далее), а также о вечном статусе и.о. декана у В.Н. Чубарикова («Нужен мобильный номер вашего декана» — «Нет декана — нет номера»). В ходе созыва фамилии основной троицы деканата мехмата (Чубарикова, Молодцова, Касаткина) окончательно выродятся в сокращения «Чу», «Мо» и «Кас».

Обратной стороной гиперактивности чата координаторов становится относительное затишье в «важночате», поскольку самые активные члены созыва и есть координаторы. Новые «важночат» и «флудочат» заводятся Бекбулатовым также в ночь на 1 ноября; он очерчивает их функции и подчёркивает необходимость читать все сообщения «важночата» и выражать своё мнение.

– «Не подведите людей, которые вас избрали, работайте на совесть и помогайте своим координаторам», – наставляет Бекбулатов.

Всем членам выдаётся пароль от почты студсовета. В первые дни в чате почти нет активности, лишь Роберт Сакаев спрашивает предысторию появления языковых курсов студсовета или предлагает организовать курсы консалтинга на мехмате. На призывы координаторов накидать идеи по каким-либо проблемам члены студсовета отзываются редко и в единичном количестве. В некоторые дни в «важночате» и вовсе стоит тишина.

Председатель Рамзан Бекбулатов использует несколько способов объединения сообщества. В чатах культивируются локальные мемы о мехмате, МГУ и студенческих организациях (на «Яндекс.Диске» студсовета даже заводится специальная папка для мемных картинок), а в комнате студсовета постоянно проходят встречи активистов, которые заглядывают туда между парами пообщаться. Эти моменты Бекбулатов подсматривает и продвигает из прошлого созыва, но добавляет и свои. Он в шутку награждает активистов «председательскими баллами» как поощрением за инициативность и отзывчивость в чатах, добавляя элемент соревновательности между участниками. Членам совета предоставляется возможность распечатать несколько листов на принтере в комнате студсовета в надежде, что они, получив социальную обязанность, помогут в ответ. Частые встречи вживую способствуют дружеским отношениям, а иногда перерастают и в личные отношения. Особенно на сплочение коллектива работает образ общего врага, которого не приходится выдумывать: на протяжении всего созыва члены деканата мехмата всё активнее вставляют палки в колёса студсовету, а координаторам остаётся лишь стоять на позиции независимости студсовета и побуждать остальных, в том числе, молодых членов совета вместе с ними давать отпор несправедливым решениям администрации.

Члены студсовета мехмата вместе отдыхают в пансионате «Буревестник»

 

3. Осенний семестр продолжается (2015)

 

3 ноября Морозов предлагает координаторам обсудить агитацию абитуриентов на мехмат. Денисов грустит: по его предположению, из-за низкой зарплаты с мехмата уходят лучшие преподаватели, поэтому агитировать будет непросто. Не изменилось ничего и после недавнего отчитывания Чубарикова Садовничим, в присутствии которого министр образования Ливанов похвалил матфак Вышки.

Координаторы обсуждают ситуацию с уходом Строевой: она просила выделить ей на факультете ставку, на которой она сможет продолжить заниматься билетами в театры уже официально, но администрация на это не согласилась. Координаторы обсуждают возможность обратиться к администрации с этим же вопросом, но не делают этого. Морозов выступает против поиска студента, для которого, как и для Строевой, работа с билетами будет «бесплатным довеском»:

– «Мы можем найти где-то человека, который полжизни непонятно зачем на это убьет, как Катя, и не получит никакой благодарности. Но этим мы вылечим симптом, а не причину болезни».

Сама Строева при этом не выносит ситуацию на суд публики, и студенты об этом ничего не узнают.

6 ноября студсовет публикует 88 расписание собраний рабочих групп, приглашая студентов присоединиться к интересующим их. 11 ноября Сапунов возвращается в чат координаторов с подведением итогов прошедших собраний всех рабочих групп и предлагает созвониться для составления окончательного списка проектов на следующий год, ранее обсуждённых в группах. Второе собрание координаторов 15 ноября, проходящее в Skype, посвящается финансам и дедлайнам каждой рабочей группы. Денисов подгоняет координаторов осваивать бюджет на проекты:

– «Я буду чувствовать, что мы упустили шанс, если не будем организовывать что-то из вышеперечисленного».

Помимо конкурса групп и фотоконкурса координаторы ничего не придумывают.

7 ноября председатель Бекбулатов в новой должности знакомится с и.о. декана Чубариковым. Чубариков соглашается на встречу со студсоветом в поточной аудитории; просит подумать о наполнении альбомов к 85-летию мехмата, которое состоится в 2018 году, и содержании планируемого музея-архива мехмата; соглашается с необходимостью агитации абитуриентов, отсылая к Глебу Фёдорову из приёмной комиссии; предлагает познакомить преподавателей – кураторов групп со студентами – кураторами групп первокурсников; предлагает организовать мероприятия с творческими личностями среди преподавателей. Вернувшись со встречи, Бекбулатов просит всех координаторов узнать в своих рабочих группах у каждого участника, какими делами он хочет заняться.

8 ноября Суркова начинает агитировать студсоветовцев зарегистрироваться для участия в командных играх, организованных вместе с Тюриной:

– «Они будут направлены на наше сплочение, как коллектива, а также на развитие наших качеств, таких как лидерство, умение договариваться друг с другом и т.д.».

А уже на следующий день она начинает поиск реквизита, актёров и массовки для проведения Дня Пифагора. Оба призыва («Ребята! Подтвердите мне в личку, что участвуете в игре!», «Ребята, очень нужна помощь!» и т.д.) будут повторяться в «важночате» до конца ноября, периодически возникая почти сразу после обсуждения проблемных вопросов. Игра «Голод», прошедшая 20 ноября и собравшая около 20 членов совета, задумывается как тимбилдинг нового созыва, но пригождается, в основном, рабочим группам «Праздники» и «Партнёры». Впрочем, некоторые активированные на игре члены совета отзываются на полезные дела и в других направлениях: например, Иван Базанов покрасит дверь в комнату студсовета и поучаствует в генеральной уборке гостиной Б17.

Касаткин продолжает задвигать членам студсовета сомнительные идеи, на разубеждение в необходимости которых уходит не один час времени координаторов. 12 ноября Татьяна Тюрина приносит в чат предложение Касаткина оказать помощь охраннице одного из этажей общежития мехмата, которой нанёс травмы головы и переломы рук невменяемый аспирант мехмата. Манипулируя тем фактом, что эта женщина пострадала на службе в интересах учащихся мехмата, Касаткин предлагает организовать сбор средств на оплату работы сиделки или найти студентов для добровольной работы сиделкой; причём второй вариант ему нравится больше и он предлагает официальное освобождение от занятий. Принять решение Касаткин просит оперативно, и Тюрина пытается донести все тонкости, отмеченные им, но координаторы оспаривают уместность студсовета в роли организатора.

– «Давайте предоставим возможность всё организовать администрации, так как это их инициатива, а мы их поддержим постом и добровольно вызвавшимися в помощь студентами», – предлагает Морозов. – «Если бы с этой идеей выступили реально переживающие за нее студенты, я бы понял. А быть чужой совестью как-то не комильфо».

– «Инициатива-то добрая, прям хватает за моральные устои хорошо воспитанных мгушников. Но попахивает тем, что на нас пытаются свалить обязанности не нашей компетенции, дабы погасить какие-то муки своей совести и при этом ничего не делать самим», – считает Бекбулатов.

Сапунов напоминает, что формально охранница не справилась со своими обязанностями, а травмы при исполнении должна покрывать страховка – если, конечно, работодатель её выплачивает. Окончательное мнение студсовета для передачи Касаткину звучит так: студсовет готов информационно поддержать сбор средств, если его запустит администрация, но организовывать его и подписываться на дежурство студсовет не собирается. Никакой сбор средств деканат мехмата не запустит.

15 ноября Роберт Сакаев предлагает создать группу «Неофициальный студсовет» для публикации разных новостей, но Яна Нагорных и Суркова опасаются усиления неприязни администрации к студсовету. 17 ноября Бекбулатов называет аккаунт в «Instagram» способом стать ближе к народу: фотографии с собраний покажут, как они проходят, с подготовки к мероприятиям – «что всё появляется не просто так», с самих мероприятий – «что на них бывает весело». Но аккаунт слабо ведётся, а в апреле и вовсе выяснится, что его не «пиарили» вне студсовета.

17 ноября Суркова отчитывает Думаревского и Змиевского, открывших комнату студсовета через обращение к мехматскому ключнику: сейчас ключи имеются только у координаторов и могут передаваться другим членам лишь при крайней необходимости. Свою бурную реакцию Суркова объясняет тем, что она «чуть ли не сама делала шкафы в сс, ездила за ними в икею, мыла студсовет после ремонта, пыталась облагораживать», а в случае попадания ключа к «левым людям» «весь наш труд и имущество уйдет к х*рам». Остальные координаторы поддерживают её, Денисов предлагает закрыть вопрос, а через три минуты переключается на рабочие вопросы, неловко оперируя подмигивающим смайликом:

– «А пока скажу, что ребята, кто еще не получил задания от координаторов, могут и сами проявить инициативу».

17 ноября Тюрина ищет членов студсовета на оплачиваемые роли ведущего, раздатчиков и носильщиков на «ярмарку вакансий». В тот же день она оказывается на встрече с представителями спонсора Дня Пифагора – оператора «Билайн», которые, желая рекламировать свой социальный тариф для студентов, хотят оформлять SIM-карты в МГУ, оплачивая работу распространителей – тоже студентов. Тюрина рассчитывает на долгосрочное партнёрство с оператором при организации мероприятий, но Морозов высказывает мнение о том, что не в интересах студентов будет ситуация, когда компании наживаются на них, и приводит в пример «Яндекс», проводящий бесплатную «Школу анализа данных» (ШАД) с перспективой повышения лояльности её участников к компании.

– «В общем, мотивацией для компании при работе с нами должно быть в первую очередь желание порадовать студентов, а не подзаработать», – заключает он.

Тот же бесплатный Wi-Fi для этажей мехмата окупается лишь встречами фирмы со студентами, а не продажей им своих услуг. Тюрина ставит вопрос следующим образом: как продвигать SIM-карты не от имени студсовета, но при этом не потерять «Билайн» как спонсора будущих мероприятий. Глунчадзе опасается, что студсовет репутационно окажется в минусе, когда студенты построят логическую связь между стойкой спонсора на празднике, организованном студсоветом, и распространителями SIM-карт того же оператора:

– «И мы станем для факультета не «людьми, которые делают праздники» и тем более не «людьми, которые защищают права», а «людьми, которые зарабатывают на студентах». Даже если мы при этом будем пускать вырученные деньги на проекты — пойди это всем объясни».

Тюрина признаётся, что лично ей это сотрудничество интересно, поскольку она хочет научиться «продавать» и «будет какая-то мотивация развивать в себе те качества, которые у меня ну очень в плохом состоянии». В итоге все сходятся на безобидности стенда спонсора на мероприятиях, подключать студсовет к сотрудничеству по тарифу отказываются, но против сотрудничества Тюриной (как студентки, а не как координатора) ничего не имеют.

20 ноября Илья Денисов снова пытается сделать работу заместителя декана по общежитиям мехмата и разместить пост о свободных местах в общежитиях для поселения подмосковных студентов по контрактным расценкам или студентов с достижениями бесплатно. Координаторы редактируют пост и убирают строчку о необходимости желающих писать по всем вопросам Денисову, а Морозов, как и летом, просит не связываться с бесплатным поселением. Бекбулатов предлагает не публиковать пост в спешке и уточнить подробности у Касаткина.

– «Ему не нравится электронная почта», – сообщает Суркова на предложение попросить Касаткина передавать подобную информацию не устно.

Морозов просит не затягивать себя в неправовую область, поскольку студсовет не может гарантировать ни заселение бесплатно, ни прозрачную конкуренцию за места, ни конкретные критерии ранжирования подмосковных городов по удалённости от Москвы. Координаторы выясняют, что последнее логично считать по времени пути до ГЗ, что не совпадает с мнением Касаткина, но Денисов заявляет:

– «Я ему не скажу, что он неправ!».

Денисов эскалирует публикацию поста, опасаясь, что места отдадут студентам из Китая, и ставит пост на таймер на следующий вечер, отказывая в переносе. Тот факт, что наступают выходные, в которые никто не подаст заявления, его убеждает, но тратить время на споры с Касаткиным о критериях поселения он не собирается, желая поселить хоть кого-то. Бекбулатов в ходе звонка Касаткину узнаёт, что свободными стоят около 40-50 мест, а выдающиеся критерии определяет сам Касаткин. Координаторы вновь проговаривают, что распределять места нужно комиссией с участием студсовета на уровне распределения ПГАС, но для этого необходимо согласие деканата и наличие сил у студсовета – ни того, ни другого сейчас нет. Тем не менее, 23 ноября пост о контрактном поселении в ФДС жителей Подмосковья будет опубликован 89 в группе студсовета.

24 ноября Денисов предлагает «важночату» заполнить анкету СтудСоюза о желаемых продуктах в гипотетических вендинговых автоматах в МГУ и встречает критику от Морозова, которые не понимает, почему студсовет должен «помогать студсоюзу в очередной раз портить репутацию студорганизаций МГУ» и помогать ему заниматься бизнес-вопросом. Денисов, как и Тюрина, не видят никаких рисков и считают, что не будет ничего плохого в этом, если опрос пойдёт на пользу студентов.

28 ноября в «важночате» обсуждается ситуация с задержкой оплаты работы студентов – сотрудников приёмной комиссии. Прежде их оплата составляла 100 рублей в час, а в этом году без предупреждения сократили до 85; кроме того, некоторым студентам из тех, кому она положена и кому оплатили работу в «приёмке», не заплатили материальную помощь (которая, в свою очередь, пришла меньше обычного: 5 тысяч рублей вместо 8 тысяч). В процессе сбора информации по курсам обнаруживаются и случаи невыплаты матпомощи при выплате надбавки за спортивную активность (она составляет 2,5 тысячи). Подкользина предлагает узнать в учебной части, что происходит, но тема не получает развития.

К первому собранию созыва секретарь Павел Савин тестирует сервис doodle.com для выбора даты собрания членами совета. Повестка продолжает составляться с нуля в чате координаторов. Перед собранием 5 декабря Бекбулатов вспоминает сразу несколько долговечных проблем вроде синхронизации правил прохода на двух периметрах охраны общежития ГЗ («Эти проходные уже два года мусолят, надо этим созывом тоже помусолить, а то че мы как не свои») и перехода А13-Б19. Новым голосованием созыва на собрании подтверждается старое решение добиваться ночного входа для студентов и аспирантов на внешнем периметре (18 за, 2 против, 2 воздержались). Также Бекбулатов предлагает в очередной раз продлить время работы перехода А13-Б19 по тем же причинам: лишь половина работающих лифтов с верхних этажей сектора «Б» и отсутствие видимых препятствий для открытия ввиду круглосуточного наличия охранника. Единогласно (22 голоса) принимается решение продлевать, 20 поддерживают решение просить продления работы до 20:30. В «Разном» Илья Денисов поднимает проблему с лифтами в «А» и «Б»: описывая ситуацию с необходимостью замены, декларируемым отсутствием денег у МГУ для этого и отсутствием замены лифтов в планах до 2020 года, Денисов считает нужным что-то сообщить администрации о своей позиции по этому вопросу. При этом он один за другим отвергает предлагаемые варианты действий: краудфандинг студентами – из-за большой стоимости снятых с производства лифтов ГЗ, консультация стороннего специалиста для оценки реальной стоимости замены лифтов – из-за сложностей в организации его встречи с администрацией МГУ, инициативу установки современных и более дешевых лифтов – из-за незнания ответа на вопрос, будет ли это дешевле.

7 декабря Бекбулатов, Денисов и Суркова рассказывают о деятельности студсовета на собрании деканата; то же делают Балуев о студкомитете и Подколзина о студотряде приёмной комиссии. Деканату и учебной части нравится отчёт студсовета, что подтверждается их бормотанием: «Молодцы, так держать». Деканат ставят в курс о незамотивированности большинства членов студотряда «приёмки» в их работе и о необходимости решать эту проблему.

14 декабря координаторы спорят о цензуре в собственных отчётах с собраний: Морозов опасается, что дословные формулировки в адрес администрации могут прочесть в деканате; Савин парирует, что с таким же успехом их могли подслушать и на самом собрании, но всё же соглашается сгладить «скользкие» выражения для итогового протокола.

Рабочая группа по образованию продолжает помогать первокурсникам: сначала дважды ищет 90, 91 старшекурсников, готовых провести консультации по предметам первой сессии (вероятно, безуспешно, поскольку анонсов самих консультаций опубликовано не будет), затем публикует 92 традиционную памятку о сдаче сессии.

21 декабря Касаткин передаёт через Суркову просьбу студсовету за два дня написать план на следующий год, обосновывая необходимость тем, что «всякие ходят к ректору» (имеется в виду «оккупай ректорат» за переселение ФДС, организованный Инициативной группой 16 декабря, см. далее). Денисова и Балуева он отводит к Чубарикову, чтобы обвинить ИГ в проплаченности фирмой, строящей новое общежитие, и предложить студсовету решать вопросы в рамках факультета.

В зачетную неделю несколько членов студсовета под руководством Сурковой обходят деканат и кафедры, чтобы подарить самодельные календари и кружки с символикой студсовета, поздравляя с Новым годом. Эту активность она предпочитает посещению заседания Студсовета МГУ в должности второго заместителя представителя.

29 декабря Бекбулатов вместе с председателем студсовета ВМК Муромцевым посещают начальника УО А.А. Водолазского. Накануне Бекбулатов осведомляется у «важночата» о времени работы лифтов в секторе «Б», но на самой встрече этот вопрос не обсуждается. Там они узнают, что после прошлогоднего выезда Водолазский по поручению ректора подготовил поправку 93 в правила прохода на внешнем периметре ГЗ, на которую пока что не отреагировал Иващенко. Председатели радуются продвижению решения проблемы рассинхронизации проходных ГЗ, но не вчитываются в проект поправки: она всего лишь продлевает до 23:30 время входа МГУшников через внешние проходные, а вовсе не делает вход круглосуточным, как на внутренних проходных. Продление А13-Б19 дольше, чем до 15:00, Водолазский переводит также на Иващенко, поскольку именно его сотрудник ЧОП охраняет переход в поздние часы.

 

4. Студсовет во время кампании за переселение ФДС (2015-2016)

 

Действия студсовета мехмата во время кампании Инициативной группы за переселение ФДС (ноябрь 2015 – апрель 2016) по сути ограничиваются участием заместителя председателя и координатора бытовых вопросов Ильи Денисова в чате активистов кампании (но не влияя на принятие решений, поскольку они принимаются на собраниях, которые он не посещает) и в комиссии Марченко по составлению плана расселения. На протяжении полугода студсовет мехмата отказывается выступать за полное переселение ФДС, по разным причинам выбирая другой план расселения.

В ноябре Илья Денисов, уже в статусе заместителя председателя, продолжает, как он любит повторять, выполнять обязанности студкомитета мехмата и ходить по чиновникам администрации МГУ в попытках выяснить правильные цифры квот мехмата при заселении нового общежития (сокращение на тот момент: НО; впоследствии – ДСЛ) и возможности заселения ФДС-6 и ФДС-7 студентами не только мехмата и ВМК (как это предлагает сделать администрация, переселив из ФДС физфак, химфак и геолфак), но и других факультетов из ФДС. Водолазский отсылает Денисова с его пересчетом дефицита мест к автору прошлых цифр – Вржещу, а по поводу планов распределения факультетов ссылается на заседание ректоратской комиссии, на которое Денисова обещала позвать председатель Студсовета МГУ Мария Алаева, но не позвала.

– «А не пойти ли Алаевой подальше от ССМГУ», – наконец, разделяет Денисов настроения представителей мехмата в Студсовете МГУ (см. далее).

Позже Алаева расскажет, что это было заседание не той комиссии, а эксплуатационной, поэтому её обещание формально не нарушено. Масла в огонь подливают обновлённые схемы расселения, которыми владеют УО, Глухов и Алаева, но не Денисов:

– «Я таким дураком сейчас выглядел».

