МГУ ДЛЯ ВАС

Хроники
студенческого самоуправления МГУ им. М.В. Ломоносова

Студенческий совет МГУ: шестой состав (2017) [неокончено]

С минимальным перевесом и с новым скандалом на пост председателя Студсовета МГУ избирается преемник Марии Алаевой Надир Камалов. Бодро начав организационную работу, Камалов и его заместитель Али Асадов ввязывают Студсовет в очередной скандал, связанный с проведением политизированных мероприятий на территории МГУ. Студсовет стремительно теряет не только глав ряда комитетов и интерес своих членов, но и доверие студентов, а деятельность созыва не имеет никаких содержательных результатов.

 Назад к разделу | Предыдущая глава

 

Содержание:

 

 

Выборы председателя Студсовета МГУ

 

Отчетное собрание Студсовета МГУ 13 декабря, для которого оптимистично была выделена одна из двух самых больших аудиторий в МГУ (01), собирает порядка десяти слушателей. На нём Алаева долго, но негромко зачитывает отчёт о деятельности пятого созыва Студсовета, который будет опубликован только 31 декабря (см. главу «Студенческий совет МГУ: пятый состав»). Кроме того, в порядке репетиции выступают два кандидата в председатели, изъявившие желание к этому моменту: Надир Камалов с геолфака и Рамзан Бекбулатов с мехмата. Камалов к тому момент уже успел сопроводить Алаеву во время посещения ею выборов руководства нескольких факультетских студсоветов, в ходе которых она представляла его в качестве своего «преемника». С Бекбулатовым же Алаева встречается пару раз с обсуждением планов его председательства, на одной из которых трижды спрашивает, является ли он участником Инициативной группы МГУ.

14 декабря в группе Студсовета МГУ «Вконтакте» появляются 1 предвыборные программы кандидатов. Примечательно, что программа Камалова 2, отправленная в «чат» нового созыва спустя несколько часов после программы Бекбулатова 3, имеет с ней множество общих пунктов (см. далее).

 

Выборное заседание Студсовета назначается на 16 декабря в аудитории 1030 на 19:30. Помимо членов Студсовета, на выборы приходят студенты и аспиранты мехмата и геолфака, представители ОСК МГУ, глава добровольной пожарной дружины, а также члены Студсовета МГУ прошлых созывов. Представителей ректората в аудитории нет. Первый час заседания тратится на раздачу благодарностей активистам прошлых созывов и на печать программы Надира Камалова: Алаева, увидев, что студенты мехмата раздают заранее напечатанные программы Рамзана Бекбулатова членам Студсовета МГУ, покидает аудиторию, позже вернувшись уже с цветными программами Камалова. Затем проходит заседание мандатной комиссии в лице и.о. ответственного секретаря Исы Казиева (ФГП), которая выдаёт мандаты (право голоса) представителям студсоветов с правильно оформленными протоколами факультетских выборов. Выбранное время выдачи мандатов (за несколько минут до выборов) не позволяет факультетам, оформившим документы с нарушением, привести их в надлежащее состояние: так, голоса лишаются представители биофака (недосдача части протоколов) и истфака, а также представитель психфака, опоздавшая на заседание мандатной комиссии, но успевшая к началу непосредственно выборов. В итоге Казиев выдаёт 33 мандата с правом голоса.

И.о. секретаря Иса Казиев, Мария Алаева и и.о. заместитель председателя Надир Камалов

И.о. секретаря Иса Казиев, Мария Алаева и и.о. заместитель председателя Надир Камалов

Только ближе к 21:00 ведущий собрание Казиев бросает монетку, определяя того из кандидатов, кто выберет очередность своего выступления. Жребий выигрывает Камалов, выбирая выступать вторым (и последним). Время выступления ограничивается 7-8 минутами, время ответов на вопросы – 10 минутами, однако отдельным голосованием продлевается до 15.

Рамзан Бекбулатов, второй представитель студсовета мехмата и студент пятого курса, начинает с акцента на своей должности, которая позволяет ему тратить всё своё время на руководство Студсоветом МГУ, поскольку председательствует в студсовете мехмата теперь не он. На новом посту он планирует руководствоваться принципами отчетности, открытости, системности и работы в команде. Первые два пункта необходимы для построения доверительных отношений со студентами, а системность – для налаживания работы большой команды. В качестве примеров успешной работы в команде Бекбулатов приводит проекты студсовета мехмата за своим председательством, реализованные благодаря солидарности и сплоченности нескольких факультетов. В их число входят участие в кампании по переселению ФДС (речь идёт скорее об участии представителя студсовета мехмата в рабочей группе и.о. проректора В.Л. Марченко, см. главу «Требование карты расселения общежитий МГУ», поскольку локомотивом кампании стали студенты вне официальных организаций), в спасении столовых диетического питания от закрытия (вместе со студсоветами ВМК, юрфака и экономфака), в контроле цен в буфетах на «шайбе» в ГЗ (вместе со студсоветами геолфака и геогрфака), в обеспечении иногородних студентов всей страны возможностью реализовать своё избирательное право на парламентских выборах в сентябре 2016 года. Бекбулатов также предлагает забыть о старых распрях между студенческими организациями и совместно работать на благо студентов, для примера указывая на налаженные отношения с новым председателем ОСК Феликсом Студеникиным.

