МГУ ДЛЯ ВАС

Хроники
студенческого самоуправления МГУ им. М.В. Ломоносова

Студенческий совет МГУ: пятый состав (2016)

Мария Алаева выдвигается на второй срок председательства в Студсовете МГУ, пользуясь неточностью формулировок Положения о Студсовете об ограничении срока пребывания на руководящих постах. Деятельность Студсовета концентрируется в рамках отдельных проектов, традиционно игнорируя глобальные проблемы, сталкивающие интересы студентов и администрации.

 Назад к разделу | Предыдущая глава | Следующая глава

 

Содержание:

 

 

Выборы председателя Студсовета МГУ

 

Предыстория выборов председателя пятого созыва Студсовета МГУ берёт начало на факультете государственного управления МГУ двумя месяцами ранее – 12 октября, когда Мария Алаева избирается председателем студсовета ФГУ на третий срок.

В начале этого заседания действующий председатель Алаева передает слово Максиму Гречишкину (экс-председателю студсовета ФГУ, экс-заместителю председателя Студсовета МГУ, ныне устроившемуся на должность заместителя руководителя Центра общественных связей ФГУ), обычно редко присутствующему на заседаниях студсовета ФГУ. Гречишкин рассказывает о различиях Студсовета и СтудСоюза (первый орган – выборный и потому за ним есть люди, второй – нет) и упоминает ИГ, применяя к ней тезисы, уже звучавшие из его уст во втором составе Студсовета МГУ (о том, что ИГ нужно заинтересовать хотя бы 100-200 человек, чтобы официально представлять их интересы, а не быть «только словами»).

Неожиданное появление Гречишкина можно связать с возмущением бывшего члена студсовета ФГУ непрозрачностью проведения выборов членов студсовета от третьего курса: предвидя дискуссию на самом заседании, студсовет ФГУ пригласил опытного оратора для её подавления. Именно этот студент цитирует пункт 5.6 Положения 1 о студсовете ФГУ: «Одно и то же лицо не может занимать должность председателя студенческого совета более двух сроков подряд». Однако Алаева игнорирует этот документ и обращается к Положению о Студсовете МГУ, где пункт о выборах председателя студсовета факультета (3.2.5) звучит в более свободной формулировке: «Председатель студенческого совета факультета [...] избираются сроком на один год, но не более чем на два срока за все время обучения». Далее Алаева сообщает, что консультировалась с юридическим управлением МГУ – тем самым, которое в 2012 году отредактировало текст Положения до, с его точки зрения, юридически грамотного. Юруправление, по словам Алаевой, сообщает, что формулировка «всё время обучения» означает «всё время обучения на одной ступени образования». Таким образом, у Алаевой, закончившей в этом году бакалавриат и поступившей в магистратуру, отсчёт количества сроков якобы начинается заново, и она может занимать пост председателя в третий раз.

Примечательно, что другой общеуниверситетский документ – о выделении путевок в пансионат МГУ «Буревестник», подписанный И.Б. Котлобовским, трактуется иначе: ОПК предоставляет одну бесплатную путевку студенту суммарно за время обучения в бакалавриате и в магистратуре. Представителя профкома, озвучившего эту информацию, оперативно перебивает Гречишкин, пытаясь провести аналогию текущей ситуации с выборами Андрея Шарапуты председателем Студсовета МГУ в 2013 году. По его словам, проректор Вржещ тогда отправил запрос в юридическое управление и получил некий утвердительный ответ. «Более того, всеми тут любимая Инициативная группа, когда это объяснение дано и ей тоже, ни одного вопроса относительно ступени образования не задала: ни ректору, ни юруправления, никому», — добавляет Гречишкин так, будто о «ступени образования» прямым текстом говорится в пункте Положения. Иную трактовку «времени обучения» профкомом Гречишкин объясняет экономией средств и предоставлением возможности разным студентам (!) поехать в пансионат.

Все попытки обсудить легитимность выдвижения Алаевой в качестве кандидата, предпринятые двумя наблюдателями, Алаева и её коллеги переводят в плоскость доверия ей «как человеку» и одобрения её былой деятельности в статусе председателя. Ответить на вопросы двух сопротивляющихся студентов руководство студсовета обещает после выборов, а в случае, если вопросы продолжатся сейчас, Алаева обещает выставить их за дверь. По результатам голосования среди двух кандидатов Мария Алаева остается председателем студсовета ФГУ на третий срок. В течение заседания она дважды говорит, что одной из целей её очередного избрания является желание вновь стать председателем Студсовета МГУ: «Потому что у нашего факультета в связи с этим одновременно есть тоже больше возможностей. Потому что, когда из нас там нет никого в руководстве, проблемы факультета решаются, конечно, гораздо сложнее».

Спорное переизбрание Алаевой освещает 2 ИГ, называя произошедшее «осознанным надругательством над духом Положения о Студенческом совете МГУ и прямым нарушением Положения о студенческом совете ФГУ» и сообщая, что соответствующий пункт Положения о Студсовете МГУ вводился с целью ротации руководства и избегания узурпации власти. Под «постом» «Вконтакте» появляются комментарии членов студсовета ФГУ, либо игнорирующих нарушения, либо считающих их допустимыми при отсутствии «оппозиции», которая эти нарушения не пресекла прямо на заседании. Саму ситуацию с выносом сора из избы они объясняют лишь происками «оппозиции», не забывая при этом упоминать, что её, на самом деле, нет.

Спустя три дня группа студсовета ФГУ «Вконтакте» публикует 3 «информационную справку» 4, пытаясь объяснить казус на выборах. Оказывается, положение о студсовете ФГУ всё это время находилось в документах группы студсовета ФГУ в статусе черновика, не принятого на заседании Ученого совета ФГУ в течение всего прошедшего года. А значит, и противоречить ему избрание Алаевой не может. Что же касается Положения о Студсовете МГУ, то «было получено разъяснение относительно трактовки вышеобозначенного пункта Положения в Юридическом управлении МГУ, которое указало на неточность данного пункта и оставило право конечной трактовки за членами Студенческого совета ФГУ».

Вопрос трактовки пункта 3.2.5 Положения о Студсовете МГУ поднимается в пункте повестки «Разное» на последнем заседании четвертого созыва 30 октября 2016 года. Алаева сообщает, что юридическое управление рекомендовало ориентироваться на решение студсовета факультета, а студсовет ФГУ «счёл однозначно правильным» переизбрание Алаевой. Миньяр-Белоручев заявляет, что вопрос не в том, справедливо или нет давать учащимся факультетов с интегрированной магистратурой возможность дополнительных сроков, а в том, что написано в Положении. Он советует Студсовету МГУ предложить поправки Учёному совету МГУ.

 

2 декабря Мария Алаева сообщает Студсовету, что 12 декабря будет организована «школа председателей студенческих советов факультетов» — на этот раз, не на выезде, а в МГУ. «Школа» представляет собой курс лекций и тренингов о полномочиях, правах и обязанностях официального самоуправления в МГУ. Её посещают 5 менее половины нового состава Студсовета (14 членов), преимущественно, представители гуманитарных факультетов.

Между заседаниями вновь проходит больше месяца. Алаева пытается провести его 10 декабря, о чём объявляет накануне, и приходят лишь семь членов прошлого созыва. 14 декабря заседает счётная комиссия, где накануне выборов руководящего состава членам Студсовета раздают символические «мандаты» — право на голосование в пятом созыве.

 

Первое заседание пятого созыва, посвящённое выборам председателя, проходит 15 декабря (см. первый официальный отчёт с элементами стенограммы 6). Алаева вкратце рассказывает о «школе председателей», а тем, кто её не посетил, дарит «подарочки». Она делает напутствие председателям, рассказывая, что Студсовет МГУ имеет возможность сделать жизнь студентов лучше не только в Университете, но в масштабах страны, поскольку МГУ – это флагман образования и науки. Куйдина озвучивает результаты состоявшегося сегодня заседания мандатной комиссии: мандаты (право голоса) получают все, кроме представителей экономического факультета. Дарья Ваулина с экономфака возражает: выборы на тех потоках, на которых они не были проведены в связи с отсутствием конкуренции среди кандидатов, уже прошли сегодня утром. Возражение остаётся без внимания, и Алаева констатирует, что присутствующие 22 мандата образуют кворум и означают формирование нового, пятого созыва. Большинством голосов утверждается решение избирать председателя Студсовета МГУ прямо сейчас, и Алаева, вновь выдвигающаяся на этот пост, делегирует проведение выборов своему бывшему заместителю – Святославу Тутову.

Алаева отвечает на вопрос новых председателей об обязанностях Студсовета МГУ, совмещая в своём ответе как формальные тезисы (представительство интересов студентов перед ректоратом), так и элементы агитации: отчёт о деятельности прошлого состава («тот год, когда я была председателем») с планами на будущее (конференция по разработке научной долины МГУ с участием студентов). Присутствующий вместо проректора Вржеща его заместитель К.В. Миньяр-Белоручев берёт слово, чтобы уточнить, что, с одной стороны, все обязанности Студсовета МГУ прописаны в его положении, а с другой, что объём работы Студсовета ничем не ограничен. Управление академической политики, по его словам, несколько лет агитирует Студсовет вести разные проекты, и Миньяр-Белоручев озвучивает перед новым составом некий выбор формата его будущей деятельности: «Будут ли это просто собрания-совещания-обсуждения или такая реальная активная деятельность». Представитель ВШГА (администрирования) произносит речь о том, что Студсовет – это единственный студенческий «орган», который, в отличие от студенческих организаций, имеет законные основания участвовать в студенческом самоуправлении и решении студенческих проблем.

Несколько минут уходит на формирование избирательной комиссии в составе четырех человек, в процессе которого Тутов пытается решить споры стандартной фразой: «Вы зачем пререкаетесь, вы хотите задержать нас здесь?». Затем он выделяет кандидатам по 5-7 минут на выступление, и первым выступает председатель студсовета ВМК Никита Муромцев.

Муромцев рассказывает о том, что у него начинается третий срок в Студсовете МГУ, и пошёл он него на прозрачных основаниях, прописанных в Положении (один раз был избран на должность второго представителя крупного факультета, два раза – на должность председателя факультетского студсовета). За эти годы Муромцев, по своим словам, «многое посмотрел», пообщался со студенческими представителями других факультетов и вузов и сформировал своё представление о построении эффективной работы Студсовета МГУ. Он озвучивает её в виде памятки по основным принципам, которым стоит придерживаться Студсовету:

- принцип открытости и представительности (заполнение информационного вакуума о деятельности студенческих организаций, публикация информации с заседаний);

- обучение и передача опыта (общение с другими вузами, подготовка преемников, проведение мастер-классов);

- структурированность и единство (организация работы комитетов в студсоветах обоих уровней, унификация выборов в студсоветы);

- эффективность (использование электронных сервисов для планирования и рассылок, электронное участие в заседаниях).

Никита Муромцев

Никита Муромцев

На вопросы кандидату Тутов выделяет четыре минуты, но после нескольких вопросов присутствующие добиваются возможности задавать их до последнего. На вопрос о занятости в стажировке в Правительстве Москвы и обучении в магистратуре Муромцев отвечает, что не собирается брать на себя все обязанности, какие только есть в Студсовете, а распределит их между главами комиссий и своим заместителем. Тем самым он будет играть роль организатора деятельности Студсовета и обещает сделать её более эффективной, чем кандидат с большим количеством свободного времени, но меньшими навыками в управлении.

Несколько присутствующих делают упор на озвученные недостатки информирования, которые Муромцев упомянул в своей программе, но за которые был ответственен на своей предыдущей должности секретаря Студсовета МГУ. Муромцев рассказывает о том, что порою информацию о дате и повестке заседания он получал от председателя Алаевой ночью перед заседанием вместе с просьбой «обзвонить всех» (от последнего он, естественно, отказывался). Тутов лично высказывает претензии к пропуску двух заседаний ответственным секретарём, на что Муромцев вновь отвечает, что не смог поменять свои планы, узнав о заседании накануне вечером. Что касается информирования студентов о работе Студсовета, то за это была ответственна пресс-служба Студсовета. Глава пресс-службы Даниил Лапин делится своими впечатлениями от работы Муромцева на посту секретаря, сообщая, что протоколы заседаний не доходили до пресс-службы месяцами, равно как и фото- и видео-материалы с мероприятий, делавшиеся Муромцевым под лейблом «ВМК-ТВ». Муромцев парирует: фотографом и видеоператором он работал не в должности секретаря, а по собственной инициативе, а задержка протоколов была связана с тем, что председатель Алаева не могла завизировать их перед дальнейшим документооборотом. Свою деятельность на посту секретаря Муромцев оценивает «на четыре, может быть, даже не пять». Кроме того, он упоминает разработку сайта Студсовета МГУ вместе со студентом ФГУ Александром Полиловым, которая не была завершена из-за того, что часть документации Студсовета не дошла до нынешнего времени от прошлых составов.

Представитель мехмата интересуется позицией Муромцева по проблеме переселения ФДС и получает ответ о том, что на данный момент Студсовет вряд ли что-то поменяет, поскольку «ректорат запланировал», однако проголосовать за переселение всех жителей ФДС всё же стоит. «Потому что есть некоторая Инициативная группа, даже там один человек из нашего совета [...] они говорят, что? на самом деле? все ФДСы можно переселить прямо сейчас. Надо будет немного урезать контрактников, живущих в Главном здании. И этот вопрос надо обязательно поднять перед ректоратом, потому что почему у нас некоторые факультеты – как мехмат и мой – должны терпеть какие-то адские условия и стройку рядом с ними, когда все могут переселиться».

Спрашивают Муромцева и о конкретных поправках в Положение о Студсовете МГУ, которые он хотел бы принять. Муромцев напоминает, что представителями ВМК и мехмата была проделана огромная работа, которая несколько раз не была доведена до логического завершения из-за отсутствия кворума на заседаний и неоднократных переносов. Важными поправками он называет написание положения о выборах на факультетах, прояснение статуса представителем в промежуток времени между выпуском из бакалавриата и поступлением в магистратуру, включение аспирантов в составы студсоветов.

Председатель Студсовета юрфака Станислав Шафранский напрямую говорит, что, по его мнению, у одного из кандидатов в председатели есть критическое мышление и спрашивает у Муромцева о конкретных шагах по трансформации «аморфного образования» (свежеизбранный Студсовет) в команду. Муромцев рассказывает о планировании деятельности комитетов (поиск активистов, распределение обязанностей, обмен опытом предшественниками), о донесении до студентов знания о том, как решать проблемы. «У нас не все это понимают, кто-то по знакомству решает, а кто-то митинг назавтра собирает. Им говоришь, что не надо так делать, а они не понимают», — ненавязчиво анонсирует он завтрашний «оккупай ректорат» (см. главу «Оккупай ректорат за переселение ФДС»). Самой лучшей из изученных им систем студсоветов Муромцев называет трехуровневую систему в ВШЭ, где нижний уровень занимается организацией мероприятий, а верхний выполняет только представительские функции. При этом для ректората ВШЭ «виза» Студсовета на каком-то решении говорит о его полной проработанности на всех уровнях и готовности к исполнению.

Окончание выступления Муромцева совпадает с появлением в аудитории проректора П.В. Вржеща, который рассказывает о важности легитимных факультетских выборов и неожиданно рекомендует «сделать небольшой тайм-аут» и не проводить выборы председателя Студсовета МГУ прямо сейчас, а подождать, пока протоколы всех выборов не будут подтверждены в управлении академической политики. «Чтобы не было потом мучительно больно по поводу того, что что-то не так сделали», — говорит он и переходит к теме третьего срока Алаевой на посту председателя студсовета ФГУ.

- «Когда принималось это Положение [о Студенческом совете МГУ – прим.], было написано, что быть избранным председателем студенческого совета [как факультета, так и МГУ – прим.] может человек не более чем на два срока за всё время обучения. Имелось в виду, что два срока – и всё. Был бакалавром, стал магистром, потом в аспирантуру поступил, неважно, отчислялся или восстанавливался. Вот два раза его выбрали на годичный срок – и больше нет. Поэтому говорить о том, что – Маша, при всём уважении, – что можно и три раза, на три срока, потому что вот формулировка может предполагать, что за всё время обучения в бакалавриате или за всё время обучения в магистратуре… вот она хлипкая. Есть выход из этого положения, если студенческий совет, легитимно избранный со всеми протоколами, соберется с кворумом 2/3 и двумя третьями голосов проголосует за то, чтобы это Положение в этой части изменить. Вот тогда да, действительно, вас никто не упрекнет, что вы там что-то сделали нелегитимно», — предлагает Вржещ. – «Делать нужно всё, чтобы потом не было каких-то рекламаций, чтобы не нужно было потом целый год оправдываться, что мы сделали что-то не то».

Наконец, он делится своим ощущением «энергетического задора» присутствующих, который в последние два года тратился на бесплодные обсуждения на заседаниях, в связи с чем «авторитет у Студенческого совета немножко начала падать». Вржещ советует председателям поддерживать контакт со своими избирателями и реальными делами доказать, что они являются «гласом народа».

Когда аплодисменты смолкают, Тутов немедленно сообщает о продолжении проведения выборов и передаёт слово второму кандидату – председателю студсовета ФГУ Марии Алаевой.

Алаева первым делом «комментирует третий срок: это не третий срок». Она апеллирует к присутствующим на заседании пяти (!) членам студсовет ФГУ, которые могут подтвердить, что их совет избрал её председателем, чтобы она «задавала стратегическую стратегию развития и имела возможность заниматься делами Студенческого совета МГУ и дальше».

Дальнейшая речь изобилует берущими за душу оборотами вроде «На протяжение всего года я просыпалась с мыслью о том, что 40 тысяч студентов у нас учится и что делать» и «Я постоянно чувствовала на себе эту ответственность». Помимо этого, Алаева верит в то, что Студсовет МГУ может «оказать заботу и слышать мнение каждого студента нашего университета», что он должен «уделять им каждую минуту и секунду своего времени» и «решать все проблемы, вплоть до даже личных». А поскольку в стране сложная ситуация и «многие студенты подвержены проблемам и информационной пропаганде» (а последнее, по логике перечисления, связано с первым), то Алаева хочет возглавить «группу людей, которая просто будет ходить по факультетам и узнавать, какие у них проблемы». Для удобства передачи студенческих проблем на сайте Студсовета МГУ появится «большая кнопка», а пока что Алаева отчитывается о запущенном с аналогичной целью сообществе «В МГУ поймут» во «Вконтакте» (15 публикаций на момент выборов председателя, группа «умрёт» через четыре записи в феврале 2016 года).

- «За год я выстроила систему и очень много чего поняла», — сообщает Алаева, уточняя, что она набралась опыта, набрала контактов для реализации идей и вообще «было сделано много». Полный перечень того, что было сделано Студенческим советом, Алаева решает не раскрывать, ссылаясь на то, что сейчас «мы» (это слово также остаётся без пояснений) пишут «огромный-огромный отчёт», который «обязательно» будет выложен на сайт. Отчёт опубликован не будет.

Мария Алаева

Мария Алаева

В неполном списке достижений Студсовета МГУ четвертого созыва Алаева называет инициативу создания систему по учёту личных достижений; грядущее участие студентов в разработке научной долины МГУ и сбор подписей студентов за застройку новой территории МГУ в рамках инвестиционного контракта. Правда, последнее событие было сформулировано более удобным образом: «В течение этого года мы выражали твёрдую позицию за то, чтобы вся новая территория, предназначенная для Московского университета, была действительно предназначена для студентов Московского университета». В благодарность за сбор подписей и участие в летних публичных слушаниях Студсовету теперь позволено «с большим правом участвовать в реализации этой территории». Кроме того, Алаевой удалось получить финансирование на ремонт аудитории Студсовета А1022, который скоро закончится, и председатель сможет лично принимать в ней студентов (чем он, по словам Алаевой, заниматься обязан).

«Я считаю, что мы должны стать тем органом, которому доверяют студенты», — заявляет Алаева. Она сообщает, что хочет ввести и прописать ответственность председателя студсоветов МГУ и факультетов, наделить себя правом поднимать на факультетах вопрос о переизбрании председателей, не посещающих заседания. Последним предвыборным обещанием становится организация фонда для финансовой поддержки нуждающихся студентов, для которого «у меня и нашей команды» уже есть контакты с государственными органами и компаниями.

Первым вопросы задаёт Муромцев, критикуя несоответствие заявленных идей на будущее тем, как они не применялись в прошлый год председательства Алаевой: например, «умерший» аккаунт Студсовета МГУ на сайте анонимных вопросов ask.fm, который позволял бы «услышать каждого». Он также недоумевает от бюрократизации процесса общения со студентами в кабинете Студсовета, агитируя за онлайн-общение и за разделение этой обязанности между несколькими членами Студсовета. Алаева парирует тем, что не у всех студентов есть компьютеры, а общаться должна именно она, поскольку «Студенты доверяют председателю студенческого совета МГУ». Алаева соглашается с необходимостью публикации протоколов и аудиозаписей заседаний на сайте, добавляя к списку ещё и открытость заседаний для всех студентов, на что Муромцев замечает, что эти предложения выдвигались им ещё год назад (а ответственность председателей и вовсе предлагалась в непринятых правках в Положение).

На уточняющий вопрос присутствующих о справедливости слов Вржеща о третьем сроке Алаева отвечает, что имеет устный ответ юридического управления МГУ, подтверждающий её правоту. С пламенной речью в поддержку Алаевой выступает студент ФГУ Александр Полилов, задавая вопросы о целесообразности наличия термина «за всё время обучения» в тексте Положения и проводя смелые аналогии со словом «подряд» в Конституции РФ, благодаря которой президент РФ может быть избран на третий срок: «Если народ бы этого не поддержал, то ничего бы этого не было». А поскольку Алаеву поддержали 90% студентов ФГУ, то следует оставить её на своём посту

Полилову активно отвечает Миньяр-Белоручев, сообщая, что устный ответ юруправления не имеет силы, а аналогии с Конституцией некорректны, поскольку спорную формулировку в ней пояснял Конституционный суд, а спорную формулировку в Положении юруправление не может официально пояснить с середины октября. Кроме того, он выражает недоумение председательством Алаевой в срок с 30 июня (дату отчисления Алаевой из бакалавриата в связи с его окончанием) до 12 октября (избрания на пост председателя студсовета ФГУ), которое, подразумеваемое ею как автоматическое, не прописано в Положении.

Проректор Вржещ выступает со схожей позицией, несколько раз намекнув на причину столь агрессивного несогласия с Алаевой: Студсовету не нужно «оставлять за собой какие-то зацепки, которые будут целый год потом вас где-то в интернете зацеплять, что у вас с самого начала что-то не то было». По его словам, юридическое управление МГУ, не дав однозначную трактовку формулировки про «всё время обучения», предложило Студсовету самому определиться с трактовкой, выполнив «легитимный алгоритм» квалифицированным большинством (двумя третями голосов при кворуме в 2/3). Он уточняет, что в 2012 году нарочно была принята данная формулировка, поскольку первый созыв посчитал срок в два года достаточным для самореализации и оставляющим возможность попробовать свои силы другим студентам. И даже если председатель меняет факультет обучения, «по духу» Положения он не может больше избираться.

В противовес Вржещу выступает представитель ВШГА (администрирования) Светлана Павлова, которая сообщает о семи годах в студенческом самоуправлении, из них о пяти – в своём прошлом вузе, и по опыту рассказывает: «Пока ты избирался, пока ты сформировал свою команду, пока ты пришёл в себя, пока ты сумел с руководством согласовать общие моменты и стратегию – срок закончился [...] За год поменять что-то сложно. За два можно. За три можно выстроить систему, которая будет работать сама по себе».

Тутов на всякий случай отмечает неравные возможности представителей большинства факультетов, имеющих возможность избираться лишь дважды, и крупных факультетов, могущих, как Муромцев, избираться больше. Миньяр-Белоручев комментирует, что нужно было вносить правки и выравнивать возможности, а не говорить теперь, что всё плохо.

Когда, наконец, представитель геолфака Ильнар Шамсутдинов предлагает проголосовать по вопросу третьего срока, Тутов сообщает: «Вы не можете голосовать, вы ещё не избрали председателя». Представитель мехмата Константин Шведов напоминает, что Алаева и Тутов неоднократно отвечали авторам поправок в Положение, что «сейчас всё хорошо, зачем менять», поэтому «Во многом благодаря вам сейчас мы подошли с таким положением к этим выборам». Он предлагает проводить выборы по тому Положению, которое есть на данный момент, пусть и непонятно, как администрация и студенты будут потом относиться к Студсовету.

Алаева оценивает работу комитетов Студсовета МГУ, инициатором которым она являлась, «на четыре», объясняя это тем, что некоторые из них работали «очень хорошо» (комитет по контролю качества образования), а другие, по всей видимости, нет, но об этом она не рассказывает. После ответа на этот вопрос она комментирует всё вышесказанное о третьем сроке: как ходила в юруправление, как юрист устно велел принимать решение в факультетском студсовете, как студсовет ВМК получил письменный ответ юруправления за подписью Подейко. Из последнего она зачитывает вердикт: образовательные отношения МГУ со студентом, окончившим бакалавриат и поступившим в магистратуру, не являются непрерывными, а значит, норму из пункта 3.2.5 нельзя распространять на обучение по разным образовательным программам. Когда Алаева предлагает проголосовать и решить, допускается ли спорный кандидат до выборов, Вржещ заявляет, что до выборов руководства легитимен старый состав, и новый голосовать не может. Апофеозом обсуждения становится заявление Муромцева о том, что лично он не против избрания Алаевой на третий срок на ФГУ, поскольку там она эффективный председатель – в отличие от Студсовета МГУ, куда она ещё год назад пришла со «своей командой», но не показала значимых результатов.

Второй представитель ВМК Никита Лукьяненко спрашивает у Алаевой, как буквально будет выглядеть заявленный ею «обход факультетов» членами Студсовета МГУ, и узнаёт, что они будут «подходить [к студентам], узнавать, как у студентов дела, представляться представителем Студенческого совета МГУ и узнавать, как работает студенческий совет факультета». На вопрос об обещании пригласить на заседание комиссии по заселению Нового общежития МГУ заместителя председателя студсовета мехмата Илью Денисова и его, председателя студкомитета ВМК Никиту Лукьяненко, как представителей двух самых ущемленных факультетов, оставляемых проживать в ФДС, Алаева даёт своевременный ответ. Она сообщает, что первое с момента обещания заседание этой комиссии пройдет уже завтра в 12:30 в аудитории 02, причём оно будет расширенным и приглашаются на неё не только члены Студсовета, но также ОСК и СтудСоюза.

«Если кто имеет возможность, приходите, пожалуйста, ладно?», — просит Вржещ.

Любопытно, что такой формат и дата «расширенного заседания» впервые публично объявляются именно накануне акции Инициативной группы «оккупай ректорат», назначенной также на завтра. В тему необходимости общения студентов с ректором Лукьяненко вспоминает об октябрьском обещании Алаевой организовать встречу с Садовничим в начале ноября. Алаева, ссылаясь на помощника ректора, анонсирует встречу под Новый год, причём не по вопросам Нового общежития, а по всем возможным, как и проводятся ежегодные встречи ректора со студактивом.

По вопросу отчётности Студсовета МГУ Алаева признаёт, что протоколы заседаний нужно публиковать на сайте и в сообществе «Вконтакте». Но в числе первых пяти шагов на посту председателя, заинтересовавших представителя факультета политологии Азамата Томаева, отчётность не значится. Зато Алаева называет:

1. Ответственность председателей в плане посещения заседаний;

2. «Сетевой подход» к взаимодействию факультетских студсоветов (координация представителей комитетов по качеству образования, науке, культмассу и т.д.);

3. Посещение заседаний Студсовета представителями других студенческих организаций;

4. Организация встречи с проректорами в конце текущей недели; п

5. Упомянутая предновогодняя встреча с ректором.

Второй представитель мехмата Константин Шведов оглашает собственную статистику заседаний Студсовета за год (два «нормальных» голосования, один кворум с апреля) и делает вывод, что у Алаевой не было заинтересованности в работе Студсовета МГУ. Алаева с ним не соглашается, как и с тезисом про падение репутации Студсовета; она ссылается на увеличение числа подписчиков группы Студсовета «Вконтакте» (с 1500 до 2600). Ответственность за отсутствие кворума она перекладывает на секретаря, не обзванивавшего остальных членов. На вопрос о тщетности усилий ВМК и мехмата принять поправки в Положение Алаева отвечает, что она всегда высказывалась в их пользу, однако большинство Студсовета МГУ была против, а поскольку «решаю не я, а решаем мы все вместе», то вопрос так и остался открытым. В импровизированном голосовании практически все присутствующие выступают за решение вопроса, и Алаева выражает уверенность, что этим составом правки удастся внести.

Наконец, вопросы заканчиваются, и после очередного спора о том, что считается «простым большинством» в пункте о выборах председателя, Студсовет приступает к голосованию. Из 38 факультетов и, соответственно, 44 потенциальных членов Студсовета МГУ мандаты имеют 24 члена, образуя кворум, и отдают кандидатам свои голоса следующим образом: Муромцев – 11, Алаева – 13. Алаева сразу же благодарит присутствующих за поддержку, обещает сделать Студсовет самой сильной структурой и работать на благо студенчества и страны.