Шведов в чате Студсовета МГУ отстаивает желание Денисова участвовать в комиссии, на что Алаева отвечает, что она уже передала ректорату позицию мехмата. Множество риторических вопросов о том, почему активных представителей ущемлённых факультетов не знакомят с планами, Денисов задаёт в подробных отчётах о своих переговорах, называя имена всех причастных 94.

Замдекана по общежитиям Касаткин продолжает рассказывать студсовету свои гипотезы о будущем: 12 ноября он говорит Тюриной, что первые четыре курса совершенно точно будут проживать в ФДС. Позже он будет пересказывать слова Водолазского о сроках переезда и сноса ФДС, но Морозов предлагает не играть в сломанный телефон и уточнять у первоисточника. Через две недели проректор по капительному строительству М.Е. Гребнева в ответ на письмо Денисова признается, что не знает сроков сноса ФДС.

Морозов уверен, что теоретически мест в ГЗ и в новом общежитии должно хватить для переселения студентов, если эти места поискать; Денисов, хоть и слушает эти заверения, продолжает сомневаться и переспрашивать, где искать места и чьим числам дефицита мест верить. Не развеивают его сомнения и убеждения активистов кампании ИГ («Стоит избавиться от иллюзии, что дяди из высоких кабинетов МГУ не могут врать без зазрения совести»), которые Денисов словно для критики координаторами пересылает в чат. По состоянию на 14 ноября у студсовета нет позиции по переселению, и на вопросы студентов в аккаунте студсовета на «Спрашивай.ру» он может ответить только: «Пока что непонятно, чего мы вообще сможем добиться». Бекбулатов оперирует дежурным:

– «Пытаемся добиться самого оптимального решения для всех студентов факультета».

16 ноября Шведов отказывается по просьбе Денисова просить администраторов групп курсов распространять пост ИГ с анкетой участника будущей кампании за переселение ФДС. В «важночате» Сакаев, Змиевский и Семенюк предлагают написать пост студсовета со ссылкой на ИГ; при этом Сакаев выступает за перепись населения общежитий, но критикует предложение ИГ переселять персонал, вместо студентов защищая смены сотрудников, которым надо рано вставать и поэтому им выгоднее жить именно в ГЗ. Обсуждение прерывается призывами Сурковой к участию в тимбилдинге нового состава студсовета.

На сообщение в «важночате» о появлении сборщиков подписей под петицией ИГ о переселении ФДС Денисов реагирует фразой: «То, что делает ИГ, это интересно, но на Студсовет вряд ли влияет». Даже репост петиции вызывает споры среди координаторов: 4 декабря Шведов выступает против «бездумного» переселения всех ФДС, исходя из того, что мест всем его жителям в других общежитиях не хватит. Денисов, уже потративший много сил на этот вопров, высказывается за переселение и транслирует мысль, которую активистам кампании удалось донести до него за время его пребывания в их чате: требуй многого, чтобы получить хоть что-то.

– «Нет, так не работает, к сожалению. Надо формировать разумные требования», – уверяет Шведов и объясняет: – «Радикальные взгляды ИГ мне не слишком нравятся».

Против репоста в группу студсовета (но за репост в более крупную группу мехмата) выступают также Суркова, Тюрина и Бекбулатов, последний объясняет это тем, что выразить позицию студсовета нужно после обсуждения на собрании, «но без ребят из ИГ». Избирательность гостей собрания Суркова объясняет нежеланием видеть «срач, не конструктив», но дискуссии с Денисовым в чате она предпочитает надувание воздушных шаров на День Пифагора. Савин напоминает, что по уставу любые студенты мехмата могут свободно посещать собрания студсовета. Председатель планирует беспристрастно пересказать идеи «инициативки» и пытается выяснить, по каким вопросам предстоит провести голосование. На помощь приходят Глунчадзе и Морозов, составляющие такой список: выступать ли за переселение всех факультетов или только мехмата, за определённый принцип заселения нового общежития, за выселение персонала, за открытую карту расселения, помогать ли собирать подписи, писать ли письмо ректору от студсовета, если писать, то предложить ли присоединиться студкомитету мехмата или ВМК. Денисов заранее считает, что карту расселения студентам никто не даст, а просить её – значит в чем-то подозревать администрацию, что помешает в дальнейшем идти с ней на контакт. Попутно Денисов узнаёт, что за вопросы, которые он поднимает у того же Водолазского, нужно голосовать студсоветом, чтобы наделить их легитимностью («Ты действуешь от лица совета, который действует от лица студентов. Так что мы хотим понять, с чем тебе именно идти к АА»).

На собрании 5 декабря студсовет Суркова высказывает мнение о том, что репост ИГ студсоветом мехмата будет означать, что студсовет полностью разделяет и другие требования петиции, например, о переселении персонала, и транслирует мысли о сотрудниках столовых, которым нужно вставать в 5 часов утра.

– «Хочу напомнить всем, что мы защищаем интересы в первую очередь студентов, а не тех, кто работает в столовых», – замечает Савин.

Суркова продолжает настаивать на невозможности репоста, поскольку студсовет всегда сам пишет посты и выражает в них своё мнение. Студсовет проголосует за репост (14 за, 4 против, 4 воздержались), который будет сделан 95 с комментарием:

«Группа студентов выступила со своей инициативой по защите прав мехматян на проживание в достойных условиях. Требования несколько отличаются от тех предложений, которые выдвигали мы, но мы не можем не уважать подобные инициативы».

Далее следует обсуждение письма в администрацию с выражением позиции студсовета о несправедливости распределения мест в новом общежитии между пятью факультетами, проживающими в ФДС. В то время как Денисов хочет узнать у ректора сроки сноса ФДС, происхождение цифр на плане переселения и их связи с дефицитом мест, Морозов предлагает просить вмешаться в ситуацию и уравнять условия проживания мехмата с остальными факультетами. Суркова интересуется, не стоит ли писать сообща с другими факультетам и не нужно ли начинать адресовать письма к администрации мехмата. Денисов рассказывает, что уже пробовал заручиться поддержкой деканата: Касаткин отказался обсуждать дефицит мест мехмата с Водолазским, чтобы не отодвигать на второй план другие свои дела. Идея обращаться к Чубарикову представляется непродуктивной по прошлому опыту общения. Письмо ректору одобряется единогласно (22 голоса), требование подробной информации по переселению поддерживают 17 членов.

На своём заседании 7 декабря деканат узнаёт от студсовета о том, что мехмат обделили местами в новом общежитии, но ни к каким действиям эти известия не приводят. В тот же день Денисов посещает Водолазского и признаётся координаторам, что у него опускаются руки от его ответов: мехмату обещают 275 мест в новом общежитии вместо 240, что всё ещё недостаточно для полного переезда из ФДС; более того, с такой схемой согласились Глухов и Алаева. Выходом из этой ситуации координаторы видят письмо ректору с просьбой «равномерного» переселения ФДС. На уточнение Матвеева, действительно ли студенты хотят именно такого переселения, Денисов уверенно отвечает, что «это было бы честнее» и дало бы мехмату больше мест, чем сейчас. Координаторы обсуждают ход Водолазского и студкомитета физфака, с помощью которого первый удовлетворил письмо второго и согласился выделить своему бывшему факультету запрошенные 496 мест, однако аналогичного письма от студсовета мехмата не появится.

Мельком в студсовете обсуждается тема переселения факультетов по рейтингу чистоплотности: Суркова и Денисов соглашаются с тем, что мехмат не самый «чистый» факультет, но вскоре в чат врывается Морозов:

– «Про чистоту – это вообще фашизм какой-то. Это ещё и от коменд зависит, а не только от студентов».

9 декабря координаторы пытаются начать писать письмо ректору от студсовета по тезисам, которые набросал Денисов (публикация планов расселения, их обсуждение, понятные схемы вычисления квот в НО, оставление в ФДС только первых курсов всех пяти факультетов), но быстро про него забывают.

Касаткин даёт задание студсовету составлять списки отличников на переселение в новое общежитие, считая, что на выделенные места должны заехать именно они и те немногие, кто остался в ФДС-3 (его, в отличие от ФДС-6, планируется сносить). Денисов задаётся риторическими вопросами, не должен ли замдекана по общежитиям решать вопросы вроде недостаточных квот для факультета.

– «Хехе, студенты не должны и за наличие бумаги и мыла в туалете бороться, за это должны ответственные отвечать», – усмехается Бекбулатов.

– «Если бы все делали, что должны, студсовет вообще не нужен был бы», – рассуждает Морозов.

 

10 декабря в одном из мехматских чатов жителей ФДС, заполнивших анкету активиста кампании, один из них и по совместительству член студсовета Леонид Змиевский пытается убедить активистов, что обращение в студсовет проще сбора подписей:

– «Являясь выборным органом, он представляет интересы всех студентов».

– «Ну я заметил, как представители СС с нашего потока активно представляют интересы студентов, что аж нам самим приходится все делать», – отвечает активист Иван С. – «Вот только Илья что-то и делал, с этим не спорю. Больше ничьей активности я не видел».

Активист предлагает продолжать заниматься тем, что Змиевский в «важночате» называет «ерундой». Бекбулатов советует Змиевскому:

– «Парню можешь ответить, что у нас несколько направлений работы и каждый занимается своими делами. Пускай не зазнаётся».

Змиевский добавляет от себя:

– «Могу с уверенность сказать, что студсовет считает проблему ФДС одной из приоритетных на данный момент. Но существует много препятствий при общении с администрацией, а также от советов других факультетов […] Пускать все на самотек «что делается, то делается» без управления и обсуждения не приведет к желаемому результату и будет менее эффективно».

В ответ активисты рассказывают, что и обсуждением, и управлением в кампании занимаются обычные студенты, и приглашают члена студсовета принять участие в сборе подписей и последующем «оккупай ректорате».

 

Несмотря на планы написать письмо от студсовета, Бекбулатов, получая запрос от активистов ИГ, интересуется у координаторов, поддержит ли студсовет кампанию сбором подписей под её петицией. Шведов, ранее отказавшийся его подписать, выступает против; Суркова всё ещё считает, что требования петиции подразумевают выселение студентов из ФДС «куда угодно», но предлагает поддержать, если студсовет не ведёт своей заметной деятельности по этому вопросу. Морозов поддерживает идею пункта сбора подписей, как и Бекбулатов, и в поисках активистов, готовых посидеть на сборе подписей в комнате студсовета, закидывает в «важночат» предложение о помощи «инициативным ребяткам». Никита Кравчук сомневается:

– «Если мы от сс поддержим сбор подписей, то мы автоматически полностью согласимся с их позицией по этому вопросу. Но это не так ведь».

В частности, он считает, что многие студенты захотят остаться в ФДС, если им предложат, в соответствии с требованием ИГ, переехать в любое другое общежитие, например, в далёкий ДАС. Морозов считает, что предложенный вариант лучше, чем перспектива остаться в ФДС, как сейчас:

– «Тем более что велики шансы, что нас так никто и не послушает, поэтому лучше пользоваться всеми возможностями».

Денисов же мечется из одной крайности («Меня радикализм ИГ напрягает все же») в другую («У них хоть какой-то малый шанс есть изменить ситуацию в нашу пользу») и называет идею ИГ «бредовой», поскольку способность остальных общежитий МГУ вместить всех жителей ФДС – это, по его мнению, «большой вопрос».

На следующий день он, ничего не объясняя, просит каждого члена студсовета аргументированно написать категорию студентов, которых следует переселять в новое общежитие (будь то курс, отличники или «самые красивые парни со 2 курса»). Члены студсовета, и без того плохо разбирающиеся в происходящем, игнорируют просьбу; лишь один человек слабо протестует, что переехать должны «практически все», но Денисов называет его не имеющим своей точки зрения. Простыня чата вскоре сменяется поиском реквизита, потерянного на Дне Пифагора.

В итоге координаторы находят несколько человек, готовых один день посидеть в комнате 1306-а в перерывах между занятиями, и группа кампании объявляет 96 о новой точке сбора подписей. За целый день работы точки 11 декабря в ней ставят подписи только трое человек, и те – бывшие и нынешние члены студсовета (основной поток подписантов принимают на себя точки сбора активистов кампании в более публичных локациях, например, на «шайбе»).

Члены студсовета обшучивают в «важночате» призыв ИГ приходить на «оккупай ректорат» («Даёшь майдан на 9 этажу», «Ждём поддержку из Вашингтона», «Посылку с печеньками Госдепа надо будет с утра получить в почтовом отделении в секторе В»), а затем Змиевский предлагает переубедить студентов мехмата вообще в нём участвовать:

– «Это не навредит ли нам? (студентам) […] Не думаю, что такие действия от лица мехмата сделают более благосклонным ректора к нашим пожеланиям. Отнимут и имеющиеся 200 мест и оставят еще лет на 5 в фдсах», – опасается он. – «Они собирают толпу с мехмата требовать переселения мехмата. И, несмотря на то, что там будет, ну, человек 50-100 мехмата, отпечаток ляжет на весь факультет».

Морозов напоминает, что мехмату и так дают мест в новом общежитии не больше, чем на покрытие дефицита мест, поэтому факультету терять нечего.

– «Я предлагаю остановить их до той поры, пока на наше письмо [декана, затем ректору – прим.] не ответят отказом», – пишет Змиевский. – «Это делать надо по-нормальному, а не такими методами».

– «Илья уже пытался нормальными методами добиться справедливости по поводу НО. И что? И ничего», – замечает Морозов. Вместе с Глунчадзе они считают, что откладывать «оккупай» нельзя:

– «Дальше сессия, ждать некуда. Если они не соберутся сейчас, они не соберутся никогда, потому что за сессию ректорат, скорее всего, сделает всё, чтобы бороться им было уже не за что».

Пока Савин, Семенюк и Морозов высмеивают опасения Змиевского, что за «оккупай», как за несанкционированный митинг, участникам грозит штраф или арест («Зачёт будем в кутузке сдавать», «100 часов контрольных работ», «Ведомость передачкой получить»), Глунчадзе поздравляет всех с прошедшим Днём Конституции и напоминает о праве людей мирно собираться и выражать свою позицию. Публичное выражение студсоветом несогласия с активистами, будь то заявление «ваше дело неправое» или предупреждение о последствиях, сделает студентам только хуже:

– «С первого взгляда как будто бы прикольно: ребята, мы с вами, но будьте осторожны. Со второго взгляда хуже сделать нельзя: если наш пост увидит администрация, то для них это руководство к действию. Сразу собрание становится митингом, даже если оно таковым формально не является, сразу полиция на этаже, сразу всех будут скручивать, маски, УАЗик, протокол. Это будет подстава в чистом виде. «Благими намерениями вымощена дорога в ад» — это ровно про такую ситуацию».

Савин опасается, что действия «инициативки» имеют «плачевные последствия», и приводит в пример случай с попыткой увольнения преподавателя мехмата и активиста ИГ М.С. Лобанова: якобы в результате кампании ИГ в его защиту деканат мехмата стал отслеживать время нахождения сотрудников на рабочем месте в соответствии с договорами, на которое раньше закрывал глаза:

– «Лучше от этих действий уж точно никому особо не стало […] Я сейчас не говорю, что это плохо – качать права, в смысле. Но иногда надо чуть лучше планировать свои действия», – добавляет Савин.

Морозов замечает, что в его примере ответственность перенесена с деканата на ИГ.

Член студсовета Анна Мотовилина просит материалы, где можно прочитать про «реальную ситуацию с общагами», поскольку неполнота информации в листовках ИГ и их заверения в возможности полного переселения ФДС не вызывают у неё доверия, а уровень осведомлённости позволяет ей оценить идею «оккупай ректората» как «бессмысленно и зря». Официальной и полной информации ни у кого не оказывается, хотя Денисов и Суркова пытаются пересказать всё, что помнят. Пока Мотовилина рассуждает о приемлемости сноса ФДС, Денисов несколько раз повторяет: «Переселить все ФДС-ы нереально» и «Уверен, что [радикальный] вариант ИГ не будет принят», хотя и заявляет своей целью: «Чтобы у нас мест было больше».

– «Я согласен с такой целью, а не как у ИГ», – поддерживает Змиевский.

– «С другой стороны, нам эта движуха на руку, так как в легальной и мирной плоскости мне не отвечали как следует», – вспоминает Денисов.

Глунчадзе сомневается в достаточном количестве мест после переселения персонала из ГЗ. Звучат утверждения других членов студсовета о логичности «равномерного» заселения двух ФДС (когда в них проживают все пять факультетов в отношении, пропорциональном их общей численности, а остальные переселены в другие общежития), о пользе для учёбы в проживании в окружении своего факультета, о психологическом портрете мехматян и гуманитариев и его влиянии на жизнь в многоместных комнатах и даже о том, что «в них [ФДС] же нормально жить абсолютно. не?»; производятся расчёты мест для переселения в сравнении с другими факультетами. Мотовилиной объясняют, что условия в ФДС хуже по сравнению с другими общежитиями, а мехмат несправедливо ущемляют по сравнению с другими факультетами из ФДС. Председатель в этой дискуссии не участвует, лишь предлагая на следующий день «не от студсовета» поучаствовать в сборе подписей за переселение ФДС в своей группе; желающих не оказывается.

16 декабря становится самым активным днём в «важночате» пятого созыва: члены студсовета следят за «оккупай ректоратом» и предшествующим ему собранием студенческих организаций с ректоратом на протяжении 300 сообщений. С ночи Шведов призывает членов студсовета прийти на это собрание задавать вопросы, поскольку сам он с Денисовым будет на зачёте. Вызвавшегося Змиевского Денисов наставляет:

– «Ругаться с другими факультетами там не надо. Надо лишь показать, что мы за справедливость и открытость».

Он надеется, что жители общежитий активно себя проявят, но из студсовета приходит только Роберт Сакаев, который транслирует в «важночат» пересказ выступлений Алаевой, Глухова и проректоров. Морозов требует от него не молчать, брать слово и высказываться за переселение мехмата, но Сакаев не знает позиции студсовета, и из мехматян это сделает только председатель студкомитета Андрей Балуев.

– «Надо прямым текстом высказать, что мехмат не согласен с предложенными ими схемами […] Суть в том, чтобы они после этого собрания никак не смогли сказать, что собрание прошло в атмосфере понимания и сотрудничества и студенты пришли к общему мнению», – советует Морозов.

Денисов просит у присутствующих задать вопрос о способе расчёта квот на переселение. Взять слово пытается только подошедшая позже Суркова, но её прерывает сотрудница ректората и студентка истфака Ольга Прокопенко. Сурковой удаётся сделать фотографии заранее распечатанного протокола «заседания» и подписи присутствующих под ним: несколько членов студсовета физфака пишут «согласен», а Балуев – «ознакомлен».

– «Как видишь, на собрание пришли физики, чтобы не ущемляли их интересы. А не мехмат и ВМК», – объясняет Суркова.

После собрания Сакаев в числе членов других организаций отправляется на беседу с проректором Кортавой, при этом его позиция по вопросу следующая:

– «Я не поддерживаю расселение ради расселения. Но если люди хотят иметь возможность жить не в ФДС, а в ДСВ, то я за. Наберется человека 4, и нехай».

С 15 часов начинается «оккупай ректорат», сводки с которого передаёт Савин, а в 18 часов «важночат» уже рассматривает фотографию активистов кампании из кабинета ректора. Но даже в этот момент, когда активисты ИГ донесли свою позицию полного переселения ФДС до ректора, Денисов не знает, «какие идеи мы будем передавать Марченко» для рассмотрения анонсированной комиссией. После окончания встречи активистов с ректором Касаткина начинает интересоваться наличием клопов в ФДС, о чем он тоже осведомляется у москвича Денисова.

– «Ну хоть что-то его озаботило», – радуется Морозов.

После «оккупай ректората» студсовет репостит из группы кампании коллективное фото его участников 97.

17 декабря Мотовилина снова интересуется официальной позицией мехмата по новому общежитию:

– «Если увижу разумный ответ и предложения, буду сама с удовольствием участвовать в этом».