Рамзан Бекбулатов (мехмат)

Рамзан Бекбулатов (мехмат)

«Что будет представлять собой Студенческий совет МГУ, когда я стану председателем?» — риторически спрашивает Бекбулатов и рассказывает о принципах, которые он собирается привнести в деятельность Студсовета МГУ:

1) Системность. «В начале нового созыва в студсовете мехмата не встаёт вопрос: «Что бы такого сделать?», встаёт вопрос «Что бы ЕЩЁ такого сделать?», — рассказывает Бекбулатов, приводя в качестве примера многолетний проект курсов иностранных языков, реализуемые совместно с филологическим факультетом и ИСАА.

2) «Продвинутость»: использование Студсоветом при организации своей деятельности таких онлайн-сервисов и приложений для контроля и ведения проектов, как Doodle, Trello, Telegram и пр.

3) Решение текущих проблем (транспортная доступность ДСЛ, улучшение качества образования, привлечение лучших абитуриентов, принятие нового положения о курсовых и зачетах, принятие своего положения о повышенных стипендиях на основе рейтинговой системы и новой редакции положения о Студсовете МГУ, включение аспирантов в состав студсоветов, проведение школы председателей, бытовые вопросы и др.).

4) Создание комитетов по науке, образованию, бытовым вопросам, стипендиям, мероприятиям («Не обязательно это должны быть праздники, стоит задуматься о научно-популярных и образовательных проектах»), по спорту и по работе с партнёрами (для сотрудничества с компаниями по стажировкам и трудоустройству).

Вопросы кандидату касаются реализации пунктов программы о работе с партнерами и повышении качества образования на уровне МГУ, и Бекбулатов даёт общие ответы, не вдаваясь в подробности, которых попросту не знает, но при этом рассказывает о том, как это реализовано и работает на мехмате. Отвечая на другие вопросы, Бекбулатов выступает за увеличение количества международных стажировок (которых мало на некоторых факультетах) и за контроль Студсоветом цен на продукты питания в магазинах на территории МГУ. В ситуации с отказом Студсовету в реализации идей в кабинетах ректората Бекбулатов будет полагаться на свой статус представителя всех студентов МГУ – «заказчиков образования, ради которых существует весь МГУ». Что касается взаимодействия с факультетскими советами, то не предполагает контроль в смысле навязывания деятельности, но планируется регулярная отчетность председателей о работе своего студсовета на заседаниях Студсовета МГУ. Бекбулатов выражает желание пообщаться с каждым председателем и выслушать проблемы их факультетов – лично или в социальных сетях. За 16 минут Бекбулатов успевает ответить на 10 вопросов, пока Алаева не сообщает о том, что время вышло, и не передаёт слово второму кандидату.

Надир Камалов, председатель студсовета геолфака и студент первого курса магистратуры, занимает кресло по левую руку от Марии Алаевой – как и положено заместителю председателя Студсовета МГУ. На этой должности (точнее, на должности и.о. заместителя председателя) он оказался в октябре, став председателем студсовета геолфака после ухода предшественника. Камалов сообщает, что имеет «достаточно опыта, знания и умения», ведь кроме университетских должностей он побывал ещё во всероссийской сессии студенческих лидеров, где обменялся опытом с председателями студсоветов других вузов страны. Он выражает готовность к защите прав и представлению интересов студентов на посту председателя Студсовета МГУ и зачитывает «12 шагов на пути к успеху» из своей предвыборной программы:

1) Принятие новой редакции Положения о Студсовете МГУ;

2) Соблюдение принципов открытости и прозрачности деятельности (Студсовет работает для студентов, и они должны знать, как он может им помочь);

3) Защита прав и интересов студентов (по словам Камалова, это самый важный пункт: «Студенты должны чувствовать, что они расположены под защитой Студенческого совета»);

4) Принятие Положения о ПГАС (а именно, введение балльно-рейтинговой системы)

5) Поддержка инициатив студентов в научно-исследовательской деятельности (упоминаются конференции «Воробьевы горы» и «Ломоносов»);

6) Проведение опросов мнений студентов (последний мониторинг собрал около 1200 ответов и его предстоит анализировать);

7) Планирование проектов

8) Активное участие во Всемирном фестивале молодёжи и студентов, который в октябре 2017 года пройдет в России;

9) Проведение Школы председателей (для обучения членов Студсовета МГУ и повышения эффективности его работы, а также разработке планов деятельности);

10) Создание рабочей группы по предоставлению льгот студентам-«контрактникам», инициированной в прошлом созыве;

11) Развитие комиссии по контролю качества образования (для контролирования соответствия учебного процесса на факультетах федеральным стандартам образования);

12) Создание дружеской рабочей атмосферы: «Я надеюсь, что мы объединимся, будем работать в теплом дружеском коллективе».

Выступление Камалов заканчивает словами о гордости за факт своей учебы в МГУ, о переживаниях за судьбу студенчества и стремлении вывести студенческое самоуправление «на более новый уровень».

Надир Камалов (геолфак)

Надир Камалов (геолфак)

Представитель журфака Даниил Лапин интересуется, не тяжело ли будет Камалову совмещать два председательства (Камалов отвечает, что «это для меня вызов»), и предлагает дилемму в выборе предназначения Студсовета МГУ: «самоуправление или соуправление». Камалов считает, что с администрацией надо сотрудничать, но при этом «если видим, что нарушаются права и интересы наших студентов, то мы должны стоять на своём, потому что это является самым главным для нас».