На пост заместителя она предлагает председателя студсовета географического факультета Валерию Чуженькову и председателя студсовета факультета искусств Лию Какиашвили. Они выступают с краткими речами и набирают, соответственно, 4 и 11 голосов при семи воздержавшихся. В этот момент Тутов сообщает, что никто не выиграл, поскольку ни один кандидат не набрал 50%+1 голосов, и предлагает переголосовать, что Студсовет и делает, заново распределяя голоса: 3-13. Алаева тут же предлагает проигравшему кандидату – Чуженьковой – возглавить комиссию по контролю качества образования в Студсовете МГУ, но та отказывается в пользу другого студента своего факультета. Интересно, что второму кандидату на пост председателя, завоевавшему почти половину голос присутствующих, подобных предложений не поступало.

На пост ответственного секретаря выдвигаются председатель студсовета МШЭ Анастасия Семёнова и председатель студсовета истфака Олег Овчаренко и набирают 8 и 13 голосов соответственно.

Обещанной встречи Студсовета с проректорами в конце недели, как и традиционной предновогодней встречи с ректором, проведено не будет.

 

 

Студсовет МГУ во время Кампании за переселение ФДС

 

Не откликнувшись в полной мере на запросы студентов ВМК и мехмата о полном переселении ФДС (см. главу «Студенческий совет МГУ: четвертый состав»), теперь Алаева вынуждена реагировать на последствия – Кампанию за переселение ФДС (подробнее см. главу «Оккупай ректорат за переселение ФДС»). Днём 16 декабря Алаева сидит в президиуме «расширенного заседания комиссии актива и представителей ректората по актуальному вопросу переселения в Новое общежитие» (за несколько часов до объявленного Кампанией «оккупай ректората»), целью которого ректорат ставит одобрение официальными организациями плана заселения НО, породившего возмущение жителей ФДС. Вечером Алаева поднимается и на сам «оккупай ректорат» в тот момент, когда он уже добился цели (делегаты Кампании уже общаются с ректором МГУ в его кабинете); студенты спрашивают, в курсе ли она того, как в ФДС кусаются клопы, и демонстрируют ей.

22 декабря Мария Алаева выступает на Конференции МГУ, произнося речь, никоим способом не согласованную со Студсоветом МГУ. В этой речи она осуждает прошедшую 16 декабря студенческую акцию «оккупай ректорат» (см. главу «Оккупай ректорат за переселение ФДС») и фактически заявляет, что студенческое самоуправление в МГУ может осуществляться только в рамках официальных организаций:

«В нашем университете есть студенческое самоуправление. Да, оно не идеально. Да, у нас бывают проблемы. Но ядро этого студенческого самоуправления составляют воспитанные студенты с активной гражданской позицией. Вот. Они на самом деле есть и они на самом деле работают.

То, что произошло на прошлой неделе, — это было не студенческое самоуправления. Это была группа людей, которых организовали не студенческие лидеры, не лидеры каких-либо организаций, это была организация, абсолютно… Это была организация даже не студенческая, вот именно по своему формату, по своему посылу, даже по названию своей акции… это было не по-студенчески. Не по-студенческому Московского Университета. Вот. Поэтому, на самом деле, то, что было, это не истина, это не абсолют, не всё там правда, и не так думает большинство студентов Московского Университета.

Мы, в свою очередь, — официальное студенческое объединение, мы ведём работу в общежитиях, с факультетами. Вот в течение трех месяцев мы, например, ездили по факультетам, общались со студентами, принимали их предложения, слушали их проблемы. Вчера четыре часа ходили по общежитиям ФДС. Общежития там… они… там нет антисанитарии, там нормальные хорошие условия для жизни. Конечно же, хочется лучше, конечно же, хочется всем студентам лучше, и хочется, чтобы все студенты жили в новом общежитии, естественно, всегда хочется лучшего. Но то, что есть сейчас, — это, в принципе, нормально. Вот. И студенты… вот мы были в [неразборчиво] и вот, например, к некоторым факультетам заходишь и спрашиваешь, как у них дела, нравятся ли им здесь жить, какие у них есть проблемы. И они отвечают: «Ну, да, нормально, нам нравится, ну, хотелось бы лучше, но ничего, нормально». А к другим заходишь, говоришь: «Ну что, как вам живется?» — «Нам не нравится, здесь плохо» — «А почему плохо?» — «Ну, плохо». Вот так.

То есть, на самом деле, важно вести работу со студентами. Когда не ведется такая нормальная здоровая работа со студентами, со студентами начинают работать другие группы. Поэтому большая просьба и пожелание к факультетам и к студенческим организациям, и к самим себе в том числе, — это, конечно же, больше работать со студентами, больше с ними общаться и взаимодействовать. Вот. Ну а чтобы дальше не возникало таких проблем… Виктор Антонович, можно… Не возникло бы этой ситуации, если бы в целом наша с Вами встреча, которую мы хотели и планировали, происходила бы… произошла бы раньше. Можем, например, ввести сейчас «ректорский час», например, раз в две – раз в три недели. Мы бы собирали группу студентов активную… ну, проблемную, и они бы рассказывали, задавали вопросы».

Глухов и Алаева на Конференции МГУ

Глухов и Алаева на Конференции МГУ

Спустя три недели, 11 января фрагменты выступлений ректора МГУ В.А. Садовничего, председателя ОСК Григория Глухова и председателя Студсовета МГУ Марии Алаевой на Конференции МГУ, ранее опубликованные 7 в «Новостях ИГ» «Вконтакте», транслируются 8 в крупнейшем студенческом развлекательном «паблике» «Подслушано в МГУ». Некоторые фразы расходятся на цитаты 9; наиболее популярной становится высказывание Алаевой в адрес акции «оккупай ректорат», которую студенты начинают использовать и по другим поводам: «Это [...] не по-студенческому Московского Университета».

На заседании Студсовета МГУ 20 января после недовольства представителя мехмата речью Алаевой она назовёт текст, распространённый в «пабликах» и являющийся полной стенограммой аудиозаписи её выступления, «вырванным из контекста и перефразированным». Также, по её мнению, перед ректором она сказала следующее:

- «Нас ректор просил – меня и Гришу – прокомментировать эту ситуацию. Мы сказали, что эта акция не была организована официальными студенческими объединениями, что она была организована не нами, никакими из известных нам студентов, и что в целом проблема есть, но проблема некритичная и проблема решаемая. И о том, что, конечно, хочется, чтобы студентов переселили всех, по возможности попросили это сделать. И также мы выступили с предложением ввести так называемый ректорский час, когда ректор может встречаться со студентами, чтобы таких ситуаций не возникало. Вот у нас будет такая встреча в феврале».

 

На втором заседании Студсовета МГУ 24 декабря в повестке значатся сразу два пункта, затрагивающие проблему ФДС. Первый пункт повестки о реформировании системы студенческих советов в МГУ (о ней см. ниже) открывает доклад председателя студсовета факультета политологии Азамата Томаева, который говорит о проблемах функционирования Студсовета на примере прошедшей акции студентов:

«Помимо не совсем эффективной, так скажем, внешней политики, мы сталкиваемся с огромным количеством нерешенных внутренних проблем. Хочу привести очень такой яркий пример, о котором, я уверен, каждый из вас уже знает. Это инцидент со сбором студентов возле кабинета ректора или, как его называют организаторы, «оккупай ректорат». Я не хочу сейчас оценивать и не буду оценивать действия тех людей, которые приняли решение участвовать в таком мероприятии. Я хочу остановиться на нас с вами. Стоит признать очевидным и очень неприятным тот факт, что Студенческий совет, мягко говоря, не смог выступить той организацией, которой мы должны быть, а именно: выступать в качестве посредника между администрацией университета и всего студенчества. Ведь именно мы, друзья, представляем интересы всех студентов, почему же мы не обеспечиваем нормальный диалог между администрацией и студентами, почему не исполняем наши основные задачи?».

Никита Муромцев с ВМК первый комментирует этот отрывок, пытаясь конкретизировать абстрактного «посредника» между администрацией и студенчеством:

- «С сентября постоянно поднимался вопрос того, что мехмат и ВМК не согласны с тем, что их оставят в ФДС-ах одних, что мало места, давайте быстрее решать, давайте придумаем. И, в конечном счёте, всё это и вылилось в то, что мы видели. И я был на собрании [расширенном заседании комиссии 15 декабря – прим.] [...] Я не помню, кто там обращался, Кортава Т.В., по-моему. Она сказала: «Маша, Вы же вроде бы договорились со всеми, почему тут мехмат и ВМК задают столько вопросов и не согласны?». Если «Студенческий совет не смог выступить посредником»… Почему именно Студенческий совет? Мы как Студенческий совет передавали свою информацию».

- «Азамат имеет в виду не это, — уверенно отвечает Алаева. - Студенческий совет, как вы знаете, проводил очень много мероприятий: мы ездили по факультетам, я была в Главном здании, была на ВМК, общалась со студентами, принимала ваши предложения, совместно со студкомом проводили несколько заседаний по общежитиям, высказывались предложения…»

- «Это то одно собрание в ГЗ которое было? – уточняет Муромцев. – После которого мы решили, что нам нужна карта расселения. И карту расселения нам не дали, потому что кто-то не спросил».

- «Абсолютно все предложения доносились в комиссию, и все эти предложения были отвергнуты, — продолжает Алаева. - И важно: мы не согласовали план расселения. Ни я, ни Глухов – мы не согласовали. Мы сказали: «ВМК и мехмат не готовы. Всё, мы подписывать не будем». И на этом собрание [расширенное заседание комиссии 15 декабря – прим.] закончилось. То, что сейчас происходит в ректорате, то, что произошла эта акция… она непонятно с чего произошла. Непонятная реакция, вообще эта акция непонятно, откуда… Потому что варианта утверждённого нет, согласования со студенчеством нет, поэтому эта акция была бессмысленна, потому что никакого решения принято не было».

Заместитель представителя мехмата Сергей Морозов пытается выяснить, как же всё-таки повёл себя Студсовет: не выступил прослойкой между студенчеством и администрацией, как упомянул Томаев, или выступил, как позже рассказала Алаева. Томаев отвечает, что Студсовет выступил, но не вовремя, а поскольку председатель не равнозначен всему Студсовету, то каждый его член виновен в сложившейся ситуации, поскольку им всем нужно было действовать вместе.

- «Я читал стенограмму из кабинета ректора, — признаётся Морозов. — Ректор честно был удивлен происходящим, что ого, мехмат, оказывается, недоволен с ВМК, ого, мы там, оказывается, не услышали, не договорились с этими студентами, ничего себе, ничего себе. Так всё-таки кто же что сделал, если для ректора всё это было новостью?».

Алаева переадресовывает этот вопрос комиссии проректора Степанова, поскольку лично она, Алаева, смогла донести этот вопрос до Садовничего только после Конференции МГУ 22 декабря. А именно, она договорилась с ним, что официальные объединения МГУ подготовят несколько вариантов переселения из ФДС в НО и представят их на собрании с ректором.

Вместо предложения присутствующих решить конкретную проблему, из-за которой и появился этот пункт повестки, Томаев предлагает создать специальную комиссию, которая решит все внутренние проблемы. На просьбу озвучить конкретные проблемы следует ответ: «Я уже озвучил в своем докладе. Оккупай ректорат – проблема для Студенческого совета». Муромцев как представитель ВМК – одного из двух факультетов, составивших костяк акции – высказывается на тему своего взаимодействия со студентами:

- «Я разговаривал с представителями теми, кто подписи собирал. Говорю: «Ребят, вы этим ничего не измените, давайте мы сейчас с нашим замдекана поговорим, попытаемся к ректору с ним дойти, и всё получится как бы». И я уже её [замдекана, Д.В. Распопину – прим.] убедил к тому моменту, когда была как раз их походочка, когда у нас собрание сделали. Потому что вот надо действительно ФДС справедливо расселить, то что мы предложили и то, что она даже сама предложила, её перебила Т.В. [Кортава]. Я донёс. Я доносил всю осень на собраниях, но не донеслось дальше».

- «Донеслось», — возражает Алаева.

- «Донеслось, но не донеслось. А почему тогда такая проблема возникла, что ребята всё равно увидели, что ректорат не в курсах, что ВМК и мехмат недовольны?»

- «Потому что принято не было никакого решения», — утверждает Алаева, так и не дав ответ на вопрос, почему студенты всё равно были уверены в неведении ректора.

Далее переселение ФДС обсуждается уже в третьем пункте повестки, в названии которого, впрочем, упоминания ФДС вовсе нет: «О заселении в новое общежитие МГУ». Алаева предлагает пока не голосовать, а сформировать единую позицию Студсовета по заселению НО. Этим обуславливается и ход дискуссии: представители факультетов, проживающих в ФДС, высказывают своё мнение о переселении из ФДС, а все остальные – о справедливости заселения НО, будто это два несвязных вопроса. Справедливость, по мнению последних, заключается в пропорциональном выделении мест в НО всем факультетам из всех студгородков.

Что касается переселения из ФДС, то первым выступает председатель студкомитета физфака Феликс Студеникин, которого, на пару со старостой ФДС-4 Владиславом Сергеевым, на заседание пригласила Алаева. Он рассказывает, что планы заселения НО обсуждались в ОСК с сентября.

- «Ключевая проблема – это то, что ректорат не говорит ничего точно. Нет никаких бумаг, которые хоть что-либо нам точно бы сказали. Когда собираетесь сносить ФДС? «Неизвестно, просто собираемся». Когда собираетесь ввести вторую очередь [нового общежития – прим.]? «Неизвестно, собираемся». На сколько увеличится количество мест – то есть 2500 – это по плану, реальное увеличение количества мест будет, грубо говоря, от 2500 до 2700 мест – но точно, на сколько увеличится, опять же неизвестно».

Затем Студеникин сообщает, что лично он и студкомитет физфака поддерживают план ОСК, который заключается в следующем:

- «Пункт первый и самый главный – это компенсация дефицита мест в общежитиях у факультетов, у которых он образуется в 16/17 учебном году. Это первое и основное, от чего нужно отталкиваться. [...]

Второе и самое главное. Если у нас ректорат говорит, что мы 2-3-4 ФДС сносим, то вы можете их освободить, вы вправе этой сделать. Но сносить и делать там стройку рядом с 6 и 7 ФДС – это не вариант. [...] Всё.

Если освобождаются три из пяти ФДС-ов, то тогда ОСК поддерживает тот план, который был предложен. То есть каждый факультет получает дефицит мест, из ФДС-ов факультеты получают дефицит плюс сколько у них было мест в этих ФДС. Если они говорят: нет, мы не будем сносить ФДС, все ФДС-ы остаются, тогда мы за то, чтобы «разредить» то, как сейчас живут люди. Потому что у нас есть сейчас комнаты, где люди живут по четверо, по трое вопреки санитарным нормам. Как это делается (это делается на многих факультетах, как я знаю точно). Людям говорят: «Ребят, вот хотите жить в этой комнате [с нарушением санитарных норм – прим.]?» Они такие: «Ну, не знаю». Им говорят: «Смотрите, есть вот эта и есть вообще ужасная. Пишите заявление, что вы втроем хотите жить вот в этой комнате, которая не 18 кв.м., а 16,5». Они такие: «Ну ладно», и живут в этой «трёшке». И такое есть на многих факультетах. То есть если остаются ФДС-ы, у нас появляется запас мест, из-за которого можно всё это убрать. Можно сделать так, чтобы в ФДС-е, ДАС-е и ГЗ все жили по нормам и как-то улучшить места там, где они есть.

Если у нас остаются ФДС, то нужно составлять нормальную смету человеческую [...] и подавать эту заявку на капитальный ремонт. Потому что если вы оставляете все ФДС-ы, давайте их приведем в какое-то нормальное состояние за лето».

На замечание одного из присутствующих о том, что единственное верное средство от обитающих в ФДС в клопов – это снос здания, Студеникин отвечает встречным вопросом:

- «А что ты предлагаешь? Переселение всего ФДС невозможно, потому что из-за дефицита все студенты не войдут в комнату (?). Нет столько мест, чтобы расселить ФДС.»

В ходе высказываний по кругу председатель студсовета химфака Анастасия Алтухова коротко сообщает: «По предварительным документам нас переселяют полностью, поэтому мы ничего против этого высказывать не будем [смеётся – прим.], мы пока что «за» этот план». Но при этом она справедливо отмечает, что рядом с Новым общежитием тоже будет стройка, когда начнут строить вторую очередь.

Второй представитель мехмата Константин Шведов озвучивает сразу две «не очень коррелирующие» позиции:

- «Первая, как просто представитель студсовета мехмата и представитель своих студентов, скажу лишь одно, что подавляющему большинству жителей ФДС в ФДС-е не нравится, не нравится категорически, не нравится совсем. Они считают условия жизни в ФДС абсолютно непотребными. Тем не менее, бывают такие высказывания от разных представителей Студсовета МГУ, что Студсовет МГУ одобряет и считает жильё в ФДС-е нормальным. Если будут такие высказывания, к ним я впоследствии прошу учитывать… – вот, Маша не слышит – прошу учитывать, что не весь Студсовет МГУ эту позицию поддерживает. Позиция студсовета мехмата заключается в том, что мы точно не хотим, чтобы в ФДС-6 остался мехмат, а рядом была стройка – это 100% [...]

Но, с другой стороны, мы всё-таки считаем, что если 2-3-4 сносим, 6-7 оставляем, то [...] независимо от того, кто до этого жил в 2-3-4, переселение в НО должно быть примерно равномерным по факультетам, которые жили в общежитии. Как это будет отбираться… У нас есть варианты критериев, мы обсуждали это в студенческом совете нашем. Первый критерий: наш студсовет однозначно считает, что это курс. Третий курс переселять надо точно. Как минимум потому, что они три года отмучились и потом в ГЗ; в ГЗ вот, скорее всего, нет, потому что мы не выпускаемся [в 2016 году пятый курс не выпускается, а становится шестым и не покидает общежития ГЗ – прим.], но хотя бы в НО. То есть третий курс мы скорее даже будем настаивать».

Студеникин комментирует каждый из тезисов Шведова, пытаясь дать опровержение неважно какой степени обоснованности. На предложение проверок санитарного состояния комнат следует заявление об их субъективности и замечание о том, что мехмат по результатам проверок УО является далеко не самым «чистым» факультетом. На предложение «равномерного» переселения факультетов по старшинству курсов, переформулированную Студеникиным в «сборную солянку», он придумывает проблему с организацией культурно-массовых мероприятий:

- «Объясняю, вот у нас есть ФДС-4, там живут только физики. У нас ранняя побудка перед Днём физика в 7 утра: у нас выдвигаются колонки, включают музыку на полную, долбят во все комнаты. То есть в 7 утра у вас будут на мехмате рады, что включат музыку?»

Далее следует скомканная история об использовании «боталок» физфака для проведения собраний, что может вызвать непонимание у студентов других факультетов, и попытка построить пример на бытовую тематику:

- «Есть места общего пользования, у нас стоят [видео]камеры, человек пришёл и сломал микроволновку, которую покупал студенческий комитет [физфака]. В чем проблема: у нас своя система наказания студентов, у вас своя. И что нам делать, когда ваши студенты [сломают нашу микроволновку – прим.]?..»

Когда Шведов напоминает, что мехмат делит ФДС-3 как с геологами, так и с физиками, и подобных проблем не возникает, Студеникин заявляет свою позицию прямо:

- «Я вас понимаю, но я, отстаивая интересы своих студентов, буду говорить, что мы не хотим оставаться, всё. То есть я не пойду к ребятам и не скажу: ребята, вот им тяжело, давайте нам тоже будет тяжело, тоже останемся, я так делать не буду. Я буду до последнего улучшать условия жизни своих студентов».

Алаева предлагает «потихоньку заканчивать» ввиду наличия других пунктов повестки и пытается сократить выступление представителя мехмата Сергея Морозова фразой «Давайте тезисно». Тем временем Морозов предлагает переселять 3/5 студентов ФДС не из трёх корпусов, а равномерно по всем корпусам, чтобы оставшиеся проживали по одному человеку в комнате. «Должно быть очевидно, что совершенно честно и справедливо переселять в равных пропорциях всех», — говорит он и обращает внимание на то, что текущий план с переселением трёх факультетов обусловлен буквально их везением с номерами корпусов ФДС, в которые они случайно попали десятки лет назад. Студеникин вновь комментирует, на этот раз озвученную «справедливость», предлагая считать несправедливым и то, что факультеты из ФДС получат в НО больше мест, чем другие. Морозов парирует, что это было справедливым, если бы не вставал вопрос сноса ФДС.

Представитель геолфака не удивляет разнообразием своей речи:

- «Мы поддерживаем и химиков, и физиков, поскольку мы живём в третьем ФДС-е. Вариант Никиты с компоновкой сборной солянки – мы как отказывались от него, так и будем отказываться».

Представитель ВМК Никита Муромцев озвучивает свою схему, которая больше всего перекликается с предложениями Кампании за переселение ФДС (правда, с добавлением идеи рейтинга на оставление студентов в ФДС):

- «Наше мнение остаётся практически таким же, как было и раньше. Мы хотим, чтобы у нас была карта текущего расселения – анонимная, нам не нужны фамилии, нам нужно понимать, сколько у нас студентов от каждого факультета, где живут…»

- «Это то, что требует Инициативная группа, так?» — комментирует Студеникин.

- «Это, во всяком случае, я ещё с сентября спрашивал. Потом, видимо, это переняла Инициативная группа, потому что у нас некоторые члены совета общаются с ними».

- «Я не против, просто для чего она нужна?»

- «Это нужно для того, чтобы мы сами именно советом могли посчитать дефицит. Не на то, что посчитали замдеканы, потому что, ну мало ли, обсчитались…» … «»

- «Так это вам нужна не карта, а цифры».

- «Ну, в идеале вообще карта, чтобы понимать другой вопрос: сколько у нас живёт сотрудников обслуживающего персонала в ГЗ, в ДСВ, в ДСЯ. После чего мы считаем первичный дефицит, сколько у нас остается мест в НО, сколько мы ещё можем занять, это первое.

Второе: дальше мы смотрим во всех комнатах ДАС-а, ДСВ, ДСЯ комнаты, в которых люди не очень хорошо живут. Допустим, я был в ДСВ, и там некоторые «трёшки» – это полный ад, потому что они «двушки» явно. Вот такие комнаты надо выделить, [...] реально найти, где три человека живет, им тесно и найти вот таких третьих людей, которых надо переселить. Посчитать, сколько таких людей получается, их наверно будет человек 300-400.

Далее понимаем, сколько у нас осталось мест, узнаем, что же в результате делают с ФДС [...] Если ФДС у нас оставляют, то равномерно каждому факультету [...] в зависимости от того, сколько у него обычно студентов, выдаём места, а там уж как хочет факультет расселяет. Но опять же стараемся, чтобы в ФДС условия получше стали [...] Если всё-таки три ФДС сносят, то мы делаем общий рейтинг единой комиссией с едиными критериями, два раза проходимся в случайные даты, составляем рейтинг… [...] Второе: мы понимаем, сколько мы обслуживающего персонала всякого можем… именно не преподавателей, преподаватели – это святое, их нельзя трогать. А вот те люди, которые всё-таки в столовой «Б» готовят, которые убираются, им уж придётся, если они хотят жить при этом где-то, то потесниться. Пусть они переедут в ФДС, наших студентов больше перевезут в ГЗ. Как-то постараться ужаться, если всех все-таки все равно никак не получается переселить из ФДС-ов, то тогда уж единственный справедливый – это рейтинг и как-то перемешать тех кто будет внизу рейтинга».

 

Остальные комментарии от факультетов ДАС и ДСВ укладываются в схему: «Мы живём не в ФДС и считаем справедливым пропорциональное переселение в НО всех факультетов». Иногда они дополняются оригинальными выступлениями; так, представитель журфака Никита Михайлов произносит:

- «На факультете журналистики нет ни одного студента, который бы проживал в ФДС, все живут в ДАС-е. Лично у меня не было опыта общения ни с одним студентом, проживающим в ФДС, соответственно, про проблему я знаю исключительно из этой акции. Потому что наши студенты хотели присоединиться, но мы быстро объяснили им, за что они будут бороться».

- «Но вообще мы за пропорциональное распределение по факультетам», — помогает второй представитель журфака Даниил Лапин.

Один из членов Студсовета также добавляет:

- «Условия жизни являются ключевым не только в самом существовании человека, но также и в образовательной деятельности. Поэтому я считаю, что лучше переселить тех студентов, у которых условия жизни наиболее плачевны. Но не стоит забывать, что все студенты в общежитиях подразделяются на бюджетников и контрактников. И те студенты, которые живут на контрактной основе, могут возмутиться, что у них менее удачные условия жизни, чем в НО».

Представитель ФГП Иса Казиев для начала осведомляется, какое общежитие МГУ является худшим, убеждается, что это ФДС, и высказывается в пользу расселения именно его, а завершает речь тезисами о студенческой солидарности и совместном решении проблем.

 

Последней очередь доходит до активиста Кампании с ВМК Владимира Л., который сообщает о своём присутствии на акции в ректорате и пытается рассказать «что происходило, как происходило за последние несколько месяцев».

- «Нет, у нас на это нет времени, мы все это знаем. Тезис твой по поводу переселения?», — обрывает его Алаева.

- «Пожалуйста. Это важно», — спокойно просит Владимир.

- «Нет, это неважно».

- «Маш, ну ты предыдущих не перебивала, по-моему», — замечает Морозов.

- «Я понимаю, но у нас времени нет».

- «Пожалуйста», — настаивает Владимир.

- «Тезисно».

- «Мы все в курсе», — подхватывает Алтухова с химфака.

- «Вы знаете, к кому мы обращались до тех пор, пока мы прошли в ректорат? Все знают, да, что мы обращались в деканат, мы обращались к проректорам, мы обращались в студенческие организации?..», — пытается рассказать Владимир.

- «Тезис, тезис, какой твой тезис по переселению?», — не унимается Алаева.

- «Сейчас наш основной тезис в том, что без данных работать нельзя. Мы не можем принимать какие-то решения, пока у нас нет данных, открытой карты».

На этом пункт и заканчивается; продолжить беседу Алаева приглашает на предновогоднее чаепитие 10 со Студсоветом в Шуваловский корпус 26 декабря, на которое практически никто не придёт.

На должность главы комитета по общежитиям Алаева выдвигает старосту ФДС-4 Владислава Сергеева с физфака, во многом пользуясь отсутствием на заседании председателя студкомитета ВМК Никиты Лукьяненко и заместителя председателя студсовета мехмата Ильи Денисова, ранее изъявлявших желание занять этот пост. Сергеев рассказывает о своем опыте общения с администрацией, готовности защищать интересы студентов всех факультетов, а не только своего, и даже соглашается с тем, что пропорциональное заселение НО – это справедливый вариант. Кандидатуру Сергеева одобряют 15 присутствующих.

 

В новогоднем подведении итогов 31 декабря Студсовет МГУ сообщает 11, что по вопросу Нового общежития его члены «активно способствовали распределению мест, проводя ряд внутренних собраний, а также собраний-обсуждений с учащимися».

 

На третьем заседании 12 Студенческого совета МГУ 20 января вопрос Нового общежития вновь находится в повестке, и председатель Мария Алаева сообщает, что Студсовету нужно будет уже в феврале принять свою позицию. А поскольку «мы столкнулись с тем, что не у всех председателей есть чёткое представление о ситуации на своих факультетах по этому вопросу», Алаева предлагает организовать некую «открытую трибуну». Предполагается, что любой студент или группа студентов смогут презентовать на ней свой вариант заселения НО и аргументировать его, а представители факультетов, избранные пропорционально числу иногородних студентов, одобрят их или нет. Возможно также присутствие администрации и организация видео-трансляции. Однако присутствующие на заседании эту идею не поддерживают: так, представитель мехмата Сергей Морозов заявляет, что «нет ничего легитимнее нас» и не нужно плодить сущности. Кроме того, принятие решения большинством голосов не спасёт от ситуации, подобной декабрьской, когда большинство факультетов одобрило ущемление двух. Никита Муромцев опасается:

- «Придём мы, Студсовет, ОСК придёт, мы там кое-как договоримся, к единой позиции придём, ну, в принципе, они уже у нас схожие. И придёт Инициативная группа, которая начнёт: «Нееет, переселяем всех вообще!». И там мы уже с ними вообще никак не договоримся, потому что они будут просто стоять на своём».

Вскоре на заседании появляется председатель ОСК Григорий Глухов, рассказывает о грядущем ремонте трёх затопленных этажей НО и прогнозирует начало переселения на 20-ые числа августа. Комментируя инициативу Алаевой, Глухов говорит:

- «Ну, я не знаю, как у вас позиция в Студенческом совете, но, на мой взгляд, в Студенческом комитете, по крайней мере, ребят выбирают студенты и они своим голосом дают тому, кого выбрали, то есть председателю, некие права решать их, в том числе, судьбу. Если мы начинаем широкие общественные слушания, всё это сваливается в определённое… ну, скажем так… ну, как бы… Одни, одни будут за это, другие за то, и в итоге к какому-то понятному и конкретному решению прийти будет достаточно сложно».

Алаева возвращается к определению формата дальнейшей работы Студсовета по НО, выступая за то, что у каждого студента должна быть возможность прийти и высказать своё мнение. После некоторого обсуждения присутствующие голосуют за следующий вариант. Вместо «открытой трибуны» студенты должны прислать свои идеи в факультетские студсоветы до 8 февраля (к началу весеннего семестра); после чего в течение двух недель обсудить их на факультетах, и по результатам сбора мнений Студсовет МГУ примет свою позицию.