Денисов в ответ пишет свою позицию, которую он собирается отстаивать на комиссии, и в ней не содержится никаких требований по переселению ФДС – все пункты занимают открытость работы комиссии, понимание планов по сносу ФДС и по квотам, улучшение условий в ФДС. В «важночате» начинается Сбор пожеланий по улучшению: Сакаев и Змиевский предлагают починить туалетные кабинки, купить решётки для духовок и разрешить использование более чем одной духовки на каждой кухне, поставить по дополнительному столу на кухнях, усилить звукоизоляцию в комнатах. Они же вместе с Денисовым пишут Марченко о своём желании войти в комиссию. Морозов предлагает подать в комиссию письмо студсовета мехмата как компромисс между текущим планом и позицией ИГ, чтобы администрация согласилась принять хотя бы промежуточный вариант. Глунчадзе предлагает бороться за полное переселение, поскольку он не увидел в стенограмме встречи с ректором утверждения, что это невозможно. Выраженной голосованием позиции у студсовета до сих пор нет; черновик письма будет вскоре написан, но не отправлен.

24 декабря, накануне первого собрания комиссии, Денисов в «важночате» «как член студсовета делает заявление», что будет поддерживать план ОСК (он состоит из компенсации дефицита мест у факультетов за счёт мест в НО; разуплотнения 5-местных комнат ДАС-а, многоместных блоков ДСВ и 3-местных комнат ФДС и сохранения комплекса ФДС до постройки второй очереди НО) «с небольшими изменениями», а Морозов передаёт с заседания Студсовета МГУ, что он вместе со Шведовым «топит» за равномерное переселение жителей из ФДС и что остальные члены Студсовета МГУ их поддерживают. Денисов пишет на своей стене «аналитику» 98 по схеме ОСК и предлагает свои поправки в неё, но даже среди читателей его стены в прикреплённом опросе существенно лидирует вариант полного переселения ФДС (из членов студсовета его позицию поддерживают Сакаев и Шведов). Морозов убеждает Денисова продавливать на комиссии равномерное переселение. Сакаев, напуганный информацией о пятиместных комнатах в ДАС-е, предлагает комиссии лично ознакомиться с условиями проживания во всех общежитиях, чтобы иметь представление и возможность сравнивать.

ИГ недовольна позицией студсоветов мехмата и ВМК о равномерном переселении, поскольку по-прежнему признаёт только цель полного переселения ФДС.

– «Мне немного больно это видеть, поскольку я слушал Чубарикова рассказ – они впятером жили в ФДСе», – поддаётся на демагогию администрации Денисов.

Морозов настороже и поясняет, что рассказы Чубарикова не имеют отношения к нынешней ситуации, а «жить и в палатке можно, и даже удовольствие от этого получать»:

– «Такое впечатление, что мы просим их сделать невозможное или они от сердца эти места в общежитии отрывают».

Шведов устойчив к недовольству ИГ и ориентируется на мнение студсовета мехмата. Матвеев напоминает, что студсовет должен высказывать мнение студентов, поэтому неплохо бы устроить их опрос, а критику ИГ объясняет тем, что она намерена до последнего стоять на позиции, которую поддержали 2,5 тысячи студентов.

– «Но компромиссные варианты всё равно надо разрабатывать и быть готовыми к тому, чтобы из компромиссных вариантов был выбран наиболее приемлемый», – заключает он.

Обсуждение темы ФДС и нового общежития в чате координаторов ведут, по сути, только Денисов и Морозов – остальные (за исключением Сурковой) являются москвичами (впрочем, как и Денисов) и не ассоциируют себя с проблемами общежитий. Председатель Рамзан Бекбулатов (уже третий подряд председатель, не проживающий в общежитии), доверяет этот вопрос более заинтересованному члену совета – своему заместителю Илье Денисову. Самый заинтересованный «общажник» в студсовете, Сергей Морозов, уверен, что на этот раз требование ИГ осуществлено не будет; это же убеждение деканат прививает Бекбулатову. И Бекбулатов, и Морозов считают приемлемым выступать лишь за разуплотнение мехмата в ФДС, чтобы выйти из ситуации хоть с какой-то выгодой для студентов. Поэтому студсовет принимает как правильные те предложения, которые транслирует им с собраний комиссии Илья Денисов.

 

После первого заседания комиссии Марченко с участием активистов кампании ИГ и членов студкомитета физфака Денисов находится под впечатлением от дисциплинированности и ответственности последних, которые пришли в большом количестве – в отличие от проигнорировавшего студкомитета мехмата:

– «Меня злит ситуация эта. Студком ведь должен чем-то заниматься? Мне так казалось».

Студсовет рассказывает об участии Денисова в комиссии с помощью репоста ещё одной новости кампании о её первом собрании 99. Денисов, внимая посылу Марченко, призывает студентов составлять списки неисправностей ФДС, в то время как активисты кампании стараются игнорировать отступления от главной цели – полного переселения ФДС.

Касаткин продолжает генерировать идеи в области переселения ФДС и предлагает студсовету (снова через Суркову) смириться с тем, что студентам мехмата не пойдут на уступки, и попросить ректорат зарезервировать мехмату лучшие места во второй очереди НО. Координаторы легко отбивают эту попытку, прекрасно зная о том, что строительство второй очереди заморожено (об этом писала ИГ), а обещаниям ректората верить бессмысленно из-за негативного опыта их невыполнения.

29 декабря Денисов пытается запостить онлайн-опрос о важности жизни однокурсников в одном корпусе, тем самым отрабатывая одну из идей Марченко и студкомитета физфака, призванную оттянуть обсуждение комиссии в сторону от полного переселения ФДС. Морозов считает, что результаты опроса пойдут во вред мехмату, поскольку его могут оставить целиком в ФДС. Денисов же ищет компромиссы, считая, что комиссия будет принимать решение большинством голосов, а значит, физфак, химфак и геолфак переголосуют мехмат и ВМК. Напоминание Морозова о том, что ректор велел приходить к консенсусу, Денисов не принимает, ссылаясь на непримиримость «радикалов от ИГ» и других участников. Морозов напоминает, что комиссия в принципе появилась из-за того, что мнение мехмата и ВМК не было учтено, поэтому ставить их сейчас в один ряд с другими факультетами не будет честным. Кроме того, нельзя ставить вопрос о компактном проживании первокурсников со старшими курсами в отрыве от вопроса о переселении из ФДС:

– «Мы будем жертвовать объективным комфортом нескольких старших курсов ради какой-то эфемерной пользы в учебе для одного первого курса. Как вы потом это объяснять, глядя в глаза старшакам-то, будете?».

Сапунов напоминает о наличии кураторов для поддержки первокурсников. Денисов пытается апеллировать к авторитету ректора, обещавшего найти деньги на строительство второй очереди нового общежития без сноса ФДС, и и.о. декана Чубарикова, который выступил за компактное проживание факультета в одном корпусе с примерным посылом:

– «Круто, что вы за справедливость, но надо реально смотреть на вещи. И мехмат никогда сильно не гнался за справедливостью, мы работали и всё».

Морозов настаивает на том, что нужно держаться за выгодный мехмату план расселения, а не думать о компромиссных, на которые согласится студкомитет физфака, занявший половину состава комиссии, – в случае наличия особого мнения мехмата к нему может прислушаться ректор. Правда, этим особым мнением, по его словам, должно быть всё ещё равномерное переселение с заселением первокурсников в ФДС.

На попытку Никиты Муромцева с ВМК обратить внимание Студсовета МГУ на бытовые проблемы общежития ДАС и найти «справедливый компромисс», Морозов советует Денисову не отвлекаться от ФДС:

– «У фдсовцев и так на пути к НО препятствий хватает».

Денисов записывает свою схему переселения с учётом обсуждений на заседании Студсовета МГУ, спрашивая мнения о ней у чата представителей мехмата в Студсовете МГУ, у «важночата», у «нерадикального чата» ОСК с участием Глухова и Студеникина. Денисов опрашивает председателей нескольких студсоветов из ДАС на предмет плотности заселения комнат. Он и Морозов не понимают, почему эти факультеты не апеллируют к санитарным нормам, как ИГ в 2013 году, и не обращались с этой проблемой в ректорат или Роспотребнадзор.

– «Какой смысл обращаться, если распределять все равно некуда?», – отвечает один из председателей из ДАС.

– «Ставлю на то, что если этот вопрос как следует поднять, то места для расселения 5-к в ДАСе волшебным образом отыщутся», – прогнозирует Морозов.

Но Денисов не знает, что противопоставить возможным «отмазкам» Марченко, и сомневается в реальности переселения персонала. На напоминание Морозова о том, что можно написать письмо ректору с позицией студсовета, Денисов говорит об отсутствии острой необходимости и хочет оставить этот вопрос в компетенции одного человека: «Решать председателю». Председатель Бекбулатов всё ещё преимущественно не участвует в обсуждении этой темы. Денисов продолжает считать нечестным не считаться с ДАС-ом при составлении нового плана заселения НО:

– «Есть один момент, который для себя не могу решить, – что хуже: теснота в комнате в ДАСе или же ФДС как таковой».

17 января Шведов спрашивает у чата представителей мехмата, нужна ли официальная позиция Студсовета МГУ по переселению и какой она должна быть. На основании ответов он составляет сообщение для чата Студсовета МГУ, в котором просит представителей факультетов узнать мнение студентов и студсоветов к следующему заседанию, чтобы быть готовыми к голосованию за общую позицию. В ночь на 18 января Суркову допрашивает председатель СтудСоюза Владимир Шишлов о позиции студсовета мехмата по переселению ФДС, обещая повлиять на другие студенческие организации. Суркова пытается узнать эту позицию у остальных координаторов, но Бекбулатов советуют ничего не заявлять от имени студсовета в полвторого ночи.

 

Вечером 19 января студсовет случайно узнаёт, что завтра староста ФДС-6 и член студкомитета Вячеслав Красников по просьбе Касаткина доложит и.о. декана Чубарикову позицию студенческих организаций по заселению нового общежития, причём председатель студкомитета Балуев не в курсе ситуации и не очень ей интересуется. После того, как Касаткин звонит Балуеву, тот объясняет студсоветовцам, что Чубарикову захотелось почитать распечатанные материалы (стенограммы и скриншоты постов и голосований) с позициями, которые озвучивают ИГ, студсовет и студкомитет, потому что сам и.о. декана пользоваться социальными сетями не умеет, а на вопросы ректора Садовничего о том, что происходит на факультете, отвечать как-то надо. Змиевский запрашивает документ с «четко сформулированной нашей позицией» о заселении нового общежития, чтобы передать Красникову. Координаторы дружно сопротивляются: представлять позицию студсовета не может никто, кроме председателя или заместителя. Змиевский считает, что позицию можно собрать из того, что обсуждалось в чате, но координаторы повторяют, что она должна быть принята голосованием, а этого ещё не было сделано. Студсовету не нравится такая ситуация, поскольку они не смогут проконтролировать точную передачу его позиции членом студкомитета, и на встречу заглядывает также Анастасия Суркова. Чубариков в начале встречи повторяет, что нужно бороться за улучшение условий ФДС, раз уж мехмат там оставляют, но потом студентам удаётся донести информацию о несправедливом плане заселения. В итоге и.о. декана обещает поговорить с ректором Садовничим и с и.о. проректора Марченко. Красников после встречи говорит, что для решения проблемы должны быть выражены позиции каждого студсовета и каждого студкомитета, которые нужно обсудить на общем собрании с участием ИГ и вынести «единое решение, которое бы удовлетворяло всех». После окончания сессии о Красникове вновь ничего не будет слышно.

 

На заседании Студсовета МГУ 20 января договариваются обсуждать варианты схем переселения на факультетах до 8 февраля (почти весь этот период приходится на сессию и каникулы), и уже на следующий день Денисов пишет для чата созыва длинное сообщение, прося председателей пересчитать свои дефициты мест, запросить данные о заселении ДАС-а, учесть первоочередность расселения ФДС (но всё ещё не полное, а лишь «равномерное») и не забыть про улучшение условий проживания в ФДС. Чат не реагирует на это сообщение. Накануне дедлайна он с таким же результатом закидывает собственный расчет дефицита мест факультетов, который отличается от версии Вржеща. 8 февраля в чате Студсовета МГУ лежит только схема расселения от Денисова, и Морозов тревожится, что там нет версии ИГ, ведь версию Денисова «можно легко задемагогить на ДАСе». Он предлагает представителям принимать план ОСК, а не ИГ, чтобы «получить результат», но ДАС рассматривать отдельно.

 

14 февраля Денисов призывает «важночат» прокомментировать свой проект позиции студсовета по переселению, но никто не отзывается. На собрании 16 февраля студсовет мехмата большинством голосов в присутствии Алаевой принимает 100 эту позицию 101: в первую очередь должен быть пересчитан (и увеличен с якобы 143 мест) дефицит мест мехмата, который возникнет из-за перехода на 6-летний специалитет и 4-летнюю аспирантуру; при заседании нового общежития ДСЛ необходимо дать приоритет жителям «самого некомфортного» общежития МГУ, однако не более чем одной трети его жителей – студсовет предлагает разуплотнить все комнаты ФДС с трех жителей до двух, а затем подумать о жителях общежитий ДАС и ДСВ, проживающих с нарушением санитарных норм, и зарезервировать часть мест для контрактников, и лишь потом оставшиеся места ДСЛ разделить между пятью факультетами из ФДС. Таким образом, полностью игнорируется уже три месяца как озвученная позиция кампании за переселение ФДС, поддержанная 2,5 тысячами студентов, – полное переселение из ФДС всех его жителей, причем не только в ДСЛ, но и в ГЗ. В отличие от официальных организаций, активисты кампании на тот момент всё ещё не поддаются попыткам Марченко и ОСК поставить интересы «уплотнённых» жителей ДАС и ДСВ выше интересов жителей худшего общежития МГУ: как минимум по той причине, что жители ФДС борются за лучшие условия проживания, а остальные студгородки – нет. Решение собрания студсовета выступить с позицией, близкой к ОСК, а не поддержать план-максимум с расселением студентов и переселением персонала, критикуют активисты кампании, что Денисов транслирует координаторам. Постфактум Денисову кажутся логичными доводы активистов, но Тюрина его успокаивает:

– «У студсовета должна быть своя позиция даже в такой ситуации, когда не известна вся информация. […] И лучше принять хоть какие-то опорные моменты, от которых можно отталкиваться, чем так и оставаться – совсем без мнения».

Денисов планирует передать план студсовета мехмата на ближайшее заседание Студсовета МГУ.

 

19 февраля Чубариков на пересдаче по математическому анализу жалуется студентам, что завтра ему предстоит идти на ковёр к ректору отвечать за «оккупай ректорат», на котором были мехматяне. Денисов считает, что их там не было.

 

22-23 февраля Денисов с Матвеевым разбираются, нужно ли учитывать студентов-контрактников при расчете дефицита мест; Денисов настаивает на выделение их в отдельную категорию, тогда как Матвеев считает их вместе со всеми, поскольку свободного резерва жилого фонда не так много. Матвеев пытается добиться удаления контрактников как отдельной категории из позиции студсовета, но Денисов не согласен:

– «Лёша, ну если ректорат скажет, что МГУ нужны деньги, они же будут правы».

Идея сегрегации не отпускает его и через месяц, когда он поинтересуется у координаторов, голосовали ли на выборах в студсовет студенты контрактной формы обучения. Эта информация каким-то образом должна коррелировать с тем, учитывать ли их интересы при переселении, но остальные координаторы объясняют Денисову, что нужно представлять интересы всех студентов вне зависимости от их участия в выборах.

Также выясняется, что собрание студсовета проголосовало за план, не поинтересовавшись, что такое многоместные блоки в ДАС-е и ДСВ, которые нужно расселить, и эту информацию Денисов собирается узнать у ОСК (и верит словам заместителя председателя ОСК по ДСВ Владислава Сопова о том, что в ДСВ все проживают по санитарным нормам площади). Пока Матвеев добивается точных формулировок, Денисов просит Шведова спросить в чате Студсовета МГУ у представителей факультетов из ДАС «о том, сколько их людей недовольны своим текущим проживанием».

– «Зачем нам мнение ДАСа для позиции мехмата?», – не понимает Шведов.

Матвеев настойчиво переспрашивает, действительно ли студсовет проголосовал за план, по которому из ФДС должна переехать лишь треть проживающих, разуплотнив комнаты-«трёшки» до двух жителей.

– «Кроме Ильи из голосовавших кто-нибудь в теме вообще?», – уточняет он, пытаясь выяснить, разбираются ли представители мехмата в позиции и в её слабых и сильных местах.

В итоге председатель Бекбулатов настаивает на доработке текста с учётом комментариев Матвеева. Денисов переделывает часть позиции про ДАС и ДСВ, при этом он не отождествляет «план, принятый на ССММ» и «то, что я бы защищал завтра». Он продолжает допускать вариант, что «мест на всех желающих может не хватить», и повторно публикует 102 опрос для сбора недостатков ФДС, чтобы «сделать ФДС чуть лучше для тех, кто будет вынужден в нём остаться».

 

Конец февраля и половина марта проходят в попытках Денисова добыть статистические данные по заселённости общежитий и формулу расчёта дефицита мест на следующий учебный год, чтобы на комиссии составить точные планы переселения. 26 февраля Алаева не подписывает Шведову письмо Денисова Вржещу про дефицит, потому что считает, что в нём фактическая ошибка по году сдачи второй очереди НО (по её версии, это 2018). Вместе с Денисовым они начинают сочинять новую формулировку этого фрагмента письма. 28 февраля Лия Какиашвили встречается с Марченко, который обещает завтра предоставить данные; Денисов недоволен: они делали запрос Водолазскому и он хочет официальный ответ. 2 марта Алаева рассказывает в чате Студсовета МГУ, что Водолазский прислал не те данные, которые были запрошены, Марченко их адаптирует, а Вржещ повторил, что дефицита нет. Денисов требует соблюдать формальности и получить письменный ответ на официальный запрос; Какиашвили обещает, что ответ готовится. На следующий день Денисов сообщает, что Марченко предоставил Алаевой не те данные, которые он запрашивал, но многочисленные сообщения не убеждают Какиашвили что-то с этим сделать. Водолазский и вовсе не собирается давать никакие данные, отсылая пришедшего за ответом Шведова к Марченко.

 

Накануне заседания комиссии 3 марта Денисов ищет студентов, могущих его подменить; непогружённость «важночата» в тему ФДС и неумение Денисова объяснять цели своих просьб можно понять по вопросу Мотовилиной, заданному после двух месяцев работы комиссии: «Зачем там быть?». Но и сейчас ответ Денисова не мотивирует на участие: он говорит о получении данных для плана переселения и демонстрации того, что «ССММ есть дело до происходящего». Мотовилина уточняет, что надеялась на конкретную инструкцию о том, что делать на комиссии, но Денисов отдаёт предпочтение по заместительству другому члену совета, а Мотовилиной разрешает, по-прежнему ничего не объясняя, доносить свою личную позицию, а не студсовета. Роберт Сакаев посещает комиссию и фотографирует те самые данные по общежитиям, а Денисов пытается их прокомментировать в «важночате», приходя к выводу, что они во многом неправдоподобны.

С 14 марта Денисов интересуется, действительно ли Студсовет МГУ выступает за «сокращение перенаселённости комнат», ведь представитель одного из факультетов сказал ему, что его студентам это не нужно. 19 марта Денисов вступает в переписку с Марченко по документам, которые он прислал комиссии, и отмечает непрозрачные методики прогнозирования дефицита мест, несоответствия таблицы с распределением мест факультетов по общежитиям с реальным положением дел, несоответствие типажей комнат в документах с описанием общежитий на сайте МГУ, а также прикладывает решение студсовета мехмата о равномерном распределении мест, принятое на февральском собрании. Последнее он включает в письмо против позиции активистов кампании, с которыми продолжает общаться и которые заявляют, что позиция студсовета находится «не в тренде» позиций остальных участников комиссии (активистов кампании и даже членов студкомитета физфака). Координаторы не воспринимают всерьёз призывы активистов к поддержке полного переселения ФДС и страдания Денисова, пытающегося представлять решение студсовета.