Продолжая тему защиты прав, представитель юрфака Станислав Шафранский (между прочим, воспользовавшийся уловкой Алаевой и занявший пост председателя студсовета своего факультета третий раз – после поступления в магистратуру) спрашивает, что будет являться мерилом того, нарушаются ли права студентов, ведь мнения студентов могут различаться. Камалов ссылается на закон об образовании, которого надо придерживаться, и заявляет, что в первую очередь он обратится «к вам» (представителям юрфака). Шафранский поясняет, что закон зачастую не регулирует многие вопросы, такие, как, к примеру, закрытые переходы между секторами в общежитии Главного здания. Камалов отвечает, что если нет причин для того, чтобы держать переходы закрытыми, то Студсовет должен добиваться их открытия, а если причины указываются формальные и выглядящие как «отписка», то необходимо обсудить всем советом и идти до конца, если будет принято такое решение. Завершает тему прав студентов вопрос второго представителя юрфака Али Асадова о том, как работать дальше, если какой-то из чиновников при реализации проекта говорит «Нет».

- «Если это возражение администрации на уровне факультета, надо идти в ректорат. Если это возражение администрации на уровне ректората, то нужно идти к ректору. Если это возражение администрации на уровне ректора, то нужно идти к президенту», — уверенно сообщает Камалов.

В качестве своей глобальной цели Камалов называет исправление ситуации с футбольными полями: «В ведущем вузе страны должны быть поля высшего уровня», затем переходит к спортивной и научной инфраструктуре в целом и, наконец, вспоминает про конференцию «Воробьевы горы» — «масштабное событие, когда инициативы студентов будут реализовываться в этой долине [Научной долине МГУ – прим.]».

Представитель высшей школы государственного аудита Елизавета Салина предлагает поработать над корректировкой учебных планов (Камалов поддерживает, сообщая, что на геолфаке студсовет уже готовится опросить старшекурсников и узнать о ненужных или избыточных предметах) и опасается, что проекты Камалова, как и в его отчете о деятельности социально-бытового комитета, будут локализованы Главным зданием. Камалов заверяет, что такого не случится, а, рассказывая о достижениях в вопросе замены лифтов, выдаваёт следующую фразу:

«У нас порядка ста лифтОв, которые нужно не просто чинить, их нужно заменять уже, на самом деле. И я добивался того, чтобы это произошло [... Илья Денисов очень помогал ...] И вот сейчас на уровне ректора, на уровне президента подписан указ, чтобы нам выделили средствА на то, чтобы заменить эти лифтЫ, а это колоссальные суммы. Таких лифтОв практически больше не существует в мире, они уже устарели… Но МГУ – это такое заведение, где всё в таком виде».

Также Камалов заверяет, что неработающие комитеты по контролю качества образования на факультетах будут координироваться из «центрального» Студсовета. На получение обещаний надеется и представитель географического факультета Виталий Землянский, спрашивающий об отсутствии социальных льгот, положенных учащимся, у аспирантов. Камалов планирует войти в курс дела и систематически добиваться предоставления льгот, ведь «мы как ведущий вуз страны имеем вес в этом плане». За Камалова пытается ответить Алаева, заявляющая, что льготы уже предоставлены с 17 марта этого года, что, впрочем, не соответствует действительности. Второй вопрос Землянского относится к незаконной невыплате стипендий в последипломные каникулы на нескольких факультетах, на что Камалов рассказывает, что предыдущий созыв Студсовета не смог подтвердить эту информацию, поэтому и мер пока предпринято не было. Во всяком случае, уже написано письмо ректору, которое Камалов не против опубликовать и до получения ответа.

- «Время давно закончилось, уже 21 минута, но так как вопросы от членов студсовета, давайте дадим возможность…», — модерирует Алаева и допускает последний вопрос, касающийся малочисленного отклика студентов на прохождение опросов Студсовета. Камалов ссылается на самосознание студентов и сообщает, что даже среди членов прошлого созыва не все распространяли опрос после его личной просьбы.

Алаева даёт Камалову больше времени для ответов на вопросы, чем было установлено (15 минут) и чем отвечал Бекбулатов (16 минут), остановив выступление только после 24 минут. Вопросы Камалову успевают задать только члены Студсовета, в то время как гостей заседания Алаева лишает такой возможности. Некоторое время уходит на выслушивание претензий аспиранта биологического факультета Геворга Папояна, который приходит добиться предоставления права голоса председателю своего студсовета Ольге Воробьёвой – ей не был выдан мандат из-за не донесённых до заседания протоколов выборов. Мандата он не добивается даже в обмен на обещание предоставить все протоколы сразу после выходных.

Один из гостей, аспирант философского факультета, задаёт свой вопрос уже в конце процесса голосования, громко информируя собравшихся, что, согласно протоколу 4 студсовета геолфака, Надир Камалов на выборах председателя набрал 9 голосов при 21 присутствовавших членов студсовета геолфака. Поскольку в уставе студсовета геолфака не прописан минимум, необходимый для успешных выборов, а п.3.1.4. Положение о Студсовете МГУ предписывает в таких случаях руководствоваться термином «простое большинство» (50%+1 голос от числа присутствующих), это ставит под сомнение его легитимность на посту председателя студсовета геолфака. Соответственно, спорным является вопрос выдачи ему мандата как члену Студсовета МГУ и его возможность баллотироваться в председатели Студсовета МГУ. Мария Алаева предпринимает несколько попыток заставить аспиранта, огласившего эту информацию, замолчать («Просим не членов Студсовета МГУ не вносить смуту в наше заседание»), а Иса Казиев не пересматривает итоги работы мандатной комиссии.

Бюллетени для голосования раздаются членам Студсовета под роспись; кандидаты в бюллетенях указываются без номеров; сбор заполненных бюллетеней осуществляется при помощи шапки одного из присутствующих. Подсчет голосов проводит Казиев прямо на тумбе в центре аудитории в присутствии трех наблюдателей (Асадов, Лапин, Воробьева), выбранных Алаевой из числа желавших членов Студсовета МГУ. Когда оглашаются результаты – 15 голосов у Камалова, 14 у Бекбулатова, один воздержался – гости вновь обращают внимание на отсутствие простого большинства у Камалова (15 – не больше половины от 30 проголосовавших), необходимого для избрания согласно п.3.3.4 Положения о Студсовете МГУ.