 

На четвёртом заседании Студенческого совета МГУ 25 февраля по вопросу Нового общежития первым делом выступает староста ФДС-4, руководитель комитета по вопросам общежитий Студсовета Владислав Сергеев, сообщая о создании комиссии при Марченко, результатом работы которой будет «выдвижение несколько вариантов по переселению, которые предоставят сами студенческие организации». Он озвучивает три существующих позиции к заселению НО, предлагая Студсовету выработать собственный план:

1) позиция ОСК (компенсация «дефицита мест», «выравнивание условий жизни в ФДС, ДАС и ДСВ» и сохранение ФДС до постройки второй очереди НО);

2) позиция студсовета мехмата («равномерное» переселение максимального количества жителей ФДС, ограниченное «разуплотнением» комнат до «двушек»);

3) позиция студкомитета физфака, которая будет выдвинута на ближайшем заседании комиссии Марченко: «Переселить всех студентов, живущих в ФДС на бюджетной основе (которым положено место в общежитии), в Новое общежитие, а тем, кто живёт на контрактной основе (то есть, кто живёт в Подмосковье и в Москве), предложить ФДС, но лучшие условия». Что касается жителей других общежитий, то Сергеев  считает, что «у ФДС больше заинтересованности в НО, потому что условия жизни в ФДС хуже, чем в ДАС, мы все это знаем. Нам надо выслушать обе стороны, но у ДАСа сейчас меньше проблем насущных, чем у ФДСа».

Алаева пытается добиться принятия «принципиального решения» Студсоветом МГУ уже на этом заседании, заявляя, что «уже пора» и «уже надо». Она добавляет:

- «Для Университета важна больше всего, естественно, позиция студенческих объединений, если за ними действительно есть проработанное и легитимное студенческое мнение. Поэтому мы будем одним из ключевых критериев принятия решения при переселении».

Однако представители факультетов, проживающих в ФДС (ВМК – Лукьяненко, химфак – Алтухова, мехмат – Денисов), настаивают на том, что объективное решение нельзя принять при отсутствии данных по всем общежитиям, которые были обещаны Марченко членам комиссии и так и не были присланы. Алаева обещает написать своё письмо в УО и получить ответ к 4 марта, а также передать письма Денисова и Лукьяненко Водолазскому и Вржещу. Прямо во время заседания Алаева звонит Водолазскому и выясняет, что тот уже отправил данные Марченко. В итоге Алаева продвигает проведение «экстренного заседания» Студсовета МГУ 4 марта (после предполагаемого получения данных и обсуждения позиции в факультетских студсоветах) для принятия решения. Когда выясняется о переносе заседания комиссии, Лукьяненко инициирует также перенос и экстренного заседания, которое в итоге не состоится вовсе. Следующее заседание Студсовета пройдёт лишь 31 марта.

 

На пятом заседании Студсовета 31 марта проходит смена главы комитета по общежитиям Студсовета МГУ, на должность которого вместо Владислава Сергеева, заимевшего трудности с учёбой, Алаева выдвигает Никиту Лукьяненко. Его кандидатура одобряется, а вместе с ним и его заместитель – Илья Денисов. После чего обсуждается вопрос «заселения НО и расселения ФДС». Алаева озвучивает план ОСК, который раньше обсуждался в Студсовете, и даёт слово Феликсу Студеникину, который озвучивает план комиссии. В итоге Алаева формулирует два варианта для голосования:

«Первый план. Когда мы заселяем в НО расширенный дефицит, который включает в себя: дефицит с учетом перехода на 6-летнюю систему обучения, расселение трёшек в ФДС, расселение пятёрок в ДАСе. В ФДСе мы при таком раскладе оставляем ребят с пяти факультетов, которые и сейчас живут в ФДС.

Второй вариант, который был озвучен только что Феликсом: мы переселяем абсолютно всех студентов из ФДС, заселяем их по максимуму в ГЗ, потом в НО, также в НО мы заселяем ребят с факультетов, которые образуют дефицит с перехода на 6-летнее обучения и расселения ДАСа. А в ФДС мы заселяем студентов, которые живут или в Москве, или в ближайшем Подмосковье, которых по закону не обязаны селить в общагу, но они очень хотят».

План ОСК всухую проигрывает плану комиссии со счётом 0:23 при двух воздержавшихся представителях экономического факультета. Таким образом, к конференции проживающих 14 апреля, окончательно утвердившей план комиссии, Студсовет МГУ подходит с той же позицией, что и комиссия, но одобренной в последний момент.

 

 

Зима в Студсовете МГУ: начало публичной отчётности

 

Второе заседание Студсовета МГУ нового созыва 24 декабря впервые (и в последний раз за созыв) анонсируется 13 в группе «Вконтакте» вместе с повесткой – правда, лишь за несколько часов до его начала. Первым пунктом значится мастер-класс экс-председателя студсовета химфака Алексея Пантелеева по «управлению временем». Некоторые присутствующие позже оценят оратора как некомпетентного и самоуверенного, а он сам себя – ещё и как не подготовившегося. Получасовая лекция заканчивается выводом самого Пантелеева о том, что подобные мастер-классы в начале заседаний членам совета не нужны, поскольку «они все спят», и, хотя это и его вина как спикера, всё же председатели приходят сюда не за лекциями.

Первый пункт повестки о реформировании система студенческих советов в МГУ открывает доклад председателя студсовета факультета политологии Азамата Томаева, который говорит о проблемах функционирования Студсовета на примере прошедшей акции студентов:

«Уважаемые члены Студенческого совета МГУ! Студенческий совет представляет собой универсальную и многопрофильную организацию, которая должна являться опорой и защитой интересов студенчества нашего университета. Мы очень часто обсуждали то, что именно наш студенческий совет должен российское студенчество и что мы должны быть хорошим примером всем остальным. Обсуждали мы это очень часто, очень долго, но, к сожалению, ни к каким положительным результатам мы не пришли. Студсовет не то что бы начал активно вовлекаться и интегрироваться в российскую студенческую среду, а наоборот, происходит некий разрыв с российским студенчеством. Функции представительства из наших рук переходят к другим организациям, и это, коллеги, вполне объективно и естественно.

Помимо не совсем эффективной, так скажем, внешней политики, мы сталкиваемся с огромным количеством нерешенных внутренних проблем. Хочу привести очень такой яркий пример, о котором, я уверен, каждый из вас уже знает. Это инцидент со сбором студентов возле кабинета ректора или, как его называют организаторы, «оккупай ректорат». Я не хочу сейчас оценивать и не буду оценивать действия тех людей, которые приняли решение участвовать в таком мероприятии. Я хочу остановиться на нас с вами. Стоит признать очевидным и очень неприятным тот факт, что Студенческий совет, мягко говоря, не смог выступить той организацией, которой мы должны быть, а именно: выступать в качестве посредника между администрацией университета и всего студенчества. Ведь именно мы, друзья, представляем интересы всех студентов, почему же мы не обеспечиваем нормальный диалог между администрацией и студентами, почему не исполняем наши основные задачи? И, к сожалению, таких моментов очень много. Но я ни в коем случае не возлагаю ответственность за наши общие, и хочу это подчеркнуть, ОБЩИЕ провалы, на кого-либо. Потому что, как я считаю, это бессмысленно и грубо. В рамках Студенческого совета мы все работаем на равных. Между нами нет никаких различий, поэтому ответственность за наши промахи должна лежать на всех членах Студенческого совета.

Коллеги. Все мы хотим восстановить имидж Студенческого совета, но без изменений мы этого сделать не сможем. Поэтому для этого я считаю целесообразным создать новый комитет по реформированию Студенческого совета МГУ, который и возглавит усилия членов Студенческого совета при активном, хочу это подчеркнуть, при активном участии студентов для создания обновленного, сильного, Студенческого совета во благо нашего Университета, всех факультетов и каждого из нас. Спасибо.»

Муромцев напоминает, что создать комитет по реформированию Студсовета он предлагал ещё год назад на выездной конференции, но тогда Алаева, по его словам, сочла это ненужным (сейчас, правда, отрицая это).

- «Восстановить имидж [Студсовета] – а кто его испортил?» — спрашивает Муромцев.

- «По существу доклада вопросы», — отвечает Алаева.

Когда заканчиваются вопросы на тему ФДС (см. выше), Алаева предлагает начать с внесения поправок в Положение и создать для этого «не комитет, а комиссию». Председатель студсовета юрфака Станислав Шафранский заявляет, что Студсовет сам создаёт себе проблемы, и самая большая проблема была создана на прошлом заседании, когда по двусмысленному пункту Положения был избран председатель.

- «По существу!», — повторяет Алаева и рассказывает, что ходила в юруправление уже после выборов и там ей вновь подтвердили, что «время обучения» считается отдельно по разным ступеням образования. Попытки Шафранского сказать ещё что-либо про изменение Положения задним числом Алаева постоянно перебивает, пока ему не удаётся сказать, что перед созданием комиссии нужно решить конкретную проблему с нелегитимностью.

- «Были проведены легитимные выборы», — отвечает Алаева. – «У нас есть повестка, и мы должны ей следовать!».

Муромцев напоминает, что представители ВМК и мехмата полтора года работали над правками, и последних было так много, что за неделю между объявлением повестки и сегодняшним заседанием их просто не успели поднять вновь.

- «Да нас особо и не спрашивали», — отмечает он.

- «По делу!» — кричит Алаева и пытается перебить.

- «По делу! На вторник, 15 декабря, у 36 факультетов были выбраны в сумме 40 представителей. Собственно, за нового председателя проголосовало 13 человек из 40, это одна треть. Одна треть согласилась на то, чтобы проводить выборы в тот самый день. Многие не знали, что проводились выборы».

Алаева и Какиашвили хватаются за его ошибочное утверждение о легитимности представителей экономфака и меняют тему малого кворума стандартной фразой: «К повестке!»

- «У нас в повестке вопрос о создании комитета, ПОДНИМИТЕ РУКИ, КТО «ЗА»!», — кричит Алаева.

- «Вот если это продолжится, никакой работы вообще не будет, ты же сама это прекрасно понимаешь», — говорит Шафранский.

- «Именно поэтому мы хотим создать комитет по реформированию Студенческого совета!», — отвечает Алаева, не уточняя, кто эти «мы».

Томаев подхватывает, уверяя, что комиссия создаст диалог между членами Студсовета, ведь его цель – наладить связь «даже с теми студентами, кто находится в таком оппозиционном блоке». Включиться в её работу смогут все желающие, в том числе студенты, не являющиеся членами студсоветов, хотя вскоре после озвучивания этой мысли Томаев просит войти в комиссию «независимых членов», а не представителей образовавшихся «блоков». Через несколько минут он уже предложит ограничить число членов комиссии, чтобы было ясно, на ком лежит ответственность за её работу. Однако присутствующие продолжают не понимать, зачем создавать комиссию, состоящую из них же, если они сейчас все здесь сидят и могут разрешить разногласия. «Получается, что организация создается ради организации», — озвучивается ключевая мысль, позже повторённая ни одним присутствующим. Просьбу озвучить задачи комиссии Томаев не удовлетворяет, предлагая сначала проголосовать за её создание, а уже потом их придумывать. Из его уст звучит слово «кризис-менеджеры» в адрес будущих членов этой комиссии.

Алаева заверяет, что комиссия внесёт правки в Положение о Студсовете МГУ; Муромцев пытается напомнить, что в прежние годы один-два человека справлялись со сбором правок и безо всяких комиссий. Председатель студсовета ФФМ Екатерина Корсакова уточняет, почему бы не провести заседание для принятия уже разработанных поправок, а комиссии потом заняться другими проблемами. Томаев отвечает вопросом на вопрос: «А почему мы в ходе комиссии не сможем решить эти проблемы?». Один из представителей предлагает «оппозиции» подготовить свой доклад по реформированию Студсовета, на что Шафранский просит не использовать в отношении кого-либо подобное клише. Он называет реформирование положения общей целью, для которой не нужно создавать комиссию. В итоге для доработки поправок создаётся отдельная рабочая группа, но идея комиссии и не думает умирать: Томаев с надеждой спрашивает, неужели все проблемы Студсовета ограничиваются несовершенством Положения. На просьбу озвучить конкретные проблемы следует ответ: «Я уже озвучил в своем докладе. Оккупай ректорат – проблема для Студенческого совета».

Ещё одной темой заседания становится проблема оглашения ложных диагнозов в поликлинике 202. Студент ФФМ Дмитрий, ранее работавший на скорой помощи, рассказывает о том, что многим студенткам младших курсов при прохождении диспансеризации сообщают заведомо недостоверные сведения об их здоровье, попутно раздавая флаеры и советуя сдать анализ в частной клинике. Дмитрий предлагает решить проблему через своих знакомых в департаменте здравоохранения Москвы, собрав с пострадавших «вещдоки» в письменном виде, для чего уже через несколько дней в группе Студсовета «Вконтакте» будет опубликован пост 14 с инструкцией и образцом жалобы. Обсуждение заканчивается нервной шуткой о том, что не стоит особо активно распространять эту информацию, чтобы не поднимать панику и не прийти к «оккупай 202».

Конец заседания отводится на утверждение комитетов Студсовета, кандидатов на главы которых выдвигает Алаева. Социально-бытовыми вопросами отныне будет заниматься Надир Камалов с геологического факультета, утверждающий, что у него уже есть двухлетний опыт аналогичной деятельности на факультете.

Уже на утверждении второго комитета происходит казус, когда выдвинутый Алаевой Дмитрий Пономаренко с ИСАА в пылу рассказа о ситуации с распределением повышенной государственной академической стипендии на своем факультете сообщает: «Я не вижу смысла создавать комиссию», а факт своего выступления объясняет тем, что «просто Маша попросила». Пономаренко придерживается позиции невмешательства во внутренние дела факультетов из-за невозможности стороннему человеку оценить объективность оценивания заслуг студентов. Однако предлагает добиваться открытости (публикации списка кандидатов на получение ПГАС, как это уже происходит на многих факультетах), чтобы результаты распределения стипендий оценили сами учащиеся. Ситуацию спасает Станислав Шафранский, заявляющий, что стипендиальная комиссия нужна, и он сам готов заниматься этим вопросом, поскольку на его юридическом факультете практически готов к внедрению «сводный рейтинг по научным основаниям на основе открытости». После некоторого спора присутствующих о том, зачем утверждать комиссию или ответственного, если работа и так идёт, Шафранский одобряется на должности главы стипендиальной комиссии девятнадцатью голосами.

Будущая глава комитета международных отношений, экс-председатель студсовета ФГП Екатерина Куйдина обозначает три направления своей деятельности (работа с «Росмолодёжью» для выделения квот на конференции студентам МГУ; информирование об открытых лекциях с иностранными учеными; участие студсоветов в отборе на стажировки на гуманитарных факультетах) и получает 16 голосов поддержки.

Заканчивается всё направлениями, по которым раньше не было комитетов, но ответственных за которые Алаева хочет назначить, поскольку «работа в любом случае ведётся». Первое направление – наука – отдаётся студентке ФГУ Анастасии Небытовой, которая собирается создавать научные студенческие общества (НСО) на тех факультетах, где их нет, и выпускать методологические рекомендации по реализации студенческих проектов. После многочисленных вопросов от представителей мехмата и ВМК Алаева сначала ставит на голосование вопрос о создании должности ответственного по науке (12 голосов «за»), а затем – и об утверждении Небытовой (15 голосов «за»).

На должность ответственного за сбор студенческих проблем Алаева выдвигает Анастасию Семёнову из МШЭ, которая произносит клишированную речь о взаимодействии с администрацией и прикладывании усилий, но не может ответить ни на один конкретный вопрос о будущей деятельности. Алаеву это не останавливает, и он подходит вплотную к голосованию за назначение на «аппаратную должность», пока Семёнова вдруг не предлагает проголосовать сначала за учреждение её должности, чем вызывает аплодисменты части присутствующих. Во время подсчета голосов члены Студсовета обращают внимание на падающий к концу заседания кворум: с 22 до 19 (из 36), хотя он всё ещё позволяет считать голосования легитимными.

Заседание завершается досрочными выборами ответственного секретаря: избранный полторы недели назад Олег Овчаренко с истфака просит освободить его от должности из-за внезапно появившихся проблем с учебой. По просьбе бывшего секретаря Студсовета МГУ Никиты Муромцева Алаева рассказывает о полномочиях секретаря: ведение документооборота (написание и публикация протоколов заседаний, подготовка писем для подписи председателя), ведение базы контактов, рассылка информации и получение обратной связи с членами Студсовета МГУ. Муромцев удивляется: «Кажется, я чем-то не тем занимался предыдущий год» (вероятно, намекая на то, что председатель единолично выполняла часть его функций).

Алаева предлагает на должность секретаря Азамата Томаева с факультета политологии, который рассказывает о своём большом организаторском опыте на примере всероссийской модели «G20». Муромцев комментирует, что в должности секретаря больше важны навыки стенографирования и владения современными электронными средствами коммуникации. Конкуренцию Томаеву составляет второй представитель мехмата Константин Шведов, который делает ставку на то, что он не является председателем факультетского студсовета и не обременён обязанностями, препятствующими качественной работе секретаря. Он рассказывает, что уже вёл протоколы в прошлом созыве (осенью 2015 года) и обещает выкладывать их в течение 36 часов после заседания. С девятью голосами против восьми побеждает Шведов.

Заместитель председателя Лия Какиашвили и ответственный секретарь Константин Шведов

Заместитель председателя Лия Какиашвили и ответственный секретарь Константин Шведов

Протокол 15 заседания, составленный совместно Шведовым и Овчаренко, действительно публикуется 16 в группе Студсовета «Вконтакте», причем впервые вместе с более неформальным документом – приблизительной стенограммой 17. Вскоре студсовет мехмата публикует 18 также отчёт-стенограмму 19 первого заседания с выборами председателя.

 

В конце декабря руководство Студсовета строит планы по возрождению информационной работы, на этот раз делая ставку на представителей не только журфака, но и других факультетов. Так, Никита Муромцев с ВМК становится ответственным за наполнение сайта Студсовета МГУ. В планах значатся также набор в актив пресс-службы и обновленный стенд с инфографикой.

 

Третье заседание Студсовета МГУ проходит в конце зимней сессии – 20 января 2016 года, но собирает кворум в 25 членов из 41. Алаева первым делом анонсирует встречу с ректором в начале февраля, на которую надо подготовить вопросы от студентов, не решаемые в Студсовете, и которая в итоге так и не состоится. Следом Алаева предлагает желающим поучаствовать в слёте молодёжных лидеров, соорганизатором которого, с её слов, является Студсовет МГУ, и обещает с начала нового семестра проводить заседания в аудитории Студсовета, потому что её, вполне вероятно, скоро отремонтируют (а на самом деле – к концу мая).

Также Алаева отчитывается о своей реакции на жалобы студентов на плохую уборку снега около учебных корпусов: по словам ответственных служб Университета, всю подобную уборку осуществляют городские власти, поэтому студентам рекомендуется писать жалобы на сайт правительства Москвы. «Я только что разговаривала с начальником управления, я не думаю, что он будет откровенно врать», — заверяет Алаева.

Глава социально-бытового комитета Надир Камалов рассказывает о ходе решения отписанные ему (в основном, студсоветом мехмата) проблем.  Отсутствие горячей воды на учебных этажах (выше 11-го) сектора «А» заместитель главного инженера МГУ расценил как «Это всё ваши проблемы» и объяснил, что горячую воду отключили вовсе, поскольку с ней часто возникали проблемы, а для их устранения приходилось отключать и холодную тоже. Единственное решение проблемы – закупить бойлеры на средства факультетов (притом, что в бюджете факультетов нет такой статьи расходов).

С не меньшим энтузиазмом Камалов пересказывает ответ начальника службы вертикального транспорта Клочкова о плане ремонта лифтов на 2016 год: по его словам, на ремонт пяти лифтов в ГЗ требуется 82 млн.руб., на замену одного – 40 млн.руб. Сейчас таких денег у Университета якобы нет, а в прошлом году «три четверти бюджета ушло на Севастопольский филиал». Разыгрывание тендера на замену лифтов проходит в течение девяти месяцев, изготовление запчастей – в течение полугода, однако поскольку эти процедуры должны уложиться в рамки финансового календарного года (по завершению которого выделенные деньги должны вернуться в бюджет), то заниматься ими никто не горит желанием. Писать письма ректору и искать спонсоров – это «максимум, что мы можем сделать», подытоживает Камалов. Алаева поддерживает и то, и другое, предлагая ещё и написать в Правительство.

Тенты для зимнего хранения велосипедов в ГЗ необходимо обсудить с проректором А.В. Степановым. По неизвестным причинам никаких тентов не будет сделано как минимум две ближайшие зимы, как не будут реализованы и те проекты, по которым Алаева обещает написать письма: кулеры во всех спортзалах МГУ и отдельное помещение в ГЗ для хранения макулатуры взамен комнаты студсовета мехмата.

Заместитель председателя Лия Какиашвили предпринимает попытку ввести некое подобие регламента заседания, рекомендовав докладчикам ограничиться пятью минутами на выступление, а всем остальным – 15 минутами на обсуждение, чтобы закончить в 20:30, потому что «все очень хотят сегодня пораньше закончить».

Никита Муромцев с ВМК выступает с инициативой ведения видеотрансляций и аудиозаписей заседаний Студсовета – по его словам, это уже неоднократно и безрезультатно обсуждалось в прошлых созывах. Плюсами публикации аудиозаписей Муромцев называет демонстрацию открытости и отчетности Студсовета своим избирателям – студентам; вовлечение студентов в деятельность Студсовета; передачу опыта следующим поколениям. Аудиозапись легко вести, в отличие от протокола и стенограммы, в которых, к тому же, присутствуют неточности и субъективность из-за сокращений, выполненных автором конспекта. Муромцев предполагает, что публикация аудиозаписей также сделает членов совета более дисциплинированными: им придётся отвечать за свои слова, меньше ссориться и говорить конструктивно.

Присутствующие высказывают свои опасения:

- в ненужности аудиозаписей широкой публике (это опровергает Сергей Морозов из студсовета мехмата, периодически публикующего длинные стенограммы, пользующиеся некоторой популярностью)

- в возможной неподготовленности членов Студсовета к выступлениям на публике (опасается Иса Казиев)

- и в преуменьшении студентами реальных достижений председателей в свете неумелых выступлений на заседаниях (это опровергает Муромцев, считающий, что критикующие студенты должны избраться на его место и «сделать лучше»).

Представитель ВШБ уверен, что студентов, которые верят в бесполезность студсоветов, не смогут переубедить никакие аудиозаписи. В итоге на голосовании принимаются решения как о ведении аудиозаписей для внутреннего пользования (21 «за», 3 «против», 1 воздержались), так и о публикации (17 – 3 – 5). Ответственным за аудиозаписи становится секретарь Студсовета.

Что касается видеозаписей, то, по словам Муромцева, они требуют некоторой технической подготовки. Длинную речь против публикации произносит одна из членов Студсовета, сообщая основную мысль в словах:

- «Можем мы себя подставить, просто тем, что кто-то затеснялся, кто-то что-то не то сказал. Если это потом пойдет всё на YouTube, потом будут смеяться, это МГУ, ну вы же знаете все своих друзей. Так будет, это Россия, так будет 100%».

- «Видео-трансляции – это очень сложно, и тут надо репетировать», — также считает она, но поддерживает ведение видеозаписей для внутреннего пользования. Азамат Томаев не упускает возможности вновь напомнить о регламенте заседаний, который надо ввести до начала видеотрансляций, чтобы они были «нормальными». Морозов предлагает провести «пилотную» видеозапись для внутреннего пользования, и предложение также принимает 13 голосами «за» при 7 «против» и 5 воздержавшихся. Пробная запись проведена не будет.

Студентка ФГУ Анастасия Небытова из факультетской команды Алаевой просит у Студсовета информационной поддержки своему проекту сбора научно-исследовательских студенческих и аспирантских проектов. В рамках проекта планируется оказывать поддержку студентам вплоть до административной (доступ к лабораторной технике) и представлять интересы учащихся при проектировании Научной долина МГУ (сейчас это «такой закрытый проект»). В случае большого количества качественных проектов будет организована конференция с участием администрации МГУ, возможно, с привлечением инвесторов; в противном случае к проектам будет найден индивидуальный подход.

Анастасия Семёнова (МШЭ), рассказывая о методах сбора студенческих проблем, отмечает, что «главная наша проблема – доверие студентов к студсовету и наша отчетность по решению проблем: студенты не видят наших результатов, которые мы достигаем». Для борьбы с этим она предлагает после каждого заседания Студсовета МГУ публиковать подписанные документы, а на каждом факультете на досках объявления повесить контакты председателя и глав комитетов местного студсовета. В целом, посыл Семёновой заключается в том, что председатели должны вовлекать студентов в деятельность советов, чтобы студент знал, к кому обращаться, а не «шагал через головы», обращаясь сразу к администрации: «Это не всегда может ему на пользу пойти». Один из членов совета рассказывает о невозможности расширения аудитории подписчиков Студсовета «Вконтакте», поскольку студенты больше ориентируются на «паблик» «Подслушано в МГУ», а «главный админ – Даня Белый, он очень оппозиционно относится к МГУ и вообще к студсовету в принципе». Голосованием принимается решение до середины февраля разместить контакты студсоветов на факультетских стендах и группах «Вконтакте».

После обсуждения Нового общежития (см. выше) Алаева пытается быстро (и вне повестки заседания) утвердить кандидатуру Валерии Чуженьковой с географического факультета на пост главы комитета по контролю качества образования, поскольку никто больше не изъявил ей, Алаевой, своего желания. Представитель мехмата Сергей Морозов сообщает о таком желании у аспиранта мехмата, экс-члена Студсовета МГУ Алексея Матвеева, на что Алаева скороговоркой отвечает: «Аспиранты не входят, я просила мне сказать об этом до среды ещё две недели назад, он не изъявил желания, мне не сказал об этом [...] По качеству образования – вообще из членов Студсовета должны возглавлять, посмотри в положении комитета. Предложение утвердить Валерию, кто за?». После предложения Муромцева услышать кандидата Чуженькова говорит несколько слов о готовящейся анкете для опроса студентов, после чего голосование утверждает её на пост главы комитета.

Аспирантка ФГУ Анастасия Окорочкова, в прошлом выпускница ФГУ и Йельского университета, сумбурно рассказывает об «устойчивом развитии» университетов – процессе, учитывающем одновременно социальные, экономические и экологические риски. В рамках университета примерами инициатив подобного характера являются установка энергосберегающих лампочек, раздельный сбор отходов и др. По словам Окорочковой, организаторов поддержало правительство Москвы с департаментами природопользования, культуры и транспорта, а последний ВузЭкоФест проходил в десяти университетах Москвы. В то же время ректор МГУ поддержал разработку стратегии устойчивого развития МГУ, после чего всё застопорилось из-за нехватки активистов. И.о. проректора В.Л. Марченко даже предложил опробовать инициативы устойчивого развития на вводящемся в эксплуатацию новом общежитии и в других новых корпусах, однако в итоге этого сделано не будет. Посылом длинной речи Окорочковой становится просьба рассказать об инициативе на факультетах и привлечь будущих активистов, а также решить вопрос о распространении тематической брошюры. Уставшие от двухчасового заседания председатели спрашивают у докладчицы, действительно ли она верит в возможность замены лампочек в МГУ, если, судя по бытовым проблемам, в ГЗ нет горячей воды и сломаны лифты. Окорочкова рассчитывает, что стратегия, написанная как бизнес-план, поможет найти инвесторов для её реализации. Получив задании подготовиться к презентации в другой раз, Окорочкова заканчивает выступление; других попыток вовлечь Студсовет в устойчивое развитие предпринято не будет.

Никита Муромцев просит соблюсти формальности и утвердить себя ответственным за сайт Студсовета, план развития которого Алаева просит прислать к 6 февраля; Муромцев в ответ просит предоставить ему доступ к администрированию. Сайт, по мнению Муромцева, нужен для новостей, передачи опыта, публикации заявлений и обратной связи; среди конкретных задач – публикация аудиозаписей и протоколов заседаний, документов Студсовета. Александр Полилов с ФГУ, занимавшийся сайтом в прошлом году, рассказывает о неудачной работе тогдашней пресс-службы Студсовета, которая перестала публиковать новости. Большинством голосов принимается публикация на сайте контактных данных председателей, а последним рассматривается важный вопрос фотосессии тех членов Студсовета, кого не устраивает их «аватарка» «Вконтакте» в качестве фотографии на сайте Студсовета.

В пункте «Разное» Алаева поднимает проблемы непрозрачного распределения ПГАС на некоторых факультетах, недоделанного регламента заседаний (ответственные – Томаев и Казиев) и недостаточного информирования студентов Студсоветом МГУ. Также Алаева сообщает о нелегитимном избрании ответственного секретаря – Константина Шведова с мехмата – на прошлом заседании, после которого внезапно выяснилось, что один из проголосовавших – Софья Сосницкая с ВШП – не имела права голоса. Именно этот голос мог оказаться решающим, поскольку Шведов победил со счетом 9-8. Вопрос переносится на следующее заседание. За минуту перед тем, члены Студсовета после трехчасового заседания ринутся на выход, Муромцев успевает огласить предложение онлайн-формирования повестки заседаний и в очередной раз просит высылать её заранее, а не за три дня.

Протокол заседания вновь публикуется 20 в «группе» Студсовета.

 

На 11-м съезде «студенческих лидеров» России в МГУ в конце января обсуждаются вопросы студенческого самоуправления патриотического воспитания, творчества и прочих активностей. Позже Мария Алаева упомянет членов Студсовета МГУ Азамата Томаева, Светлану Павлову, Анастасию Семёнову и Ису Казиева в числе организаторов этого съезда. Алаева выступает на традиционном «огоньке» для « студенческих лидеров» 26 января 2016 года, заявляя, что Московский университет «может стать площадкой для формирования здорового, нравственного, патриотического образа жизни». Она желает присутствующим «слышать и слушать друг друга, во всём видеть причину и разбираться с причиной, а не с её последствиями, оставаться верными себе, своим принципам, своей мечте, творить, созидать». После чего Алаева благодарит ректора МГУ В.А. Садовничего за возможность «свободно творить, реализовывать наш потенциал и наше творчество» и вручает ему первый сборник студенческих стихов с недавнего вечера поэзии в МГУ.