 

22 марта Чубариков, Молодцов и Касаткин оказывают психологическое давление на активиста кампании – студента мехмата Ивана С. (см. главу «Требование карты расселения общежитий МГУ»), а вечером деканат встречается с двумя десятками жителей ФДС в учебной аудитории 1208. Первым делом Чубариков (который утром на лекции рассказывал студентам второго курса, что с проблемами нужно ходить не к ректору, а к нему) и Касаткин ругают председателя студкомитета мехмата Андрея Балуева за отвратительную организацию встречи, на что он отвечает, что сам узнал о встрече накануне, что в ФДС он не живёт, а после «народного вече» на этаже ректората вообще больше не занимается темой НО. Чубариков возмущается тем, что официальные организации мехмата не участвуют в комиссии по расселению ФДС, а вместо них в ней только один «самозванец». Илья Денисов пытается возразить, что он тоже член комиссии, на что Чубариков долго и громко отвечает, что Денисов – москвич, некомпетентен в вопросах общежитий и поэтому не имеет права ими заниматься, а Молодцов предлагает ему взять самоотвод из комиссии. Чубариков настойчиво предлагает присутствующему «самозванцу» Ивану С. войти в официальное самоуправление, став старостой этажа ФДС. Завершается всё повторяющимися фразами Чубарикова и Молодцова о необходимости учиться и любить факультет.

В чате координаторов Бекбулатов и Морозов пытаются приободрить Денисова и советуют не воспринимать близко к сердцу слова Чубарикова, который, в целом, слабовольный человек и характер показывает только перед студентами:

— «Илья, держись. Зато так становятся еще виднее корни проблем мехмата и МГУ».

 

23 марта Шведов рассказывает о встрече с Марченко (делегация руководства Студсовета МГУ приходит к нему за данными для Денисова), в ходе которой он заявляет, что нарушений санитарных норм по площади в общежитии ДАС нет (неверящим он предлагает обращаться в прокуратуру), но, тем не менее, он планирует расселить 5-местные комнаты.

27 марта Денисов рассказывает представителям, что после общения с председателем студкомитета физфака Феликсом Студеникиным склонился к его плану, который теперь предлагает поддержать представителям на голосовании в Студсовете МГУ. План Студеникина 103 при этом заключается в переселении всех студентов ФДС в НО – это одна из модификаций изначального требования кампании ИГ, которое четыре месяца игнорировал студсовет мехмата. 31 марта Студсовет МГУ почти единогласно принимает эту версию, а окончательное решение будет принято на конференции проживающих 14 апреля. 5-6 апреля Денисов интересуется у «важночата» о возможности прийти на собрание жителей ФДС 7 апреля, организованное студкомитетом, на котором будет выбран один из двух планов переселения; неотозвавшимся он обещает писать личные сообщения. Морозов несколько раз спрашивает у Денисова, понимают ли члены студсовета, почему им важно стать делегатами, и знают ли они, какой план переселения поддерживать. Денисов надеется, что Балуев сдержит обещание и разрешит стать делегатами студентам, которые не смогли прийти на собрание студкомитета. Морозов опасается, что старосты студкомитета могут проголосовать за план ОСК, и предлагает подстраховаться. Собрание походит на пресс-конференции студкомитета: Балуев объявляет заполненной «боталке», что делегатами будут старосты, а после вопроса студентки 3 курса Екатерины Авиловой добавляет, что остальные желающие могут наравне со старостами ходить по общежитию и собирать подписи за своё выдвижение.

10 апреля Денисов интересуется у координаторов их предложениями по выборам делегатов на конференцию 104, смущаясь приоритетом старост и туманными перспективами самовыдвижения на мехмате. После подсказок Морозова Денисов пишет письмо Марченко, в котором просит пояснить, кто должен проводить выборы и кто их должен контролировать. Балуев тем временем пишет ему, что на собрании проживающих «никто особо не возражал» против выдвижения старост. За два дня до конференции проживающих Бекбулатов всё же пытается найти время между своей работой и военной кафедрой и разобраться, какие планы переселения существуют:

– «За что и против кого мне топить?», – спрашивает он у Морозова.

После ликбеза он просит Алаеву проследить за студсоветами остальных факультетов, чтобы их делегаты поддержали тот план, который принял Студсовет МГУ, но она его успокаивает:

– «Мы ведём интенсивнейшие переговоры руководителями студ.объединений с целью прийти к одному плану. И уже недели две […] единственный обсуждаемый вариант – это тот, который мы приняли».

– «Все эти наши карманные правители такие смешные, что аж плакать хочется. Вспотели просто от интенсивности», – комментирует Морозов.

Ночью накануне конференции Балуев, видимо, от безысходности, вписывает Морозова одним из делегатов и создаёт чат для всех представителей мехмата, где расписывает тот единственный план, за который им предстоит проголосовать. Среди членов студсовета – делегатов окажутся Леонид Змиевский, Юрий Проничкин, Илья Денисов (как член комиссии Марченко), Сергей Морозов и Анастасия Суркова (как заместители представителей мехмата в Студсовете МГУ). Денисов не хочет позиционировать конференцию как мероприятие Студсовета МГУ, считая, что без «оккупай ректората» ничего этого бы не было.

Конференция проживающих закрепляет достижение Инициативной группой главного требования кампании – полного переселения нынешних жителей ФДС в ДСЛ и ГЗ. «Важночат» студсовета мехмата узнаёт о полном переселении ФДС из новостей кампании, а присутствовавшие на конференции Змиевский, Морозов и Проничкин пишут стенограмму 105 и пост 106. Студсовету мехмата остаётся только проинформировать 107 об окончательном проекте переселения, а Илье Денисову – поучаствовать 108 в осмотре этажей ДСЛ.

 

5. Бытовые вопросы: макулатура, туалетная бумага, горячая вода (осень 2015 – весна 2016)

 

Рабочая группа по бытовым вопросам студсовета мехмата продолжает регулярно отчитываться 109 о своей работе: к 3 ноября в парту в аудитории 1610 вбивается торчащий гвоздь, у аудитории 1224-б отыскивается шкаф для потерянных вещей, планируется обращения о санитарном состоянии спортивных корпусов МГУ и о работе лифтов. К 21 ноября в ФДС-6 травятся тараканы на кухнях и около мусоропроводов в умывальниках, устраняются проблемы с сантехникой в туалетах, а в душах устанавливаются распылители 110. С 13 декабря студсовет собирает 111 информацию о холодных аудиториях в ГЗ, в 11 из которых через две недели будут заклеены окна, а остальные на момент проверки АХЧ будут названы тёплыми и заклеены не будут 112. Денисов безуспешно пытается узнать у студентов альтернативные способы утепления аудиторий.

15 декабря Семенюк общается с администрацией об антисанитарии в трёхзальном корпусе: как ему сообщают, туда нельзя нанять ни клининговую компанию, ни дополнительную уборщицу, поскольку этого не позволяет нынешнее количество ставок. Семенюку удаётся лишь договориться о появлении туалетной бумаги, держателей для неё и урн.

 

В конце декабря Денисов несколько раз напоминает о необходимости каждого члена студсовета записаться на дежурство по сбору макулатуры: оно занимает три часа (с 12 до 15 часов) в каждый непраздничный день и дополняется необходимостью вынести собранное за день в специальный бак во внутреннем дворе ГЗ. В помощь активистам Денисов пишет памятку по сбору. От координатора же ещё требуется согласовать вывоз с фирмой, подписать у замдекана по АХЧ В.П. Колпакова разрешение на въезд грузовика через два КПП, забрать пропуск на въезд в кабинете №156, найти студентов для выноса макулатуры из комнаты студсовета, взять тележку у дежурного и договориться с лифтовой службой о включении грузового лифта до цокольного этажа. Мотовилина жалуется на неудобное время сбора макулатуры (сессия), инициируя дискуссию об альтернативных днях или даже о круглогодичном сборе. Денисов отклоняет предложение: контейнеры для макулатуры разгружает только он и Кирилл Сапунов, и чаще, чем раз в семестр, у них это делать не получается. 15 января члены студсовета долго общаются с журналистом «Вечерней Москвы», пришедшим осветить акцию по сбору макулатуры. Через три дня выходит репортаж 113, в котором нет ни слова о студсовете, об истории акции и проблемах при организации, что расстраивает активистов. 25 января Касаткин заглядывает на сбор макулатуры, в очередной раз отмечая несоответствие сбора пожарной безопасности и расписываясь в невозможности выбить кабинет для безопасного сбора. В рамках январский акции по раздельному сбору 114 студенты приносят 1770 кг макулатуры, 102 кг стекла и 25,5 кг пластика 115.

Макулатура в комнате студсовета мехмата 1306-а. Январь 2016

Илья Денисов интересуется у «важночата», что полезного можно сделать в сфере быта на 1500 рублей (доход со сдачи летней макулатуры), на что Думаревский и Бекбулатов последовательно предлагают купить диван в студсовет или покрасить дверь в его кабинет. Денисов не оценивает эти идеи и предлагает вложиться в увеличение количества рулонов туалетной бумаги, которые сейчас ставят раз в две недели. Не дождавшись хороших идей от студсовета, Денисов покупает утеплитель для окна в комнате студсовета, но после января появляется доход от зимнего сбора макулатуры – 2500 рублей. 17 февраля Денисов предложит воздействовать на замдекана по АХЧ Колпакова с помощью акции «200 рулонов от студсовета»: раз факультет не собирается закупать туалетную бумагу в нужном количестве, это сделает студсовет. При этом Денисов опасается, что такой ход будет непривычен для администрации, а Глунчадзе считает неправильным делать её работу за неё, потому что она отвыкнет делать её сама. Между тем 19 февраля в разговоре с Денисовым Колпаков пугается этой акции и обещает поговорить с бухгалтерией и Чубариковым. И.о. декана в итоге передаёт через Колпакова пожелание студсовету потратить деньги на что-нибудь другое, и Денисов недоумевает: «И сами не хотят [тратить деньги на туалетную бумагу], и мне не разрешают». После размышлений 27 февраля Денисов сообщает, что купит «небольшой презент лифтовой службе в качестве благодарности» за то, что они включили лифты до цокольного этажа сектора «А» ГЗ и студсовет смог спустить макулатуру во двор, откуда его забрал грузовик. Но в марте на эти часть этих денег студсовет закупит два набора для настольного тенниса в ФДС-6, а о том, как потратить на благо факультета оставшиеся 1000 рублей, спрашивает у студентов 116. Через полгода, 10 октября, завхоз мехмата сообщит Денисову, что туалетную бумагу теперь вешают раз в неделю, а не раз в две, как раньше.

– «Надо Раисе Петровне сообщить, что вообще её нужно вешать по отсутствию», – подсказывает Сапунов.

21 января Денисов вычитывает в протоколе прошедшего заседания Студсовета МГУ обещание предоставить мехмату место для хранения макулатуры и в последующие недели будет запрашивать конкретику. В весеннем семестре студсовет мехмата сообщает, что теперь будет собирать макулатуры и в течение семестра: зеленые контейнеры будут установлены около комнаты студсовета 1306-а в ГЗ.

В феврале член студсовета мехмата Кира Козлова рассказывает Шведову о планах выступить на Студсовете МГУ с инициативой централизованного сбора макулатуры и вывоза её из корпусов МГУ силами нанятой фирмы. Шведов сомневается, нужно ли выносить это на заседание Студсовета МГУ, если сбором занимаются только два факультета; Матвеев уверяет, что это не так, и говорит о возможном взаимодействии с другими факультетами. Морозов призывает не дать пропасть запалу студентов и успокаивается тем, что вопрос под контролем Денисова. 16 февраля Матвеев планирует присутствовать на встрече со Степановым по вопросу официальной организации раздельного сбора отходов в МГУ. На случай, если встреча пройдёт безуспешно, он считает правильным поднимать вопрос РСО на всех уровнях и как можно чаще. 22 февраля Шведов просит Козлову прислать тезисы её доклада на заседании; она собирается рассказывать про мехматскую акцию по сбору макулатуры, которая сталкивается с проблемой: «компаниям невыгодно приезжать за малым количеством, а большое хранить нельзя», и попросить договориться с руководством МГУ установить баки для сбора у разных корпусов.

Кира Козлова создаёт чат для своего проекта и планирует начинать без Студсовета МГУ, поскольку руководство органа с ней не связалось после выступления на заседании. В её планах: поиск компании, готовой бесплатно («за доходы по сборам, из жалости и за громкое имя») поставить свои контейнеры для сбора макулатуры и пластика, а потом договариваться с администрацией. Денисов также есть в этом чате и спустя два месяца выясняет, что Козлова ничего не сделала с проектом, ссылаясь на то, что ректор не подписал разрешение (о направлении соответствующего запроса ничего не известно). Кроме того, Мария Алаева решила, в свете старта проекта Козловой, что мехмату не нужно помещение для макулатуры. Денисов просит повторно напомнить Алаевой о помещении, и на заседании 31 мая Алаева предлагает студсовету мехмата использовать кабинет Студсовета МГУ на этаже ректората. Спустя неделю Денисов просит представителей напомнить Алаевой о кабинете, используя обороты «обществу от него толк был бы» и «когда предлагают кабинет, надо соглашаться»; ему же Алаева снова перестала отвечать. На вопросы Сурковой о том, зачем студсовету мехмата нужен склад макулатуры так далеко от своей комнаты, Денисов не отвечает и на следующий день получает от Алаевой указание, где забрать ключ. Но летний сбор макулатуры возобновится снова в кабинете студсовета мехмата.

Июньский сбор макулатуры 117 принесёт ещё 870 кг макулатуры, 125 кг стекла и 38 кг пластика 118. Денисову помогает организовывать сбор Ольга Чидякина, но вывозом занимает Павел Семенюк. За макулатуру и другое вторсырье студсовет получает от фирмы ещё 2500 рублей.

 

29 декабря 2015 года обсуждение координаторами отсутствия горячей воды и туалетной бумаги на учебных этажах мехмата, а также заявленное деканатом отсутствие денег на них, приводит к закономерному удивлению Денисова:

– «Наши обсуждения надо где-то публиковать. Я, когда поступал в МГУ, не думал, что придется такими вопросами заниматься». Бекбулатов планирует закупить туалетную бумагу на личные деньги членов студсовета и опубликовать это в соцсетях:

– «Будем брать быка за рога. Мне это тоже надоело».

28 января Денисов спрашивает у координаторов, нужно ли провести опрос студентов о важности горячей воды, чтобы апеллировать к его результатам на переговорах с администрацией. Некоторые координаторы соглашаются на опрос, но кто-то выступает более жёстко.

– «Если бы у нас была горячая вода, ты бы провел опрос о том, чтобы ее отключить за ненадобностью?» – спрашивает Морозов.

– «Это из серии туалетной бумаги. Это же тоже не прямо уж такая необходимость», – заявляет Денисов.

Он верит Колпакову, который сообщил ему, что горячая вода на мехмате якобы не задумывалась при строительстве ГЗ, и не верит пересказанной Морозовым информации с заседания Студсовета МГУ о том, что горячая вода раньше на факультете была. Предложение Денисова объявить о сборе денег на бойлер (такое решение озвучивает заместитель главного инженера) Морозов также критикует, объясняя это тем, что не стоит выполнять за администрацию её работу:

– «Мы можем либо решать проблемы факультета, скидываясь по 5 тысяч, либо приучив администрацию работать. Глобальная проблема мехмата явно не в отсутствии одного бойлера».

Приучить деканат мехмата работать предлагается путём жалоб ректору, поскольку других рычагов воздействия координаторы не видят:

– «Если Чубариков поймет, что за каждый его бред он будет получать по шапке от Садовничего, он начнет шевелиться».

Время от времени кто-то пытается посмотреть на ситуацию со стороны; так, Семенюк восклицает:

– «Это просто артхаус можно снять. Студенты собирают деньги, чтобы в туалетах факультета была горячая вода».

Речь заходит и о том, что, вопреки словам администрации, у мехмата есть бюджет и немаленький – десятки миллионов ежегодно, которые неизвестно на что тратятся; с этим утверждением никто не решается спорить, кроме Денисова, которому не хватает доказательств. Морозов и Бекбулатов опасаются, что пост студсовета с очевидным вопросом не будет понят студентами и создаст негативный имидж как организации, которая не может без опроса даже письмо о горячей воде написать. После замечания Сапунова они соглашаются, что пост не помешает прочей деятельности студсовета и написать его лишним не будет, но обязательно с мотивацией, зачем о воде вообще спрашивают: не просто для сбора мнений, но для оперирования ими на переговорах. Итоговый вариант поста состоит из трёх предложений (проблема, покупка бойлеров как вариант решения, опрос как способ показать актуальность проблемы деканату), и председатель выносит вердикт:

– «Вся убогость мехматовской администрации в одном посте. Необходимость горячей воды нужно доказывать. Куда я поступил вообще?».

Вскоре после начала опроса 119 Денисов сомневается в его репрезентативности, хотя больше половины и проголосовало за горячую воду (100 человек – за горячую воду, 60 – довольны одной холодной водой): он обнаруживает в числе проголосовавших аспиранта другого факультета.

Попутно Бекбулатов вспоминает об идее открытой встречи с администрацией и предлагает поднять этот вопрос там, рассчитывая, что Чубариков не станет говорить «куче студентов в лицо», что у факультета нет денег на такие нужды, как горячая вода и туалетная бумага.

– «А если станет, то стенограмма заседания покажет это всему факультету, а мы сможем спать с чистой совестью, что мы сделали, что могли», – заключает председатель.

Заместитель сомневается в том, что эта «куча студентов» придёт на встречу. Встреча пройдёт 26 апреля 2016 года (см. далее).

12 февраля Колпаков показывает Денисову письмо Студсовета МГУ по горячей воде и долго объясняет, что эта проблема нерешаемая: из-за плохой электропроводки, из-за отсутствия места для больших бойлеров, из-за соседства с хулиганскими школьниками с малого мехмата.

– «И честно говоря, я ему поверил», – отчитывается Денисов перед координаторами.

Вместе с Бекбулатовым они приходят к заключению, что бойлеры интересуют студентов меньше, чем новое общежитие. Сапунов не соглашается с заявленным Колпаковым размером бойлеров, считая, что для пяти умывальников хватит обычных небольших.

К апрелю январский опрос превращается в письмо деканату: студсовет просит администрацию установить бойлеры для нагрева холодной воды, ныне поступающей в оба крана. И.о. декана присылает ответ, из которого следует, что он делал запросы об установке бойлеров главному инженеру МГУ В.И. Папсуеву и в 121-ую пожарную часть, которые сослались на электро- и пожарную небезопасность инициативы и возложили ответственность за соответствие проекта нормативным документам на факультет.

– «Таким образом, помимо дополнительных финансовых затрат на работу, приборы и материалы это понизит пожаробезопасность механико-математического факультета. Поэтому считаем вашу инициативу в сегодняшних условиях неосуществимой», – заключает и.о. декана.

16 апреля студсовет публикует этот ответ 120 и анонсирует намерение самостоятельно выяснить у Иващенко и пожарной части причины небезопасности, опущенные в Чубариковым.

– «Отметим, что в буфете 16 этажа тот же бойлер установлен и нареканий не вызывает, а так же горячая вода есть на других этажах ГЗ», – пишет студсовет.

 

Со временем Денисов интересуется в чатах студсовета всё новыми и новыми проблемами, в том числе поднимая для представителей в Студсовете МГУ вопросы за рамками темы Нового общежития. 1 декабря Денисов просит оценить идею краудфандинга на замену лифтов в МГУ, но Морозов считает, что это «потакание безделию администрации». Денисов выясняет у знакомых в ректорате, что продумываемые окна в ГЗ можно менять, если замаскировать их под оригинальные деревянные – так, к примеру, сделала в своём кабинете глава отдела закупок Ольги Миронюк. Студенты жалуются Денисову на нехватку мест для хранения вещей в раздевалках и неработающие душевые в спортивных корпусах.

7 февраля координаторы обсуждают просьбу Колпакова к студсовету следить за чистотой в учебных корпусах, нарушаемой школьниками малого мехмата. Координаторы недоумевают, почему замдекана не обратился напрямую к заведующему малым мехматом, а предлагает студсовету патрулировать этажи. Заниматься отловом нарушителей координаторы отказываются.

3 марта Бекбулатов подписывает письмо студсовета ВМК с просьбой отдать помещение буфета на 5 этаже 2 «гума» диетической столовой, о чём предварительно совещается с «важночатом».

8 апреля Суркова отчитывается о новом проекте студсовета – шкаф забытых вещей в секторе «А» ГЗ. Она вместе с Сапуновым и Морозовым сфотографировали все вещи и разместили снимки в альбоме группы студсовета.

16 апреля Денисов спрашивает у «важночата», нужно ли продлевать переход А13-Б19 и «сколько примерно людей в этом может быть заинтересовано». Получив очевидные ответы («да» и «достаточно много» соответственно), он просит заглянуть в переход после 18 часов, чтобы проверить наличие охранника подразделения Иващенко, но на его просьбу никто не отзывается. Других продвижений по этому вопросу предпринято не будет.