Начинается длительная перепалка, в ходе которой Алаева (свидетель двух аналогичных ситуаций в третьем созыве Студсовета) кричит о том, что простое большинство голосов – это относительное большинство (то есть якобы достаточно обыкновенного преимущества одного кандидата над другим). Единственный аргумент, который приводит Алаева, заключается в том, что якобы три года назад, когда при голосовании кандидат не набрал простого большинства, юридическое управление МГУ уже давало справку с разъяснением, что по отношению к Положению о Студсовете МГУ «простое большинство» означает не 50%+1 голос, а относительное. Присутствующие выражают сомнение в существовании этой справки. Примечательно, что в 2013 году, когда лидирующий кандидат набрал 9 из 25 голосов присутствовавших членов Студсовета, проректор по академической политике П.В. Вржещ, при участии которого разрабатывалось и принималось Положение о Студсовете МГУ (тогда он присутствовал на каждом заседании Студсовета МГУ), подтвердил, что «простое большинство» в Положении — это 50%+1 от числа голосующих (см. главу «Студенческий совет МГУ: третий состав (2014)»).

Алаеву поддерживают несколько членов Студсовета; ещё несколько (включая представителей ВМК) упорно утверждают, что простое большинство предполагает переход порога в 50% голосов. Не вносят ясности и представители юрфака: Станислав Шафранский в очередной раз рассказывает о неоднозначных трактовках термина «простое большинство» в российском законодательстве; Али Асадов заявляет, что «объективно выборы состоялись», но предлагает сделать запрос в юридическое управление МГУ. Алаева отклоняет предложение провести второй тур голосования прямо сейчас, как то предусматривает Положение, ссылаясь на то, что часть членов Студсовета уже покинула аудиторию (хотя необходимый кворум по-прежнему имеется). Провести второй тур в другой день она также не считает возможным, поскольку до этого дня будет легитимен старый состав, а она сама будет находиться в должности и.о. председателя, что затормозит работу нового созыва. Представитель журфака Даниил Лапин пытается сменить юридическую риторику воспитательной и задаёт риторический вопрос, кто из присутствующих пришёл работать, после чего открыто предлагает действовать вопреки законной процедуре:

- «Мы можем соблюсти термин простого большинства, мы можем запросить у юридической комиссии трактовку, правильно ли мы делаем. Либо мы можем просто проголосовать так, как мы уже проголосовали, — учесть эти голоса».

- «А мы можем ещё аплодисментами голосовать», — предлагают ему в ответ.

В итоге получасового спора представители ВМК Александр Синюков и Владимир Лазарев настаивают на том, чтобы зафиксировать набранные кандидатами голоса, обратиться в юридическое управление в понедельник и в зависимости от полученной трактовки принимать дальнейшее решение: утверждать сегодняшние результаты или проводить перевыборы. На протяжении всей перепалки оба кандидата в председатели молчат и не выражают никакой собственной позиции.

После окончания заседания в 22:30 отдельные члены предыдущих созывов Студсовета МГУ руками экс-представителя ВМК Никиты Лукьяненко дарят Марии Алаевой букет цветов и торт с эмблемой Студсовета. Аудиозапись заседания так и не будет опубликована.

 

Развитие событий замирает на выходные, но уже в понедельник, 19 декабря, в процесс выборов руководства Студсовета МГУ вмешивается и.о. проректора по реализации студенческих инициатив В.Л. Марченко. Он организует встречу с участием Алаевой, Камалова и Бекбулатова, на которой от руки пишет соглашение из нескольких пунктов, предлагая всем присутствующим его подписать. Соглашение предлагает сторонам утвердить Камалова и Бекбулатова в должностях и.о. председателя и первого заместителя (хотя подобные должности отсутствуют в Положении о Студсовете МГУ); признать новый созыв действующим; провести в феврале рабочее заседание, а в марте – перевыборы председателя. После двух часов уговоров бумагу подписывают все. Позже в «чате» Студсовета Бекбулатов назовет бумагу не имеющей силу, действия Марченко – «вмешательством в дела студенческого самоуправления», выступит за перевыборы до Нового года, а свою подпись объяснит тем, что он не хотел простаивания работы Студсовета без нового руководства. Примечательно, что в тот же день Алаева и Камалов также откажутся признавать это соглашение.

Тем временем приходит ответ 5 юридического управления, подтверждающий, что простое большинство – это 50%+1 голос. Через день в ситуацию вмешивается проректор П. В. Вржещ, вместе с помощниками обзванивая новый состав Студсовета МГУ и назначая перевыборы руководства на 22 декабря.