 

Тем временем на сайте Студсовета МГУ появляется страница 21 с составом созыва и страница 22 с отчетностью: Никита Муромцев публикует все повестки и протоколы заседаний, а также аудиозаписи, начиная с момента их официального разрешения.

19 февраля Студсовет МГУ анонсирует 23 «специальное заседание для обсуждения студенческих проблем» с ректором МГУ, которое должно состояться в конце месяца. Студсовет просит присылать на почту свои вопросы и предложения ректору, однако их дальнейшая судьба останется неизвестной, поскольку обещанной встречи так и не состоится. В той же публикации сообщается о возможности обратиться с идеями и проблемами к председателю Алаевой, которая «с сегодняшнего дня и до последней студенческой инициативы готова встретиться абсолютно с каждым и обсудить все, что будет вас интересовать».

 

Четвертое заседание проходит 25 февраля и длится два часа, присутствуют 22 представителя факультетов с правом голоса (в том числе несколько заместителей) из 41, собирая кворум. Ответственный секретарь Константин Шведов напоминает, что ведётся пробная аудиозапись заседания.

Мария Алаева быстро пересказывает свою деятельность за последний месяц: участие в комиссии по выборам деканов географического и исторического факультетов (участие заключалось в выяснении у студенческих организациях этих факультетов об отсутствии возражений к кандидатурам, выдвинутых ректором); участие в заседании ректора МГУ В.А. Садовничего с и.о. проректора В.Л. Марченко, на котором представители студенческих организаций озвучили основные направления, «на которые Университету надо, чтобы мы обращали внимание»: спорт, волонтерство, патриотизм, культура и творчество; переговоры (совместно с Надиром Камаловым) с главным инженером МГУ В.И. Папсуевым о замене лифтов (ректор обещал заменить 3 лифта в общежитии сектора «Б» и 1 – в «В»).

Обращаясь к повестке, Алаева информирует об ожидании ответа на письма Студсовета в Правительство Москвы, Московскую государственную думу и Государственную думу о предоставлении студенческих льгот аспирантам. Письмо было подкреплено 300 подписями аспирантов МГУ; Алаева озвучивает планы в конце марта обсудить совместные действия с главами советов обучающихся других вузов страны.

Студент журфака Дмитрий Турбинов рассказывает своё видение развития информационной работы Студсовета МГУ, которому не хватает не только внешней коммуникации через разные социальные сети, но и «внутренней сплоченности». Конкретизируя последний пункт, Турбинов перечисляет «тимбилдинг», создание «общих толстовок» с логотипами Студсовета, которые призваны создать дух команды и «поднять эффективность работы». С полной уверенностью в том, что каждый факультетский студсовет имеет свои толстовки, он утверждает, что вид команд в подобной униформе психологически влияет на наблюдателя – рядового студента. На вопрос, где Студсовет МГУ будет ходить в одинаковых толстовках, Турбинов называет только ежегодный выезд в Ельню, а в аудитории уже начинаются раздаваться смешки.

Возвращая к теме информационной работы, Шведов рассказывает о недовольстве новостной политикой группы Студсовета МГУ, «посты» которой выкладываются с грамматическими ошибками и фактическими неточностями, поскольку публикуются руководством без предварительного обсуждения с советом. Турбинов выступает против «чатов» для обсуждения постов и обещает публиковать самостоятельно в должности пресс-секретаря, но после обсуждения «с каждым из вас». Обсуждение «постов» с Советом он называет «одной из основ морали, на чем держится Студсовет». Алаева предлагает попробовать этот формат и переходит к следующему пункту. Высказываются также предложения формирования пресс-службы из всех желающих студентов.

Около получаса уходит на принятие проекта регламента, по решению прошлого заседания разработанного Исой Казиевым (ФГП) и Азаматом Томаевым (факультет политологии), а затем на попытки научиться им пользоваться. Томаев называет целью регламента структуризацию работы Студсовета и предлагает принять его хотя бы на сегодняшнее заседание, чтобы посмотреть, как он работает, а затем утверждать (возможно, с поправками), в начале каждого следующего заседания. Никита Муромцев отмечает, что регламент подозрительно похож на регламент проведения игры «Модели ООН», организаторами которой в МГУ являются и Казиев, и Томаев, и цель этого регламента там – ограничить политическую игру участников. Это, по мнению Муромцева, неприменимо к заседаниям Студсовета МГУ, — например, ограничением на количество вопросов докладчику может воспользоваться последний, организовав серию «удобных» вопросов, после которой будет невозможно задать критические. Кроме того, не всем членами Студсовета МГУ будет комфортно играть по сложным правилам, а их заместители в случае редких визитов вообще не будут понимать, что происходит. Томаев соглашается с первоисточником регламента, но возражает, что это вызовет неудобства, ведь регламент есть даже в Госдуме; заместителям он трижды говорит: «Будьте добры» знать регламент, если они приходят на заседание.

Никита Лукьяненко поддерживает критику ограничения количества вопросов; Томаев рассказывает, что в случае необходимости задать дополнительные вопросы член Студсовета может внести соответствующее предложение, а Студсовет – одобрить. Целью этих ограничений Томаев называет необходимость уважать всех заявленных в повестке заседания докладчиков. Анастасия Алтухова «как представитель технического факультета» отмечает, что в регламенте «очень много слов», и предлагает просто ограничивать по времени пункты повестки, оставляя на вопросы докладчику столько времени, сколько потребуется. Томаев в ответ предлагает «делать по справедливости» и, апеллируя к тому, что «все здесь люди занятые», определять время на вопросы всем Студсоветом. Муромцев, ссылаясь на опыт прошлых лет, повторяет, что регламент способствует желанию одной части Студсовета «заминать» вопросы другой, а проблема вопросов «не по существу» возникает из-за отказа председателя включать такие вопросы в повестку заседания. Алаева заверяет, что любой член Студсовета может добавить свой пункт в повестку; больше в обсуждение регламента она не вмешивается. Сергей Морозов возвращается к «Модели ООН», отмечая, что цель её участников – соответствовать правилам, а не улучшить Университет, в отличие от Студсовета, и членам Студсовета нет смысла тратить время на то, чтобы научиться играть по этим правилам. Он предлагает понять, что исправить в нынешнем ходе заседаний. Томаев, постепенно раздражаясь, предлагает сначала почитать правила «Модели ООН», утверждая, что её цель – принять резолюцию. На предложение Кристины Мкртчян (ВШГА – аудита) поверить, что люди и без регламента знают о правилах ведения дискуссии, не тратить время на это обсуждение, принять регламент, поскольку это фикция и всё будет по-прежнему, и работать по существу Томаев окончательно обижается и просит проявить уважение к его с Казиевым работе и проголосовать «за». Со второй попытки голосуют все присутствующие, 11 голосами из 22 одобряя регламент на остаток заседания (при 7 голосах «против»).

Попытка перейти к следующему пункту повестки откладывается еще на десять минут: Томаев решает консультировать совет по применению регламента и выдвигает предложение проголосовать за определение продолжительности выступления следующего докладчика в размере 7 минут. Муромцев, тестируя соответствующий пункт регламента, выдвигает альтернативное предложение в 3 минуты. Следом появляется и вариант в 5 минут, который набирает больше всего голосов – 9, но не удовлетворяет другому пункту регламента о необходимости набрать больше половины голосов для утверждения, на что также указывает Муромцев. Если до этого в аудитории слышались только смешки, то теперь в нескольких углах стола начинается истерика. В конце концов, даже Алаева предлагает сначала «обсуждать дела», а заканчивается всё закономерным криком Лии Какиашвили сквозь разросшийся шум: «Тише, пожалуйста, Азамат пытается что-то сказать!». Азамат Томаев ещё раз просит опробовать регламент и обреченно соглашается (против решения совета) отменить его по ходу заседания, если он не будет устраивать.

Наконец, Алаева в отсутствии Надира Камалова перечисляет социально-бытовые проблемы. Кулеры в спортзалах всё ещё не установлены, а озвучить сроки установки ей обещали в марте. Выделение постоянного помещения для сбора макулатуры противоречит пожарной безопасности, отдельно этот вопрос предлагается обсудить в рамках доклада по макулатуре (см. ниже), но Алаева также предлагает задействовать для сбора комнату Студсовета на этаже ректората, которую закончат ремонтировать через 19 дней. На двух из трех факультетов, обучающихся в ГЗ, начат сбор подписей за утепление окон в учебных аудиториях; Алаева предлагает мехмату присоединиться к процессу. Алтуховой с химфака Алаева озвучивает следующий алгоритм решения аналогичной проблемы: переговоры с замдекана по АХЧ, в случае отказа – сбор 50-60 подписей студентов за выделение финансирования на ремонт для декана, в случае нового отказа – обращение в социально-бытовой комитет Студсовета МГУ. Алаева сообщает о переговорах с директором Комбината питания МГУ, которая после жалоб студентов обещала «цены урегулировать и тараканов убрать». С марта Алаева планирует проводить тематические круглые столы со студентами (по качеству образования, качеству питания и т.д.) наподобие пробного «чаепития», прошедшего в декабре. Екатерина Корсакова (ФФМ) жалуется на ужасное состояние раздевалок в Манеже (неработающие душевые, не закрывающиеся шкафчики, не несущие ответственности сотрудники гардероба).

Студентка мехмата Кира Козлова выступает с инициативой систематического общеуниверситетского раздельного сбора отходов, которые сформировали бы у студентов соответствующую культуру, — в отличие от разовых акций студсовета мехмата и ОПК. По словам Козловой, компании, вывозящие раздельно собранные отходы, готовы объезжать много близко стоящих зданий МГУ, поэтому для реализации проекта нужны только активисты с разных факультетов, которые продумают установку урн у входов в учебные и жилые корпуса. На самом заседании таковых не обнаруживается (кроме Ильи Денисова с мехмата), зато присутствующие почти единодушно поддерживают развитие проекта и назначение Киры Козловой его куратором. Алаева обещает ей рабочую встречу с Надиром Камаловым и Ильёй Денисовым, однако в дальнейшем Козлова сама не проявляет инициативы.

Дмитрий Пономаренко (ИСАА) докладывает о переговорах с главврачом поликлиники 202, которые он проводил совместно с Алаевой и Небытовой. По словам главврача, врачи поликлиники больше не будут навязывать студентам «флаеры» с услугами сторонних учреждений – только если студент сам спросит, где ему делать тот анализ, который ему выписывает врач. Представители Студсовета раскрыли главврачу фамилии жаловавшихся на качество услуг в поликлинике, поскольку «нет фамилии – нет дела»; после трех выговоров одному врачу последует увольнение. Пономаренко обещает написать большой «пост» для «группы» Студсовета по итогам встречи, чего сделано не будет. Также он отчитывается о поездке в департамент здравоохранения, где его заверили, что информация главврача 202-ой о реорганизации поликлиники – не более чем слухи, поскольку «приказа нет». В конце выступления звучат благодарности и аплодисменты.

Далее голосованием с кворумом окончательно утверждается ответственный секретарь, а пункт повестки о спорткомитете отменяется из-за отсутствия докладчика. Алаева переходит к пункту «Разное», в котором пытается выяснить у присутствующих представителей, знают ли они об ужесточении пропускного режима в некоторых учебных корпусах МГУ. Поводом для беспокойства стала «целая петиция», которую Алаева обнаружила на электронной почте, однако присутствующие не могут подтвердить эту информацию. Зато когда Алаева озвучивает поступившее ей предложение о продлении времени работы переходов между секторами «Б», «А» и «В» в Главном здании на один час (до 23:30 вместо 22:30), члены Студсовета оживают: переходы надо продлить на каждый день, а в выходные дни их нужно открывать (возможно, перекрыв лестницы в секторе «А», чтобы жители общежитий не попадали на учебные этажи). Алаева отмечает предложения, в протоколе заседания появится строчка о необходимости написания письма в администрацию, однако проблема так и не будет решена.

Студсовет оперативно голосует за предоставление свободы факультетам в выборе времени начала учебных занятий в магистратуре: вопреки нынешнему приказу ректората о безусловном начале в 9:00 предлагается переносить их на вечернее время, чтобы студенты могли работать днём. С одной стороны, администрация против этого предложения, поскольку страдает качество образования; с другой стороны, по факту студенты прогуливают занятия, чтобы получить первый опыт работы. Пользуясь моментом, Муромцев рассказывает о неудобном расписании у аспирантов первого года, по которому необходимо посещать множество пар с «окнами», что не оставляет возможности ни для работы, ни для научной деятельности. Алаева обещает поговорить со своими знакомыми аспирантами и собрать «расширенный круглый стол» по проблемам образования, который, по всей видимости, так и не состоится.

Вместо отсутствующей главы комитета по контролю качества образования выступает Лия Какиашвили, озвучивая три идеи, накануне одобренные проректором П.В. Вржещом: мониторинг работы учебных частей факультетов (в том числе сверка учебных планов с действительностью); распространение анонимного универсального опроса по выявлению проблем в образовании; организация общеуниверситетского «дня карьеры». Последняя инициатива появляется из желания помочь малым факультетам, которые, в отсутствие опыта, не имеют возможности организовать локальные «дни карьеры», как это делают ВМК, мехмат, экономфак, юрфак и другие крупные факультеты. Рамзан Бекбулатов с мехмата предлагает организовывать такие мероприятия по направлениям, а Никита Муромцев рассказывает о главной проблеме «дней карьеры»: приглашенные компании выставляют на них не наиболее интересные студентам позиции, а попросту те, которые нужны заполнить хоть кем-то. Алаева предлагает передать эту информацию на завтрашнее собрание комитета по контролю качества образования.

Наконец, Алаева анонсирует встречу с ректором в марте, но призывает отправлять вопросы для него уже сейчас на почту Студсовету; перед главной встречей возможна встреча с проректорами. В итоге ни того, ни другого так и не состоится. Пересказ и протокол 24 Студсовета о заседании будут опубликованы спустя две недели.

 

 

Весна в Студсовете МГУ

 

Последующий месяц в деятельности Студсовета МГУ практически ничего не происходит.

29 марта председатель Студсовета Мария Алаева публикует на своей странице «Вконтакте» «пост» 25, в котором она поддерживает на вторых выборах уполномоченного по правам студентам кандидатуру Екатерины Сидоренко (председателя профсоюза СФУ), выдвинутую 26 месяцем ранее Объединенным профкомом МГУ. В ситуации, когда университеты голосуют по принципу «один вуз – один голос», «выбор» МГУ был определен на закрытом собрании глав выборных студенческих организаций МГУ (Алаева, Глухов, Денисов). Формально Мария Алаева консультируется с членами Студсовета МГУ в «чате»; фактически, мнение студентов не учитывается, поскольку ни один член Студсовета МГУ не спрашивал мнения студентов своего факультета. На следующий день – в день выборов – Инициативная группа публикует разбор ситуации 27, называя Екатерину Сидоренко кандидатом от «провластных» профсоюзов ФНПР без багажа реальных достижений, зато со списком «круглых столов», в которых она принимала участие. Второй кандидат – действующий омбудсмен Артём Хромов, выпускник журфака МГУ, председатель независимой студенческой организации – уже к первым выборам имел ряд достижений, а на посту уполномоченного по правам студентов и вовсе одержал несколько побед (отмена комендантского часа в общежитиях, возвращение льгот на посещение музеев и др.). В небольшом опросе ИГ Хромов одерживает убедительную победу, как и в самих выборах омбудсмена: за него отдают голоса 200 вузов против 172 за Сидоренко. ИГ отдельно отмечает 28, что Алаева, Глухов и Денисов 29 сделали выбор, не опираясь на мнение студентов МГУ, и называет сам принцип выборов не студентами, а председателями студенческих организаций неприемлемым. Более того, ИГ рассказывает об опыте сотрудничества Алаевой с Хромовым в 2015 году:

«Мария возглавила Общественный совет при Уполномоченном по правам студентов Артёме Хромове, но затем единогласным голосованием членов Совета была снята с этой должности за непрофессиональную работу и в знак протеста покинула Общественный совет при омбудсмене».

 

31 марта проходит пятое заседание Студсовета МГУ, впервые записанное на диктофон с последующей публикацией в группе Студсовета МГУ. Именно вопрос публикации становится главным на этом заседании, поскольку к нему обращаются трижды: в начале, в середине и в конце заседания.

Первым делом заместитель председателя Студсовета МГУ Лия Какиашвили просит Азамата Томаева «внести ясность» в вопросе публикации аудиозаписей с точки зрения уголовного кодекса. Томаев начинает свою речь о защите частной жизни и персональных данных со слов: «Я, конечно, не юрист» и заканчивает выводом о том, что публикация незаконна без письменного согласия всех участников аудиозаписи (даже гостей «по идее, открытых» заседаний). Станислав Шафранский с юрфака просит подождать, пока он «быстро посмотрю», а Никита Муромцев (ВМК) заверяет, что озвучиваемые на заседаниях вещи – это не частная жизнь, а публичная, и является достоянием всего Университета.

- «На заседании [информация] может быть озвучена, в том числе и тема, связанная с личной или семейной тайной», — не сдаётся Томаев, ссылаясь на статью 137 УКРФ.

- «В таком случае, мы изначально предупреждаем, что мы здесь ведем аудиозапись, и если он [студент] решает на публичном собрании сообщить какую-то личную тайну, то, значит, он её не считает больше личной», — предполагает Муромцев.

- «Нет, я с тобой не согласен», — продолжает Томаев.

Какиашвили сообщает, что не помнит подобного предупреждения на прошлом заседании, и ошибается (ответственный секретарь Константин Шведов предупреждал). Муромцев проводил аналогию с прямым эфиром на радио, который не отключается после произнесения факта из личной жизни.

- «Но ты знаешь, что ты идёшь в эфир», — отвечает Какиашвили.

- «Аналогично!» — замечает Муромцев.

- «Ты подписываешь соглашение соответствующее», — заявляет Томаев.

В итоге Шафранский предлагает перейти к другому вопросу, и результаты «гугления» он озвучивает только через полчаса. Фактически, рассказывает он, Студсовет является публичным органом, но его статус не определен, но юридически это не приравнивает его положение к ситуации «если бы мы сидели на вписке», а общение на заседаниях не является бытовым. Таким образом, если отталкиваться от того, что член Студсовета – это публичное лицо, то записывать его можно. Алаева предлагает не тратить время на обсуждение этих деталей, а Даниил Лапин с журфака – ограничиться текстовой расшифровкой. Дарья Ваулина заступается за ответственного секретаря, которому придётся печатать три часа текста. Импровизированное голосование, инициированное Шафранским, выделяет семь членов Студсовета, которые против публикации аудиозаписей и только шесть тех, кто полностью за. Константин Шведов и Сергей Морозов напоминают, что идущие обсуждения противоречат решению, принятому ещё два месяца назад, на что Алаева отвечает, что Студсовет будет переголосовывать по этому вопросу в пункте «Разное». Однако повторного голосования так и не произойдет, поскольку несколько членов Студсовета по предложению Алаевой завершить заседание покидают аудиторию, лишая заседание кворума. После двухминутной перепалки и призывов к взаимоуважению их не могут вернуть в аудиторию, а Шафранский напоследок просит:

- «Если вы хотите, чтобы мы оставались командой, а не превращались непонятно во что, я убедительно прошу: пожалуйста, просмотрите перед тем, как выкладывать эту запись, и вот какие-то моменты, где кто-нибудь что-нибудь лишнее сказал… лишнее – я имею в виду из морально-этических соображений! – уберите, иначе некрасиво будет по отношению к [студентам]».

- «Да, согласна!», — поддерживает Алаева.

Январское решение Студсовета остаётся в силе, и аудиозапись будет опубликована 30 без редактуры спустя две недели после заседания.

 

Заседание проходит с кворумом в 25 человек из 42 и начинается в кабинете председателя ОПК МГУ И.Б. Котлобовского. Ключи от традиционной аудитории 1030 оказываются недоступны, поскольку находятся у уехавшего проректора Т.В. Кортавы, поэтому спустя полчаса Студсовет перемещается на 8-ой этаж к «гостеприимным геологам».

Пункты повестки традиционно идут в произвольном порядке, и первым следует доклад об информационной работе Студсовета. Пресс-секретарь Дмитрий Турбинов просит: отправлять контакты факультетских студсоветов Никите Муромцеву для размещения на сайте Студсовета МГУ (пока это сделали только 4 председателя); не комментировать ошибки в новостях Студсовета от своего имени (а сообщать о них пресс-секретарю, чтобы «сохранять имидж корпорации» и не демонстрировать, что Студсовет МГУ не может написать «пост»); чаще делать «репосты» из «группы» Студсовета МГУ на факультетские ресурсы; пригласить студентов своих факультетов на страницы Студсовета МГУ в сетях instagram и twitter. Турбинов сообщает, что очистил содержимое страницы Студсовета на сайта анонимных вопросов ask.fm и почтовый ящик, а также создал «группу» на Facebook.

Анастасия Небытова с ФГУ отчитывается о прошедшей в марте конференции научно-исследовательских проектов по разработке концепции научно-технологической долины МГУ «Воробьевы горы» (название, одобренное ректоратом): в ней приняли участие 27 учащихся и коллективов, два проекта уже планируется реализовать в рамках федеральной целевой программы. Ректор одобрил инициативу конференции и попросил участвовать все факультеты, подключая деканов вплоть до выделения помещений участникам.

Конференция. В президиуме слева направо: ректор МГУ В.А. Садовничий, Анастасия Небытова, Мария Алаева, и.о. проректора В.Л. Марченко

Конференция. В президиуме слева направо: ректор МГУ В.А. Садовничий, Анастасия Небытова, Мария Алаева, и.о. проректора В.Л. Марченко, проректор Т.В. Кортава

Сергей Морозов в течение пяти минут пытается выяснить, почему Студсовет слушает отчет о конференции, которая не является его проектом, а просто была им информационно поддержана. Лия Какиашвили отвечает дежурными фразами о том, что в Студсовете есть комитет по студенческой науке, в комитете был избран глава (Небытова), глава реализовала такой проект и теперь отчитывается о нем. Морозов уточняет, будет ли глава комитета отчитываться перед Студсоветом, если она построит на территории МГУ скворечник; Какиашвили отвечает, что если скворечник построит глава социально-бытового комитета Надир Камалов, то он – будет. Так, совместными усилиями, Небытова и Какиашвили формулируют ответ, который Морозова устраивает: конференция является проектом комитета по студенческой науке, который был реализован по просьбе студентов. Морозов просит активнее уведомлять Студсовет о работе его комитетов.

Екатерина Куйдина с ФГП рассказывает о трех направлениях деятельности международного комитета: консультирование и помощь с документами студентам, уезжающим на стажировки; помощь студентам, вернувшимся со стажировок (зачитывание пройденных курсов, восполнение разницы курсов и т.д.); помощь студентам-иностранцам по адаптации в общежитии ГЗ. Работа студсоветов с иностранными студентами ведется на ФИЯР-е, ВШП, ФГП, ФМП, ФГУ и психфаке; остальные факультеты об этом не проинформировали. Куйдина заявляет, что международный отдел считает необходимым студентам МГУ принять участие во Всемирном фестивале молодёжи и студентов в Сочи в 2017 году, «чтобы от МГУ была целая делегация». Морозов уточняет, в чем заключается отчёт о деятельности комитета (выясняется, что, в основном, в консультативной работе), и ставит под сомнение необходимость существования комитета в свете того, что Куйдина консультирует всех обращающихся студентов. Куйдина отвечает, что потребность в комитете есть, и в его планах – организовать фестиваль студенческого творчества для иностранных студентов.

Далее отчитывается стипендиальный комитет в лице Станислава Шафранского: он планирует составить рекомендательный документ для МГУ о принципах распределения ПГАС (уже проработаны отдельные виды деятельности); составить памятку о критериях получения социальной стипендии и материальной помощи (как у ОПК по ПГАС); проследить за соблюдением принципа наличия студентов в стипендиальных комиссиях факультетов в количестве более 50% от их составов (не соблюдается как минимум на ФГП и факультете почвоведения).

Надир Камалов рассказывает о деятельности комитета по социально-бытовым вопросам: безналичный расчет в столовых Комбината питания ожидается с начала учебного года (конкретные проблемы его ввода уже сейчас не называются); установка бойлеров в секторе «А» ГЗ войдет в план закупок на следующий год; очистка снега на футбольных полях будет произведена управлением проректора А.В. Степанова совместно с кафедрой физического воспитания (на которую Степанов попытался возложить полную ответственность за поля). Попутно пересказываются истории, озвученные техническими службами о причинах отсутствия уборки: отсутствие топлива для машин и порча покрытия полей тракторами. В планах комитета значатся: ремонт мужских раздевалок в Манеже; новые правила парковки на улице академика Хохлова по неозвученной идее Шафранского, как-то связанной с эвакуаторами; создание студенческих отрядов для проведения косметического ремонта в МГУ; летний ремонт окон в учебных аудиториях двух геофаков в ГЗ; снижение цен в столовой на биофаке по опыту ИСАА. Озвучиваются также инициативы, не связанные явно с комитетом: утепление окон в общежитии ДСЯ и раздельный сбор во всём МГУ, одобренный ректором, который подписал письмо некой Марией с ФГУ (вплоть до установки контейнеров на всех факультетах). Присутствующие добавляют ещё проблем: завышенные цены в буфетах на «шайбе», которые после ремонта стали подведомственны управлению Степанова (Алаева просит три факультета, обучающиеся в ГЗ, следить за ценами, чтобы написать письмо Степанову при необходимости, что они и сделают, но в обход Студсовета МГУ); закрытые по воскресеньям футбольные поля, находящиеся к тому же в плохом состоянии; переплата за контейнеры, в которых привозят еду в столовую ФИЯР в 1-ом корпусе ФДС.

Студсовет утверждает на должность главы спортивного комитета Валерия Флягина, который рассказывает о своих планах работы. Планируется возобновить участие МГУ в межвузовских чемпионатах: сейчас он либо не представлен на них, либо слабо финансирует свои команды (например, хоккейную команду МГУ переместили из первого дивизиона в последний из-за отсутствия финансирования). С подачи Флягина (который позже уточняет, что это, скорее, инициатива кафедры физического воспитания) для участия в любом соревновании в МГУ студент должен будет предоставить медицинскую справку о допуске по состоянию здоровья. Присутствующие отмечают, что это явный отголосок недавнего инцидента на соревнованиях МГУ, в котором погиб студент, ударившийся головой о пол из-за неправильно расстеленных матов. Предоставление справок не избавит университет от подобных несчастных случаев, но снимет ответственность с администрации в ряде других.

После окончания отчетов комитетов Мария Алаева рассказывает о событиях недели (участие в заседании Ученого совета МГУ, малочисленное собрание комитета по контролю качества образования, встреча с председателями студсоветов других вузов по льготам аспирантам, неделя финансовой грамотности). Студент химфака Андрей Домашкин сбивчиво рассказывает о своей инициативе «День студенческого единства», структурно напоминающий «День первокурсника» от ОПК. Заявленную цель сплотить студентов разных факультетов и объяснить младшим курсам, что происходит в Университете, Домашкин планирует достигать посредством командного «квеста» по территории МГУ, мастер-классов от факультетов, флешмобов и шествия под флагами факультетов и студсоветов. Слушатели не остаются в восторге от проекта: член студсовета ВМК Владимир Лютов уточняет, для студентов это мероприятие или для детей-москвичей, а член студсовета мехмата Сергей Морозов высказывает мнение, что с такой инициативой логичнее обращаться в СтудСоюз. Алаева отвечает, что Домашкин обратился в Студсовет, а «мы поддерживаем студенческие инициативы, как вы знаете». День студенческого единства пройдет в МГУ 14 мая.

Вопросы о переприкреплении студентов МГУ из всё-таки ликвидируемой поликлиники 202 в поликлинику МНОЦ МГУ обрушиваются на Дмитрия Пономаренко с ИСАА, однако на многие из них он не может дать ответ в отсутствие проректора А.В. Степанова, который обещал прийти на заседание Студсовета, но уехал с Садовничим из ГЗ. Выясняются лишь следующие вещи: физически поликлиника останется в прежнем здании, поскольку здание принадлежит МГУ; штат врачей поликлиники 202, вероятнее всего, перейдет в штат поликлиники МНОЦ, поскольку законодательство обязывает предложить врачам такую же ставку; призывы ректората к срочному (до 1 апреля) прикреплению к МНОЦ неочевидно связаны с целью его «спасения»: подушевое финансирование поликлиники складывается из прикрепленных студентов-москвичей, прикрепленным к местным поликлиникам, а не из иногородних студентов.

В конце заседания Мария Алаева предлагает подумать над повышением правовой грамотности студентов (среди нормативно-правовых актов, которые она предлагает к ознакомлению, она называет ФЗ «Об образовании», Устав МГУ и Этический кодекс МГУ), собравшись рабочей группой отдельно на следующей неделе. Никита Муромцев предлагает увеличивать потребность в правовой грамотности путем воспитания «здорового полноценного гражданина», ссылаясь на воспоминания руководства университета и факультетов о комсомольской молодости, дружинах и прочих ревизионных объединениях. «Да, я очень с этим согласна», — оценивает предложение Алаева.