 

В апреле выясняется, что разные сотрудники деканата предлагали Илье Денисову заселиться в общежитие, но он отказывается. Сам он не собирается продолжать заниматься бытовыми вопросами в следующем созыве.

21 апреля Денисов оказывается на пути Касаткина, и последний не упускает возможности в очередной раз раскритиковать студсовет. Он рассказывает, что Молодцов и Чубариков обиделись на студсовет за пост с их ответом про бойлеры, обещает минимизировать участие студсовета в осеннем распределении ПГАС, приравнивает одобрение Денисовым «оккупай ректората» на его личной странице «Вконтакте» к призыву на несанкционированный митинг, называет Денисова «шебутным» и советует устроиться на работу. Сменив злого полицейского на доброго, Касаткин заверяет Денисову, что защищает его перед Молодцовым.

– «Думаю о жизни. Блин, может, я реально делаю что-то не так», – грустит Денисов, но Морозов и Бекбулатов его подбадривают:

– «Илья, крепись и сильно на это не реагируй»;

– «Илья, мы за тебя будем до последнего, не грузись, если чо».

 

6 мая Думаревский интересуется, почему посты Денисова по бытовым вопросам публикуются на его личной странице, а не в группе студсовета. Ему поясняют, что информации, полученной в личном разговоре даже с и.о. проректора, недостаточно для поста от студсовета.

– «Вы как-то очень серьёзно относитесь там в вашем координаторском чате к публикациям: если читать стенку Ильи, то видно, что идет работа, а если группу, то гораздо меньше. Я даже не говорю, что информация должна быть актуальна, она еще работает как пиар», – считает Думаревский.

Денисов не хочет писать слишком много постов о бытовых вопросах, чтобы не акцентировать внимание на том, что в его рабочей группе работает только один человек.

5 июня Суркова с Морозовым вспоминают, что правила прохода в боковых секторах ГЗ не позволяют войти по студенческим билетам, в отличие от «Б», а значит, заселяемые туда студенты мехмата столкнутся с трудностями. 21 июня Касаткин соглашается подписать это письмо, 24 июня Суркова пишет его, а Морозов редактирует. Помимо Бекбулатова и Касаткина, письмо подписывает Чубариков. 4 июля Суркову доводят вопросы Денисова о том, «с чего это мы ждём до августа» отправки письма, и она резко отвечает, чтобы тот сделал это сам («Ж**у поднять не можешь, чтобы до ГЗ дойти»). 8 июля Савин относит письмо по проходу Водолазскому, и только потом Денисов замечает неправильные названия секторов в письме («Г» и «Д» вместо «Г» и «Е»). Суркова признает, что ошиблась насчет «Д», но «Е» вписывать считает бессмысленным: там профилакторий и более строгие правила прохода, изменить их не получится. Семенюк надеется, что Водолазский сделает сразу для всех секторов, и так и происходит. 22 июля студсовет выпускает пост 121 с согласием Водолазского, когда координаторы замечают новое упущение: письмо просило разрешить проход только для студентов, но не для аспирантов и сотрудников, и только для мехмата. Семенюк предлагает обобщить запрос и отправить его от имени Студсовета МГУ, но Денисов против, поскольку тот припишет себе эту заслугу. Подавать письмо от имени студсовета, но для всех факультетов у Денисова нет времени, а председатель и секретарь уже находятся на военных сборах. Но с начала августа проход по студенческим билетам любых факультетов работает.

 

6. Весеннее распределение ПГАС (2016)

 

Координаторы обсуждают предстоящее распределение ПГАС все зимние каникулы. Весь февраль «важночат» заполняется сообщениями о распределении ПГАС, которое курирует координатор рабочей группы по стипендиям Евгения Подкользина. Она просит репостить стартовый пост 122 от 31 января, читать памятку, объявляет ответственных по потокам и заводит структуру папок в Google-почте студсовета. Схема выносится в повестку собрания 16 февраля, как и некоторые идеи по распределению, сформулированные в чатах студсовета.

11 февраля один из членов студсовета случайно подслушивает у учебной части диалог Касаткина с круглой отличницей: он рекомендует ей подавать заявку на ПГАС и в случае неполучения велит приходить жаловаться, потому что студсовет якобы раздаёт стипендии своим друзьям и по своим критериям.

15 февраля выясняется, что заседание учёного совета факультета, на котором должны утверждать список на ПГАС, назначено на 19 февраля – а значит, студсовет не успеет собрать заявки в положенные по закону две недели от начала семестра (7 февраля) и составить список для утверждения. Молодцов при этом настаивает на завершении распределения именно на этом заседании. Координаторы единодушны во мнении: закончить сбор заявок раньше значит нарушить законные права студентов и подставить студсовет (студенты заподозрят его в махинациях); учёный совет должен быть либо перенесён, либо проведен повторно; в случае отказа со стороны Молодцова студсовет обратится за помощью к проректору Вржещу. Они решают пока что не информировать студентов о ситуации, намереваясь на следующий день поговорить с Молодцовым, а уже в случае отказа «кровью и потом составлять списки».

– «Ну не поспим мы с 18 на 19 и что?», – интересуется Подкользина.

Звучат предложения вовсе не подавать список в навязанные деканатом сроком, которые контраргументируются опасением того, что Касаткин в таком случае составит свой список.

Глунчадзе изучает университетский порядок распределения ПГАС, который гласит: список кандидатов на стипендию должен публично обсуждаться в течение месяца с начала семестра, а окончательный список (проверенный учебной частью) должен быть готов к рассмотрению на ученом совете за две недели до его заседания. Авральное составление списка к заседанию ученого совета 19 февраля, очевидно, нарушает эти сроки.

На собрании 16 февраля студсовет готовится к распределению ПГАС, обсуждая баллы за общественную деятельность и отмену «сгорания» достижений, не указанных в заявках на прошлых распределениях (голосованием решается оставить сгорание). Ночью после собрания 16 февраля Бекбулатов расписывает недоработки координаторов (включая себя), появившиеся на собрании, касающиеся неподготовленности к дискуссии по стипендиям. Подкользина не показывает заранее своей группе баллы по достижениям, из-за чего споров на собрании становится больше, чем могло бы быть. Семенюк как координатор своей рабочей группы не ознакомился с базовыми вопросами заранее и тоже затягивал собрание. Наконец, председатель жалеет, что сам не разобрался с темой ПГАС и не смог держать русло дискуссии. Промежуточные решения по баллам, впрочем, достигаются. Суркова обвиняет «левый народ, который ради срача и пришел» в том, что спор на собрании ушёл в сторону от повестки. Шведов протестует: студсовет работает не для себя, а для студентов; он считает, что их приход был полезен:

– «Мы должны были показать, что мы с ними на одной стороне, а получилось как-то наоборот».

– «Но и прогибаться под них не стоит», – уточняет Суркова.

Тюрина считает, что выступления студентов, разбирающийся в олимпиадах (в частности, Аскара Назмутдинова с 4 курса) отдавали корыстным подтекстом: они пытались присудить больше баллов своим достижениям. Бекбулатов приглашает Назмутдинова и других пришедших в состав рабочей группы по стипендиям.

Касаткин продолжает общаться в неформальной обстановке с членами студсовета: 28 февраля он через Тюрину закидывает идею учёта количества полученных студентом ранее повышенных стипендий при распределении (координаторы не паникуют без проверки этой информации у Молодцова и выступают против изменения правил по ходу игры). Морозов недоумевает из-за недовольства администрации, ведь студсовет делает всю работу по стипендиям без особой нагрузки деканата, и из-за её болезненного реагирования на единичные жалобы студентов на распределение:

– «Они никогда ничего сами не делали, поэтому не в курсе, что, когда что-то делаешь, бывают трудности и проблемы».

29 февраля Денисов предлагает опубликовать студсоветовскую схему распределения ПГАС, его поддерживают несколько членов (Остроухова, Шведов, Сакаев, Морозов, Семенюк, Нагорных, Провидухина, Мотовилина, Бахметьева), но Дмитрий Матвеев выступает против – студсовет не может гарантировать отсутствие лазеек в нынешней таблице с баллами и сам не всегда понимает, какой балл справедливо писать за какие достижения:

– «Когда весь факультет начнёт со своими претензиями нам писать, работать станет на порядок сложнее. В рамках рабочей группы, куда может вступить любой желающий, настроенный на конструктив, это делать, на мой взгляд, гораздо правильнее и удобнее».

Его поддерживают Суркова и Подкользина. Выясняется, что и Денисов имел в виду публикацию не таблицы целиком, а лишь принципов последней кампании. Ронжин выступает за публикацию: схема получилась после долгих размышлений, а найденные студентами дыры лишь помогут их залатать. Бекбулатов напоминает, что студсовет и так уже решил публиковать общую схему, хоть и без баллов, но Глунчадзе настаивает на том, что публиковать без баллов смысла нет:

– «По-моему, тут надо делать либо всё, либо ничего. Всякие полумеры формально позволят нам соблюсти открытость, по факту же мы кинем всем обманку, так особо ничего и не раскрыв […] Что касается общественной реакции. Ничего плохого в том, что факультет начнёт активно обсуждать с нами схему, в том числе и ругаться, не вижу. Лучше мы будем один раз в течение какого-то времени ругаться по схеме, чем после каждого распределения терпеть нападки недовольных и цедить сквозь зубы «совет принял решение не публиковать схему, ничем не могу помочь»», – заканчивает он.

4 марта Бекбулатов и Суркова ведут переговоры с учебной частью по поводу номинирования на ПГАС отдельных студентов: инспектор одного из курсов Е.В. Садовая заявляет, что стипендии якобы не находятся в ведении студсовета, а Касаткин предлагает лишить студсовет возможности распределять ПГАС по всем критериям, кроме «общественной деятельности». Студсоветовцы не отступают, и администрация меняет тему, склоняя студсовет отдать 6 мест списка ПГАС (из 62) для заполнения учебной частью вне конкурса. Бекбулатов интересуется, кто эти шесть человек, но Садовая с Касаткиным называют только четверых. Администрация шантажирует студсоветовцев, заявляя, что 4 места – это возможность учебной части поучаствовать в распределении, и угрожая заблокировать весь список и лишить стипендии всех студентов, если студсовет не согласится. Студсоветовцы в споре используют аргументы, заранее сформулированные на онлайн-собрании координаторов. В частности, активисты исходят из соображения, что единожды отданные места вне общего ранжирования будут отдаваться и в последующие распределения. Бекбулатов в отсутствие Касаткина обсуждает с Садовой запрошенные 4 места: сначала они сокращаются до 2 пятикурсников, потом до 2 пятикурсников из жёлтого списка студсовета, а потом и до 2 мест по основному списку; таким образом, список остаётся без изменений.

Следующее обсуждение Бекбулатов ведёт со старшим преподавателем кафедры физвоспитания на мехмате Н.А. Фёдоровой: она требует принести таблицу со всеми заявками по категории «спорт», после чего настаивает на исключении двух студентов из этой категории (студсовет изменит им категорию). Бекбулатов объясняет рейтинговую систему составления списка, поскольку до этого Фёдорова считала «по дружбе» основным принципом.

7 марта Сапунов предлагает координаторам сделать заявление от имени студсовета по итогам разборок с учебной частью, попросив студентов внимательнее выбирать представителей и ходить на собрания студсовета. Бекбулатов соглашается, но заявления не появится.

8 марта Бекбулатов высылает Молодцову и Касаткину окончательный список, обещая, что студсовет планирует «и далее совершенствовать систему совместно с учебной частью», а также отмечая, что «на денежном вопросе всегда появляются недовольные, этого не избежать», и прося отправлять недовольных в студсовет, который объяснит критерии оценивания достижений.

Касаткин на этом не успокаивается и продолжает вести беседы о стипендиях со всеми, кто хоть сколько-то относится к студсовету. Вечером 8 марта им становится Кирилл Сапунов, пойманный на пути из комнаты общежития в магазин. Касаткин жалуется ему на то, что студсовет стремится обсуждать стипендии не с ним, а с Молодцовым; сокрушается нежеланием студсовета идти на контакт с учебной частью и прогнозирует отказ деканата в дальнейшем от использования списка стипендиатов от студсовета; критикует критерии студсовета, ориентирующиеся на законодательство, и считает правильным делать, как велит учебная часть и деканат:

– «Мы понимаем, что есть закон, но жизнь есть жизнь».

Попутно он заявляет, что Бекбулатов – плохой руководитель, а в студсовете – «болото», поэтому первого надо сменить, а вторых лишить права голоса. Последние тезисы не в новинку для координаторов, а первые «разносит» Глунчадзе, заочно советуя Касаткину жить по понятиям, а не по закону, у себя дома. 10 марта аналогичным преследованиям подвергается Алексей Матвеев; он заслушивает новый тезис Касаткина о том, как они с Садовой пытались продавить пятикурсников только якобы вместо тех кандидатов, у которых не было подписи Фёдоровой за спорт. Наконец, 11 марта Сапунов и Матвеев отправляются к Молодцову от своего имени обсудить ситуацию со стипендиями, но о результатах встрече обещают рассказать лишь на собрании студсовета по стипендиям.

13 марта студсовет публикует 123 финальный список на ПГАС и комментирует основные тезисы, высказанные студсовету деканатом в ходе «особенно жарких» обсуждений: отказ от включения в списки студентов второго курса отвергается в силу достойности их заявок; включение круглых отличников 5 и 6 курса вне рейтинга отклоняется как не соответствующее закону в части квоты 20% за учебную деятельность и исходя из соображения, что студенты с одной четвёркой не сильно хуже; ограничение спортивных достижений уровнем факультета ущемляет интересы студентов, увлечённых теми видами спорта, которые не представлены в спартакиаде МГУ; ограничение достижений в общественной деятельности также уровнем факультета и необходимость подтверждения Касаткина ущемляет студентов, занимающихся проверкой внешних олимпиад. «Этот вопрос также будет прорабатываться нами с администрацией», – обещает студсовет и приглашает студентов на собрание рабочей группы по стипендиям 14 марта. Обещает он и опубликовать памятку по стипендиям с принципами распределениями и ответами на часто задаваемые вопросы.

Собрание по стипендиям выявляет, по мнению Сапунова, троицу «стереотипно туполобых спортсменов» (в частности, они выступают за то, чтобы не считать шахматы видом спорта). Через час после начала собравшиеся уже не перекрикивают друг друга, а цивилизованно общаются. К концу собрания пришедшие решают составлять разные ранжированные списки для разных категорий оценивания студентов и обсудить конкретные баллы с людьми, разбирающимися в каждой категории. По каждой категории предлагается создать свою комиссию из компетентных представителей курсов, членов студсовета и «кого-то из взрослых». Каждая комиссия предлагает баллы по достижениям, студсовет их принимает, после чего комиссия присуждает баллы по заявкам. По формуле, предложенной Глунчадзе, рассчитывается приоритет категорий, а не курсов, и количество стипендий за каждую из них. Публикацию баллов в итоге не поддерживают, ссылаясь студента на возможность прийти на собрание студсовета и всё узнать самому.

16 марта на пути Касаткина оказывается ещё один координатор – Павел Семенюк, с которым он завязывает получасовую беседу. Касаткин снова сетует на то, что студсовет отстоял свой список, и обещает в дальнейшем создавать комиссию по распределению с участием студкомитета, студкомиссии профкома, представителей кафедр, Фёдоровой и деканата. Выражает недовольство тем, что студсовет слишком дотошно следует закону. Жалеет, что не может выдать стипендии «Сурковой, Тюриной или даже Рамзану». Считает, что достижения должны не просто быть, а быть полезными факультету, даже если это проверка математических олимпиад школьников в МЦНМО. Уходит от темы стипендий в организаторские вопросы: праздники должны быть более спортивными, чем сейчас; «посвят» нужно делать вместе с сотрудниками и не в лесу, а на биостанциях МГУ; фонд на спортивные мероприятия нужно расходовать лучше и не обязательно с участием студсовета, но точно с участием Семенюка; фонд из-под билетов в театр можно потратить на закупку билетов на спортивные мероприятия; селить в общежитие можно и студентов из ближнего Подмосковья, но только реальных активистов; обленившуюся «мафию пятого курса» в студкомитете надо разогнать и сменить молодыми студентами, но не обязательно теми, которых собирает Илья Денисов, ведь он «уже к броневику прикипел, со знаменем»… Наконец, нынешние активисты мехмата нарекаются людьми, которые «не знают точно, что можно, а что нельзя» и которые пришли на смену тем, кто знает, но отошёл от дел.

18 марта студсовет публикует 124 FAQ по распределению ПГАС.

23 июня Глунчадзе обсуждает с Морозовым потенциальную смену «власти» над ПГАС и приходит к выводу, что нужно продолжать работать по своим принципам, потому что у учебной части не хватит сил полностью перехватить распределение «повышенок» и напоминать ей об этом не нужно, но при этом надо готовиться к резкой смене правил игры. Суркова предлагает советоваться с учебной частью по поводу отличников, поскольку это уже ранее обсуждалось с Молодцовым.

 

В феврале-марте координаторы разрабатывают макет стенда о распределении повышенных стипендий. Технические вопроса решаются у замдекана по АХЧ и завхоза, которые соглашаются повесить доску формата А0 под оргстеклом. 25 марта Сапунов обсуждает с деканатом очередную версию макета, он признаётся хорошим, но требующим ещё пары исправлений в формулировках. Молодцов требует включить в список организаций, распределяющих стипендии, студкомиссию профкома, а Касаткин – студкомитет, несмотря на протесты Сапунова, напоминающего о том, что эти организации невыборные. Студсовет обвиняется в нарушении сроков распределения и договорённостей по форме подтверждений достижений, а также в том, что его участники много «гонят» на учебную часть. В качестве подтверждения Молодцов демонстрирует распечатки как минимум одного из чатов студсовета (чата по стипендиям). Замдекана утверждает, что распечатку сделала одна из сотрудниц учебной части, и хвастается тем, что учебная часть в курсе дел студсовета. Свой запрет троечникам подавать заявки на ПГАС Молодцов подтверждает, объясняя тем, что главное на мехмате – это учёба. Также он упирает на «патриотизм», заключающийся в том, что студенты должны ценить место обучения и поддерживать культ отличника. Сапунов контраргументирует тем, что отсутствие горячей воды и мыла, холод в аудиториях и отдельные неадекватные преподаватели создают депрессивную обстановку на факультете, а отношение студентов поменяется после исправления администрацией этих проблем. Сапунов пишет координаторам, что у Молодцова и Касаткина разные мнения по многим вопросам, первый часто одергивает второго в его идеях отступать от рамок закона; наладить отношения с Молодцовым студсовет может после устранения претензий к ПГАС, с Касаткиным же это не поможет.

Сапунов немедленно сообщает о «сливе» чатов координаторам, которые начинают расследование, пытаясь по обрывкам увиденных Сапуновым цитат выяснить, какой чат был слит вторым. Под подозрение попадает «важночат», а значит, и все члены студсовета. Координаторы рассматривают и другие варианты: неразлогиненные аккаунты «Вконтакте» активистов на компьютерах в студсовете, в учебной части, в электронной библиотеке и даже в комнатах общежития. Вспоминаются признания Касаткина в том, что в прошлые годы у него были «свои люди» в студсовете.

– «Учебкагейт какой-то», – резюмирует Глунчадзе.

Печать стенда на синтетическом холсте обходится в 3000 рублей, его заказывают в начале апреля, 19-го привозят из типографии и 25-го, наконец, вешают.

Кирилл Сапунов, Ираклий Глунчадзе и Илья Денисов вешают стенд студсовета о ПГАС

 

В середине апреля Касаткин обещает Денисову, что сделает всё, чтобы минимизировать участие студсовета в распределении ПГАС, несмотря на то, что подписи председателя студсовета под списками стипендиатов требует закон.

– «Приказ кто ж ему подпишет / Если ты это читаешь, Кас, то ты не на тех нарвался», – задаёт боевой настрой Бекбулатов в чате координаторов.

19 апреля Бекбулатов и Подкользина ведут переговоры с Молодцовым, и тот продолжает настаивать на прежней схеме: студсовет распределяет, деканат проверяет и одобряет. Глунчадзе думает, что любая система, которой студсовет пользовался «на протяжении всей жизни студсовета», адекватнее скоропалительных вмешательств деканата.