 

Второй тур выборов собирает наибольший за все созывы кворум: мандаты получают 37 членов Студсовета, из них присутствуют 35. Заседание проходит в более тесной аудитории 903, в которой не всем членам Студсовета хватает места за столом – опоздавшие члены совета рассаживаются по периметру аудитории вместе с гостями. Зато места во главе стола хватает проректорам П.В. Вржещу и Т.В. Кортаве, которые и открывают заседание. Кортава демонстрирует свою неосведомленность происходящим («А вы из своей среды выбирать будете?») и желает удачи. А Вржещ говорит стандартные слова об ответственности легитимно избранных представителей студенчества и вспоминает 2011 год, когда «в такие же сжатые сроки» был избран первый созыв, утвердивший то Положение, по которому сейчас пройдут выборы. Положение, по его словам, чётко исключает ситуации «безвластия и двоевластия»: новый созыв становится полномочным сразу после избрания председателя, и только тогда старый созыв прекращает существовать. Кроме того, он утверждает, что Положение чётко говорит о простом большинстве, и юридическое управление подтвердило его трактовку. Несмотря на всё это, Алаева несколько раз в течение заседания сообщает, что «нет однозначной трактовки простого большинства», чередуя это с заявлением: «Для нас самое главное – чтобы прошли честные легитимные выборы». Пользуясь случаем, Вржещ напоминает и про термин «время обучения», указывая на то, что при председательстве подсчитывается всё время, проведённое на разных ступенях образования, что было сделано для того, чтобы «дать другим поучаствовать, поработать».

Отдельным голосованием время кандидатам для ответа на вопросы урезается с 15 минут до 10 ввиду того, что многие были уже заданы в прошлом туре. Жребий на этот раз выбирает Рамзана Бекбулатова, который предлагает Надиру Камалову выступать первым.

Камалов заявляет, что «уже дал вам ознакомиться со своим выступлением» в прошлый раз, рассказывает о важности будущей работы в «хорошей добротной атмосфере» и выражает уверенность в легитимности исхода второго тура. Поддерживая поднятую тему, аспирант мехмата Сергей Морозов спрашивает Камалова о легитимности выборов председателя студсовета геологического факультета, на что тот отвечает:

- «Я сразу же, чтобы была прозрачность наших выборов, в срочном порядке собрал заседание на своем факультете и сразу же поднял вопрос о легитимности моего председательства… Было 18 человек из 24, все 18 проголосовали за».

Морозов пытается выяснить, что дало это собрание, ведь оно является, по словам Камалова, «ни в коем случае не перевыборами», хоть и «выбрало председателя», а результат оригинального голосования всё ещё не соответствует Положению о Студсовете. Алаева вновь пытается сослаться на отсутствие однозначной трактовки – на этот раз трактовки того, как проводить выборы на факультете.

- «Однозначная есть», — отвечает Вржещ под одобрительный шорох части присутствующих и зачитывает соответствующий пункт Положения. Этим он, впрочем, и ограничивается, а Камалов закрывает вопрос бодрой речью о наличии на его факультете «команды», в которую входит и проигравшая выборы председателя его нынешний заместитель – Варвара Богатчук.

Другие вопросы касаются отсутствия прогресса в ситуации с лифтами, указанными в программе Камалова и полномочий комиссий по контролю качества образования. В первом случае Камалов пересказывает ответ управления вертикального транспорта о процессе проведения тендера, затягивающемся на полгода, а во втором выражает уверенность, что вопрос несоответствия учебного процесса учебным планам, в случае игнорирования деканами, будет подниматься выше и ещё выше: «В лучшем вузе страны с этим не должно быть никаких проблем».

Рамзан Бекбулатов от выступления не отказывается, учитывая присутствие новых членов Студсовета, и вновь пересказывает программу, но уже с акцентом на принципах успешной деятельности студсовета крупного факультета под его руководством и преимуществах от внедрения их в Студсовет МГУ. Помимо грамотно выстроенного общения с администрацией Бекбулатов по-прежнему называет объединение усилий студсоветов разных факультетов, восприятие чужих проблем как своих и передачу опыта от активных студсоветов «малым».

Последним пунктом заинтересовывается председатель студсовета журфака Кирилл Рубцов, уточняя, какие именно студсоветы Бекбулатов считает неэффективными. Тот поправляет некорректную формулировку и говорит про обмен опытом по успешным проектам.

Но первой комментирует выступление Бекбулатова проректор Кортава, сообщая, что диетические столовые никто не собирался закрывать, а всего лишь «кто-то посеял панику» и «была какая-то внутренняя тревога в коллективе» (кто посеял панику, см. в главе «Малые кампании Инициативной группы»). Комментирует она и организуемые студсоветом мехмата и студентами филологического факультета и ИСАА курсы иностранных языков: «Это не Ваша заслуга, это у нас традиция в Московском университете», — и рассказывает про возможность студентам любого факультета посещать академические занятия на филфаке. Впрочем, эти курсы требуют бюрократических сложностей, которых лишены курсы от мехмата. «Меня комментировать не надо», — заявляет она на попытку Бекбулатова прояснить картину.

Представитель соцфака и сопредседатель СтудСоюза МГУ Мария Ипполитова интересуется, почему Бекбулатов не привносил предлагаемые сейчас изменения в прошлом созыве Студсовета МГУ. Бекбулатов отвечает, что не входил в руководство Студсовета и не мог регулировать процессы, протекающие в нём. По просьбе Даниила Лапина с журфака Бекбулатов называет методы сплочения коллектива: школа председателей и опробованная в студсовете мехмата система из двух параллельно работающих «чатов» совета «Вконтакте»: «важночата» (для дискуссий) и «флудочата» (для «мемов»). Последняя идея вызывает смех части присутствующих.

Наконец, представитель географического факультета спрашивает о планах Бекбулатова по борьбе: с повышением цен в магазинах на территории МГУ, на что получает ответ о необходимости их мониторинга; и с подорожанием льготного проезда на общественном транспорте, «Тут я не уверен, что на это можно как-то повлиять», — отвечает Бекбулатов, на что географ сообщает, что знает действенные методы, опробованные другими университетами. Также он интересуется о сотрудничестве с другими организациями МГУ, перечисляя их. Бекбулатов повторяет о дружеских отношениях с новым председателем ОСК Феликсом Студеникиным, сообщает о существовании опыта общения с главой студкомиссии ОПК Евгением Денисовым, выражает готовность пообщаться со СтудСоюзом; сотрудничество с Инициативной группой он «не знает, как прокомментировать», а профсоюз «Университетская солидарность» описывает как достаточно хорошую структуру, с которой стоит наладить контакт.