Наконец, про разгоревшийся скандал с проектом Научной долины МГУ, составленным без участия Университета, Алаева сообщает, что Студсовет выступает за возможность реализации студенческих проектов на его базе, а потом и контроль университетом этой долины.

Неполный пересказ 31 и протокол заседания станут последними, опубликованными до конца этого созыва в «группе» Студсовета «Вконтакте».

 

29 апреля, накануне майских праздников, проходит неформальное заседание Студсовета, которое планировалось посвятить принятию поправок в Положение (см. ниже). Однако отсутствие кворума выливается в исчезновение заседания из перечня заседаний Студсовета: не ведется аудиозапись, не заполняются листы присутствия, не публикуется протокол, нумерация заседаний проигнорирует апрельское собрание. Обо всём этом пришедшие члены Студсовета узнают только на месте.

 

Заседание 7 мая, также не собравшее кворума, начинается с предложения Марии Алаевой решить вопрос с низкой посещаемостью членов Студсовета МГУ. Она предлагает приходить на заседания факультетских студсоветов и ставить вопрос о переизбрании председателей, которые не ходят на заседания Студсовета МГУ «из раза в раз». При этом она самостоятельно приходит к выводу, что иногда председатель «занимается классно факультетскими делами» и поэтому не всегда вопрос надо решать так радикально. Однако напоминание Никиты Лукьяненко о давно предложенной поправке в Положение о замене автоматического делегирования председателя факультетского студсовета отдельными выборами представителей в Студсовет МГУ Алаева встречает неохотно. Первый пункт повестки (о внесении правок в Положение) обсуждается в течение двух часов (см. далее) с перерывом на остальные пункты.

Заседание Студсовета МГУ 7 мая без кворума в аудитории 907

Заседание Студсовета МГУ 7 мая без кворума в аудитории 907

Алаева анонсирует мероприятия, которые организует Студсовет на следующей неделе: публичные слушания по правилам прохода в общежития МГУ 10 мая и промежуточный отчёт Студсовета МГУ 12 мая; оба пройдут в аудитории 01 ГЗ. Причём о последнем мероприятии до сих пор нет новости в группе Студсовета – в случае продолжения двухнедельной бездеятельности секретаря Студсовета Дмитрий Трубинова Алаева обещает написать «пост» 32 сама.

В отсутствие докладчиков Алаева сама рассказывает и о других пунктах повестки. Коротко она озвучивает инициативу предложить ректору издать приказ о предоставлении последипломных каникул всем юношам-выпускникам, поскольку при возникновении проблем с отсрочкой в период поступления в магистратуру не все военкоматы принимают факультетские приказы о каникулах без гербовой печати университета. Алаева также обещает написать памятку по правилам восстановления после академического отпуска и отчисления по собственному желанию, чтобы снять вопросы студентов об их различии (в первом случае студент теряет один учебный год, а во втором – два).

Опрос по проблемам университета, который был подготовлен представителем ВШГА (администрирования) Светланой Павловой совместно со студентами соцфака и который «профессиональные социологи очень высоко оценили», собрал 500 голосов после размещения на сайте Студсовета. Алаева планирует в обязательном порядке провести его в бумажном виде на всех факультетах, хотя присутствующие и сомневаются в желании студентов заполнить 14 листов опроса, пусть даже и на последних 15 минутах лекции. В процесс уже включены ФГП, ФГУ и ВШГА; из присутствующих на заседании отзываются также представители философов, политологов и ИСАА. Результаты опроса, по мнению Алаевой, будут хорошим аргументом при общении с ректором или деканами, а их (результатов) обработку можно поручить студентам соцфака в счёт летней практики.

В рубрике социально-бытовых вопрос обсуждается инициатива председателя студсовета мехмата Рамзана Бекбулатова организовать Wi-Fi-сеть во всех учебных корпусах МГУ. Алаева сначала недвусмысленно уточняет, имеет ли в виду Бекбулатов покрытие сетью каждого квадратного метра каждой аудитории или всё-таки создание отдельных зон в каждом корпусе. Дмитрий Пономаренко с ИСАА предполагает, что первый вариант потребует «огромных денег», а когда Никита Муромцев с ВМК поясняет о недорогих ретрансляторах вместо роутеров и приводит в пример заграничный опыт (по его словам, в Америке каждый университет покрыт сетью Wi-Fi), то в дискуссию снова вступает Алаева. Она интересуется, получит ли она, подключившись к сети, доступ к каждому другому подключенному пользователю; заявляет, что ничего не поняла, когда Муромцев приводит объяснения на примере Wi-Fi в московском метро; и заканчивает обсуждение фразой: «Про информационную безопасность ещё подумаем». Без голосования (из-за отсутствия кворума) она принимает решение выдвинуть администрации предложение создать зону Wi-Fi на каждом факультете.

Представители мехмата Илья Денисов и Рамзан Бекбулатов

Представители мехмата Илья Денисов и Рамзан Бекбулатов

Самую оживленную дискуссию вызывает предложение представителя мехмата Сергея Морозова проконтролировать введение кампусных карт в МГУ на предмет злоупотреблений со стороны администрации. Многофункциональные карты от Сбербанка, по словам Алаевой, будут вручены всем студентам МГУ в течение трех лет; в их функционал будет заложен проход в учебные корпуса, общежития, оплата в столовых, проезд в метро и т.д. Сейчас же пилотный проект вводится в новых корпусах экономфака и юрфака. Морозов выражает опасение, что информация о перемещении каждого студента в любом корпусе и общежитии может быть использована деканатами факультетов или администрацией общежития для санкций. Алаева сообщает, что этот вопрос обсуждался с управлением информатизации и представителями Сбербанка, отвечающими за реализацию проекта, и уверяет: «Вообще, ребята, цель другая абсолютно, никто не будет за вами следить, никому это не надо». У администраций экономического и юридического факультетов есть только лишь желание узнать статистику, но, в целом, такой контроль нужен «для усиления безопасности» путём подсчёта количества людей в зданиях в случае ЧП или терактов. Кто-то из присутствующих предлагает выдавать администрации личные данные из базы данных системы электронного прохода только по решению суда, однако Алаева просто отмахивается, считая, что администрация найдёт способ получить эту информацию, если захочет. Морозов уточняет, что после ввода системы администрации будет намного проще это делать.

- «Ну и хорошо», — отвечает Алаева.

- «Какой риск тебе?» — не понимает представительница другого факультета.

Морозов приводит пример с проверкой комендантами общежития длительности отсутствия жителя в студгородке. Никита Лукьяненко сообщает, что «по уставу» за 30-дневное отсутствие студенту грозит выселение.

- «Сейчас это действует. Это фактически контролируется как-нибудь?», — продолжает Морозов.

- «Да», — уверенно отвечает Алаева.

- «Нет», — со смехом отвечают несколько голосов, в том числе, с ВМК и мехмата.

- «Хорошо, ребята, это нужно же контролировать», — уверяет Алаева.

- «Зачем?», — продолжают хором несколько человек.

- «В смысле?!», — возмущается Алаева и заявляет, что якобы из-за «мёртвых душ» в общежитиях некоторые факультеты живут в ФДС. На пример Морозов с отъездом домой некоторые присутствующие предлагают студентам писать объяснительные и уведомления.

- «Ребят, если мы хотим, чтобы у нас была точная карта расселения, мы были в курсе, сколько у нас количество студентов, мы должны знать… ну, статистика, увеличение статистики – это как бы необходимое, я не знаю, краеугольный камень развития страны», — выдаёт председатель студсовета ФГП Иса Казиев.

Алаева дополнительно уверяет, что Водолазский и Марченко неоднократно анонсировали «жесткий контроль проживания в общагах» и проверку норму в 30 дней во всех общежитиях в ближайшем будущем. Морозов предлагает администрации и Студсовету подписать своеобразное «джентльменское соглашение», согласно которому у администрации будет только общая статистика без персональных данных: например, если она хочет бороться с «мёртвыми душами» при показателе 20%, то она будет делать это системно, а не выборочно. Алаева перебивает его, вспоминая про карты расселения, которые студенты требуют предоставить якобы тоже с персональными данными. Подводя итог, она соглашается на обсуждение с управлением информатизации и Сбербанком джентльменского соглашения, в котором будет оговорено отсутствие злоупотреблений в отношении студентов.

Морозов пытается донести мысль, что, хотя многие ограничения и есть в нормативных документах, но в реальности для студентов их не существует, поскольку их не контролирует администрация: как, к примеру, в ситуации с оставлением на ночь в общежитиях ГЗ гостей-МГУшников в студенческих комнатах, рассчитанных на двоих жителей. С введением же электронной системы эти правила фактически появятся – впервые для большинства студентов.

- «Ребят, мы же хотим, чтобы у нас всё спокойно, нормально… Чтобы у нас были четкие правила, которые мы понимаем», — невпопад отвечает Иса Казиев.

- «Безопасность как-то более приоритетна, чем кто-то знает, осталась я на ночь или нет», — решает Алаева.

- «Граничит с глупостью», — замечает Муромцев.

- «Тут перегибы в другую сторону. То есть кто решает, что такое безопасность? А если решат, что нельзя вообще никаких гостей водить, это безопасность, мы что скажем: «Да, это безопасность»?», — продолжает Морозов.

- «Ребят, это мы будем уже конкретный вопрос конкретно обсуждать», — отвечает Алаева.

Попутно выясняется об отсутствии списка жителей на внешних проходных в ГЗ, что Алаева тоже обещает решить в течение следующей недели, но уже с начальником УОБФ Г.В. Иващенко.

Отчитываясь о деятельности социально-бытового комитета вместо его главы Надира Камалова, Алаева рассказывает, как они с Камаловым осматривали футбольные поля МГУ: «Ну, это, конечно, вообще просто провал». Одни поля сделаны на опасном бетонном покрытии, на других (поля в прямом смысле этого слова, от которых остались только ворота) игроки утопают по щиколотку, третьи арендуют неизвестные компании. Проректор по социальному и инфраструктурному обеспечению А.В. Степанов, по словам Алаевой, удивился, но согласился на замену покрытия, велев писать письмо. В разработке также находятся межведомственный проект по доступности инвалидов в учебные корпуса. Алаева озвучивает также идею неопределенного авторства по созданию сборной сцены с лавочками и шезлонгами по примеру Парка Горького для летнего отдыха студентов. Прямо на заседании в разработку уходит предложение общеуниверситетского спортивного мероприятия, которого сейчас не хватает некоторым спортивным студентам. Заканчивается блок социально-бытовых вопросов продолжающимся отсутствием горячей воды на учебных этажах мехмата в ГЗ.

На этом же заседании Алаева называет три главные функции студсовета факультета: правозащитную, представительскую и контрольную.

 

«Публичные слушания» по правилам прохода в общежития МГУ формально организуются Студсоветом (как будет сообщено 33 позже, в лице Марии Алаевой и Никиты Лукьяненко), однако с самого начала модерацию собранием перехватывает заглянувший на огонёк председатель ОСК Григорий Глухов. Подробности дискуссии, по итогам которой не последует никаких изменений, см. в главе «ОСК Глухова». Информация о факте и результатах отчетной конференции Студсовета МГУ 12 мая отсутствует в открытых источниках.

 

14 мая на территории МГУ проходит организованный Студсоветом «День студенческого единства», состоящий из квеста, ярмарка «Город мастеров», танцевального «флэшмоба» и прогулки с ректором под флагами факультетов и Студсовета. Как позднее будет сказано в годовом отчёте Студсовета, это «масштабное культурно-массовое спортивно-оздоровительное мероприятие» состоялось для «укрепления духа единства студенчества».

 

Последнее в учебном году заседание 31 мая вновь не собирает кворума и вновь не удостаивается номера, будучи обозначенным 34 на сайте Студсовета как «№6 (попытка 2)». Мария Алаева просит председателя и руководителя комитета по контролю качества образования каждого факультета войти в факультетские комиссии конкурса молодых преподавателей, на который выделяется грант в размере 200 млн.руб. В университетскую комиссию она делегирует себя и не главу комитета по контролю качества образования Валерию Чуженькову, которая перестала выходить на связь, а главу комитета по науке, являющуюся студенткой ФГУ, Анастасию Небытову. Секретарь Константин Шведов выступает против того, чтобы Студсовет МГУ представлял не один из его членов, однако представитель ФГУ Мария Алаева пользуется отсутствием кворума и «просто говорит, что такая ситуация есть», к тому же, членов Студсовета, желающих заменить Небытову, на заседании не оказывается.

Следующие сорок минут Алаева устраивает разнос присутствующим представителям за неявку членов факультетских комитетов по контролю качества образования почти ни на одно из трёх университетских собраний этих комитетов, где они должны были рассказать о тех проблемах, которые не получается решать в рамках факультета. «Просто обалдеть, какой кошмар», — оценивает ситуацию Алаева, отмечая, что регулярно приходили только представители ФГУ, ВМК, мехмата и ФИЯР. Присутствующие наперебой начинают вспоминать то единственное заседание КККО, на которое дошёл их представитель, а когда Алаева начинает спрашивать у каждого присутствующего, как обстоят дела с качеством образования на их факультетах, то первым делом спрашивают, что понимается под этим термином.

Первым отвечает председатель студсовета ИСАА Дмитрий Пономаренко, сообщая, что в институте с этим проблем нет, однако после напоминания из зала 15 минут рассказывает про проблему со стажировками. По его словам, после проверок института дирекции запретили выдавать студентам академический отпуск для годовых стажировок. Поскольку учебная программа бакалавриата не позволяет отдать год на поездку, а в странах-партнерах аналогичные предметы не преподаются и их нельзя зачесть для соответствия учебному плану, то год стажировки отложили на первый год магистратуры. Проблема же заключается в том, что многие студенты хотят окончить бакалавриат и побывать на стажировке, проучившись, таким образом, пять лет, а не шесть вместе с магистратурой. Пономаренко признаётся, что студенты не имеют представления, о чем и кого просить:

- «Вряд ли ради закон об образовании, конечно, поменяют…»

- «Да поменяем. Если мы все подумаем, что надо, то поменяем. Выступим с инициативой», — заявляет Алаева, отмечая, что именно такого рода проблемой и должна заниматься КККО.

Анастасия Новинская с физического факультета со второй попытки отвечает, что студенческий совет её факультета занимается качеством образования как одной из основных проблем, поскольку больше ему заниматься нечем: культмасс делает профком, а общежития «закрывает» студкомитет. Радикально отличаются ответы представителей малых корпоративных факультетов: Софья Сосницкая с ВШП уверяет, что проблемами занимается учебная часть (при этом она перечисляет такие достижения учебного процесса, как записывание времени, когда преподаватели берут и сдают ключ от аудитории). Анастасия Семёнова из МШЭ рассказывает о моментальном решении проблем – «на следующий же год» проблемный преподаватель либо «убирается», либо корректирует свой курс. Также они проводят ежегодные опросы, как и ФГУ. На ФФМ и факультете политологии, по словам их председателей, проблем также нет.

Тема обязательных факультетских опросов по качеству образования становится предметом дальнейшей дискуссии: как отмечает представитель мехмата Павел Савин, на всех крупных технических факультетах имеется общая проблема – проблемных преподавателей попросту некем заменить. Администрация факультетов якобы знает об этой ситуации без опросов и запрещает их проводить, чтобы проблема не стала публичной, потому что решить её они не смогут. Алаева вспоминает об обязательных ежесеместровых опросах студентов и предлагает вынести на голосование (когда будет кворум) вопрос об их введении «сверху», хотя и отмечает, что будет правильнее, если опросы будут студенческой инициативой. Представители мехмата (как и большинство присутствующих) высказываются в поддержку этой идеи, поскольку деканат не сможет ослушаться приказа из ректората, а проводить опрос студсовету попросту запрещает.

Алаева просит присутствующих провести большой опрос, анонсированный на прошлом заседании, в течение июня, пока ещё присутствуют выпускники, однако отзывается буквально несколько представителей. Для повышения правовой грамотности студентов она вместе со Станиславом Шафранским готовит «посты» в группу Студсовета (опубликованы не будут).

Станислав Шафранский рассказывает о ситуации с непродлением контракта директору Комбината диетического питания МГУ, которой он занимался в составе других представителей студсоветов (см. главу «Малые кампании Инициативной группы (2016-н.в.)»). Алаева, ссылаясь на проректора А.В. Степанова, заявляет, что у директора не только КП, но и «диетки» были найдены финансовые нарушения:

- «Их вообще, по-хорошему, посадить должны были за это, а Университет хочет нормально с этим разобраться».

Алаева сообщает, что инициатива организации Wi-Fi-сети во всех корпусах может быть реализована только с привлечением средств спонсоров, поскольку «не факт, что за него возьмется университет или факультеты», и сделать это нужно за лето. За лето также нужно добиться открытия новых транспортных маршрутов до нового общежития ДСЛ, а вот перевоз вещей переезжающих туда студентов должны взять на себя факультеты (по крайней мере, на ФГУ перевозку будет оплачивать деканат). Алаева просит остальные факультеты узнать планы своей администрации и, в случае отказа, перевезти вещи за счет других факультетов. В итоге крупные технические факультеты будут переезжать в ДСЛ исключительно своими силами.

Десять минут обсуждается проблема курения вблизи и даже внутри учебных корпусов: запрет на курение на территории МГУ противоречит практики, и в итоге возобладает позиция создания оборудованных зон – как минимум, урной, лавкой и табличкой – около разных корпусов. В ходе моделирования Алаевой ситуации, когда гипотетическая студенческая дружина ловит за руку курящего преподавателя, а тот устраивает проблемы будущим поколениям членов студсоветов, Алаева заявляет:

- «Нечего людям, которые чего-то бояться, идти в правозащитные органы». – И признаётся, что её «из-за этого красного диплома лишили».

Тема социально-бытовых вопросов заканчивается обсуждением новых буфетов на «шайбе» ГЗ, появившихся по инициативе проректора А.В. Степанова и возмутивших студентов повышением цен (местами двукратным) на многие любимые продукты (австрийский сэндвич, молочный коктейль). В ответ 35, 36 на письмо 37, 38 студсоветов мехмата и двух геофаков – трех факультетов, обучающихся в ГЗ, – с недовольством новыми ценами Степанов привел в пример цены тех товаров, которые не изменились, а ещё часть выборочно сравнил с ценами в Комбинате питания, также повысившимися после прихода нового директора. Алаева предлагает написать ещё одно письмо, уже от Студсовета МГУ.

Выясняется, что прежняя пресс-служба Студсовета в лице пресс-секретаря Дмитрия Трубинова с журфака была отстранена от написания постов в «группу» Студсовета по простой причине – она их не писала. Константин Шведов в очередной раз высказывается за проверку «постов» до их публикации и за поиск «обученного человека» для их написания. «Так и поступим», — соглашается Алаева, однако принципиально ничего не изменится.

Алаева чуть ли не уговаривает председателя студсовета ИСАА Дмитрия Пономаренко написать письмо в соответствующие инстанции для выделения скидок на платные парковочные места около его факультета – Пономаренко несколько раз повторяет, что это бесполезно.

Завершается заседание очередной бытовой проблемой мехмата: Сергей Морозов рассказывает о несовпадении позиций деканата и студсовета по вопросу распределения 250 одноместных комнат в ГЗ, которые окажутся в распоряжении факультета после расселения ФДС. В то время как деканат хочет выдавать их как поощрение за учебные и общественные достижения, студсовет предлагает распределять их по старшинству курсов (сначала 6, затем 5 и т.д.). Алаева, хоть и солидарна с идеей поощрений, выступает за совместное принятие решений администрацией и студсоветом и обещает на днях поговорить с и.о. декана мехмата. Ситуация на мехмате, впрочем, в итоге не изменится, и комнаты будут распределены по критериям деканата.

 

 

Мария Алаева и движение «Вместе»

 

2 марта 2016 года председатель студсоветов ФГУ и МГУ Мария Алаева регистрирует 39 региональную молодежную общественную организацию содействия культурно-патриотическому воспитанию молодёжи «Вместе». Юридическим адресом «Вместе» становится кабинет 1021 сектора «А» Главного здания МГУ (комната СтудСоюза МГУ). Организация имеет 40 президента в лице Алаевой и восемь учредителей: заместителя председателя Студсовета МГУ Лию Какиашвили, бывшего председателя студсовета ФГП Екатерину Куйдину и шесть студентов ФГУ, в том числе главу комитета Студсовета МГУ по науке Анастасию Небытову и будущего председателя студсовета ФГУ Александра Полилова. Согласно выписке из ЕГРЮЛ, учредительное собрание движения проходит ещё 12 сентября 2015 года.

Известно о движении становится только в августе: для продвижения организации во «Вконтакте» переименовывается 41, 42 «группа» 43 студентки ФГУ «Фильмы со смыслом», чтобы получить ненулевое число подписчиков на старте. А в «группе» Студсовета МГУ появляются (как и прежде, без обсуждения с членами совета) новости о проектах «Вместе»: сначала – об опросе 44 на тему «Реализация принципов государственной политики в сфере образования», затем, в количестве двух штук, – о наборе 45 активистов в научно-образовательный проект «Сфера» с оргсобранием в аудитории 46 Шуваловского корпуса МГУ. «Движение, возникшее на базе Московского университета», за календарный год проводит четыре опроса, а в его «группе» появятся только 34 новости, в том числе картинки и «репосты». На одном из мероприятий в команде «Вместе» будут замечены 47 бывшие и будущие члены Студсовета МГУ: Александр Полилов, Екатерина Куйдина, бывший представитель студсовета ВМК Никита Лукьяненко.

По мнению анонимных источников внутри «Вместе», Мария Алаева использует свой последний год в студенческих советах в целях «раскрутки» своего движения. К примеру, в «группе» Конференции научных проектов «Воробьевы горы», организованной Студсоветом МГУ, стоят 48 ссылки на ресурсы «Вместе». На самих мероприятиях Алаева ищет активистов для своего движения, планируя в дальнейшем открывать штабы в регионах. Движение рекламируется на мероприятиях студсовета ФГУ и на слёте студенческих советов в декабре 2016 года. Алаева использует связи, полученные в ректорате, и находится в хороших отношениях с Ильёй Ильиным – ранее президентом СтудСоюза МГУ, а ныне деканом ФГП МГУ, до сих пор негласно курирующим всю официальную общественную жизнь в МГУ (см. главу «Студенческий Союз Ильина»).

22 сентября 2017 года появится 49 запись о предстоящем исключении «Вместе» из ЕГРЮЛ как недействующего юридического лица.

 

 

Осень в Студсовете МГУ

 

В сентябре 2016 года Главное здание МГУ становится основной площадкой для ежегодного фестиваля видеопроекций «Круг света», организуемого Правительством Москвы. В прежние годы подобными площадками являлись нежилые здания, однако теперь задействуется жилое ГЗ МГУ. Первая информация о фестивале появляется в конце июня. Сайт МГУ первым делом сообщает 50, что «участие в столь масштабном и международном мероприятии — это очередной вклад в развитие культуры от лучшего университета страны, который, несомненно, останется ярким моментом в летописи истории МГУ» (позже эта новость будет целиком удалена). Во время репетиций на все окна с наружной стороны планируется наклеить специальную пленку, пропускающей 70% света, — утверждается, что это несильно затемнит комнату, зато защитит её от света прожекторов. Каждый день фестиваля будет завершать «грандиозное пиротехническое шоу».

Новости о фестивале синхронно появляются в группах Студсовета МГУ 51 и ОСК МГУ 52 «Вконтакте», однако они также носят рекламный характер и не содержат никакой информации о грядущих неудобствах для жителей ГЗ. Об этом рассказывает 53 только Инициативная группа МГУ, напоминая опыт проведения «Альфа-шоу» и акцентируя внимание на лазерах, громком звуке, шуме от сбора и разбора сцены и мусоре, который оставят тысячи зрителей фестиваля.

29 июня председатель Студсовета МГУ Мария Алаева организует 54 встречу студентов с представителями оргкомитета фестиваля, на которую приходит всего пять проживающих, один член Студсовета МГУ и проректор А.В. Степанов. В ходе встречи выясняется, что проведение фестиваля обсуждалось с главами Студсовета Марией Алаевой и ОСК Григорием Глуховым ещё в ноябре 2015 года, однако они не посчитали нужным не только поинтересоваться мнением студентов о формате и необходимости проведения фестиваля, но и даже сообщить о планах его проведения. На встрече сообщают 55 расписание подготовительных работ и самого фестиваля. Организаторы обещают обеспечить процесс сборки трибун только в дневное время и делать это максимально тихо. Сбор претензий и вопросов по фестивалю обязуется взять на себя Алаева.

Выдачей пригласительных для студентов в сентябре занимаются Студенческий совет МГУ 56, ОПК МГУ и факультетские профкомы. На заседании 16 сентября обсуждается участие Студсовета МГУ в организации фестиваля «Круг света»: по словам Алаевой, им «просто живёт» её заместитель Лия Какиашвили. Когда представители мехмата Рамзан Бекбулатов и Павел Савин выражают сомнение в соответствии этого участия цели защиты интересов студентов, Какиашвили заявляет: «Всё делается для того, чтобы максимально не затронуть ничью психику… чтобы всё было максимально спокойно и тихо, вот прям всем в радость чтоб было». Также она обещает появление во всех корпусах инструкций о том, «как пережить «Круг света»», которые в итоге не появятся.

Накануне открытия фестиваля ИГ констатирует 57 нарушение большого числа договоренностей оргкомитета со студентами: жители ГЗ жалуются на репетиции лазерного свечения до двух часов ночи, причем яркий свет свободно проходит через защитную плёнку; проходят поздние репетиции со звуком; перекрывают входы и выходы в ГЗ. И если на переговорах в июне речь шла только о выходе в сторону Смотровой площадки, то теперь с 20:30 до 21:30 перекрываются все выходы в ГЗ на время светового шоу и с 21:15 до 21:45 из-за использования пиротехники.

В первый же день фестиваля (23 сентября) оправдываются опасения относительно пиротехники. Залпы фейерверков запускаются прямо из внутренних дворов, с трех сторон окруженных жилыми секторами; пылающие снаряды практически врезаются в окна общежитий. Под бомбардировку попадают студенты, проходящие у входа во внутренние дворы ГЗ, и автомобили, припаркованные неподалёку – это действо окажется запечатленным в коротком видеоролике 58, которое получит популярность в соцсетях. Позже станет известно о студентах, пострадавших от упавших снарядов: одному студенту снаряд попадает между рюкзаком и курткой и прожигает последнюю. Студент ограничивается денежной компенсацией от организаторов (которая будет выдаваться наличными прямо из конверта) и откажется от привлечения их к ответственности в судебном порядке. Студенты и сотрудники также жалуются на некомпетентность полиции, не пускавшей 59 студентов через входы в ГЗ уже после 20:00; на отсутствие возможности выезда личного автотранспорта сотрудников МГУ с парковки вплоть до 23 часов; на шум от фейерверков, бывший громким даже в Академическом районе Москвы.

Через несколько месяцев после «Круга света» в среде официальных студенческих организаций МГУ становится известной история «о четырёх айпадах». Организаторы фестиваля в благодарность за содействие передают председателю Студсовета МГУ Марии Алаевой четыре iPad-а. Алаева без вопросов принимает их, но позже раздаёт главам всех студенческих организаций МГУ: себе, председателю ОСК Григорию Глухову, председателю СтудСоюза Владимиру Шишлову и главе студкомиссии ОПК Евгению Денисову. Все трое также не задают лишних вопросов и принимают подарки. Шишлов якобы продаёт свой экземпляр и организует на него два мероприятия СтудСоюза; Алаева якобы разыгрывает свой экземпляр среди студентов; судьба двух других айпадов остаётся неизвестной.

 

Информационное наполнение «группы» Студсовета МГУ «Вконтакте» и сайта после снятия пресс-секретаря с должности парализуется: осенью 2016 года на сайте не будет опубликовано ни одной новости, хотя ещё летом этим недолго занимается и.о. пресс-секретаря Даниил Лапин.

 

Седьмое (в официальной нумерации) и первое в новом учебном году заседание Студсовета проходит 16 сентября, длится три часа и вновь не набирает кворума. Мария Алаева выражает озабоченность незнанием первокурсников о деятельности студенческих советов: по её наблюдениям, они видят в советах только функции организации мероприятий и распределения стипендий, а вовсе на возможность студентам влиять на решение проблем факультета. Алаева также сокрушается, что в «группе» Студсовета МГУ «Вконтакте» всего три тысячи участников, и, хотя представительство на факультетах позволяет охватить всех студентов МГУ, новости Студсовета редко «репостятся». Она предлагает несколько вариантов, что делать для просвещения студентов (презентация, пикник), но после 15 минут расспросов выясняется, что факультетские студсоветы справляются с оповещением первокурсников самостоятельно и помощь Студсовета МГУ не нужна. Алаева, тем менее, просит всех председателей, кто боится конфликтовать со своими деканатами по студенческим проблемам, обращаться к ней. В ходе обсуждения заместитель председателя студсовета мехмата Илья Денисов предлагает организовать встречу с первокурсниками в новом общежитии ДСЛ для сбора проблем и отчета о решении предыдущих, собранных летом.

Заседание Студенческого совета МГУ без кворума

Заседание Студенческого совета МГУ без кворума

О деятельности научного комитета рассказывает 60 её член Анастасия Крылова (студентка биофака), сообщая о желании ректора В.А. Садовничего вручать специальную премию победителям в каждом кластере конкурса студенческих научных работ «Воробьевы горы» и о создании комиссии по вопросам финансовой поддержки молодым ученым для участия в конференциях. Лия Какиашвили, пользуясь случаем, интересует у присутствующих, почему они не распространяют «посты» в «группе» Студсовета, посвященные научным проектам движения «Вместе». Представители мехмата Сергей Морозов и Павел Савин предполагают, что студенты такими проектами пресыщены, а действительно интересующие студентов мероприятия анонсируются посредством кафедральных почтовых рассылок.