Глунчадзе пытается начать координировать выполнение плана с последнего собрания по стипендиям: сформировать комиссии по каждому направлению (из двух равных сторон: членов студсовета, включая координатора соответствующей рабгруппы, и учащихся, сотрудников мехмата, компетентных в своей области), разработать баллы, представить для утверждения студсоветом в первую неделю сентября. Глунчадзе проговаривает координаторам план действий на случай вмешательства Касаткина: жаловаться Молодцову, показывать текст закона, в случае неудачи повторить у Чубарикова, Вржеща, Марченко и Садовничего.

– «Я надеюсь, все в этом чате примерно согласны, что ставить подпись председателя под списком просто так (как de facto делает профком) мы не будем», – заключает он.

Ему не нравится способ принятия баллов на общем собрании, потому что в последний раз на нём был «балаган», но и правомочности голосования малой рабочей группой не признаёт, поскольку любой студент должен иметь право присутствовать и высказаться. Глунчадзе самоустраняется от модерирования чата по стипендиям, поскольку в условиях ограниченного времени считает бессмысленным работать над раздельной системой в то время, когда одновременно ведётся корректировка прежней как основной. Он уверяет, что к следующему распределению не появится никакой новой схемы, потому что ни у кого (в том числе у координатора рабгруппы по стипендиям Евгении Подкользиной) нет на неё времени. Только в июне Глунчадзе возвращается к раздельной схеме, тестируя определение числа стипендий по каждому направлению пропорционально числу поданных по ним заявок на последнем распределении.

14 июля Бекбулатов просит Глунчадзе и Подкользину вернуться к обсуждению в чате по ПГАС. К этому времени Глунчадзе уже подготавливает обзор-инструкцию по будущему осеннему распределению ПГАС и раз в несколько дней просит координаторов найти время его прочесть. Отвечая на вопросы по ней, он признаёт, что все дедлайны по подготовке схемы с раздельными баллами пропущены.

 

7. ДОД, буфеты на «шайбе», «диетка» и другие дела (зима-весна 2016)

 

10 января члены студсовета (координатор рабочей группы по образованию Павел Савин, Анастасия Суркова, Дарья Трошина и Мария Провидухина) впервые приветствуют абитуриентов на Дне открытых дверей МГУ, вместе с приёмной комиссией представляя 125 стенд мехмата на «шайбе». За две недели до этого Савин общался с замдекана по работе со школьниками Глебом Фёдоровым об участии представителей студсовета и предложил не просто отвечать на вопросы абитуриентов возле стенда факультета, но и раздавать листки с задачами, которые школьники могут решать и рассказывать, тем самым попробовав свои силы перед поступлением. Савин подбирает олимпиадные задачи таким образом, чтобы студентам было достаточно проверить ответы; активисты отмечают, что такой формат пользуется успехом. Председатель студсовета Рамзан Бекбулатов выступает на факультетской части Дня открытых дверей; идею рассказать абитуриентам о кураторах, консультациях и курсах от студсовета он озвучивает «важночату» ещё месяц назад, считая это хорошим пиаром факультета.

Мария Провидухина, Павел Савин, Мария Трошина, Анастасия Суркова на Дне открытых дверей

Позже в чате Суркова отмечает минусы ДОД в целом, и принадлежат они администрации: и ректор Садовничий, и деканат мехмата рассказывают неинтересные вещи о строительстве корпусов и абстрактной математике, в то время как в том же МФТИ более информативно освещают именно абитуриентские проблемы. Члены совета замечают негативную реакцию у родителей абитуриентов. Стенд мехмата располагался между стендами двух других крупных факультетов в фойе перед актовым залом ГЗ, из-за чего толпа мешала пройти к мехмату. Сапунов объясняет ситуацию отсутствием у факультета идеологии позиционирования: например, два года назад мехмат был представлен на ДОД листочком «механико-математический факультет» за пустым столом, и только по инициативе Фёдорова (и на его личные средства) был напечатан плакат, а затем и выбиты деньги на два стенда. Хотя формально за пиар факультета отвечает некий сотрудник отделения механики, вести переговоры о наполнении ДОД студсовет планирует с замдекана М.Ю. Попеленским. И.о. декана Чубариков признаёт проблему, но только на словах. Бекбулатов обещает поговорить с Молодцовым о ненужной части в выступлениях деканата, но ничего не изменится. Змиевский и Шведов предлагают студсовету организовать свой ДОД, без скучных речей администрации. На ДОД 27 марта принимать задачи от студсовета придут Нагорных и Савин.

 

В течение семестра члены студсовета и их знакомые формулируют несколько полезных идей, за реализацию которых никто не возмётся.

28 января председателю пишет почётный член студсовета Леонид Попов и предлагает финансовую помощь мехмату от выпускников последних лет: по его схеме, студсовет может составлять список бытовых или учебно-научных проблем мехмата, выпускники – запускать краудфандинг на решение этих проблем, после чего студсовет делает закупку и отчитывается о пользе для факультета. Прямо сейчас у этих выпускников нет представления об актуальных проблемах, и Бекбулатов обещает обсудить предложение в студсовете. Координаторы вспоминают только про туалетную бумагу, а Кирилл Сапунов предлагает сначала разобраться с тратой бюджетных средств, и обсуждение затухает. 30 января Бекбулатов спрашивает у «важночата» о возможных целях спонсирования в пределах 200-300 тысяч рублей; члены студсовета называют велопарковки, Wi-Fi в «боталке» ФДС и шкафчики для вещей в учебных корпусах, но на этом генерирование заканчивается. 17 февраля с подачи Бекбулатова студсовет генерирует ещё несколько идей: рекреационная зона с «пуфиками» около комнаты студсовета, кулеры, автоматы с едой, розетки, столы, дополнительное освещение на учебных этажах, кондиционеры и аптечки в спортивных залах. Обсуждение «пуфиков» сменяет предложение хотя бы починить парты в аудиториях.

31 января Роберт Сакаев предлагает снимать видеоролики для адаптации первокурсников – о приготовлении простой еды в общежитии и о проблемах с закрытием сессии. 18 февраля Сакаев интересуется нежилыми помещениями будущего нового общежития, считая важным задействовать их под «клубную деятельность» – ведь чем её больше, тем больше шансов выбить для НО правила прохода наподобие правил в общежитии ГЗ.

28 февраля Бекбулатов по инициативе студентки 2 курса Анастасии Жуковой предлагает начать делать ежемесячную стенгазету студсовета, состоящую из новостей «группы» «ВКонтакте» и анонсов, и развешивать её в ГЗ, привлекая внимание студентов, которые ждут лифт и в целом не читают соцсети. Координаторы идею не принимают: Суркова, Морозов и Шведов считают, что инициативу студсовета можно «как-то эффективнее потратить». Суркова также обращает внимание на необходимость тратить деньги на бумагу и оформление «какой-то газеты» и предлагает вместо этого сделать что-то полезное, например, оформить стенд студсовета. Тюрина признаёт плюсы такого проекта (усиление оповещения, в том числе, среди преподавателей, повышение узнаваемости совета), но при этом считает трату денег на него «не необходимостью, а больше роскошью». На пару с Сурковой они заявляют, что работа над стенгазетой не должна мешать «основным вещам» – праздникам:

– «Если мы будем заниматься все этой х*рней вместо тех же афиш к ДММ [Дню мехмата – прим.], я кого-нибудь грохну».

25 апреля почётные члены Сапунов и Владыкина делятся идеей электронного диспетчера на мехмате: доступный для просмотра сайт, на котором сотрудник может забронировать любую свободную аудиторию на определенные даты и время, а отменить могут только администраторы или сам автор. Морозов рассказывает, что ректорат пытается сделать АИС «Аудиторный фонд», но так и сделает. Сейчас диспетчер присутствует на факультете по три часа три дня в неделю.

 

В течение января и февраля студсовет помогает студентке мехмата, пытающейся восстановиться из академического отпуска. Сначала она переживает из-за сроков выхода из «академа», изменившихся из-за нового закона (сотрудники учебной части дают ей по телефону противоречивую информацию, но она делает вывод, что её могут отчислить до выхода), потем – из-за угрозы не получить место в общежитии (Касаткин не говорит точно о наличии свободных мест и ждёт приказа о восстановлении), затем – из-за отказа допустить её к последней пересдаче. Шведов и Савин ходят по учебной части, по крупицам восстанавливая полную картину, и доходят до проректора Вржеща, который окончательно развеивает сомнения студентки. После этого отношение учебной части становится напряжённым: инспектор первого курса заявляет Савину: «Вам заняться, что ли, больше нечем?» и негодует из-за того, что активисты «вытаскивает ситуацию на 9 этаж» (то есть обращаются в ректорат). 28 января инспектор одного из курсов Е.В. Садовая, взведённая из-за звонков и писем той студентки, высказывает зашедшим к ней Сурковой и Тюриной претензии к студсовету, обвиняя его в том, что он «надумал себя защитником студентов». Садовая просит по всем вопросам, связанным с учёбой, отправлять студентов к ней.

– «Что ж, впереди долгая дорога к убеждению учебки, что мы не только устраиваем праздники и раздаём стипендии», – вздыхает Глунчадзе в координаторском чате.

В начале февраля член студсовета с 3 курса Марина Бахметьева приступает к поиску театров для сотрудничества с мехматом – этим раньше занималась глава студкомиссии профкома Екатерина Строева. Сейчас же студкомиссия профкома, состоящая из трёх человек, начинает подавать признаки жизни: её член собирает с академических групп контактные данные профоргов (если их нет, то предлагается выбрать), чтобы наладить оповещение и начать активность. При этом они не собираются вести группу «Вконтакте», поскольку за неимением деятельности им неясно, как набирать подписчиков. Суркова предлагает координаторам «перехватить билеты», чтобы обеспечить трату денег на них «без лажи»; Семенюк не понимает, зачем студсовету нужна ещё одна сфера ответственности, и предлагает сначала посмотреть на работу Бахметьевой.

10 февраля экс-председатель Глунчадзе подсказывает Бекбулатову, что черновик повестки собрания стоит публиковать в группе, чтобы лишний раз напомнить о собрании и собрать пожелания по новым пунктам. С февральского собрания начинаются перебои с традиционными развернутыми отчетами с собраний студсовета: секретарь Павел Савин просто пересказывает 126 содержимое каждого пункта повестки, не обращаясь к репликам членов совета, а иногда и к конкретным результатам голосования.

 

В весеннем семестре студсовет продолжает 127 организовывать курсы иностранных языков, на этот раз руками не только Сурковой, но и Савина 128. Список языков расширяется: помимо традиционного набора (английский, французский, немецкий, итальянский, испанский и китайский) появляется возможность изучать португальский, финский и арабский. Некоторых студентов-филологов к концу курса переполнены благодарностями 129 студсовету за очередную возможность преподавать на мехмате:

«[Каждый раз я] вижу ребят, которые хотят и будут заниматься, которым эти пары так же важны и интересны, как и мне! Спасибо всем посещавшим курс и спасибо студентам мехмата, которые вообще сделали возможным само проведение этого и многих других курсов. Я очень надеюсь, что в следующем семестре я смогу продолжить вести занятия и что мы снова увидимся в сентябре».

В благодарность филфаку за инициативных студентов, работающих преподавателями, студсовет ищет 130 студентов мехмата, готовых преподавать математические дисциплины филологам (выбор дисциплины остаётся на усмотрение кандидата). В качестве мотивации упоминаются налаживание межфакультетской дружбы и получение опыта преподавания математики. Мехматяне предлагают 131 три курса: «Теория вероятности», «Основы высшей математики» и «Физика будущего».

В феврале-марте проходят традиционные встречи второкурсников со студентами каждой кафедры 132.

 

В честь тысячного поста в группе студсовета 22 февраля 2016 года Бекбулатов подсчитывает и публикует 133 его статистику за всю историю: более 7500 лайков и 2900 репостов, более 1800 комментариев. В разбивке по персоналиям почти в каждой категории лидирует Кирилл Сапунов, а наибольшее число лайков по-прежнему у поста с заявлением по директору СУНЦ в 2012 году.

 

15 марта координаторы обсуждают очередную инициативу Касаткина: на этот раз он (через Суркову) предлагает студсовету организовать отдельную от кафедры МКМА встречу второкурсников с компанией «Ланит». Сапунов подозревает, что Касаткин может получить за формальную организацию этой встречи взнос от «Ланита», и предлагает координаторам не включаться в эту схему – в любом случае, именно Касаткин занимается карьерными мероприятиями и получает за это зарплату, а не студсовет. Ему активно оппонирует Тюрина, заявляющая, что предмет подозрений Сапунова – «это не наша проблема», а встреча была бы полезна студентам, потому что компания включена в учебный процесс на месте и ведёт пары для студентов кафедры МКМА. Шведов поддерживает Тюрину и предлагает помогать всем компаниям, чьи сотрудники ведут учебные курсы. Морозов считает, что «Ланит» и МКМА могут организовать эту встречу и без студсовета, но не сделают это в силу отсутствия желания. В итоге Тюрина соглашается с тем, что сначала нужно узнать подробности у Касаткина, и на этом история заканчивается.

Время от времени (например, накануне собраний) Бекбулатов составляет для координаторов «пунктики» – список дел и просто открытых вопросов для обсуждения. Например, 17 марта в этом списке 13 пунктов: собрание и поручение Савину сделать doodle-опрос; научная долина МГУ и открытый вопрос, как можно отреагировать на попытку её захвата властями; инфографика по стипендиям от Подкользиной; FAQ по ПГАС от Глунчадзе и Подкользиной; закупки по спорту, фотоконкурсу, праздникам и счета от Семенюка, Денисова и Сурковой соответственно; оживление sprashivai.ru; новости по бюджету (пункт для самого себя); посты про поликлинику и буккроссинг.

20 марта студсовет разъясняет 134 студентам, что необходимо сделать для прикрепления к поликлинике МНОЦ МГУ (реорганизованной поликлинике 202). Касаткин через Савина велит студсовету передавать старостам эту информацию, но тот с согласия координаторов отдаёт её начальникам курсов. Но ситуация заставляет координаторов подумать о возобновлении связи студсовета со старостами: Бекбулатов проверяет наличие чатов старост на первых трёх курсах (часть из них держится членами студсовета), и предлагает создать на своём четвёртом.

22 марта Мария Провидухина инициирует обсуждение расписания военной кафедры: раньше все занятия на ней проходили в один день, который становился выходным для всех остальных (подавляющего большинства) студентов факультета, а сейчас пары проходят в два дня по утрам. Роберт Сакаев выступает против объединения: ему слишком скучно на парах «военки», чтобы отсидеть все их за один день, и проще получить отгулы. Провидухина предлагает провести голосование по группам и выражает готовность сделать это самостоятельно. Шведов смещает выборку мужского состава студсовета, сообщая, что его одногруппники с «военки» выступают за один день, поскольку не совмещать её с обычными занятиями удобнее. Морозов предлагает обсуждать на собрании, а не проводить опросы, потому что «мы примерно для того и нужны». Сакаев осведомляется у администрации военной кафедры и сообщает: у них нет сотрудников, готовых работать полный день, поэтому его и поделили; переход на один день якобы повлечёт смену места обучения и студенты военной кафедры получат более строгих преподавателей. Провидухина настаивает, что текущее расписание доставляет неудобство подавляющему большинству студентов, вынужденных заканчивать после пятой пары. Савин опасается, что опрос создаст конфликт интересов с заведомо меньшей группой студентов, которые невзлюбят студсовет, его инициировавший. Вопрос выносится на апрельское заседание, на котором договорятся дойти до руководства кафедры.

 

С 1 апреля студсовет занимается буфетами на «шайбе» ГЗ, в которых сменился арендатор: вместо трёх точек «Биотеха» и одной точки КП №1, выгнанных проректором А.В. Степановым, пришла новая фирма, повысившая цены в среднем в два раза до уровня, не соответствующего студенческим возможностям (например, чай за 50 рублей вместо 18, капучино за 130 рублей). Координаторы делают максимально простое голосование 135 в группе, чтобы узнать мнение студентов о новых ценах и ассортименте: 500 студентов признаются в том, что их не устраивают новые цены, 850 – что не устраивают ни ассортимент, ни цены, и лишь 75 человек выбирают другие два варианта. 2 апреля в «важночат» уже закидывается черновик письма Степанову, в котором студсовет просит разъяснить причины появления негативных изменений в буфетах и принять меры по их устранению. 3 апреля Сапунов предлагает дополнить письмо подписями председателей студсоветов геологического и географического факультетов, также учащихся в ГЗ, – Бекбулатов отправляется на переговоры и вскоре получает их согласие.

Новые цены в буфетах на «шайбе»

Также 3 апреля на связь с координаторами выходит бывший член студсовета Рафаэль Хасанов, который просит подписать письмо о том, что студсовет «не против» открытия в ГЗ новой кофейни от компании, где работает сам Хасанов с другим бывшим членом студсовета Алексеем Самоновым. Он отмечает, что цены в ней будут чуть ниже, чем в только что подорожавших буфетах «шайбы». Бекбулатов высказывается координаторам против ввязывания студсовета в коммерческие отношения. Поначалу члены совета преимущественно не одобряют предложение Хасанова, поскольку цены по-прежнему высоки для студентов, а против этого студсовет только что подписал письмо по «шайбе». Не переубеждают и заверения Хасанова в том, что «мы не какие-то левые люди, которым пофиг на студентов и главное – прибыль. Мы как раз и пытаемся открыть что-то свое, пока все места не заняли левые люди». Сакаев предлагает соглашаться только при наличии дешёвого варианта меню. Координаторы размышляют о минусах письма Хасанова: Бекбулатов, Глунчадзе и Морозов волнуются о том, что близость писем по «шайбе» и кофейне будет странно выглядеть как в глазах администрации, так и в глазах студентов:

– «Студент раньше пил чай за 18, в теперь будет выбирать между чаем за 50 и чаем за 60».

– «Ну положим, студенты могут и не знать о поддержке этого проекта Студсоветом», – предлагает Денисов.

– «Это ещё хуже. Мы на словах протестуем против одних высоких цен, а за кулисами поддерживаем другие высокие цены», – отрицает Глунчадзе и напоминает, что письмо принимается на открытом собрании и публикуется после него.

Оба вопроса выносятся на четвертое собрание студсовета 5 апреля, но на нём не набирается кворум. За стабильную непосещаемость из кворума удаляются два члена совета; уже второй за семестр представитель покидает совет в связи с переводом на другой факультет. Полноценный отчёт о собрании отсутствует, как и о последующих в этом созыве, публикуются 136 только краткое содержание повестки и итоги голосований. Сорванный кворум (связанный с тем, что как минимум 6 членов студсовета не пришли в день, который они выбрали в doodle и который выиграл с минимальным отрывом) при необходимости принять письмо по «шайбе» вызывает дискуссию в чате координаторов. Семенюк, отменивший работу ради явки на голосование, предлагает исключать из кворума членов студсовета, которые отметились и не пришли, за меньшее число собраний, чем тех, кто даже не отметился. Секретарь Савин делает вывод, что причиной низкой посещаемости стало то, что он не пригласил каждого члена студсовета личным сообщением, как делал раньше. Выявляется ещё один недостаток устава: без кворума, необходимого для голосования по прогульщикам, невозможно уменьшить кворум; исправить этот недостаток в уставе тоже нельзя без кворума.

– «Заложники кворума», – шутит Савин.

Семенюк предлагает ввести в устав автоматическое уменьшение кворума по факту пропущенных собраний.

Глунчадзе предлагает собраться еще раз на этой же неделе, чтобы проголосовать по письму и чтобы оно было солиднее и шло от имени совета, а не председателя. Денисов апеллирует к уставу студсовета, предписывающему анонсировать собрания за неделю.

– «Нам что важнее: устав нарушить на пару дней или всё-таки решения принять? Я за формальности, которые имеют смысл», – пишет Глунчадзе.

Координаторы не доводят ситуацию до отказа от собрания и принятия очевидного решения по письму и решают проводить голосование в кабинете студсовета, расписываясь в листе присутствия, чтобы не собирать всех членов в одно время.

– «Но пусть уходят только те, кому прям надо. Потому что вообще практика нехорошая», – замечает Глунчадзе.