Напоследок у Бекбулатова спрашивают о его «команде», которая вместе с ним будет руководить Студсоветом; он отвечает, что не имеет своих кандидатур на посты заместителя и секретаря и что их должен выбрать совет.

В напряженной обстановке проходит выдача бюллетеней (на этот раз – в обмен на синие бумажки, символизирующие мандаты), после чего в присутствии всех желающих наблюдателей как из числа членов совета, так и из числа наблюдателей производится их подсчёт. Каждый из кандидатов зарабатывают ещё по три голоса – на этот раз, укладываясь в ситуацию с простым большинством: Камалов – 18, Бекбулатов – 17 без воздержавшихся. Сразу после благодарственной речи Камалова проректоры Вржещ и Кортава уходят, а совет остаётся избирать остальное руководство.

Второй тур выборов, подсчет голосов под контролем проректоров Вржеща и Кортавы

Второй тур выборов, подсчет голосов под контролем проректоров Вржеща и Кортавы

На пост заместителя выдвигаются второй представитель юрфака Али Асадов и Рамзан Бекбулатов. Хотя по Положению заместитель назначается председателем, Камалов решает провести голосование, при этом прямо высказываясь в поддержку Асадова, с которым он уже успел найти общий язык и с которым ему будет комфортно работать. Теми же 18 голосами Асадов утверждается на этот пост.

Прекративший свои полномочия и.о. ответственного секретаря Иса Казиев долго и подробно рассказывает об обязанностях этой должности, а после того, как никто не выражает желания её занять, пытается обозначить и положительные её стороны. В итоге к выдвижению сподвигают представителя ВШГА (аудита) Елизавету Салину, которой, по предположению Казиева, функции секретаря должны быть близки по роду получаемой профессии. Также утверждаются главы комитета по науке Софья Сосницкая с ВШП и пресс-службы Студсовета Василий Кузьмин с журфака.

"Селфи" в вечер после второго тура. Слева направо: Асадов, Алаева, Салина, Садовничий, Камалов

«Селфи» в вечер после второго тура. Слева направо: Асадов, Алаева, Салина, Садовничий, Камалов

 

 

Зима в Студсовете МГУ

 

Информация о дате и месте проведения первого рабочего заседания публикуется 6 накануне в «группе» Студсовета «Вконтакте» вместе с примерным планом повестки – эта традиция сохранится ещё несколько заседаний. Вход на заседание, впрочем, предполагается не полностью свободным: авторы просят студентов предварительно сообщить по почте о желании посетить заседание.

Первое рабочее заседание (в официальной нумерации – второе, но с протоколом под номером 3) проходит 16 января с кворумом 27 из 40 и посвящается, в основном, выборам глав комитетов. Однако первой темой в повестке значится выступление нового председателя ОСК Феликса Студеникина, который рассказывает всю известную на данный момент информацию об инициативе ректората по повышению бюджетных расценок проживания в общежитии (см. главу «ОСК Студеникина»). Присутствующие члены совета не выражают никакой заинтересованности в проблеме, задавая Студеникину вопросы на смежные темы. Председатель Студсовета МГУ Надир Камалов благодарит Студеникина за выступление и сообщает, что делегацию Студсовета в комиссию и.о. проректора Марченко сформирует глава комитета по общежитиям, который будет избран сегодня.

Главой комитета по социально-бытовым вопросам единогласно утверждается председатель студсовета мехмата Илья Денисов, который раньше занимался мониторингом проблемы лифтов, переселением ФДС и сбором макулатуры, а в новом созыве планирует контролировать замену лифтов и цены в столовых и буфетах МГУ. Камалов подсказывает, что «принципиально» закончить дела прошлого созыва (а именно, проекты этого комитета, который Камалов в предыдущем созыве и возглавлял): wi-fi-сеть в учебных корпусах и «курилки».

На пост главы комитета по общежитиям выдвигается студентка мехмата Екатерина Авилова. Она планирует заняться открытием переходов между секторами в Главном здании (эту работа она уже начала в рабочей группе по бытовым вопросам в студсовете мехмата, которую возглавляет), открытием гостиных в ГЗ для собраний студентов и переходом на энергосберегающие ресурсы (лампочки) в целях экономии средств на содержание общежитий. Её утверждают также единогласно.

Леван Кочои с ФМП «хотел бы предложить вам сегодня вечером создать комитет внешних связей», который будет заниматься созданием централизованной системой по трудоустройству студентов разных факультетов по примеру, уже реализованному на его факультете. Кочои утверждается при одном воздержавшимся.

И.о. главы спортивного комитета заочно утверждается Анастасия Крылова с биофака, уже занимавшая эту должность в конце предыдущего созыва. Выдвинувшаяся на пост главы культурно-массового комитета председатель студсовета факультета искусств Лейла Мухиева, наоборот, через своего представителя просит не избирать её главой до следующего заседания. На третьем отсутствующем кандидате – на этот раз, Дариги Мухамединой с ФГП на должность главы комитета по международным вопросам – у присутствующих в зале слушателей возникает вопрос о необходимости создания такого комитета, раз нет других желающих его возглавить даже из числа членов Студсовета МГУ. Сергей Морозов с мехмата описывает ситуацию создания очередного комитета как: «Нам не жалко», а члены совета после этого задают вопросы, чем комитет должен заниматься. Выясняется, что Студсовет создаёт все комитеты заново в начале каждого созыва; что на предыдущих голосованиях об утверждении глав комитетов одновременно учреждались эти комитеты; однако о последующих комитетах будет проводиться отдельное голосование о необходимости их создания. Вопрос о комитете по международным вопросам откладывается до следующего заседания.