Далее Алаева сообщает о грядущем в декабре пятилетии Студсовета МГУ, которую она предлагает отметить «неделей студенческого самоуправления», состоящей из дня повышения правовой культуры, мастер-классов, раздачи брошюр, голосования студентов за реализацию разных проектов и т.д. В итоге даже вызвавшиеся на заседании председатели не смогут подготовить подобные мероприятия (Никита Муромцев – кейс-чемпионат, Софья Сосницкая – концерт), и свой юбилей Студсовет МГУ отпразднует 61 7-9 декабря на «всероссийском слёте студсоветов» под патронажем «ветерана» СтудСоюза МГУ Алексея Андреева.

Полтора часа заседания посвящаются социально-бытовым вопросам, которые в отсутствие Камалова освещает снова Алаева. На этот раз она озвучивает жалобу на «гонки» автомобилей по улице академика Хохлова около зданий биофака и МШЭ; предложение сделать пространство для межфакультетского взаимодействия (сцена, каток, лавочки) на территории перед 1-ым «гумом»; намерение писать письмо по футбольным полям уже не проректору Степанову, а ректору Садовничему. Илья Денисов в очередной раз интересуется возможностью появления «кулеров» в спортивном манеже; на этот раз Алаева пересказывает слова некого сотрудника администрации о том, что там были поставлены питьевые фонтанчики (студенты таких нововведений не наблюдают).

В этом же пункте повестки оказывается общеуниверситетское мобильное приложение для студентов, упорно продвигаемое Алаевой: на этот раз идея поддержана управлением информатизации, но саботируется управлением академической политики: по неизвестным причинам проректор П.В. Вржещ отказывается предоставлять базу расписаний факультетов. Алаева обещает Денисову уточнить у и.о. проректора В.Л. Марченко ситуацию с разработкой электронной карты расселения общежитий МГУ, обещанную в ходе кампании за переселение ФДС (итоги исполнения обещания неизвестны).

Вновь поднимаются вопросы с прошлого заседания: для создания «курилок» необходимо указать на карте планируемые места для их создания (итоги этого задания также неизвестны), а в вопросе организации Wi-Fi-сетей на факультетах администрация придерживается варианта создания отдельных зон доступа. Оперируя словами «коворкинг» и «мастер-классы», Алаева поддерживает эту позицию, предлагая организовать специальные зоны для этих мероприятий и заодно обеспечить их беспроводным интернетом. На этот раз обсуждение на заседании приходит к противоположному выводу: представители ВМК Никита Муромцев и Владимир Лютов объясняют, что доступ к Wi-Fi нужен повсеместно, и остальные с ними соглашаются. Впрочем, на конечном результате это никак не скажется: ни в одном учебном корпусе не будет организована новая Wi-Fi-сеть. В итоге некоторые факультеты решают проблему самостоятельно: так, студенческий совет юридического факультета совместно с объединением выпускников факультета организует 62 краудфандинговую кампанию и собирает 300 тыс.руб. на проведение Wi-Fi-сети в построенный в 2014 году новый корпус факультета. Как отмечает 63 член студсовета юрфака, экс-представитель факультета в Студсовете МГУ Анастасия Каюкова, «Часть важной миссии проекта – донести информацию, что один из самых дорогих (с точки зрения стоимости обучения) факультетов в стране не может выделить 300 тысяч рублей для проведения wi-fi, равно как и иных проектов по развитию социальной среды и инфраструктуры факультета».

Тем временем на заседании Студсовета МГУ в социально-бытовые проблемы – на этот раз в общежитии ДСЛ – записываются: отсутствие банкомата Сбербанка в ДСЛ (Алаева обещает «скоро поставить»); неактуальный ассортимент в автоматах с хозяйственными товарами в ДСЛ; срабатывающая по десять раз за день пожарная сигнализация в ДСЛ (Алаева обещает завтра же «позвонить и спросить»); отсутствие стульев в «боталке» ДСЛ (их унесли в комнаты-«трёшки» в рамках переоснащения в них «двушек» — изначальное меблирование не предполагало третьих стульев в комнатах). Сергей Морозов удивляет Марию Алаеву новостью о том, что отремонтированные за лето туалеты на нулевом этаже сектора «В» уравновешивают всё ещё не отремонтированные аналогичные туалеты в секторе «Б», не говоря уже о туалетах сектора «А» и манежа.

- «Я знаю, в «гуме» ещё», — со знанием дела добавляем Алаева.

Илья Денисов напоминает о своем предложении организовать «буккроссинг» в ДСЛ, сообщая, что для пробного проекта с тремя шкафами для книг потребуется всего 10 тыс.руб. В итоге проект будет в том же семестре реализован студенческим комитетом ДСЛ. Денисов также сообщает о предложении Марченко провести встречу со студентами в актовом зале ДСЛ, на что Алаева отвечает, что предложит сделать это ОСК.

Проблему замены лифтов в ГЗ Алаева обсуждала с новым главным инженером МГУ – А.И. Свистуновым (1 мая он сменил в этой должности В.И. Папсуева). По его словам, некоторые из лифтов 1991-1993 годов установки уже превысили срок эксплуатации (25 лет), и поэтому он предлагает Студсовету оказать поддержку, написав письмо на имя ректора. Правительство РФ после прошлогоднего письма Папсуева не выделило денег на замену лифтов, а инженер, специализирующийся по лифтам данной модели, в стране один и его трудно привлечь. Илья Денисов рассказывает о менеджере одной фирмы лифтов, который после общения с ним желает встретиться с начальником службы вертикального транспорта МГУ Клочковым. Алаева ссылается на Камалова, который вернётся с практики в конце сентябре и организует встречу, а пока что обещает завтра же позвонить Свистунову (итоги исполнения обещаний неизвестны).

Старое недовольство перекрытой для проезда улицы академика Хохлова поднимается вновь, когда Никита Муромцев спрашивает, куда пропал представитель экономического факультета Александр Билаленко, собиравший заявки на парковочные места и пропавший вместе с ними. Пока Алаева констатирует недоступность абонента, присутствующие выражают сомнения в законности перекрытия улицы и жалуются на нехватку мест на парковке. Алаева попутно признаётся:

- «Я знаю, что там какая-то коррупция процветает, что каким-то образом можно приобрести этот пропуск».

Обсуждение вопроса заканчивается предложением повесить заметные указатели на бесплатную парковку за бейсбольным стадионом.

Илья Денисов инициирует встречу студентов с новым директором Комбината питания №1, на которой планирует спросить о пропаже Wi-Fi-сети в столовой сектора «Б» после летнего ремонта. Лия Какиашвили начинает рассказывать про толстые стены ГЗ, пока ей не сообщают, что доступ к сети был раньше – до смены руководства КП. Алаева и Какиашвили транслируют версию о студентах с ноутбуками, которые в поисках бесплатного Wi-Fi занимают места в столовой, однако эта версия подвергается критике: днём студенты учатся, а вечером мест в столовой хватает всем.

Паузу в обсуждении социально-бытовых вопросов инициирует сотрудник технических служб МГУ, который заглядывает в аудиторию и сообщает: «Ваше время подходит к концу». Таким образом он напоминает о договоренности покинуть аудиторию заседания до 22:00.

Рамзан Бекбулатов и Павел Савин жалуются на коррупционные схемы на военных сборах студентов, обучающихся на военной кафедре МГУ: за определённую сумму военные облегчали нагрузку на студентов. Однако присутствующих больше интересует сокращённая в несколько раз квота на военную кафедру; Алаева предлагает поговорить с министерством обороны.

Также Сергей Морозов поднимает вопрос отсутствия ремонта в пансионате МГУ «Буревестник» в Сочи: его корпуса остаются неизменны с 1950-х годов, но ему возражает Илья Денисов:

- «Мне кажется, что «Буревестник» – это не то, где нужно много комфорта, люди, в основном, едут за морем и за компанией».

Он же пересказывает ответ Марченко на этот вопрос: чтобы не терять прибыль во время ремонта «Бура-3», нужно построить ещё один пансионат, а это составляет такую же сумму, что и ремонт. (На девятом заседании и.о. проректора Марченко подтвердит эту идею, которая выдвигалась до кризиса 2008 года, и сообщит, что ремонта «Бура-3» в ближайших планах нет. Зато МГУ начал строить новую базу отдыха Курской косе под Светлогорском). Никита Муромцев рассказывает, что в прошлом году МГУ сдавал один из пансионатов стороннему университету. Алаева предлагает написать запрос на ремонт.

В связи с первым заселением корпусов ФДС по новым правилам у Алаевой спрашивают, почему студенты-контрактники теперь живут в ФДС. Алаева ссылается на слова Марченко о том, что студенческие организации не принимали решения о контрактниках первого курса, поэтому формального противоречия весенним решениям нет. Причем под первокурсниками ректорат понимает и студентов первого курса магистратуры, ранее обучавшихся в бакалавриате и четыре года проживших в других общежитиях МГУ (например, в ДАС-е).

- «Наверное, репутация вуза и его заработок немного упадет: сарафанное радио работает, контрактники этого года скажут, как они живут, и, возможно, контрактников МГУ в следующем году станет меньше», — высказывается Алаева.

Она по-прежнему считает, что вторую очередь ДСЛ планируют построить до 2018 года. На вечер 19 сентября Алаева намечает поездку в ФДС для выявления бытовых проблем – студенты жалуются как минимум на продуваемые окна. Присутствующие жалуются на заселение одноместных 10-метровых комнат в ГЗ по двое и на перераспределение этажей в ДСВ между факультетами из-за переселения в ДСЛ и расселения по санитарным нормам. Алаева обещает поговорить с администрацией, однако после заселения всех студентов-бюджетников, поскольку сейчас в УО «сумбур». Также поднимаются вопросы различия правил прохода гостей в разных общежитиях МГУ, однако дальше констатирования проблемы дело не идёт.

По повестке наступает время кадровых перестановок, и Алаева начинает с комитетов, заявляя: «Большая часть [комитетов] не работает». Самыми работающими оказываются научный комитет Анастасии Небытовой и социально-бытовой комитет Надира Камалова. Руководитель комитета по контролю качества образования Валерия Чуженькова с географического «пропала», выйдя замуж, и этим комитетом в последнее время занимаются Алаева и Какиашвили. Глава спортивного комитета Валерий Флягин не поступил в магистратуру, но Алаева сообщает, что они «много что успели сделать», и предлагает временно назначить главой Анастасию Крылову из комитета по образованию. Отвечая на вопрос о планах комитета, Крылова перечисляет отсутствие единого информационного центра о спортивных мероприятиях, проблему с университетским спортивным инвентарем (например, лыжи для занятий приходится брать в магазине проката в 1 «гуме») и отсутствие финансирования университетских сборных (в прошлом году сборная МГУ по хоккею не смогла участвовать в соревнованиях, поскольку не заплатила вступительные взносы, а сборная МГУ по гандболу самостоятельно оплачивает тренера). По озвученным проблемам Алаева говорит лишь, что на многих факультетах есть большой фонд внебюджетных средств.

Наконец, слагают с себя полномочия заместитель председателя Студсовета МГУ Лия Какиашвили и ответственный секретарь Константин Шведов – оба без объяснения причин. В свете отсутствия кворума перевыборы не проводятся; Шведов предлагает на свою должность Ису Казиева с ФГП, а Алаева предлагает повременить с и.о. заместителя, поскольку не может выбрать из тех пяти человек, которые работали с ней в Студсовете: Надира Камалова (геолфак, не член Студсовета МГУ), Софии Сосницкой (ВШП), Дмитрия Пономаренко (ИСАА), Екатерины Кувшиновой (ИСАА, не член Студсовета МГУ) и Рамзана Бекбулатова (мехмат).

За два дня до выборов в Государственную думу Алаева рассказывает Студсовету МГУ о необходимости оповестить иногородних студентов о возможности реализовать своё избирательное право – притом, что подача заявлений на включение в избирательные списки закончилась накануне. Тем не менее, Алаева просит написать новость для «группы» Студсовета и распространить её по курсам и группам, чтобы обойти бездействие Управления академической политики, трактующей подобную рассылку со стороны заместителей деканов как административное давление.

По выборам в студсоветы Шведов напоминает своё прошлогоднее предложение создать открытую базу данных, в которую председатели могли бы заносить информацию о выборах на своих факультетах или записываться в наблюдатели на удобные им день и время. Предложение не принимается в разработку, Алаева ограничивается просьбой провести выборы «максимально хорошо».

Под конец заседания Алаева радует присутствующих итогами «независимого внешнего аудита», который она провела на ею же придуманную тему «КПД студенческих объединений». Пользуясь данными из открытых информационных источников, она оценила деятельность студсоветов по критериям: вовлеченность студентов, удовлетворенность студентов, разносторонность мероприятий, источники публикации информации, обратная связь, информация о правах, наличие собственной аудитории, наличие собственного бюджета.

- «Вообще, он [аудит – прим.] объективный», — предупреждает председатель студсовета ФГУ Мария Алаева и сообщает, что первое место занял студсовет ФГУ, второе – студсовет мехмата, третье – студсовет химфака. Алаева просит всех прислать к концу октября отчеты о деятельности студсоветов всех факультетов для размещения на сайте Студсовета МГУ.

 

Внеочередное заседание 6 октября планируется полностью посвятить принятию поправок в Положение о Студсовете МГУ (см. далее), однако в ожидании необходимого кворума обсуждаются другие вопросы. Мария Алаева рассказывает об инспектировании бассейна в ГЗ совместно с главой комитета по социально-бытовым вопросам Надиром Камаловым и главой Студенческого спортивного клуба Даниилом Напрасниковым. Несмотря на то, что за последние пять лет бассейн уже дважды закрывался на ремонт, его потребуется закрыть ещё раз для капитального ремонта после окончания плавательного сезона, с мая по август. Напрасников предложил также провести ремонт чаши и подсветки, замену тумбочек и плитки.

После двух недель раздумий о выборе своего заместителя на оставшиеся два месяца созыва Алаева предлагает утвердить на эту должность Надира Камалова, объясняя свой выбор большим количеством социально-бытовых проблем МГУ и наличием у Камалова контактов, необходимых для их решения. Алаева поясняет, что Камалов, будучи заместителем председателя студсовета геологического факультета, «автоматически» стал членом Студсовета МГУ после прекращения полномочий председателя – Ильнара Шамсутдинова, и поэтому может быть избран на руководящую должность в Студсовете МГУ. Вместо вопросов кандидату озвучиваются бытовые проблемы, которые тот обещает решить: установка лавочек для ожидания около военно-учетного стола на 1 этаже сектора «В» ГЗ (не установлены за последующий календарный год) и ремонт конференц-зала в 1 гуманитарном корпусе – сейчас для проведения конференций факультеты вынуждены арендовать такие залы в других корпусах (после декабрьской протечки крыши зал закроют на полгода, после чего откроют без ремонта).

В ожидании кворума Алаева пускается в рассуждения и риторические вопросы о том, почему многие председатели и их студсоветы не работают, а студенты не знаю об их деятельности. Она предлагает разбить всех студентов МГУ на группы по 30 человек, приставить к каждой куратора от студсовета и наладить таким образом быстрый сбор проблем и обратную связь. «В чём дело?» — удивляется Алаева этой до сих пор нереализованной инициативе.

 

В конце октября проходят 64 встречи Студсовета МГУ с немногочисленными студентами, которые задают вопросы по спортивной и социально-бытовой инфраструктуре: ремонт «манежа», конструирование скалодрома, унификация правил прохода между корпусами ФДС, вентиляция в ДАС-е, скамейки перед военно-учетным столом в ГЗ, продление времени работы библиотек. «Все высказанные проблемы и инициативы были взяты в разработку Студенческим советом», — сообщается в отчёте.

 

Девятое заседание 27 октября вновь собирает кворум. Вначале выступают два первокурсника с очередной реинкарнацией идеи сайта для аккумулирования всех новостей о предстоящих событиях исключительно в МГУ, будь то учеба, концерты, карьерные мероприятия и т.д. Разработчиков сайта у них, впрочем, нет, как и разработчиков мобильного приложения, популярного в некоторых технических вузах Москвы (там новостная лента совмещена с расписанием студента). На последних словах Алаева вновь описывает двухлетнее продвижение своей инициативы, с прошлого заседания не изменившееся.

И.о. проректора по реализации студенческих инициатив В.Л. Марченко, впервые присутствующий на заседании Студсовета МГУ, заверяет: «У меня такая точка зрения, что любая инициатива имеет право на попытку её реализовать». Он предлагает «не гнаться за глобализмом», а начать проект с нескольких факультетов. Техническую реализацию проекта он тоже оставляет студентам (он так и говорит: «Если вы сделаете ресурс»). В отношении фильтрации будущего контента Марченко заявляет, что если авторы, предлагающие новости к публикации, сами же и будут иметь доступ к публикации, «тогда нету гарантий, что там не всплывут какие-нибудь интересные информации, за которые потом будет прилетать по шапке». В качестве примера такой «интересной информации» он приводит возможную дискуссию на тему «Авиаудары России по Алеппо». В итоге Алаева просит председателей отправлять авторам идеи информацию, чтобы они начинали свою деятельность.

Полчаса уходит на показ Надиром Камаловым презентации о балльно-рейтинговой системе распределения повышенных стипендий на геологическом факультете, которую Камалов ещё на прошлом заседании предложил распространить на весь МГУ, дабы повысить объективность распределения. Попутно выясняется, что подобные системы уже работают на истфаке, юрфаке, ФГУ, а физфак, химфак и ФГП пытаются их ввести. Алаева просит председателей высылать Камалову все комментарии по его системе.

Марченко, будучи функционером провластных профсоюзов, занимающихся вопросами образования, советует разработчикам подобных «табличек» побывать на выездных стипендиальных школах, «чтобы не задавались некоторые вопросы». В частности, он говорит, что студсовет геолфака, хоть и с одобрения юридического управления МГУ, не имеет права «зауживать требования закона» и запрещать студентам получать повышенную стипендию два семестра подряд. Марченко также интересуется, следует ли ему вносить разработчикам нового положения, которое заменит постановление №945, предложение об общеуниверситетском (а не внутрифакультетском) конкурсе на ПГАС. Это предложение он объясняет идеей, обсуждавшейся с проректором П.В. Вржещом ещё в 2011-2012 годах, – о справедливости присуждения повышенных стипендий 10% от числа успевающих, поскольку в численном выражении таковых намного больше на гуманитарных факультетах, в то время как за вклад в науку больше отвечают естественнонаучные факультеты.

- «Получается, что на университет больше работает одна группа факультетов, а денег больше получает другая группа факультетов», — заключает Марченко, однако обсуждения инициативы не происходит. Зато Никита Муромцев высказывается против полной автоматизации процесса распределения стипендий, поскольку при субъективном подходе у студсоветов есть возможность стимулировать студентов «к тому, к чему надо». Заодно он спрашивает у Марченко, почему члены студсоветов не имеют информации о выездных стипендиальных школах, и и.о. проректора отвечает, что для решения данного вопроса нужны реализованные проекты первокурсников (имея в виду инициативу единого студенческого информационного портала).

Вера Тихонова с ФИЯР жалуется на долгое подписание приказа о зачислении первокурсников-контрактников: один из списков, сформированный на факультете 12 сентября, не был подписан в ректорате как минимум до 20 октября. Марченко предлагает «взять на контроль» эту ситуацию и уводит разговор в сторону объяснения того, что приказ о зачислении контрактников дробится на несколько списков по мере подтверждения оплаты обучения студентами. Представитель ФГП Иса Казиев делится опытом своего обучения на первом курсе, когда из-за подобных задержек он смогу получить социальную карту только в декабре, но при этом «[я] бы не сказал, что это прямо проблема проблем». Также обозначается проблема выдачи студенческих без номеров, из которой вытекает невозможность студентов записаться на МФК до конца регистрации.

Пункт повестки про социально-бытовые вопросы начинается с дерзкой шутки и.о. проректора Марченко про «самокрутки», на которые присутствующие пустили листок Надира Камалова, предназначенный для отмечания мест для курения на территории МГУ. Мария Алаева в очередной раз рассказывает об идее, которая каждый год появляется «в студенческой среде» – об организации на территории места для студентов с разных факультетов, где они могли бы общаться, проводить дискуссии, перекусить и т.д. (другими словами, для «коворкинга»). Управление социального и инфраструктурного обеспечения, по словам Алаевой, выразило готовность к реализации идеи, однако точное место остаётся неизвестным – как вариант, в бывшей столовой №14 (около 2 «гума», в 2017 году это здание отдадут под антидопинговую лабораторию) или в бывшем здании «Cafemax». Марченко сообщает, по последнему зданию год назад закончился судебный процесс, а у Садовничего есть несколько планов на это помещение, однако решение ещё не принято, поскольку «борются разные силы». Никита Муромцев предлагает организовать в «Cafemax» продуктовый магазин с нормальными ценами и выражает сомнение в необходимости помещения для «коворкинга». Камалов и Алаева отвечают, что такой запрос был на встрече руководства Комбината питания со студентами и что как минимум иностранные студенты, которые вынуждены собираться в столовых ГЗ, захотят воспользоваться новой площадкой. Муромцев продолжает тем, что в МГУ в принципе не хватает помещений, оборудованных под внеучебную деятельность, и их должно быть несколько, а не только в «Cafemax»-е, удалённом ото всех общежитий:

- «Почему люди идут в столовую? Потому что там есть интернет, еда, есть стол, и там нет соседей, которые говорят: «А ну иди спать». Пойдут ли они в «Cafemax», который, скорее всего, ночью ещё и закроется? Я не думаю».

В хаотичном мозговом штурме перечисляются и пустующие залы в Фундаментальной библиотеке МГУ, и  просьба студентов философского факультета установить кушетки в библиотеке, и отсутствие долго работающих столовых в секторе «В» ГЗ по сравнению с сектором «Б». Тема плавно перетекает в проблемы Ломоносовского учебного корпуса: представитель ФФМ жалуется на забор между учебным корпусом и общежитие ДСЛ, мешающий оптимальной траектории движения учащихся (Марченко отчитывается, что лично ходил изучать, и предлагает сделать «логистику» всех окрестностей ДСЛ), и на невозможность получить актовый зал для факультетских мероприятий.

- «Абсолютно все залы надо через ректорат, через ректора», — успокаивает Алаева.

Никита Муромцев возвращается к вопросу отсутствия продуктового магазина с нормальными ценами, анонсируя письмо студсовета ВМК проректору Степанову с просьбой снизить цены. Алаева пытается узнать, поддерживает ли Студсовет данную инициативу, но Марченко рекомендует не голосовать по этому вопросу, потому что не все представители факультетов «пришли подготовленные» к обсуждению этого вопроса. В итоге Алаева обещает обсудить этот вопрос лично со Степановым на следующей неделе.

Надир Камалов отчитывается о безуспешных попытках «выбить» план-график ремонта лифтов в ГЗ, согласно которому в 2016 году должны были быть выполнены работы в секторах «Б» и «В». Социально-бытовой комитет по запросу студсовета географического факультета написал письмо с просьбой установить скамейки возле военно-учетного стола факультета. Ремонт аудиторий в 1 «гуме», поднятой в качестве проблемы председателем ВШП Софьей Сосницкой, по мнению Алаевой, не является необходимостью, поскольку этот корпус должны расселять в обозримом будущем. Марченко разочаровывает её, сообщая, что строительство новых учебных корпусов не облегчат ситуацию из-за увеличения набора на первый курс. В достраивающийся блок корпуса юридического факультета переедут ФМП, ФГП (оба – из 1 «гума») и ФИЯР (из ФДС-1).

Марченко также рассказывает об изменении расценок использования спортивной инфраструктуры МГУ, не менявшихся с 2012 года: по предложению кафедры физического воспитания они поднимутся на 30 процентов. Марченко не видит в этом ничего страшного, предлагая сравнить цены с аналогичными расценками в других спортивных объектах Москвы, а саму необходимость делать доступ платным объясняет безответственностью студентов: если абонемент в бассейн будет бесплатным, то его возьмут, а пользоваться не будут. Попутно Марченко рассказывает о двух проблемах в организации спортивных мероприятий в МГУ: привлечение медицинских работников и порядок финансирования. Кафедра финансируется только из расчета на проведение занятий у студентов 1-2 курса, поэтому вся остальная работа сотрудников кафедры оплачивается либо из внебюджетных средств, либо из двухмесячного стипендиального фонда.

Новый второй представитель юрфака в Студсовете МГУ Али Асадов интересуется, есть ли у Студсовета регламент, поскольку обсуждение повестки начинает затягиваться.

- «Мне кажется, с этого момента надо начать следующий созыв», — смеётся Алаева, а Асадов выражает готовность его составить.

Алаева рассказывает о двух предложениях, которые были, среди прочих, озвучены на открытых встречах Студсовета МГУ со студентами: продление работы библиотек с 20 до 22 часов (одобряется голосованием, результат неизвестен); строительство собственного скалодрома для альпклуба МГУ (тонет в обсуждениях). Остальные проблемы она называет факультетскими: «Глобальных таких проблем нет». Алаевой напоминают о проблеме стритрейсеров под окнами общежития ГЗ, которые включают музыку и курят кальяны уже и посреди дня. Али Асадов пытается пошутить, не является ли проблемой то, что студенты тоже хотят поучаствовать в этом действии, и заявляет:

- «Мне кажется, в данной ситуации мало что может сделать Студенческий совет, если правоохранительные органы… Ну, есть такое определенное негласное правило, что туда, в эту определенную зону, на «Смотру», в определенные часы не ездят патрули. [...] Поэтому проблему как глобальную, как там потепление или бедность, можно обсудить, а практически для студентов мало что может изменить».

Алаева заверяет, что поговорит с отделением полиции МГУ, но студенты должны также и самостоятельно объяснять своим товарищам, что так вести себя нехорошо.

- «Это не студенты», — сообщают из зала.

- «А, это не наши студенты?» — удивляется Алаева.

Али Асадов интересуется также принципами заселения ДСЛ, ссылаясь на первоначальные идеи сделать его общежитием для студентов с достижениями. Марченко разъясняет, что, во-первых, многие факультеты не согласились разделяться между общежитиями, а второй, «более прагматичной» причиной, является «достаточно правильное решение освободить самое… заслуженное общежитие МГУ – ФДС». Он также сообщает, что готовится проектная документация второй очереди ДСЛ, сроки её строительства неизвестны, но студенты могут внести свои пожелания по изменению планировки на примере известных проблем ДСЛ.

Когда же поднимается вопрос переселения контрактников в ФДС, Марченко допытывается у Азамата Томаева с факультета политологии, кто именно был переселён из ДАС-а в ФДС, и, добиваясь ответа, что первокурсники-контрактники, удовлетворенно сообщает, что первокурсники этого в ДАС-е никогда и не жили. Затем он вспоминает одно из предложений прошлогодней петиции на имя ректора – аренду Университетом стороннего общежития для студентов МГУ:

«Если бы какая-то группа у вас или с другими организациями за это взялась… Я знаю несколько университетов, где работают службы студенческого размещения – подбирают квартиры для совместного съема, ещё какие-то вещи. Мне кажется, что мы к этому проекту пришли. Потому что смотрите: вот построили на 2700 общежитие, на 1200 увеличилось количество за счет шестого курса, плюс набрано человек на 600 больше иностранцев. Если в следующем году эта тенденция сохранится, то даже строительство нового общежития уже ничего не решит. Вот ещё 2-3 года усиленных наборов, и мы, построив новое общежитие, останемся в реалиях в тех же состояниях, которые есть, и свободнее жить не будем. Поэтому здесь нужен поиск альтернативных вариантов, в том числе есть некие гостиничные комплексы, которые могут на год арендоваться, надо рассмотреть все эти варианты. Бывает, там можно даже 10-20 комнат [снять]. Но это работает».

- «А, кстати, хорошая идея, в Европе очень часто снимают…», — говорит Азамат Томаев.

- «Ну, это не я придумал», — скромно добавляет Марченко.

Алаева обещает сконтактировать желающих заниматься этим вопросом со студсоветом ВШЭ, где уже работает подобный проект «риелторства». Желающих не обнаруживается как среди членов Студсовета, так и среди присутствующих представителей ректората.

В конце заседания к Студсовету обращается член студсовета мехмата Павел Савин с просьбой присылать идеи по улучшению качества образования, поскольку готовится сводный документ для обсуждения с П.В. Вржещом. А Надир Камалов сообщает о плохой статистике заполнения слишком большого опроса по проблемам инфраструктуры, в связи с чем его разобьют на три поменьше и повторно распространят по факультетам. Наконец, Марченко анонсирует «особую роль» МГУ на Всемирном фестивале молодёжи и студентов в Сочи, намеченном на осень 2017 года:

- «С большой вероятностью у нас будет создан свой большой студенческий оргкомитет по участию в этом мероприятии. Я надеюсь на вашу поддержку».

Заседание заканчивается групповым «селфи». На следующий день в «группе» Студсовета появляется 65 пересказ повестки заседания с обещанием опубликовать подробный отчет, протокол и аудиозапись. В итоге будут опубликованы только аудиозаписи; последние два заседания созыва останутся без протоколов, отчётов и подсчитанного кворума.