В итоге 8 апреля проходят голосования по «шайбе» и по кофейне – вопросам, которые уже обсуждались ранее. Отмечаются 23 члена из 36; письмо по «шайбе» поддерживают 10 участников при 5 против и 8 воздержавшихся. Это голосование демонстрирует свободу выбора в студсовете: практически все ключевые активисты созыва (координаторы и завсегдатаи дискуссий в «важночате») либо голосуют против письма (Савин, Глунчадзе, Сакаев, Провидухина), либо воздерживаются (Тюрина, Суркова, Шведов и Подкользина), и, несмотря на это и на открытый способ голосования, письмо принимается за счёт поддержки рядовых членов совета (из присутствующих руководителей за него подписываются только Морозов и Семенюк). Письмо по кофейне набирает 14 голосов «за» при 3 «против»; инициатива Хасанова в дальнейшем не поддерживается ректоратом.

В новости 137, в которой размещается копия письма по буфетам, студсовет отмечает, что администрация должна ответить в течение 30 дней, однако ответ 138 поступает 139 уже спустя неделю. Проректор Степанов пишет, что ассортимент буфетов сделал уклон в сторону здорового питания, в них стали продаваться только свежеприготовленные продукты. Члены совета недовольны враньём этого ответа: некоторые продукты невозможно приготовить в условиях «шайбы», исключение продуктов с длительными сроками хранения также не соответствует действительности.

– «Надо ставить на место администрацию, когда она врёт. Иначе она нам будет врать всегда», – пишет Семенюк.

Он настаивает на том, чтобы добиться ответов на ранее поставленные вопросы вне зависимости от того, были ли буфеты улучшены (а они были) или нет. К концу апреля Денисов напишет второе письмо от студсовета по шайбе, критикуя ответ на первое и версию Степанова прейскуранта цен прежних буфетов на «шайбе». Глунчадзе интересуется, почему второе письмо готовится без голосования студсовета; сам он не считает необходимым его писать, потому что у него претензии к «шайбе» исчерпались. Морозов опасается, что повторное письмо «выбесит» Степанова, которому придётся на него отвечать, но, видя сильное желание некоторых координаторов, соглашается на отправку.

– «Мы сейчас — единственная независимая студорганизация, которая имеет прямой диалог с администрацией. И не реагировать на их враньё мы не имеем права», – убеждает председателя Семенюк.

Письмо отправят в мае. После всей активности цены на некоторые блюда снизятся: как минимум, молочный коктейль подешевеет с 80 рублей до 50.

 

20 апреля Тюрина, располагая 4-5 тысячами рублей от мастер-класса выпускников, спрашивает координаторов, что можно закупить на эти деньги. Сапунов предлагает стенды для кафедр, Денисов – шторы для аудиторий, но всё это оказывается слишком дорого, и средства уходят на один большой «пуфик» в комнату студсовета.

 

21 апреля «важночат» обсуждает электронную «кампусную карту» МГУ, в которую планируется заложить возможность входа в любой корпус (после установки турникетов), оплаты в магазинах и проезда и т.д. Председатель Студсовета МГУ Мария Алаева предлагает раздать первые тестовые 50 карт на университет, и несколько членов студсовета мехмата настойчиво желают в этом поучаствовать.

– «А мы не хотим сопротивляться этим картам, случайно?», – интересуется Морозов.

– «Я бы это в зародыше ещё прихлопнул», – поддерживает Савин.

– «Я за прогресс», – протестует Денисов, допускающий будущую установку турникетов в корпусах.

– «Мы все за прогресс, но против полицейского государства МГУ», – поясняет Сакаев.

– «Ну пока ни слова о контроле ни за кем не было», – сомневается Денисов.

– «О таких вещах не говорят», – подсказывает Суркова.

Аргументы недовольных делятся на две категории. Сакаев рассуждает, что установка турникетов не сократит штат охраны (ведь нужно проверять, чтобы студент не передал свою карточку другому человеку), а значит, учёт входа и выхода нужен лишь для слежки за студентами. Также он опасается ужесточения правил прохода в общежитие ГЗ:

– «И это, извините, меня не радует. И мало кого, кроме администрации».

Глунчадзе замечает, что все функции электронных пропусков, расписанные Алаевой, могут быть реализованы и без умножения сущностей: в любой корпус он имеет право зайти как студент МГУ; оплата в столовых и магазинах должна быть доступна по любой банковской карте, были бы установлены терминалы; социальную карту для проезда хорошо бы объединить с банковской, но это можно сделать и без «кампусной карты».

– «Я так понимаю, что уже все решено и они будут […] Мне все равно, проходить по студаку или карте. Вот честно. Предлагают потестировать. Почему нет?», – недоумевает Провидухина.

Глунчадзе продолжает:

– «Это фиговый подход. Напомню, один раз уже пытались ввести турникеты и прочее. Тоже как бы было впечатление, что всё, турникеты будут», – и предлагает прочесть в «Хрониках» ИГ о попытке запуска турникетов в общежитии ГЗ в 2011 году, цитируя аргументы против турникетов как панацеи от террористов. – «Я также напомню, что установка везде турникетов — это деньги, которые не будут возмещены увольнением охранников (судя по всему) и которые можно было бы потратить на куда более насущные нужды — скажем, на горячую воду, на туалетную бумагу etc. […] Ещё один аргумент: нас, студентов, о чём-то спросили? Или Алаеву только? Наверное, такая большая, имеющая последствия в самых разных аспектах жизни МГУшника вещь должна широко обсуждаться, нет?», – пишет Глунчадзе.

Провидухина соглашается с этими аргументами.

 

22 апреля Глунчадзе передаёт координаторам недовольство Думаревского тем, что все темы обсуждаются не в «важночате», который стал «вяленьким». Координаторы не отказываются от мнения, что некоторые вопросы эффективнее сначала обсуждать руководством студсовета, а только потом «раскатывать» на широкий круг активистов.

– «Координаторы для того и нужны, чтобы осознать фронт работ и подумать, кого стоит напрячь/задействовать», – пишет Семенюк.

Кроме того, координаторы теперь опасаются «сливов» «важночата» деканату, поэтому обсуждают администрацию лишь в узком кругу.

– «Нам реально надо бы не отстраняться от остального совета, чтобы смену растить. Да и другие могут думать, что студсовет ничего не делает, раз в важночате тихо. И элитных клубов шарящих пацанчиков тоже не надо бы создавать. Короче, большее число обсуждений в важночате помогло бы подключать остальной народ к делам», – замечает Морозов.

 

3 мая Савин интересуется у координаторов, будет ли студсовет что-то делать с электронными пропусками в новое общежитие (НО) ДСЛ.

– «А что с этим делать? Если карты такие для прохода в НО нужны», – недоумевает Денисов.

Морозов надеется на то, что «инициативка» организует протест, после чего будет понятно, можно ли студсовету тоже сопротивляться или он окажется в «откровенном меньшинстве».

– «Ну на ИГ равняться не надо. Вы сами-то что думаете?», – спрашивает Савин.

Морозов считает, что без массового протеста остаётся лишь толкнуть пламенную речь на заседании Студсовета МГУ, призвав его не допустить слежки за студентами. Денисов припоминает, что Касаткин однажды действительно сказал, что следить за входом и выходом студентов из общежития было бы полезно для поиска и изгнания «мёртвых душ». Сапунов добавляет, что данные о перемещениях могут попасть и в третьи руки. Морозов предлагает деперсонализировать электронные пропуска, оставив только фотографии для проверки охранником. Денисов не верит ни в то, что студенты взбунтуются против пропусков, ни в то, что решение студсовета будет поддержано безразличными же студентами. На следующий день Бекбулатов с Морозовым отправляются к и.о. проректора Марченко обсудить «кампусные карты» и правила прохода в ДСЛ. Марченко заверяет, что карты не для слежки, но тут же рассуждает и о том, как можно ловить «мёртвые души» и переселять их в ФДС.

 

6 мая Бекбулатов в честь преодоления половины созыва и скорого его окончания (через два месяца, если вычесть сессию и каникулы) просит членов студсовета заполнить опросник. В нём координаторы спрашивают, чем занимался член совета, что бы он хотел изменить в студсовете, планирует ли избираться повторно и чему его научил студсовет. Председатель приветствует обоснованную критику и допускает отправку анонимных комментариев. Заполнение идёт слабо: уже 8 мая Бекбулатов угрожает начать писать в личные сообщения, и даже к 12 мая опрос пройдут ещё не все.

 

В конце мая 2016 года ректорат пытается уволить директора комбината диетического питания МГУ и устранить «диетку» как отдельное подразделение, влив его в структуру КП№1 (подробнее см. главу «Малые кампании ИГ»). 24 мая студсовет вносит письмо в защиту «диетки» в список вопросов на голосование – с подачи активистов ИГ, которые поясняют, что «студсовет получит еще один бонус в копилочку за оперативную реакцию». При попытке Денисова прорваться к профильному проректору Степанову его заместитель Сидоров предлагает «прекратить эпистолярный пинг-понг» и предлагать конкретные вещи. Помимо того, что Денисов, не требуя доказательств, на слово верит обвинениям «диетки» со стороны ректората в сокрытии прибыли, он ещё и спрашивает, почему студсовет не хочет вступиться за КП№1, чьего директора также недавно уволили. Савин, ссылаясь на описание ситуации на сайте «диетки», поддерживает написание письма в её защиту, а Денисов ещё сомневается:

– «Ну уберут диетку в её нынешнем виде, что это значит? Не значит же, что станет хуже».

Морозов с Матвеевым и активистом ИГ отправляется на разговор с директором Рехаловой и пересказывает его координаторам. Последние не вдаются в теоретизирования («Ведь даже если контракт продлят, им весь воздух начнут перекрывать»), не страшатся «войны со Степановым», не верят рассылке Студсовета МГУ о финансовых нарушениях в работе «диетки», а принимают решение продвигать письмо. С подачи Бекбулатова тему переносят в «важночат»; поначалу координаторы надеются на единодушную позицию «важночата» как на способ избежать собрания в сессию.

– «Сейчас студсовет добрый и решение хорошее, но прецедент плохой», – опасается Глунчадзе.

– «Это точно лучше, чем бездействовать», – уверяет Савин.

«Важночат» не особо заинтересовывается проблемой, поэтому объявляется собрание, чтобы не создавать плохой прецедент принятия пусть даже хорошего решения без открытого собрания. Опасения Глунчадзе разделяет и Морозов:

– «Действовать не по правилам, а по понятиям иногда, конечно, можно, когда очень приперло, но это скользкая дорожка. Благими намерениями выстлана дорога в ад. Надо помнить, что то, что мы делаем не по правилам – это редкое исключение, а не брать это в моду».

26 и 27 мая Савин и Бекбулатов пытаются расшевелить «важночат»: первый спрашивает мнения о ситуации, описанной в «паблике» ИГ, второй подбадривает: «Ну чо, котики с активной гражданской позицией, готовы бороться за диетку?», но эффект остаётся нулевым.

– «Ректорат умный, ректорат делает все махинации в сессию, когда студенты думают немножко о другом», – замечает Сакаев.

Бекбулатов рассказывает о дневных переговорах с директором «диетки» и предлагает использовать замешательство ректората, чтобы выступить за сохранение «диетки»:

– «Наш совет всегда был самым классным и наше мнение не пустой звук. Предлагаю экстренное собрание (как тогда с шайбой) в понедельник. Это реальный способ помочь диетке! Если не для спасения любимой столовой студентов, то для чего мы существуем?».

Морозов кается в том, что координаторы совсем забыли про «важночат», и подробно пересказывает в нём всё, что узнали на переговорах с администрацией и директором «диетки»: о попытках проректора Степанова заработать на аренде площадей, увольнении директора КП №1, попытке увольнения директора «диетке» с помощью письма из ГУВД о нарушениях (в возбуждении дела отказано) и слияния двух комбинатов. 30 мая у директора «диетки» намечается очередная встреча в ректорате, и Бекбулатов планирует помочь ей письмом от студсовета.

– «Призываю вас вспомнить об ответственности, которую вы добровольно взвалили на себя, выбравшись в студсовет, и понять, что это ситуация – как раз и есть то отстаивание прав студентов (в данном случае – на качественное и доступное питание в университете), ради которого мы, собственно, и существуем. Придите на 5 минут в понедельник и поставьте подпись, что вы за составление письма», – убеждает Морозов.

К вечеру 29 мая письмо в защиту диетической столовой уже готово, следующим утром Савин организует сбор подписей членов под ним для принятия, чтобы днём его отнести в ректорат. В 14 часов 30 мая публикуется 140 пост о передаче письма 141. В тот же день представители студсовета мехмата вместе с советами других факультетов и активистами ИГ проводят переговоры с проректорами Вржещом и Кортавой. Уже 2 июня студсовет сообщает 142 о продлении контракта директору «диетки» на полгода.

– «Мы будем стараться оперативно реагировать на всю поступающую информацию и держать вас в курсе дела. Следите за нашими новостями», – успокаивает читателей студсовет.

 

8. Открытая встреча с деканатом мехмата (26.04.2016)

 

12 апреля Бекбулатов и Савин заглядывают к Чубарикову, договариваются об открытой встрече через две недели и получают советы от и.о. декана о том, чем студсовету нужно заниматься. Чубариков вновь, на этот раз заочно, ругает Денисова за то, что тот занимается проблемами общежитий, сам при этом там не проживая, на что студсоветовцы отвечают, что у него инициативы больше, чем у студкомитета. И.о. декана просит участвовать в праздничном митинге в честь Дня Победы и начать работать со школьниками – будущими абитуриентами.

По договорённости с Молодцовым почта студсовета включается в общую рассылку членов учёного совета мехмата, поэтому отныне студсовет будет получать приглашения на него.

17 апреля Касаткин интересуется у председателя, почему студсовет встречается с и.о. декана, минуя самого Касаткина. Бекбулатов парирует, что грядущая встреча позиционируется как встреча со студентами, а не со студсоветом. Касаткин продолжает волноваться о встрече и на следующий день выражает недовольство Савину тем, что Чубарикову будут задаваться «неизвестные вопросы» и это может выставить администрацию в неправильном свете. Позже он согласится с тем, что лучше услышать вопросы от студсовета, чем другие студенты отправят их в Администрацию президента (о студентке мехмата, которая так поступила, см. главу «Требование карты расселения общежитий МГУ»).

20 апреля Бекбулатов предлагает сделать собрание с администрацией обязательным к посещению членами студсовета («Уважительная причина отсутствовать – это пара или смерть»), а Сапунов подсказывает создать заранее список вопросов. Накануне встречи Бекбулатов хочет распределить вопросы по задающим их студентам и просит координаторов организовать это без него, потому что он сам на работе. Глунчадзе выдвигает предложение напечатать именные таблички для представителей администрации, а Денисов задумывается, где взять стулья для президиума в аудитории 1610.

«Важночат» разбирает вопросы на завтрашнюю встречу с деканатом. Сакаев предлагает отслеживать трудоустройство выпускников, чтобы университет подгонял программу под запросы работодателей. А также выделить студсовету деньги на съёмку ознакомительных видеороликов о мехмате; заключить договоры на стажировку студентов мехмата в планирующейся технологической долине МГУ, выделить помещение со звукоизоляцией для круглосуточных репетиций музыкальных коллективов МГУ и организовать курсы по языку вёрстки «ТеХ». Илья Денисов комментирует список бытовых вопросов, составленный членами студсовета, и первым делом заявляет, что не стоит спрашивать про отсутствие туалетной бумаги и мыла, поскольку «Это сведётся к вопросу денег. А мне уже говорили, что их нет». Члены студсовета протестуют:

– «Это бред, что нет денег на туалетную бумагу. И всем это понятно», – пишет Провидухина.

– «Ну как бы у меня нет доказательств того, что деньги есть», – печалится Денисов.

– «А с чего бы это наша забота, есть деньги или нет? Я хочу, простите, возвращаться на занятия из туалета с чистым задом, а как лучший факультет лучшего вуза страны мне это обеспечит, меня не енот», – недоумевает Глунчадзе.

– «Ну, Ираклий, если денег нет, то хоть что сделай, но не получится ничего купить», – заверяет Денисов.

– «Я не случайно упомянул, какой именно у нас факультет и какой именно вуз. Поэтому деньги должны быть. В крайнем случае деньги должны БЫЛИ быть. И тут вопрос, почему, когда деньги гипотетически были, ничего сделано не было (вот это прям вся Россия в отдельно взятом МГУ)», – продолжает Глунчадзе.

Денисов ищет подходящую формулировку для этого вопроса, попутно сообщая, что не сможет спорить с деканатом о наличии денег. Он пытается угадать другие ответы деканата и в итоге решает устраниться от этой темы:

– «Давайте, как координатор, оставлю задать этот вопрос желающим».

Савин обещает задать вопросы про бумагу, горячую воду и внешний вид факультета в контексте отзывов абитуриентов на Дне открытых дверей. Глунчадзе его поддерживает: с позиции студентов вопрос поднимался неоднократно и безуспешно, стоит попробовать зайти с престижа факультета. Сакаев замечает, что в силах студентов «свести абитуру к такому минимуму», но его не поддерживают:

– «Администрации пофиг, а факультет убьем окончательно».

Денисов сомневается, что абитуриенты выбирают университет по туалетной бумаге, но остальные активисты уверены в обратном и приводят в пример знакомых.

– «Помимо прочего, отсутствие бумаги значит не только отсутствие бумаги. А внешний вид и антураж значит многое, когда везде образование на уровне», – говорит Шведов.

– «Да и вообще впечатление о вузе складывается из мелочей», – добавляет Морозов.

Денисов продолжает комментировать вопросы, используя свои знания о ректорате, для того, чтобы отсеять вопрос как заданный не тому человеку. Банального сравнения мехмата с другими факультетами он опасается:

– «Это может плохо прозвучать».

Кроме бытовых вопросов, члены студсовета хотят спросить о плохом состоянии коридоров и кухонь в общежитии ГЗ, о закрытых третьих кухнях и гостиных, о захламлённости стендов и отсутствии проекторов в аудиториях, об отсутствии контроля качества образования и включённого обучения за границей. А Денисов пытается распределить эти вопросы, в том числе, попытаться отдать часть из них студкомитету или профкому. В «важночат» врывается Думаревский, уверенно заявляя, ссылаясь на сотрудников учебной части, что деньги на факультете есть, просто их распределяют на другие цели (на премию бухгалтерам, например), и Денисов не верит:

– «Ой, но неужто там такие «стремные люди» сидят, что денег на туалетную бумагу жадничают».

– «Ну блин, Илья, как видишь, её нет. И лампочек нет. И лавочек. И так далее», – перечисляет Глунчадзе.

– «Надо понимать, что деньги на нее есть, просто надо стребовать», – продолжает Думаревский, но как это делать эффективно, никто не знает: – «Единственное, что я могу предложить, решать этот вопрос не качеством, а количеством, и почаще его поднимать».

– «Ну-ну, двое [из администрации] уже на меня ругаются, а один работать посылает», – жалуется Денисов.

Думаревский не разбирается в тонкостях бюрократии и тоже поначалу пытается переадресовать вопрос с освещением коридоров от замдекана по АХЧ Колпакова университетской службе, с которой он контактировал в прошлом году.

– «Но почему ходил по электрикам не Колпаков, а ты?», – намекает Глунчадзе.

– «Потому что ему все равно, видимо», – предполагает Думаревский.

– «Вот и вопрос к администрации», – заключает Глунчадзе.

Кроме того, Думаревский «топит» за расширенные права на гостиную Б-17, чтобы студсовет вместе со студкомитетом могли ей «свободно распоряжаться, ставя мероприятия сами, не бегая по администрации каждый раз».

Бекбулатов предупреждает, что будет в роли нейтрального ведущего, поэтому задавать вопросы предстоит остальным членам студсовета. Он просит вести аргументированную беседу, не спрашивать про повышенные стипендии, не шутить про «и.о.» и прибавлять к своим вопросам уточнение: «Чем мы можем помочь?», чтобы расположить деканат к себе. За 6 часов до встречи Касаткин по просьбе Чубарикова предлагает Бекбулатову перенести собрание на полтора часа раньше, но студсовет рассуждает, что такой перенос автоматически превратит заранее анонсированное мероприятие в закрытые посиделки, и отказывает. В последний момент закупается вода со стаканчиками и разыскиваются фотографы (Краснова и Думаревский).