Екатерина Кувшинова с ИСАА продолжает тему прошлого созыва и инициирует создание комитета по разработке системы скидок и льгот для студентов, обучающихся на контрактной основе. Отмечается, что существование скидок повысит интерес к МГУ среди абитуриентов и стимул к учёбе у самих студентов. Зарождается даже небольшое обсуждение связанных проблем, но Надир Камалов, стремясь уложить продолжительность заседания в два часа, торопит провести голосования за утверждение комитета и главы. При нескольких воздержавшихся и одном голосе «против» оба вопроса решаются положительно.

Продолжая с прошлого созыва вопрос разработки единой балльно-рейтинговой системы распределения ПГАС, Камалов инициирует создание рабочей группы и предлагает на пост её главы свою однокурсницу Валерию Волчкову, разработавшую эту систему на геологическом факультете. Предложение также удовлетворяется большинством присутствующих.

Не забывает Камалов и о поправках в Положение о Студсовете МГУ, которые снова не удалось принять в предыдущем созыве. Однако новое Положение «для нас очень важно, как воздух для нас», поэтому он предлагает создать рабочую группу во главе с Али Асадовым, который как человек с юридическим образованием «будет без проблем справляться с вопросами и проволочками». Асадов планирует подготовить все правки в течение месяца, обсудить и принять их в ходе обсуждений в рабочей группе, куда смогут войти все желающие учащиеся МГУ, и голосовать спустя месяц уже за проект Положения целиком. Рамзан Бекбулатов возражает, учитывая опыт прошлого созыва, когда принятию Положения в целом препятствовали разногласия по отдельным пунктам; Асадов считает, что это вопрос принципов работы в рабочей группе, которые обсудят на следующем заседании. Хотя подобный формат выдвигается в целях конструктивности и оперативности, следующее заседание состоится только через месяц. Рабочая группа и её глава утверждаются при трех воздержавшихся.

Создание комитета под названием «Благотворительный центр» инициирует студентка физфака Екатерина Соловьева, занимающаяся подобным проектом на факультете. При шести воздержавшихся создаётся и такой комитет, а затем единогласно утверждается глава.

Наконец, на пост главы самого важного, по мнению цитируемого проректора П.В. Вржеща, комитета по контролю качества образования выдвигаются два претендента. Председатель студсовета химфака Анастасия Алтухова рассказывает о введённом на факультете экзамену по русскому языку, опросе выпускников и прочих проблемах, которыми она занималась в последние годы. Экс-председатель студсовета мехмата, а ныне аспирант Алексей Матвеев сетует на то, что МГУ «движется вперед не так быстро, как хотелось бы»: абитуриенты уже рассматривают другие вузы наравне с МГУ, хотя ещё в 2000-х годах такой ситуации не было. По его мнению, это происходит из-за того, что университет – «большая махина», и необходимо получение обратной связи со студентами, на которые реагирует не как обычно: «Вы студенты, вы не можете судить о преподавателях в полной мере, закончите сначала обучение», а эффективно. Он приводит в пример ежегодные опросы по качеству образования на экономическом факультете, составленные профессиональными социологами и проводящиеся непосредственно деканатами, в то время как руководство других факультетов опасаются подобных мер. Матвеев планирует уже в январе вернуть диалог с проректором Вржещом и реализовать ещё ряд проектов, озвучить которые у него не хватает времени. Со счётом 12-6 Матвеева избирают главой комитета, после чего он предлагает утвердить Алтухову своим заместителем. После заседания в руководстве Студсовета МГУ под влиянием Марии Алаевой начнётся разбирательство, имеет ли право аспирант занимать пост главы комитета; наспех принятые в позапрошлом созыве положения о комитетах не дают отрицательного ответа на этот вопрос.

Вторым пунктом повестки является утверждение плана работы Студенческого совета МГУ на год. Он практически не содержит точных дат, но Камалов просит вносить свои предложения (который, впрочем, не оказывается).

1. Школа председателей студенческих советов – очередной выезд в пансионат МГУ с участием ректора, ориентировочно 18-19 февраля. Проведён не будет (см. далее).

2. Конкурс научных проектов «Воробьевы горы» будет проходить в два этапа: заочный (отбор работ на факультете) и очный (назначен на 18 марта). В реальности очный этап сдвинется на неделю и пройдет 24 марта.

3. Неделя Студенческого единства в середине марта представляет собой растянувшийся на несколько дней День студенческого единства, впервые проведённый в прошлом году по инициативе Студсовета. Ни того, ни другого проведено не будет ни весной, ни осенью, куда первоначально переносится мероприятие.

4. Олимпийский день предполагает мастер-классы от олимпийских чемпионов в мае (добровольцем в число организаторов вызывается Даниил Лапин с журфака) и также не будет проведён.

5. Всемирный фестиваль молодежи и студентов в Сочи состоится в октябре, и Надир Камалов уверен в том, что делегация МГУ будет там присутствовать: «Как ведущему вузу страны – я не сомневаюсь в этом». Он планирует выяснить у и.о. проректора В.Л. Марченко формат участия МГУ и предлагает организовать на Фестивале площадку по студенческому самоуправлению, чтобы поделиться (видимо, своим) опытом с другими странами. Нина Гвасалия с ФИЯР выражает готовность помочь в организации. В итоге делегации от МГУ не будет как таковой, поскольку ответственный за регистрацию от университета Марченко её не организует, и на Фестиваль попадут только самостоятельно зарегистрировавшиеся студенты.