Члены и гости заседания Студенческого совета МГУ

Члены и гости заседания Студенческого совета МГУ. 27 октября 2016 года

 

Последнее, десятое заседание созыва проходит 17 ноября без отсутствия кворума и начинается с прощальной и благодарственной речи Марии Алаевой, уходящей с поста председателя. За последний месяц Госдума внесла статью на ремонт и замену лифтов в бюджет университета после разговора Садовничего с соответствующим комитетом, о чем ректор сообщил 66 9 ноября на заседании ректората. Алаева продолжает анонсировать «неделю студенческого самоуправления», для которого планирует подготовить плакаты и раздаточный материал, а также организовать встречу с бывшими членами Студсовета МГУ. Выступает новый председатель Студенческого спортивного комитета Даниил Напрасников, аспирант геологического факультета, который говорит о важности спорта в деле оздоровления нации и призывает всех к общественной активности, намекая на дальнейшее продолжение карьеры в этом русле: «Я думаю, здесь сидят те люди, которые понимают, что активность незамеченной не останется».

По изменению порядка использования спортивной инфраструктуры требуется собрать комментарии студсоветов факультетов до подписания приказа. Рамзан Бекбулатов с мехмата предлагает Алаевой запросить финансовую отчетность кафедры физического воспитания, что она обещает уточнить.

Выборы студсоветов на факультетах не везде проходят гладко: некоторые факультеты жалуются на отсутствие кворума даже не на специальных собраниях, а на поточных лекциях, причем сразу на всех курсах. Алаева предлагает обсудить этот вопрос лично, а также сообщает, что Студсовет «немного ушел из юрисдикции Вржеща», поэтому протоколы выборов теперь нужно относить в комнату Студсовета на этаже ректората (1022), где постоянно присутствует либо сама Алаева, либо её коллеги по студсовету ФГУ, либо Надир Камалов. Она призывает председателей отыскивать наблюдателей на свои выборы, чтобы тем самым подтвердить свою легитимность.

Анастасия Небытова рассказывает о достижениях научного комитета: на заседании ректората 9 ноября Алаева представила 67 проекты ежегодной конференции научно-исследовательских проектов в рамках разработки концепции научно-технологической долины МГУ «Воробьевы горы» (впервые она прошла в марте) и оплаты поездок студентов на научные конференции (разработан совместно с Советом молодых ученых МГУ). Оба проекты были поддержаны ректором и, следовательно, проректорами. Как сообщается в отчете Студсовета, «авторы трех лучших проектов [Конференции] смогут представить свои проекты руководству Университета, экспертам МГУ и других исследовательских центров, привлечь инвесторов и опубликоваться в сборнике материалов конференции». Также Студсовет привлекают к организации конференции «Ломоносов»; до этого он числился в оргкомитете скорее формально.

Большое обсуждение вызывает предложение Алаевой разработать систему материальной поддержки студентов-контрактников, помимо уже существующих возможностей перевода на бюджет (при наличии там свободных мест) и возврата 13% от оплаченной стоимости обучения. Иса Казиев, будучи контрактником с ФГП, рассказывает о ПГАС как о серьезной мотивации для хорошей учебы или общественной деятельности у многих студентов его факультета, однако эта стипендия доступна лишь обучающимся на бюджетной основе. В то же время в ВШЭ разработана большая система скидок за обучение, которая стимулирует к хорошей учебе. Екатерина Кувшинова с ИСАА также поддерживает инициативу, которая является очень актуальной для её факультета, где из-за стажировок нет ни одного свободного бюджетного места для перевода с контрактной формы. Анастасия Семёнова с полностью платного факультета МШЭ рассказывает о грантах и стипендии «Роснефти», за счет которых могут обучаться пять лучших студентов, и это тоже стимулирует людей учиться. Даниил Лапин с журфака предлагает оставлять резерв бюджетных мест для перевода с контрактной формы по аналогии с тем, как резервируют места для студентов из Крыма, а также привлекать спонсоров, которым выгодно помогать учиться студентам МГУ. В атмосфере всеобщего одобрения принимается решение создать рабочую группу, которая уже в новом созыве будет прорабатывать эту инициативу.

Решение социально-бытовых вопрос не продвигается с прошлого заседания; Надир Камалов в очередной раз просит распространить первый из трех опросов, который пока прошли лишь триста студентов при требуемой хотя бы тысяче. Алаева анонсирует новую выездную школу председателей студенческих советов в рамках недели студенческого самоуправления, на которую приедет вся администрация и где уже нужно будет представить результаты этих опросов.

Алаева просит всех председателей прислать отчеты о деятельности студсоветов факультетов для размещения на сайте вместе с грядущим отчетом Студсовета МГУ до 1 декабря. В итоге это сделают единичные студсоветы.

Станислав Шафранский рассказывает о большой проделанной работе по прописыванию учета достижений и их соотношений с законодательством для распределения ПГАС. Однако его вновь нужно переписывать, и Шафранский обещает это сделать в новом, третьем для него созыве: «Так получилось, что я остаюсь в студенческом совете МГУ, это очень долгая история». Алаева просит его прислать промежуточные результаты для размещения в отчете.

Рамзан Бекбулатов поднимает проблему урезанных квот на военной кафедре МГУ. Мария Алаева рассказывает о своей беседе с заведующим этой кафедрой Курочкиным, который отказывался признавать возможность обучения магистров. Что касается попыток увеличения квоты, то позиция военной кафедры – это следование цифрам закона и запросам министерства обороны. Шафранский заявляет, что военная кафедра МГУ нарушает множество законов – например, принимает на обучение не с 1 курса, из-за чего следуют проблемы у бакалавров, чьё 2,5-летнее обучение на офицера не укладывается в срок обучения в бакалавриате и «сгорает» в случае, если студент не продолжает обучение в магистратуре по тому же направлению.

- «Ни в коем случае это не должно выйти за рамки Университета, чтобы ещё больше не навредить», — говорит он.

Никита Лукьяненко приводит в пример практику МГТУ им. Баумана, где обучение на военной кафедре замораживается на один год в случае ухода студента в академический отпуск, и предлагает реализовать то же в МГУ. Алаева предлагает всем желающим встретиться для проработки вопроса в начале следующей недели. Вдогонку Илья Денисов жалуется на предложение сотрудников военной кафедры скинуться на ремонт в одной из наиболее плачевных аудиторий в камеральном корпусе.

Напоследок обсуждается проблема социализации иностранных студентов в МГУ: ФГУ, ВШП и ФГП делятся своими системами кураторства, и в целом становится понятно, что на гуманитарных факультетах подобная работа налажена, а на естественнонаучных её нет в связи с практически полным отсутствием иностранцев.

Мария Алаева просит всех председателей привести свои студсоветы на отчётное заседание Студенческого совета МГУ 6 декабря в аудитории 01 (в итоге оно перенесется 68 на одну неделю вперёд – см. главу «Студенческий совет МГУ: шестой состав»). Через три недели она обещает провести большую встречу с ректором и проректорами, к которому можно приурочить большой сбор проблем и предложений в «группе» Студсовета «Вконтакте» (ничего этого сделано не будет).

После последнего заседания Студсовета МГУ пятого созыва

После последнего заседания Студсовета МГУ пятого созыва

 

 

Работа над поправками в Положение

 

Весной и осенью Студенческий совет МГУ, как и в прошлом созыве, посвящает значительное время своих заседаний обсуждению поправок в своё Положение. О них вспоминают ещё на первом декабрьском заседании, когда Мария Алаева пытается отдать их разработку комиссии по реформированию Студсовета МГУ, создать которую предлагает Азамат Томаев (см. выше). На комментарий Муромцева: «Ещё годик» Алаева отвечает: «Никакого года, можем принять на февральском заседании». Муромцев пытается напомнить, что в прежние годы один-два человека справлялись со сбором правок безо всяких комиссий, нужно было только прийти и проголосовать.

- «Но на том собрании, на котором это планировалось, Маша, напомни, что там было?», — обращается Муромцев.

- «Мы говорим не о том, что было, а о том, что будет сейчас!» — кричит Алаева и заверяет, что подобного срыва кворума не повторится. — «Тогда такое предложение: создадим рабочую группу», — не унимается Алаева и предлагает включить в неё Муромцева, Томаева и других членов, заинтересованных во внесении поправок. Муромцев вновь выдвигается на роль координатора этой группы и называет сроки: рассылка нынешних предложений до 31 декабря, ознакомление студсоветов с ними до 15 февраля, высылка новых предложений до середины марта, после чего голосование на одном из весенних заседаний. Сергей Морозов предлагает ответственно подойти к выбору даты заседания, на котором будет необходим кворум в 2/3 для принятия решений, — например, использовать современные сервисы вроде doodle.com. Алаева успевает продемонстрировать незнание Положения, уверяя, что для принятия поправок необходимо согласие двух третей от состава Студсовета (на самом деле – двух третей присутствующих при кворуме не менее 2/3). Зато она утверждает, что сделать общественные слушания по поправкам и опубликовать их – «это нормально» (впрочем, сделано это всё равно не будет). Ссылаясь на недовольство неких факультетов прошлой работой Муромцева с поправками, она просит дублировать все предложения на два адреса: Муромцева и Томаева. После часа обсуждения рабочая группа, наконец, создаётся девятнадцатью голосами «за».

Работа над поправками сначала ведётся по намеченным срокам, пока не появляется необходимость в обсуждении спорных вопросов на общем заседании. Однако ближайшее заседание 25 февраля назначается Алаевой без заблаговременного оповещения так, что Муромцев не успевает подготовить документ и членов Студсовета к обсуждению. Первая сводная версия появляется 69 в марте, однако на заседании 31 марта из-за перегруженной повестки пункт внесения поправок откладывается на апрельское заседание, когда «точно абсолютно», по словам Алаевой, правки должны быть приняты. Никита Муромцев обещает выслать всем презентацию с текущими предложениями по правкам и просит все студсоветы обсудить их и прислать свои варианты. К апрельскому заседанию будет сформирован новый документ, после чего Студсовет будет голосовать по изменению каждого пересматриваемого пункта Положения. Однако апрельского заседания не происходит.

Первое двухчасовое обсуждение правок происходит на заседании 7 мая в отсутствие кворума (приходит порядка 18 человек). Помимо правок, прорабатывавшихся с начала созыва, Алаева выносит на обсуждение свои поправки, которые появляются на заседании сразу в распечатанном виде, без предварительной отправки в рабочую группу и, соответственно, без обсуждения в студсоветах, тем самым запуская новую итерацию обсуждения среди членов Студсовета. В целом Алаева считает важным обсудить принципиальные моменты, чтобы потом утвердить их на ближайшем заседании с кворумом. Она перечисляет включение аспирантов, срок избрания и представителей в составе Студсовета МГУ. Муромцев предлагает дополнить список обсуждением статуса председателя при переходе из бакалавриата в магистратуру и студенческих референдумов.

- «Это всё естественно, очевидно, да, нужно делать. Это очевидные вещи», — заверяет Алаева.

Она формулирует три варианта включения аспирантов в студсоветы: выборы наравне со студентами (тогда непроведенные выборы у аспирантов сделают студсоветы нелегитимными), выборы по желанию факультета (Положение Студсовета только даёт возможность провести выборы), выборы по решению аспирантов и без занятия руководящих должностей (чтобы исключить «карьеристские, амбициозные моменты»). В ходе высказывания по очереди большинство высказывается в пользу выборов по желанию аспирантов, не видя особой разницы с выборами на обычном курсе студентов. При этом «желание» может определяться автоматически – наличием или отсутствием кандидатов или кворума. Некоторые присутствующие, опираясь на своих знакомых аспирантов, делают вывод, что им студенческое самоуправление неинтересно («У них нет инициативы», по мнению Софьи Сосницкой). Большинство также выступает за ограничение в праве избираться на руководящие должности, поскольку многие аспиранты уже являются преподавателями у студентов или сотрудниками администрации, а студсовет должен оставаться молодой организацией (состоящей из «более-менее студентов, а не кого-то случайного», по выражению Сергея Морозова). Часть присутствующих, впрочем, выступает за полноценное членство, поскольку руководитель-аспирант, если он был активистом в студенчестве и имеет активную гражданскую позицию, усилит организацию за счет своего опыта. Озвучивается также предложение отдельной аспирантской организации наравне со студенческим советом и отличной от Совета молодых учёных. Таким образом, в фавориты выходит третий вариант поправки.

Вторым вопросом становится проблема трактовки и длительности «срока» в студенческом совете. Алаева предлагает на выбор закрепить два срока по одному году за все ступени обучения; то же самое, но до трёх лет; либо увеличить срок до двух лет. Последнее, но её мнению, – «отличный вариант с точки зрения устойчивого развития нашего органа», поскольку студсовет – это «очень сложная бюрократическая огромная структура», председателю которого «два года нужно на то, чтобы вообще начать что-то делать». При нынешней же системе студсовет, по версии Алаевой, полгода работает и полгода проводит выборы, что позволяет ему быть самой демократичной организацией с ежегодной ротацией, но даёт мало времени включиться в рабочий процесс.

Вариант, лоббируемый Алаевой (она говорит, что рассуждает об эффективности двухлетнего планирования как выпускница ФГУ), вызывает в равной степени как критику, так и поддержку присутствующих. Критику вызывают неравные возможности студентов разных курсов попасть в состав студсовета (к примеру, такой возможности будет лишен каждый второй первый курс). «Ну да», — комментирует этот нюанс Алаева и обещает проводить «довыборы» для первокурсников.

Сергей Морозов приводит пример студсовета мехмата, который научился проводить свои 20 выборов по потокам всех курсов за один месяц, и предполагает, что этому же можно обучить и другие факультеты. Долгое «вкатывание» председателя в курс дел на мехмате решается наличием постоянной связи со всеми бывшими руководителями студсовета. Кроме того, каждый председатель студсовета мехмата занимал свою должность не более одного года, поэтому Морозов считает достаточным оставить ограничение в два срока по одному году каждый. Представители, поддерживающие продление полномочий руководства до двух лет за раз или до трёх лет за всё время обучения, ограничиваются общими словами о возможности «привыкнуть» к должности, «воспитать инициативу» и подготовить смену. Традиционно наблюдается раскол на тех, кто считает продление срока необходимым условием эффективной работы, и тех, кто ратует за повторное избрание в случае успешной работы. Иса Казиев с ФГП в выборе между: «Председатель пускает корни и плюёт на студентов» и «Председатель только начинает дела, но срок заканчивается» выбирает второй, отстаивая ежегодные выборы, которые не позволят председателю расслабляться. Свой вариант выдвигает представитель ИСАА Дмитрий Пономаренко, предлагая ограничивать руководящие должности двумя годами в бакалавриате и тремя годами в случае шестилетнего образования (специалитет или бакалавриат с магистратурой).

Алаева не подводит промежуточные итоги обсуждения, переходя сразу к третьему вопросу – составу Студсовета МГУ. Здесь она формулирует два новых варианта: оставить прежнюю структуру с делегированием в Студсовет председателей факультетских советов, но продлить срок полномочий руководства и комитетов до двух лет («Жертвуем легитимностью, но укрепляем орган», — поясняет Алаева); либо избирать отдельных представителей факультетских студсоветов для передачи позиции последних на заседаниях Студсовета МГУ. Во втором случае на факультетах появятся «два лидера: внутренний и внешний», и Алаева просит высказаться о сроках полномочий представителей и возможности совмещения должностей.

Первым делом критике подвергаются двухлетние сроки представителей на фоне однолетних сроков остального руководства – высказывается мнение, что они должны быть синхронизированы. Никита Муромцев называет формулировки Алаевой «пересказом правок из презентации», которую Муромцев готовил несколько месяцев и которая была дополнена Алаевой в последний момент перед заседанием. Алаева отрицательно отвечает на его вопрос, является ли текущая работа Студсовета МГУ эффективной, но отказывается отвечать, почему. Муромцев таинственно отмечает, что причиной этого являются вовсе не в ежегодных выборах, и выступает за выборы представителей и трехлетнее ограничение срока представительства. Его поддерживают Никита Лукьяненко и Рамзан Бекбулатов, отмечая занятость председателей, что и является причиной пропуска ими заседаний Студсовета МГУ. Однако почти все остальные выступают против представительства, считая, что председатель студсовета факультета должен членствовать в Студсовете МГУ, чтобы отчитываться о своей деятельности на факультете. По мнению некоторых председателей, только они могут полноценно говорить от имени факультета и быть в курсе ситуации на факультете, в то время, как представители могут гнуть свою линию («Междоусобица, да», — подсказывает Алаева). Одновременно с этим многие выступают за возможность незаинтересованного председателя делегировать вместо себя представителя с правом голоса, написав расписку. Особенно ярко за эти пункты выступают Сергей Морозов, Азамат Томаев и Дмитрий Пономаренко. В итоге одобряются нынешние реалии – автоматическое включение председателей с возможностью делегировать члена факультетского студсовета по расписке.

Вопрос пропорционального представительства факультетов выдвигается в четырёх формулировках, часть из которых Алаевой напоминают в ходе обсуждения, хотя они были указаны в презентации заранее. Эти варианта: оставить без изменений (дополнительный представитель от шести крупных факультетов); один голос от каждого факультета; от 1 до 3 голосов в зависимости от размера факультета; количество голосов по количеству сотен учащихся на факультете (схема из устава ОСК). Никита Муромцев и Сергей Морозов подробно объясняют преимущества системы с математической точки зрения: например, сейчас голос студента крупного факультета имеет вес, равный 1/2000, в то время как голос малого факультета равен 1/200, то есть в десять раз ценнее. Поскольку председатель выражает мнение студентов, а не своё личное, то и голос должен быть рассчитан, исходя из числа студентов, поэтому представители ВМК и мехмата выступают за максимально пропорциональную схему «100 студентов – 1 голос».

- «Странная система», — пожимает плечами Алаева и предлагает ВМК по каждому вопросу, обсуждаемому в Студсовете, «приносить решение референдума», чтобы подтвердить, что его представители выражают именно мнение всех их 1800 студентов. Она опасается, что после введения пропорциональной системы крупные факультеты «сговорятся в своих интересах».

- «А сейчас любые могут сговориться!» — парирует Муромцев.

- «Сейчас хотя бы все… Каждый может сговориться!» — под смешки произносит Алаева.

В обсуждении приводит пример кризисной ситуации с переселением ФДС, в которой множество малых факультетов имели больше голосов по вопросу заселения ДСЛ, чем пять крупных факультетов из ФДС – например, ВМК и мехмат с 2000 студентов каждый.

- «Эти две тысячи человек спрашивают: «Что-о-о, вот эти вот триста человек решили, что нас не переселяют?» и приходят под дверь ректора», — напоминает Муромцев.

- «Ты говоришь ситуацию, которая невозможна!» — возражает Алаева и высказывает своё видение ситуации: оказывается, она могла подписать план заселения ДСЛ с оставлением мехмата и ВМК в ФДС, однако не сделала этого только потому, что на заседании Студсовета эти два факультета были не согласны и не было достигнуто консенсуса. – «Поэтому то, что они пришли под дверь к ректору, – абсолютно непонятно, с чего».

Наконец, очередь доходит до представителей ФГП и ФМП, которые апеллируют к международной практики представительских организаций вплоть до ассамблеи ООН, и смотрят на пропорциональность с этической стороны: оказывается, «обида, что я маленький и моё мнение не учитывается, она есть», и неравные голоса в совете приведут к ещё большему расслоению его членов. Высказывается также мнение, что члены Студсовета МГУ представляют мнения всех студентов, а не только своего факультета. В итоге даже за компромиссный вариант (от 1 до 3 голосов у представителя) высказывается лишь один присутствующих, а большинство отдаёт предпочтение первым двум вариантам (отменить вторых представителей или оставить без изменений, Алаева округляет в пользу второго). Дмитрий Пономаренко отмечает, что это голосование уже проводится по одной из обсуждаемых схем.

Наконец, обсуждается вопрос статуса председателя студсовета в период между окончанием бакалавриата и зачислением в магистратуру того же факультета, когда он фактически не является студентов. За продление полномочий на этот период выступают 10 присутствующих, за приостановление до зачисления – 6, за полное прекращение полномочий – 2. В конце обсуждения Муромцев перечисляет оставшиеся поправки (сдвиг «дедлайна» проведения выборов руководства Студсовета МГУ с 1 декабря до 15 ноября; учет посещаемости заседаний; заблаговременное оповещение о повестке и дате заседаний – за неделю), важность которых Алаевая бегло подтверждает.

На следующем заседании 31 мая Алаева сообщает, что проект Положения «в целом готов» и что его обрабатывает юридическое управление МГУ. Она обещает прислать его «до конца этой неделе точно абсолютно» и просит ответственного секретаря Константина Шведова собрать кворум на июньское заседание, чтобы не затягивать до сентября. В тишине очередного бескворумного заседания констатируется, что и в июне его собрать не получится.

 

Не успевает юридическое управление рассмотреть поправки и к сентябрю, поскольку делает это «неохотно», по словам Алаевой. На заседании 16 сентября вновь нет кворума, и Алаева анонсирует новое заседание в течение двух недель, чтобы, наконец, принять положение и успеть к выборам нового созыва утвердить его на Ученом совете МГУ. Вновь обсуждается спорная поправка, по которой не было принято консолидированного решения на прошлом заседании, — избрание руководства студсоветов на двухлетние сроки. Алаева заверяет, что не собирается избираться повторно и лоббирует эту идею исключительно в интересах развития такого «классного института», как студенческие советы. Она неоднократно просит поверить её опыту, что одного года мало для председательства, а эффективность повысится только в случае непрерывной двухлетней работы: «Подумайте, сколько бы вы смогли всего сделать!». В этом её поддерживает и Никита Муромцев, запутывая присутствующих рассуждением о том, что хоть за два года и происходит «реальный прирост эффективности», ограничение двумя годами, наоборот, «может снизить эффективность», поэтому по желанию совета можно добавить председателю ещё один год.

Оппозицию Алаевой и Муромцеву на этот раз составляют Азамат Томаев, Рамзан Бекбулатов и Константин Шведов. Томаев ссылается на свой опыт: студсовет факультета политологии проводит выборы не полгода, а за неделю, а намеченные планы успевает реализовать за один год. Шведов рассказывает, что в студсовете мехмата редко, когда одну и тоже руководящую должность занимают по два года, поскольку жизненные интересы студентов быстро меняются. Кроме того, если к концу созыва перестаёт собираться кворум, то он не соберётся и на второй год созыва. Бекбулатов напоминает, что хорошо работающего председателя переизберут на второй год, однако Алаева не комментирует эту позицию. Она поясняет, что «полгода выборов» относятся к Студсовету МГУ, которому приходится контролировать их на всех факультетах с сентября по ноябрь, и установить для факультетов более жесткие сроки их проведения не получится из-за полевых факультетов, у которых учебный год начинается 1 октября.

- «Мы не успеваем даже сосредоточиться [на проблемах]», — жалуется Алаева и приводит в пример проект установки Wi-Fi в корпусах или организации территории около 1 «гума».

Иса Казиев предполагает, что председатели перестают посещать заседания Студсовета МГУ к концу созыва именно из-за ощущения близкого окончания полномочий; Алаева бурно поддерживает его. Она считает, что если бы председатель сразу понимал, что попадает в Студсовет МГУ на два года, то тщательнее спланировал бы свою общественную жизнь на факультете и в университете. Муромцев опасается, что при вялотекущей деятельности, формально удовлетворяющим критериям эффективной работы, председателя будет невозможно досрочно освободить от двухлетнего срока. Обсуждение заканчивается очередными призывами Алаевой подумать на факультетах о двухлетних сроках, потому что: «Поверьте моему опыту» и «Правда, правда».

 

Внеочередное заседание 6 октября планируется полностью посвятить принятию поправок в Положение о Студсовете МГУ, однако необходимый кворум в 28 членов из 42 (то есть 2/3) собирается только через час после начала заседания. В ожидании кворума присутствующие задают последние вопросы по «принципиальным» поправкам и голосуют «для понимания», однако в связи с отсутствием кворума 2/3 результаты этих голосований являются нелегитимными.

1. Аспиранты вводятся в состав студсоветов, но не могут быть избраны в руководство – большинство «за». На вопрос: «Почему не могут?» Алаева отвечает: «Потому что это позиция Студенческого совета, выработанная в апреле-месяце и принятая Студенческим советом в апреле-месяце», хотя на указанном заседании (прошедшем, к тому же, в мае) не было даже обычного кворума 1/2;

2. Сохранение руководящих полномочий в период между окончанием бакалавриата и зачислением в магистратуру – большинство «за».

Во время голосования за следующую поправку, наконец, приходит 28-й член Студсовета, и, согласно Положению, теперь для принятия поправки её должны поддержать хотя бы 19 членов (2/3 от 2/3). Однако и.о. ответственного секретаря Иса Казиев не объявляет результаты голосований под запись до некоторого момента, пока об этом не попросят представители мехмата, поэтому определить легитимно принятые поправки не представляется возможным.

3. Проведение голосований студсовета в электронной форме – большинство «за». На обсуждение и голосование, а также отстранённые обсуждения по этому пункту уходят полчаса. Например, поднимается вопрос необходимости экстренного принятия решений, при которой нет возможности собирать совет, на что Алаева сообщает:

- «Если есть конкретные факты нарушения прав студента, то не нужно принимать по этому вопросу решение Студсовета – председатель просто берет и идет и помогает этому студенту».

Как и по другим вопросам, Алаева и Казиев несколько раз повторяет, что голосование производится по принципиальному нововведению, а не по окончательной формулировке, которую «юристы и филологи красиво напишут», потому что это – «дело профессионалов». Пока происходит заминка в ожидании кворума и из зала раздаются недовольные высказывания в духе: «Какой смысл нам сейчас здесь сидеть, если нет кворума?», Никита Муромцев произносит гневную речь:

- «Я хочу обратиться к вам: к председателям, к заместителям. У заместителей, в первую очередь, спросить: вам что, председатели вообще ничего не передают? Вы в вакууме находитесь? Они не пересылают ни в какие чаты, в группы закрытые, во что-то ещё? Вы там сами с собой живёте? Значит, у вас совет плохо работает, значит, вам переворот нужно делать, смещать этого председателя, который не выполняет свои функции. Над правками велась работа 2,5 года! Они выкладывались публично, публично был google-doc, в котором можно было оставить комментарии, в котором можно было сразу правки свои предлагать, написать, что какая-то формулировка не нравится, сформулировать по-своему. ВШГА и прочие не хотели этим заниматься, ни разу за это не взялись, за это взялись мехмат и ВМК. Потом к этому подключились некоторые другие факультеты, начали какие-то свои правки предлагать. Предлагали люди, которые просто совершенно случайно… студенты, которые увидели в публичном доступе этот документ. Да, он может быть неидеально сформулирован, но над ним велась огромная работа, и главное в документе, это фразы, которые сейчас там есть – это смысл. [...] И главное сейчас – принять те вещи, которые мы 2,5 года вырабатывали, те проблемы, которые мы собирали и аккумулировали в этом положении, решение этих проблем. В конце концов, что-то с этим сделать. Потому что дальше, через месяц, у нас будет новый состав, и это затянется ещё на год, а потом ещё на год, и это никогда так не примется. Потому что человек, который займется этим положением, он реально должен всю душу в него вложить, все силы в него вложить. И я им уже не буду, потому что я заканчиваю своё обучение скоро. А значит, это положение, скорее всего, никогда не примут»

Впрочем, выясняется, что общественного обсуждения поправок не было – заместитель представителя географического факультета Виталий Землянский утверждает, что студенты не видели никакой версии нового Положения. Никита Муромцев утверждает, что ссылка на документ с поправками была доступна любому студенту – правда, среди тех, кому она была отправлена. Мария Алаева отрицает, что ссылка на документ должна была быть опубликована в «группе» Студсовета МГУ и списывает отсутствие обсуждения на председателей студсоветов факультетов. Иса Казиев развивает тему и заявляет, что голос председателя равен голосу всех студентов факультетов, поскольку последние его избрали. Невозможность вынести поправки «на суд студентов» он объясняет тем, что работа длится уже 2,5 года и затягивать дальше её нельзя. Наконец, в аудиторию заходит 28-й член Студсовета, и Алаева резко переходит к голосованию.

4. Включение регламента о выборах в Положение о Студсовете МГУ в качестве приложения – большинство «за».

5. Запрет на избрание на руководящие должности студсовета факультета и Студсовета МГУ (председатель, заместитель, второй представитель) руководителя другой официальной студенческой организации МГУ, не имеющей прямого отношения к студсоветам – большинство «за». Алаева говорит об ограничении прав студентов этим пунктом и приводит в пример «организацию помощи больным детям», на что Муромцев парирует, что для реализации таких инициатив студенты могут заручиться поддержкой студсовета. Он поясняет, что пункт появился в целях борьбы с монополией одной организации (например, сейчас такая ситуация складывается с профкомом ВМК). Анастасия Алтухова в шутку угрожает «встать и уйти», лишим заседание кворума, поскольку на её химфаке уже долгие годы происходит совмещение должностей студсовета, студкомитета и профкома. Однако всё же кворум остаётся, и ограничение одобряется большинством присутствующих при трёх голосах «против».

6. Проведение выборов в студсоветах факультетов до 15 ноября (вместо 1 декабря) – большинство «за».

7. Избрание студсоветов сроком на два года, если иное не оговорено факультетским положением, – большинство «за», но меньше 2/3. За этот пункт Алаева проводит голосование дважды. Сначала Землянский ещё раз пытается донести мысль, что подобные серьезные поправки должны были обсуждаться со студентами, что вытекает в следующий диалог:

- «Можно комментарий?»

- «Нет, мы голосуем, пожалуйста», — отвечает Алаева.

- «У нас не было обсуждения».

- «У нас было обсуждение 2,5 года, мы голосуем, всем нужно уходить. Еще раз, кто за?», — игнорирует Алаева.

- «Тем не менее, у нас не было обсуждений».