 

Так, запланированная ещё в прошлом созыве открытая встреча с администрацией мехмата проходит 26 апреля 2016 года в аудитории 1610; в президиуме сидят и.о. декана В.Н. Чубариков и его заместители: по учебной работе И.Н. Молодцов, по работе в общежитиях и по внеучебной работе С.Е. Касаткин, по магистерскому и дополнительному образованию М.Ю. Попеленский и по научной работе И.Н. Сергеев. Несмотря на свободный вход и объявления о встрече 143, от студентов присутствуют только представители студенческих организаций: несколько членов студсовета и приглашённые ими председатель студкомитета Балуев, член студкомиссии профкома Белонин и председатель Студсовета МГУ Алаева. Чубариков открывает встречу, сразу же заявляя, что студенческий актив работает «спустя рукава», ведь в аудитории его практически нет и на факультетский субботник он якобы не пришел. Второй мыслью он наставляет, что самым важным в деятельности активистов должна быть их собственная хорошая учеба; анонсирование грядущей сессией и пожелание сдать её на «отлично» опасно соседствует с рекомендациями о правильном ведении деятельности:

– «Прежде чем вы будете предпринимать какие­-либо действия по любым вопросам, давайте сначала посоветуемся, поговорим и обсудим ситуацию. Отнеситесь к этому с пониманием».

Звучат также слова о мехматском патриотизме, без которого невозможен патриотизм «для страны и вообще в целом».

М.Ю. Попеленский, И.Н. Молодцов, В.Н. Чубариков, С.Е. Касаткин

Первым вопросом Рамзан Бекбулатов пытается узнать о работе преподавателей, являющихся кураторами групп первого курса, многие из которых никак этим не занимаются. Ответы не дают никакой конкретики: Молодцов обещает подумать, как организовать их работу лучше, а Чубариков советует сообщать Молодцову о неактивных кураторах-преподавателях.

Второй вопрос Бекбулатов задает о пиаре факультета среди школьников – будущих абитуриентов. Попеленский рассказывает о неофициальной рабочей группе, которая занимается печатной продукцией о мехмате, а также об аспиранта, которые в рамках педагогической практики ездят в свои школы для агитации. Он предлагает «активу» помочь делу яркие фотографии с праздников и занятий и обещает пригласить на следующее собрание. Чубариков предлагает лучше агитировать в сильных матшколах Москвы силами их выпускников и сокрушается о том, что ни один победитель всероссийской олимпиады прошлого года и якобы ни один абитуриент с суммой баллов за пять экзаменов выше 400 не выбрал мехмат для поступления, а значит, администрации и студентам надо работать лучше и сообща. Сергеев жалуется на «жесткую и агрессивную» агитацию других университетов, которая не входит в «наш мехматский менталитет», однако в сложившейся ситуации мехмату придется менять политику, и присутствующих активистов мехмата обязательно позовут на совещание по этой теме. Ни одного члена студсовета не пригласят на обещанные собрания.

Продолжая тему привлечения абитуриентов, Павел Савин, ссылаясь на вопросы последних о внешнем виде аудиторий, окон и стендов мехмата, а также о состоянии туалетов мехмата в ГЗ и отсутствии горячей воды в них, спрашивает, считает ли администрация эти проблемы разрешимыми, ведь они влияют на итоговый выбор абитуриентов.

Проблему отсутствия горячей воды на мехмате Чубариков относит к университетскому уровню: якобы выше 11 этажа она не может быть подана, со слов технических служб МГУ. Мария Алаева в ответ сообщает, что главный инженер МГУ, наоборот, отсылал решать эту проблему на факультетах, и на том же географическом, расположенном выше мехмата, были установлены бойлеры для нагрева холодной воды. Чубариков ссылается на разные факторы (противопожарная безопасность, отсутствие заземления, проводка 1953 года), мешающие установить бойлеры на мехмате. Вместе с Молодцовым они дополнительно жалуются на отсутствие сотрудников, которые могли бы их обслуживать, и на «громадную ответственность за безопасность», которую бойлеры «повесят» на факультет. Молодцов уводит разговор в сторону, вспоминая отказ мехмата от переезда в новый корпус (2-й гуманитарный корпус 1982 года постройки), противопоставляя бытовые удобства «местам и аудиториям, где совершались великие открытия». Председатель студкомитета Андрей Балуев улавливает тренд в ответах администрации и заявляет:

– «А я не вижу подобной проблемы! Это не нужно так сильно, игра не стоит свеч».

Его забота о студентах ограничивается предложением поставить жидкое мыло вместо твердого. Сергеев предлагает «половинчатое» решение, установив один-два бойлера, а Попеленский задается вопросом, почему бы не установить их на примыкающий к мехмату технический 11-й этаж.

Вопрос с окнами Чубариков также списывает как глобальную, поскольку решать проблему нужно во всём здании, и переходит к меловым доскам в аудиториях, а потом к компьютерным классам и музею истории математики и механики во 2 «гуме», предлагая студсовету помочь с последним. На предложение Савина привлечь к финансированию попечительский совет мехмата Чубариков отвечает, что этот совет профинансировал электронную библиотеку мехмата, но во все дела выпускников привлекать «мы не можем», и вообще этот совет нельзя создать после того, как МГУ стало единым юридическим лицом и аналогичный статус забрали у факультетов. Обновление стендов Чубариков списывает на кафедры («Это вопрос заинтересованности самой кафедры. Должна быть инициатива»), и Попеленский уточняет, что деканат может напечатать стенд, если кафедра подберет материалы.

Наконец, нехватку туалетной бумаги Чубариков снова объясняет университетской проблемой: в ГЗ нет централизованной системы и каждый факультет закупает и обновляет её самостоятельно. Он обещает напомнить ответственному сотруднику, что бумага должна обновляться три раза в день вместе с уборкой туалета.

– «Разве нет более важных вопросов для обсуждения?» – удивляется Молодцов.

Вопрос находится у Балуева: он спрашивает о распределении мест мехмата в новом общежитии ДСЛ, поскольку и.о. проректора Марченко на его письмо о количестве мест не ответил. По его словам, совместно со студсоветом студкомитет считает правильным поселить студентов 1-3 курсов в ДСЛ, а остальных – в ГЗ. Чубариков первым делом сообщает, что писать в ректорат было не нужно, а все вопросы мог решить Касаткин. Касаткин решает вопрос на месте: спрашивает у Алаевой о сроках появления информации о квотах, а Алаева обязуется узнать у Марченко.

Второй вопрос Балуева об доступном интернете на факультете примечателен мнением Молодцова:

– «Хорошо, что его нет, я считаю».

Попеленский считает иначе и рассказывает о планируемой установке точек Wi-Fi на этажах мехмата, реализуемой с подачи Бекбулатова фирмой выпускников мехмата: на каждом этаже будет по 24 точки, первые пробные точки установят уже 30 апреля.

– «По техническому проекту интернет в аудиториях будет. Но на семинарах это даже вредно», – добавляет Попеленский.

На третий серьезный вопрос Балуева не хватает, и он спрашивает о возможности установки стола для пинг-понга прямо в холле учебного этажа мехмата, получая закономерный ответ Чубарикова ставить их в общежитиях. Два стола будут установлены 144 в ДСЛ в ноябре того же года, но не студкомитетом, а студсоветом, получившим их от фирмы-партнера.

Студсовет мехмата на встрече с деканатом

Последний вопрос задает Бекбулатов, предлагая в очередной раз увеличить время работы перехода А13-Б19, поскольку пары заканчиваются позже 15:00, а лифты в секторе «Б» работают всё ещё ужасно. Чубариков обещает сделать запрос в УО, при необходимости поставить «охранника от факультета» (напомним, только что он говорил о невозможности нанять сотрудников обслуживать бойлеры), и отдает вопрос на контроль Касаткина. Переход будет продлен силами ОСК МГУ и студсовета мехмата через полгода.

– «Спасибо всем, кто пришёл сегодня, без вас было бы никуда! Ну а кто не пришел по неуважительной причине, пусть страдает от мыслей, что не защищает интересы студентов, что их избрали», – пишет Бекбулатов после собрания.

Координаторы составляют сокращённую стенограмму 145 встречи и публикуют вместе с отчётом 146, потому что считают важным «показать то, что администрация льёт кучу воды и отвечает не совсем на те вопросы».

 

Окончание истории пятого созыва студсовета мехмата см. в следующей главе.

Notes:

  1. https://vk.com/wall-33327655_2390   https://archive.fo/LvuTG
  2. https://vk.com/wall-33327655_2403   https://archive.fo/ODtVL
  3. https://vk.com/wall-33327655_2413  https://archive.fo/tUJvw
  4. https://vk.com/wall-33327655_2414   https://archive.fo/E5hyN
  5. https://vk.com/wall-33327655_2424   https://archive.fo/7QA0e
  6. https://vk.com/wall-33327655_2446   https://archive.fo/lzrpY
  7. https://vk.com/wall-33327655_2448   https://archive.fo/G17My
  8. http://dl.igmsu.org/ig/upload/letter.from.mm.council.about.committee.2014.12.08.pdf
  9. http://dl.igmsu.org/ig/upload/mm_stud_committee_charter_2014.pdf
  10. https://vk.com/wall-33327655_2387   https://archive.fo/tyvgz
  11. https://vk.com/wall-33327655_2468   https://archive.fo/3YF1O
  12. https://vk.com/wall-33327655_2528   https://archive.fo/y72yZ
  13. https://vk.com/wall-33327655_2514   https://archive.fo/09p35
  14. https://vk.com/wall-33327655_2663   https://archive.fo/5scmD
  15. https://vk.com/wall-33327655_2571   https://archive.fo/hX8uX
  16. https://vk.com/wall-33327655_2586   https://archive.fo/R141f
  17. https://vk.com/wall-33327655_2667   https://archive.fo/v8bMG
  18. https://vk.com/wall-33327655_2548   https://archive.fo/0feQ1
  19. https://vk.com/wall-33327655_2557   https://archive.fo/vGYUH
  20. https://vk.com/wall-33327655_2565   https://archive.fo/WmYkK
  21. https://vk.com/wall-33327655_2588    https://archive.fo/yEIF3
  22. https://vk.com/wall-33327655_2604   https://archive.fo/m2XKN
  23. https://vk.com/wall-87793102_127   https://archive.fo/NyHT7
  24. https://vk.com/wall-87793102_3   https://archive.fo/cjCzv
  25. https://vk.com/wall-87793102_335  https://archive.fo/vofQl
  26. https://vk.com/wall-87793102_143   https://archive.fo/iplmW
  27. https://vk.com/philfakterver   https://archive.is/sE4Pp
  28. https://vk.com/wall-89085936_2   https://archive.is/e6tGo
  29. https://vk.com/wall-90045772_2   https://archive.is/MaUYe
  30. https://vk.com/wall-33327655_2895   https://archive.fo/Z4D2r
  31. https://vk.com/wall-87793102_286   https://archive.fo/19X3P
  32. https://vk.com/wall-33327655_2621   https://archive.fo/2kdky
  33. https://vk.com/wall-33327655_2668   https://archive.fo/sHPd6
  34. https://vk.com/wall-33327655_2764   https://archive.fo/I66f5
  35. https://vk.com/wall-33327655_2805   https://archive.fo/S92re
  36. https://vk.com/wall-33327655_2790   https://archive.fo/Ddoct
  37. https://vk.com/wall-33327655_2884   https://archive.fo/IYCss
  38. https://vk.com/wall-33327655_2877   https://archive.fo/vp1jr
  39. https://vk.com/wall-33327655_2605   https://archive.fo/OsS7b
  40. https://vk.com/wall-33327655_2695   https://archive.fo/xaQNn
  41. https://vk.com/mm_hero   https://archive.fo/Aal1P
  42. https://vk.com/wall-33327655_2706   https://archive.fo/2s2F2
  43. https://vk.com/wall-33327655_2770   https://archive.fo/aOkLA
  44. https://vk.com/wall-33327655_2807   https://archive.fo/vYh3O
  45. https://vk.com/wall-33327655_2685   https://archive.fo/j3N4c
  46. http://vk.com/wall-88275520_18    https://archive.is/FexTV
  47. https://vk.com/wall-33327655_2817   https://archive.fo/Hrzbr
  48. https://vk.com/wall-33327655_2825   https://archive.fo/Xg9xO
  49. https://vk.com/wall-33327655_2739   https://archive.fo/x410r
  50. https://vk.com/wall-33327655_2782   https://archive.fo/TO1v8
  51. https://vk.com/wall-33327655_2941   https://archive.fo/nEpTv
  52. https://vk.com/wall-33327655_2955   https://archive.fo/DA38g
  53. https://vk.com/wall-33327655_3108   https://archive.fo/bXH6O
  54. https://vk.com/wall-49962921_2656    https://archive.fo/B2E2L
  55. https://web.archive.org/web/20151008055351/https://www.msu.ru/info/struct/departments/uap.html   https://archive.fo/h9zou
  56. https://vk.com/wall-33327655_2727   https://archive.fo/gxyac
  57. https://vk.com/wall-33327655_2857   https://archive.fo/p2sZf
  58. https://vk.com/wall-33327655_2871   https://archive.fo/EPuuv
  59. https://vk.com/wall-33327655_2876   https://archive.fo/rZjc0
  60. https://vk.com/wall-33327655_2947   https://archive.fo/yUgl4
  61. https://vk.com/mmposvyat2015
  62. https://vk.com/wall-33327655_3074   https://archive.fo/d218c
  63. https://vk.com/wall-33327655_3315   https://archive.fo/3jGWU
  64. https://vk.com/wall-33327655_3108   https://archive.fo/bXH6O
  65. https://vk.com/wall-33327655_3133   https://archive.fo/lEohp
  66. https://vk.com/wall-33327655_3128   https://archive.fo/AQ6zP
  67. https://vk.com/wall-33327655_3190   https://archive.fo/2zK0z
  68. https://vk.com/wall-33327655_2951   https://archive.fo/a3wTK
  69. https://vk.com/wall-33327655_3069   https://archive.fo/s5u9T
  70. https://vk.com/wall-33327655_3174   https://archive.fo/v40ol
  71. https://vk.com/wall-33327655_3178   https://archive.fo/20XSy
  72. https://vk.com/wall-33327655_2903   https://archive.fo/Ofsr7
  73. https://vk.com/wall-33327655_2913   https://archive.fo/g0LTy
  74. https://vk.com/wall-33327655_2906   https://archive.fo/pdAbt
  75. https://vk.com/wall-33327655_3331   https://archive.fo/4GQu3
  76. https://vk.com/wall-104793040_17   https://archive.fo/S1yDB
  77. https://vk.com/wall-104793040_19   https://archive.fo/W5ulQ
  78. https://vk.com/topic-33327655_32623674   https://archive.fo/QwNdk
  79. https://vk.com/wall-33327655_3432   https://archive.fo/EMjs4
  80. https://vk.com/wall-33327655_3473   https://archive.fo/M2i9k
  81. https://vk.com/wall-33327655_3148   https://archive.fo/ZUKjz
  82. https://vk.com/wall-33327655_3196   https://archive.fo/22JlE
  83. http://dl.igmsu.org/ig/upload/Otchyot_SSMM_2014-2015.pdf
  84. https://vk.com/wall-33327655_3444   https://archive.fo/ev0th
  85. https://vk.com/wall-27917858_29377   https://archive.fo/rrJyl
  86. https://vk.com/wall-33327655_3519   https://archive.is/Tv2be
  87. https://vk.com/wall-33327655_3524   https://archive.is/7vQce
  88. https://vk.com/wall-33327655_3547   https://archive.is/ZKeMi
  89. https://vk.com/wall-33327655_3585   https://archive.is/DYPlm
  90. https://vk.com/wall-33327655_3606   https://archive.is/H9tn8
  91. https://vk.com/wall-33327655_3655   https://archive.is/0brEh
  92. https://vk.com/wall-33327655_3659   https://archive.is/v4J7N
  93. http://dl.igmsu.org/ig/upload/letter_kpp_2015.02.27.jpg
  94. https://vk.com/wall-33327655_3555   https://archive.is/AGgJS
  95. https://vk.com/wall-33327655_3609   https://archive.is/2IONW
  96. https://vk.com/wall-107551558_24   https://archive.is/C2AMk
  97. https://vk.com/wall-33327655_3641   https://archive.is/t7IuZ
  98. https://vk.com/wall11822981_1587   https://archive.is/DRz3V
  99. https://vk.com/wall-33327655_3667   https://archive.is/XeWo7
  100. https://vk.com/wall-33327655_3760   https://archive.is/LmPX6
  101. http://dl.igmsu.org/ig/upload/Pereselenie_v_Novoe_obschezhitie.pdf
  102. https://vk.com/wall-33327655_3778   https://archive.is/c5Yqy
  103. http://vk.com/wall-107551558_625   https://archive.is/fbirW
  104. https://vk.com/wall-33327655_3942   https://archive.is/6xhh2
  105. http://dl.igmsu.org/ig/upload/Otchet_s_konferentsii.pdf
  106. https://vk.com/wall-33327655_3956    https://archive.is/lrgv6
  107. https://vk.com/wall-33327655_3908   https://archive.is/YVU8P
  108. https://vk.com/wall-33327655_3917  https://archive.is/A33al
  109. https://vk.com/wall-33327655_3535   https://archive.is/Ih166
  110. https://vk.com/wall-33327655_3574   https://archive.is/WcTmo
  111. https://vk.com/wall-33327655_3616   https://archive.is/FyyND
  112. https://vk.com/wall-33327655_3670   https://archive.is/Usx1H
  113. http://vm.ru/news/2016/01/18/myatie-shpargalki-i-rvanie-uchebniki-poluchat-novuyu-zhizn-308947.html
  114. https://vk.com/wall-33327655_3680   https://archive.is/ngyCv
  115. https://vk.com/wall-33327655_3749   https://archive.is/h3fy2
  116. https://vk.com/wall-33327655_3857   https://archive.is/uzbHm
  117. https://vk.com/wall-33327655_4069   https://archive.is/hrNqk
  118. https://vk.com/wall-33327655_4682   https://archive.is/9Qrg7
  119. https://vk.com/wall-33327655_3720   https://archive.is/GtFGY
  120. https://vk.com/wall-33327655_3961   https://archive.is/9eY8p
  121. https://vk.com/wall-33327655_4583   https://archive.is/aAiB4
  122. https://vk.com/wall-33327655_3724   https://archive.is/9OJhF
  123. http://vk.com/wall-33327655_3824   https://archive.is/9mxfL
  124. https://vk.com/wall-33327655_3834   https://archive.is/voUhX
  125. https://vk.com/wall-33327655_3694   https://archive.is/4IURU
  126. https://vk.com/wall-33327655_3760   https://archive.is/LmPX6
  127. https://vk.com/wall-33327655_3726   https://archive.is/BXBqt
  128. https://vk.com/wall-33327655_4016  https://archive.is/KBCAn
  129. https://vk.com/wall-87793102_437  https://archive.is/UiiKY
  130. https://vk.com/wall-33327655_3743   https://archive.is/hQi8W
  131. https://vk.com/wall-101539046_382   https://archive.is/szEke
  132. https://vk.com/wall-33327655_3747   https://archive.is/cCZ5t
  133. https://vk.com/wall-33327655_3766   https://archive.is/JRGD2
  134. https://vk.com/wall-33327655_3838   https://archive.is/EEnAz
  135. https://vk.com/wall-33327655_3871   https://archive.is/bS388
  136. https://vk.com/wall-33327655_3965   https://archive.is/KapIo
  137. https://vk.com/wall-33327655_3947   https://archive.is/0cq3p
  138. http://dl.igmsu.org/ig/upload/Otvet_Stepanova.pdf
  139. https://vk.com/wall-33327655_3974   https://archive.is/ghy5N
  140. https://vk.com/wall-33327655_4046   https://archive.is/ODMPw
  141. http://dl.igmsu.org/ig/upload/Pismo_rektoru_o_dieticheskikh_stolovykh.pdf
  142. https://vk.com/wall-33327655_4064   https://archive.is/YksZ7
  143. https://vk.com/wall-33327655_3968   https://archive.is/KOOmK
  144. https://vk.com/wall-33327655_5499   https://archive.is/qHv5d
  145. http://dl.igmsu.org/ig/upload/Vstrecha_s_administratsiey_26_04_2016.pdf
  146. https://vk.com/wall-33327655_4002    https://archive.fo/rUqmD