- «Ну, голосуй против. Мы не виноваты, что твой председатель что-то не сделал, понимаешь?», — присоединяется Дмитрий Пономаренко.

На замечание о незаинтересованности председателей в Студсовете МГУ уже к концу первого года Алаева стандартно отвечает о контроле эффективности, которая будет прописана в Положении, и переизбрании неэффективных. Муромцев добавляет, что интерес теряется из-за незнания своих прав и отсутствия последствий за нарушения, прописанных в «дырявом» Положении.

Второе голосование проходит в самом конце заседаний, когда Алаева понимает, что первое голосование не набрало 2/3 голосов, необходимые для принятия поправки. Она несколько раз просит дать возможность факультетам избирать советы на два года, но когда её инициативу поддерживает только 17 членов, она обращается к проголосовавшим «против» и воздержавшимся с просьбой поделиться двумя голосами. Сергей Морозов уточняет, будет ли проводиться голосование до тех пор, пока не утвердим поправку, и Алаева огорченно признаёт результаты.

8. Избрание руководства либо на два года сразу, либо на один год с последующей пролонгацией или перевыборами – большинство голосует за второй вариант.

9. Избрание заместителей для всех руководителей (вторых представителей, глав комитетов) – большинство «против». Сразу после озвучивания формулировки Алаева называет поправку «утопичной», что и определяет дальнейшее соотношение голосов.

В этот момент председатель студсовета мехмата Рамзан Бекбулатов напоминает Алаевой, что поправки должны быть одобрены 2/3 голосов, а не простым большинством, и после подтверждения от Муромцева она с этим соглашается.

10. Принятие возможности введения положения об эффективности членов Студсовета МГУ – 11 голосов «за», 10 голосов «против», не принято. Присутствующие негативно оценивают проект такого положения, представленный Муромцевым («просто ужас», «трэш какой-то», «просто жесть»), и ситуацию пытается спасти Алаева, повторяя, что голосование идёт за возможность введения такого положения, а не окончательный его текст. Муромцев поясняет цель своего нововведения – исключение из состава студсовета «неэффективного» члена для того, чтобы освободить мест для более активного кандидата, не выбранного в своё время на курсе.

После этого пункта выясняется, что Алаева планирует по итогам голосования простым большинством по отдельным правкам дополнительно проголосовать за проект Положения целиком с одобрением двумя третями присутствующих, обойдя таким образом недостаточную поддержку большинства пунктов. После аргументов Дмитрия Пономаренко о том, что председатели, которых не устраивают отдельные пункты, не одобрят и Положение целиком, она отказывается от этой идеи.

11. Размещение протоколов и аудиозаписей заседаний на сайте Студсовета МГУ – 17 голосов «за», 0 голосов «против». Дмитрий Пономаренко начинает возмущаться большим числом воздержавшихся, критикуя отсутствие позиции, однако голосования продолжаются.

12. Исключение из кворума членов студсоветов, пропустивших три заседания, на третьем заседании – 19 голосов «за», поправка принята.

13. Возвращение в кворум члена студсовета, исключенного из кворума ранее – большинство «против».

14. Проведение референдумов студенческими советами факультетов и МГУ по вопросам, затрагивающим значительную часть студентов факультета или МГУ, с последующим принятием решения по проблеме – 19 голосов «за», поправка принята.

15. Исключение члена Студсовета МГУ из состава за непосещение двух заседаний или неисполнении обязанностей – 18 голосов «за».

16. Уведомление председателем или секретарем о заседании Студсовета МГУ не менее, чем за двое суток (в противном случае, заседание считается нелегитимным, а пропуски не учитываются) – 23 голоса «за», поправка принята.

17. Признание Студсовета нелегитимным в случае превышения полномочий председателя – два трети голосов «за», поправка принята.

 

На заседании 27 октября Иса Казиев отчитывается, что не все правки были рассмотрены юридическим управлением после последнего заседания, и запланированный график нового витка обсуждения (после корректировок юристов) снова сдвинулся. Алаева заверяет Али Асадова, нового члена Студсовета МГУ, что нет необходимости создавать рабочую группу по поправкам, поскольку у Студсовета по ним уже «завершающая стадия». В следующем созыве именно Асадов возглавит такую рабочую группу, а поправки будут обсуждаться заново (см. главу «Студенческий совет МГУ: шестой состав»).

Тем временем после вмешательства юристов и предложений Алаевой поправки в Положение приобретают к середине ноября весьма неоднозначный характер. 14 ноября студсовет ВМК публикует 70 согласованный с юридическим управлением проект Положения 71 поправок, называя их формулировки «компромиссными» между руководством Студсовета МГУ и инициаторами поправок, в первую очередь, Никитой Муромцевым и студсоветом мехмата. Он предлагает всем желающим студентам прокомментировать проект и внести свои предложения. В положение добавляются не только пункты, одобренные 2/3 голосов, но и те, которые набрали лишь простое большинство:

- выборы у аспирантов, но с запретом на занятие руководящих должностей;

- ограничение на одновременно председательство в других официальных организациях;

- размещение протоколов и аудиозаписей заседаний на сайте Студсовета;

- проведение факультетских и университетских референдумов и последующее принятие решений по их итогам;

- продление срока полномочий студсовета до двух лет, если иное не оговорено в факультетском положении студсовета;

- исключение члена Студсовета за «неэффективную деятельность»;

- онлайн-голосования;

- смещение «дедлайна» формирования студсоветов до 15 ноября.

Однако здесь же обнаруживаются и предложения, по неизвестным причинам даже не выносившиеся на заседание 6 октября:

- отказ председателя от членства в Студсовете МГУ и возможность проведения выборов представителя;

- конкретизация термина «всё время обучения» в пользу суммарного времени на всех ступенях образования;

- продление полномочий председателя, его заместителя и ответственного секретаря до 3 лет.

 

16 ноября проходит рабочее собрание по поправкам, на которое по внутренним студсоветовским каналам приглашаются все желающие студенты и до которого дошли Никита Муромцев, Мария Алаева, Иса Казиев, а также учащиеся мехмата Павел Савин и Алексей Матвеев. Два с половиной часа они тратят на вычитывание и исправление формулировок, готовя документ к принятию на заседании Студсовета на следующий день.

За несколько часов до заседания Инициативная группа публикует 72 наскоро проведённый анализ 73 нового текста Положения. Признавая прогрессивность многих поправок (включение аспирантов, проведение референдумов, публикацию аудиозаписей, попытку реализации пропорционального представительства факультетов), ИГ критикует исключение за неэффективность, лишение аспирантов права избираться за руководящие должности и продление срока полномочий студсоветов до двух лет. Отмечается, что поправки в Положение все предыдущие два года обсуждались без привлечения широкой общественности (результаты 74 анонимного опроса пятисот респондентов выявляет четыреста студентов, не знакомых с поправками) и что в последнем цикле работы над Положением его проект опубликовал только студсовет ВМК. ИГ заявляет, что обсуждавшиеся и частично утвержденные в октябре поправки были переписаны за два дня до сегодняшнего заседания (новая версия и была опубликована студсоветом ВМК), и выражает опасение, что председатель Студсовета МГУ Мария Алаева решит утвердить Положение целиком, а не по отдельным пунктам, пользуясь невнимательностью членов Студсовета. ИГ предполагает, что Алаева может извлечь личную выгоду из своих поправок, позволяющих ей избираться на третий срок председательства в Студсовете МГУ (хотя на одном из обсуждений поправок она заявляла обратное). ИГ призывает прежних членов Студсовета МГУ не участвовать в утверждении проекта целиком и с меньшим кворумом, новых членов – осуществлять публичное и открытое обсуждение правок с участием студентов, а студентов – прокомментировать проект.

Опасения ИГ оказываются напрасными – последнее, десятое заседание пятого созыва Студсовета МГУ не собирает не только кворума в 2/3, необходимого для принятия Положения, но и 1/2. Иса Казиев констатирует невозможность утверждения поправок, что, по его мнению, «прискорбно», но, значит, «на то есть причины», и поправки будут приниматься уже в новом созыве. Он пересказывает события последних двух месяцев и делает вывод о том, что необходимо избрать новый состав Студсовета по старому положению, передать ему опыт и «популярно рассказать» о правках и тех проблемах, для решения которых они были разработаны. Помимо работы над документом он считает необходимым провести и «работу в головах»: объяснить студентам, для чего нужно студенческое самоуправление и студенческие советы, которые за пять лет с момента создания всё ещё находятся на стадии «маленького ребёнка». Казиев считает, что нынешний созыв почти успел «дозреть» до осознания того, что Положение устарело, и вопрос принятия поправок будет заключаться в скорости этого понимания у следующего состава.

Никита Муромцев наставляет будущих членов Студсовета МГУ: «Студсовет – это щит для студентов от администрации» и завещает доносить до своих преемников важность соблюдения Положения и необходимость довести поправки до конца. Это же призывает сделать и Мария Алаева, после чего тратит десять минут на обсуждение публикации ИГ:

- «Наверное, еще сразу можно отметить то, что произошло сегодня в Инициативной группе. Там, конечно, полнейшая клевета, куча логических ошибок. Поэтому обязательно дадим ответ сегодня же. Мехмат, я знаю, что вы сливаете всю инфу. Не знаю, насколько это сделать мог ВМК… Но, ребят, таким образом, на самом деле, вы очень серьезно дискредитируете Студенческий совет тем, что вы отправляете ваших представителей на собрание по правкам, а после этого появляется информация в Инициативной группе. Ребят, это – дискредитация Студенческого совета».

Сергей Морозов и Рамзан Бекбулатов утверждают, что поправки в Положение – это открытая информация, но Алаева продолжает своё:

- «Я говорю, что вы – студсовет факультета, а не представительство Инициативной группы»

- «А какая связь-то, Маш, я не понимаю?»

- «Такая связь, что появляется информация в Инициативной группе»

- «И-и-и? У них же есть уши и глаза, они могут что-то услышать и увидеть…»

- «Они… На закрытом собрании по правкам их у нас не было»

- «Оно было закрытое?»

Алаева заявляет, что будет «принимать меры» в отношении студсовета мехмата, который она поддерживает, а он «делает вот такие вот вещи». Она цитирует итоги деятельности ИГ за 2015-2016 учебный год, опубликованные в октябре: «[ИГ] работает с независимыми студенческими советами мехмата и вмк. Посредством этой работы она добилась – не мы приняли решение с вами, а Иниаицтиавная группа добилась – публикации аудиозаписей, некоторых правок и так далее».

- «Это что?» — спрашивает Алаева, предполагает, что это клевета на указанные студсоветы, и просит их дать ей опровержение. – «Мы – представители интересов студентов, ребят, и мы общаемся, мы доносим информацию посредством наших официальных источников. Я прошу никуда информацию в неофициальные источники не передавать, вот и всё».

Никита Муромцев оценивает «пост» ИГ эпитетом «желтушность», но Алаева уверяет, что дело не в этом:

- «Да мне всё равно, что они там пишут, вот честное слово, мне настолько всё равно… [...] Я говорю про другое – про то, что вы мне говорите одно, а они говорят другое. И факты действительно показывают то, что они, условно говоря, действительно правы. Они говорят, что они с вами взаимодействуют, ребят, и что вы передаете эту информацию, и что через вас они лоббируют там какие-то свои интересы. Но это клевета на студенческие советы. Вы представляете Студенческий совет МГУ, Студенческий совет МГУ представляет студенческие советы ваших факультетов, понимаете? Мы взаимосвязаны, мы – одна структура».

Но и на этом Алаева не успокаивается и предлагает «разобраться, подать в суд».

- «Ну, давай», — отвечает Муромцев.

Предложение Алаевой студсоветам ВМК и мехмата попросить ИГ убрать процитированную фразу представитель журфака Даниил Лапин оценивает фразой: «Вестись на провокацию». В итоге Бекбулатов поясняет, что итоги вчерашнего собрания по правкам были изложены во внутреннем «чате» студсовета мехмата, состоящем из 52 человек, а поэтому утечки информации предотвратить невозможно. Иса Казиев просит передать ИГ просьбу «писать нормальные тексты», а Никита Муромцев предлагает системное решение проблемы:

- «Как вариант – просто больше публиковать нам самим открытую информацию, чтобы они [ИГ – прим.] не могли такого сказать. То есть мы бы сказали, что сегодня мы встречались, обсуждали, пока не успеваем выложить документ». – Он выражает несогласие с критикой ИГ проекта Положения и называет весь новостной контент ИГ необъективным: – «Когда-то они что-то ещё объективное писали, то сейчас с каждым разом всё больше и больше они уходят. И чего они добьются в результате, я… Это их проблемы. Но чтобы мы себя не подставляли, нам надо быть более открытыми».

После этого Алаева успокаивается, оправдывается тем, что Студсовет просто «физически не успевает» этим заниматься, и формулирует свой «основной посыл»:

- «Давайте решать проблемы действительно в нашей структуре, мы как бы одна большая дружная семья или хотя бы команда [...] Я, например, всегда для этого открыта и я уверена, что и остальные члены руководства и главы комитетов тоже всегда открыты. Поэтому давайте будем действительно работать в рамках своей, официально созданной, существующей организации».

 

 

Отчет о деятельности пятого созыва

 

После неоднократных напоминаний Марии Алаевой в «чате» Студсовета МГУ она всё-таки публикует 75 отчет о деятельности пятого созыва 31 декабря. В целом, текст отчёта содержит большое количество «воды» и обобщений, не позволяющих вычленить конкретные дела или подтвердить их какими-либо документами. Отчет начинается со слов:

«Деятельность созыва Студенческого совета, действовавшего в 2015-2016 гг., была направлена на сохранение и развитие традиций Студенческого самоуправления в Московском Университете: защиту прав и интересов студентов, обеспечение комфортных условий для их жизни, учебной деятельности, реализацию научного, творческого и общественного потенциала».

Первый же раздел, посвященный защите прав и интересов студентов, рассказывает о «самых частых вопросах», с которыми студенты якобы обращались в Студсовет МГУ, однако которые практически не поднимались на регулярных заседаниях и посему не могут считаться деятельностью непосредственно Студсовета. К примеру, вопросы выделения места в общежитиях на лето студентам и абитуриентам аспирантуры впервые появляются именно в отчете, не говоря уже о том, что абитуриенты аспирантуры, как и в прошлом году, были выселены из общежитий с июня до сентября. Проблема невыплат стипендий студентам, написавших заявления на предоставление постдипломных каникул, поднимается только на первом заседании шестого созыва и не могло относиться к своевременной деятельности пятого состава. Загадочным остаётся также заявление о том, что «Студенческий совет принял участие в организации предоставления права голоса иногородним студентам на выборах 18 сентября 2016 года в Москве», хотя доподлинно известно лишь о двух студенческих организациях МГУ, публично (при помощи петиций и обращений) выступивших за упрощение процедуры голосования иногородних студентов на парламентских выборах: Инициативной группы МГУ и студенческом совете мехмата. Упоминается также инициирование встреч с деканами истфака и геогрфака, участие во встрече студсовета мехмата с деканатом мехмата, участие в комиссиях по переводу студентов с «контракта» на «бюджет».

Остальная деятельность указывается по направлениям комитетов. Самая большая доля общего объема отчета принадлежит социально-бытовому комитету Надира Камалова, проводившему «массовый опрос» студентов об инфраструктуре, по результатам которого в МГУ якобы был «принят ряд мер по устранению основных проблем». Результаты опроса не приводятся, выявленные проблемы не указываются – перечисляются лишь те, по которым Студсовет предпринял хоть какие-то действия:

«- обновлен план по ремонту и замене лифтов Главного здания. В настоящее время выделено финансирование на проведение необходимых работ [сроки неизвестны – прим. ИГ];

- решен вопрос с закрытием бассейна в Главном здании на ремонт во время обучения;

- инициированы и одобрены ремонтные работы в уборных главного здания МГУ (работы в некоторых уборных уже проведены, например, сектор В);

- организация зон для курения возле всех учебных зданий МГУ (инициатива проработана, одобрена, будет реализована в I полугодии 2017 г. [не будет – прим. ИГ]);

- покрытие сетью Wi-Fi всех учебных зданий МГУ (инициатива проработана, одобрена, будет реализована в I полугодии 2017 г. [не будет – прим. ИГ]);

- инициирована своевременная уборка снега и льда с территории МГУ;

- решены и локальные проблемы факультетов: утепление окон в учебных аудиториях геологического факультета, установка бойлеров для горячей воды на географическом факультете [последнее не соответствует действительности – прим. ИГ];

- продлен режим работы столовой в Шуваловском корпусе»

В сфере контроля качества питания указывается проведение встреч с руководством Комбината питания МГУ (хотя организована непосредственно Студсоветом была ровно одна; вторую организовывал студсовет мехмата). Во время «возникновения спорной ситуации» с Комбинатом диетического питания в мае 2016 года Студсовет, согласно отчету, «постоянно взаимодействовал с администрацией, выражая позицию студентов, собирал их мнение относительно качества, ассортимента, цен блюд, и передавал ее в управление ректората». Между тем, это никак не относится непосредственно к сохранению «диетки» как обособленного подразделения и, соответственно, к сохранению конкуренции в сфере питания, чего добивались отдельные студсоветы факультетов (мехмата, ВМК, юрфака, экономфака) при поддержке ряда профкомов, профессоров и ИГ.

Также перечисляются просвещение студентов о работе нового Медицинского центра МГУ, участие в тестировании электронных кампусных карт, содействие выделению средств на установку спортивных площадок в филиале МГУ в Севастополе (результат неизвестен). Упоминаются инициативы обновления футбольных полей на территории МГУ (результат неизвестен), создания мобильного приложения для студентов и улучшения условий для студентов-инвалидов (результаты последних двух инициатив неизвестны, но указывается, что они поддержаны и взяты в разработку ректоратом). Несколько неуместно выглядят также осмотр условий Университетской гимназии и участие в «торжественной церемонии открытия Школы[-интерната] в День Знаний».

Что касается комитета по общежитиям, Студсовет приписывает себе «активное участие в общественном слушании по вопросам общежитий» (не уточнено, что имеется в виду), «в разработке плана переселения в Новое общежитие МГУ – ДСЛ» (на деле правила были спущены из ректората ещё во время действия четвертого созыва Студсовета) «…и правил проживания в общежитии» (правила проживания были сформированы без участия Студсовета МГУ и при некотором содействии ОСК). Кроме того, оказывается, что Студсовет «провел инспекцию здания Нового общежития и проверил его готовность к эксплуатации» (соответствие действительности и квалификации членов Студсовета неизвестны) и «ряд собраний и встреч по правилам прохода и порядку заселения в ДСЛ» (не принесшие никаких результатов). Не имеет также подтверждения и утверждение о том, что Студсоветом были «организованы сборы вопросов и пожеланий, появившихся у студентов после переезда, с их дальнейшей реализацией (наличие банкомата, работающие столовая и тренажерный зал, установка велопарковок)».

Вопрос непосредственно расселения ФДС обходится стороной, уступая место визитам в это общежитие, «в ходе которых были собраны проблемы и инициативы студентов, взятые впоследствии в разработку Студенческим советом и вынесенные на обсуждение с администрацией» (конкретные инициативы не уточняются). Места в отчете удостаиваются даже такие сомнительные мероприятия, как участие в «собраниях, посвященных выборам на руководящие посты Студенческих комитетов факультетов» и в «торжественном чаепитии с ректором МГУ,  посвященном открытию Нового общежития».

Указывается ремонт окон в ДСЯ и утепление окон с заменой системы отопления в ДАС-1 на 8 этаже. «При содействии Студенческого совета МГУ» решается проблема отключения от интернета студгородка ДСВ-ДСК-ДСЯ, возникшая по вине уходящего нелегального провайдера «Интеркорп» в апреле 2016 года.

 

Комитет по науке Анастасии Небытовой (ФГУ) отчитывается о проведении I-ой конференции студенческих научно-исследовательских проектов в рамках разработки концепции научной долины МГУ с участием ректора и администрации. Результатом стало выделение двух неназванных проектов Управлением научной политики для работы с ними (без упоминания об итогах). Комитет консультировал студентов по формальным процедурам исследовательской деятельности и выступил с инициативой создания комиссии для помощи молодым ученым в оплате их поездок на научные мероприятия. Комитет по науке организует взаимодействие уже существующих научных студенческих обществ на факультетах, совместно движением Марии Алаевой «Вместе» провел опрос о государственной политике в сфере образования и разработал проект по популяризации науки «Сфера» (также без подробностей). Не обходится без участия в организации конференции «Ломоносов» (степень участия не раскрывается) и упоминания о деятельности факультетских советов.

Деятельность комитета по международным связям, комитета по контролю качества образования и стипендиального комитета не отслеживается в отчете, уступая место другим направлениям. Например, в рубрике «студенческое мнение и инициативы» рассказывается о встречах со студентами и мониторинги мнения, упоминается даже конкурс проектов «Будущее Университета», единожды состоявшийся во время четвертого созыва. Здесь же оказалась отчетность Студсовета в виде публикации аудиозаписей и новый проект Положения. Кроме того, без какого-либо упоминания о пресс-службе, рассказывается об информационной работе – наполнении контентом «группы» Студсовета «Вконтакте».

«Внешнее взаимодействие» Студсовета, как и все прежние годы, обходит стороной заявленные в виде комитета международные связи и ограничивается взаимодействием со студенческими организациями вузов только России – организацией некоторых слётов «студенческих лидеров» и круглых столов по самоуправлению. Наиболее конкретно звучит тематика круглого стола о предоставлении льгот аспирантам, однако его итоги остаются неизвестными. По тому же принципу шла работа по направлению «экология и здравоохранение»: Студсовет принимает участие в организации всероссийских, межвузовских и городских акций («ВузЭкоФест», «СТОПВИЧСПИД», «На работу на велосипеде»). Среди локально университетских проектов обозначаются создание Центра экстренной психологической помощи якобы по инициативе Студсовета и сбор макулатуры и батареек (последнее, впрочем, было организовано некоторыми факультетскими студсоветами, а вовсе не Студсоветом МГУ).

Наконец, «патриотизм и культурно-массовое направление» состоят из участия в мероприятиях, посвященных Дню Победы, организации первого «Дня Студенческого Единства» («масштабное культурно-массовое спортивно-оздоровительное мероприятие»), проведения «Дня поэзии» (не уточнено, что непосредственно Студсоветом) и «активное участие» в организации фестиваля «Круга Света». В отношении последнего автор утверждает, что Студсовет раздавал студентам билеты и сувениры, а обеспечил безопасность студентов на время проведения фестиваля. Под последним понимается, вероятно, некое информирование о правилах безопасности, что не помогло студентам, в чьи машины и в кого самого попали зажигательные снаряды фейерверков (о выплате компенсации им также сообщается в отчете).

 

Следующая глава


Notes:

  1. http://dl.igmsu.org/ig/upload/Polozhenie_o_StudSovete_FGU_MGU.docx
  2. https://vk.com/wall-27917858_29147  https://archive.is/OxtUe
  3. https://vk.com/wall-35142036_1299  https://archive.is/HnkC0
  4. http://dl.igmsu.org/ig/upload/Informatsionnaya_spravka.pdf
  5. https://vk.com/wall-49962921_1046  https://archive.is/TxEsz
  6. http://dl.igmsu.org/ig/upload/Otchyot_SSMGU_16-12-2015.pdf
  7. https://vk.com/wall-27917858_30198  https://archive.is/EobDm
  8. https://vk.com/wall-54295855_254133  https://archive.is/Xkk6z
  9. https://vk.com/wall-54295855?q=%D0%BD%D0%B5%20%D0%BF%D0%BE-%D1%81%D1%82%D1%83%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D1%83%20%D0%BC%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE%20%D1%83%D0%BD%D0%B8%D0%B2%D0%B5%D1%80%D1%81%D0%B8%D1%82%D0%B5%D1%82%D0%B0   https://archive.is/Z9A4i
  10. https://vk.com/wall-49962921_1067  https://archive.is/jPCcz  https://archive.is/VeOuE
  11. https://vk.com/wall-49962921_1092   http://www.peeep.us/9722aa20   https://archive.is/QSR5V
  12. http://dl.igmsu.org/ig/upload/Protokol_zasedania_3.pdf
  13. https://vk.com/wall-49962921_1066   https://archive.is/rzr9p
  14. https://vk.com/wall-49962921_1077   http://peeep.us/8588aeb7
  15. http://dl.igmsu.org/ig/upload/Protokol_zasedania_ot_24_12_2015.docx
  16. https://vk.com/wall-49962921_1086   https://archive.is/X7bG5
  17. http://dl.igmsu.org/ig/upload/Stenogramma_zasedania.docx
  18. https://vk.com/wall-33327655_3687   https://archive.is/EZAWu
  19. http://dl.igmsu.org/ig/upload/Otchyot_SSMGU_16-12-20151184130593.pdf
  20. https://vk.com/wall-49962921_1167  http://archive.is/FGN3s
  21. http://studsovet.msu.ru/?page_id=1453   http://www.peeep.us/21c5e2bc
  22. http://studsovet.msu.ru/?page_id=1930   http://archive.li/0WOaP   http://peeep.us/76b2cd27
  23. https://vk.com/wall-49962921_1202  http://archive.is/YOVyy
  24. https://vk.com/wall-49962921_1234  http://archive.li/NNdFn
  25. https://vk.com/wall22274667_9846   http://archive.li/It1km
  26. https://vk.com/wall-49866476_6949   http://archive.li/BVkbQ
  27. https://vk.com/wall-27917858_30941
  28. https://vk.com/wall-27917858_30981   http://archive.li/nhFGO
  29. https://vk.com/wall-49866476_7256  http://archive.li/Ljhh5
  30. https://vk.com/wall-49962921_1364   http://archive.li/PiZ7Z
  31. https://vk.com/wall-49962921_1364   http://archive.li/PiZ7Z
  32. https://vk.com/wall-49962921_1412    https://archive.is/TThJs
  33. https://vk.com/wall-49962921_1436    https://archive.is/XINzR
  34. http://studsovet.msu.ru/?page_id=1930   http://archive.li/0WOaP   http://peeep.us/76b2cd27
  35. https://vk.com/wall-33327655_3974   https://archive.is/ghy5N
  36. http://dl.igmsu.org/ig/upload/Otvet_Stepanova.pdf
  37. https://vk.com/wall-33327655_3947   https://archive.is/0cq3p
  38. http://dl.igmsu.org/ig/upload/Pismo_po_shaybe_administratsii_1.pdf
  39. https://www.prima-inform.ru/cat/cc/vmeste-1167700052981-7729495717   https://archive.is/dvPni
  40. http://dl.igmsu.org/ig/upload/vmeste7729495717.pdf
  41. https://vk.com/topic-1660163_5166435?post=34  https://archive.is/Y96TB
  42. https://archive.is/x088t
  43. https://vk.com/club10386214   https://archive.is/9yBrg
  44. https://vk.com/wall-49962921_1599   https://archive.is/NZaSF
  45. https://vk.com/wall-49962921_1603   https://archive.is/qyXAt
  46. https://vk.com/wall-49962921_1622   https://archive.is/xH3XW
  47. https://www.instagram.com/p/BVwdrdElQ_a   http://dl.igmsu.org/ig/upload/vmesteteam1.jpg
  48.  https://vk.com/conferencevg   https://archive.is/Byjya
  49. http://dl.igmsu.org/ig/upload/vmeste7729495717.pdf
  50. http://www.msu.ru/ad/o-festivale-krug-sveta.html https://archive.is/rzw3O
  51. https://vk.com/wall-49962921_1520 https://archive.is/AiLEP
  52. https://vk.com/wall-16552884_1474 https://archive.is/TnoVF
  53. https://vk.com/wall-27917858_31753 http://www.peeep.us/2c8fd449
  54. http://vk.com/wall-49962921_1550 http://www.peeep.us/eee2d8ac
  55. https://vk.com/wall-27917858_31794 http://www.peeep.us/3e356b18
  56. https://vk.com/wall-49962921_1734   https://archive.is/KO9SD
  57. https://vk.com/wall-27917858_32303 http://www.peeep.us/734048a0
  58. https://www.youtube.com/watch?v=Z1m_PNXlPJU
  59. https://vk.com/wall78862035_2454 http://dl.igmsu.org/ig/upload/no_enter.png
  60. https://vk.com/wall-49962921_1779   https://archive.is/QVHuM
  61. https://vk.com/wall-49962921_1877   https://archive.is/NNIsH
  62. https://planeta.ru/campaigns/wifitomsu   https://archive.is/A5LAy
  63. https://vk.com/wall-27917858_31897   https://archive.is/ADKu4
  64. https://vk.com/wall-49962921_1797   https://archive.is/iFFhk
  65. https://vk.com/wall-49962921_1793   https://archive.is/BDAdD
  66. https://vk.com/wall-49962921_1804   https://archive.is/kKZiI
  67. https://vk.com/wall-49962921_1806   https://archive.is/a4i77
  68. https://vk.com/wall-49962921_1837  https://archive.is/AAWWL
  69.  http://dl.igmsu.org/ig/upload/Pravki_1_marta_2016.pdf
  70. https://vk.com/wall-115682804_839   https://archive.fo/lzqFb
  71. http://dl.igmsu.org/ig/upload/Polozhenie_o_Studencheskom_Sovete_MGU_-_sentyabr_2016.docx
  72. https://vk.com/wall-27917858_32753   https://archive.is/eoVP6
  73. http://dl.igmsu.org/ig/upload/Proekt_novogo_Polozhenia_o_Studencheskom_sovete_MGU.pdf
  74. http://dl.igmsu.org/ig/upload/votes_popravki.png
  75. https://vk.com/wall-49962921_1952   http://peeep.us/9fa73736