6. Принятие положения/рекомендаций о распределении ПГАС. Принято не будет.

7. Проект «МГУ – школам». Инициатива председателя студсовета физфака Керима Беккиева, заключающаяся в организации телемостов между лабораториями и факультетами МГУ и школами. Камалов развивает тему до идей youtube-канала с видеороликами всех факультетов и кафедр, но после оценки числа кафедр в МГУ, произведённой учащимися мехмата, предлагает подумать об этом позже. В итоге проект будет реализован исключительно студсоветом физфакам, поскольку в Студсовете МГУ он интереса не вызывает.

8. Введение общеуниверситетской электронной системы. Инициатива Рамзана Бекбулатова из предвыборной программы выносится Камаловым в отдельный пункт плана. Бекбулатов критикует университетскую бюрократию, из-за которой документооборот между структурами МГУ происходит на бумаге, а университет ассоциируют с советским прошлым. Он предлагает подумать над идеей электронной системы, в которую было бы включено единое расписание занятий, распределение аудиторий, оплата за проживание в общежитиях и т.д. Его поддерживает глава информационного отдела Василий Кузьмин, предлагающий создать отдел по разработки и обслуживанию информационных технологий, и Камалов просит их с Бекбулатовым «пересечься». В итоге оба (как и весь совет) не сделают по этому проекту ничего.

9. Предоставление льгот студентам, обучающихся на контрактной основе. К концу созыва комитет Екатерины Кувшиновой не добьётся каких-либо изменений.

10. Конференция «Ломоносов». Камалов просит подумать о формате участия Студсовета в организации конференции этой весной.

11. Решение вопроса о предоставлении мест для обучения на военной кафедре. Решение вопроса об обучении магистрантов на военной кафедре. Вопрос, тянущийся с прошлого года, остаётся за Рамзаном Бекбулатовым и пока что не даёт надежды на реализацию, поскольку сам ректор обращался в Минобороны и получил отказ на просьбу вернуть сокращённые места. Надир Камалов заявляет о необходимости допустить до обучения на военной кафедре магистров первого года. К концу созыва этот вопрос также не будет проработан. Попутно обсуждается возможность обучения девушек на военной кафедре; Алексей Матвеев вспоминает давний ответ кафедры о том, что это возможно только в случае, если желающих девушек наберется достаточно для формирования отдельной группы.

12. Решение вопроса по ремонту и замене лифтов в зданиях МГУ. Камалов признаётся, что ещё не видел конкретных действий по этому вопросу, хотя бюджет и был выделен. Илья Денисов предлагает также выяснить, что было сделано по плану-графику в 2016 году. 19 января Камалов и Денисов встретятся 7 с руководством службы вертикального транспорта МГУ. Выяснится, что первоначально выделенные 600 млн.руб. на замену лифтов Госдума урезала до 200 млн.руб., на которые получится отремонтировать только 10 лифтов. Всего же из 408 лифтов в МГУ срок годности истекает у 120. С мая прошлого года были отремонтированы 10 лифтов в секторах «А», «Б» и «В». К ноябрю 2017 года замена лифтов в ГЗ так и не начнётся.

13. Мониторинг мнений студентов. Камалов говорит о необходимости закончить осенний мониторинг проблем и успеть обработать результаты к выезду, чтобы предъявить их ректору. Кроме того, он предлагает проводить небольшие «точечные» опросы (например, по качеству питания) раз в 1-2 месяца. За время работы созыва не будет проведён ни один новый опрос, а результаты мониторинга останутся неизвестными.

План работы утверждается 25 голосами «за» при 1 голосе «против» и 1 воздержавшемся.

По ходу обсуждения плана поднимаются вопросы возвращения киоска для пополнения социальной карты к станции метро «Университет» и установки терминалов «Элекснет», с которых возможна такая оплата, в общежитиях МГУ. Также Надир Камалов возмущается принципом распределения 400 билетов студентам на медовуху в Татьянин день: по 50 билетов были выданы четырём студенческим организациям (Студсовету, ОСК, ОПК и СтудСоюзу), однако ещё 200 отдали на распределение через timepad тоже СтудСоюзу.

- «Это нелогично и несправедливо», — оценивает Камалов незаинтересованность председателя СтудСоюза Владимира Шишлова в совместном распределении билетов. Перераспределения, впрочем, не происходит, как неизвестна и дальнейшая судьба 50 билетов для Студсовета МГУ. Единственной организацией, которая устроила 8 открытую раздачу билетов, станет ОСК.

Ответственный секретарь Елизавета Салина предлагает закончить заседание по истечении двух часов, но Надир Камалов ещё даёт слово главе информационного отдела Василию Кузьмину. Кузьмин рассказывает о планах развития информационных ресурсов Студсовета: создание пресс-центра с представителями всех факультетов, youtube-канал по примеру «Моховой, 9», модернизация сайта, обратная связь через сообщения сообществ «Вконтакте». Необсужденными остаются менторская служба и штрафы в библиотеках МГУ. Камалов заканчивает заседание, спрашивая замечания по поводу его ведения, после чего присутствующие делают «селфи» и расходятся. Протокол 9 заседания будет опубликован 10 спустя две недели.

 

Вечером 25 января Надир Камалов присутствует на протокольных мероприятиях, посвященных Татьяниному дню, в том числе и на неофициальном банкете в компании «ветеранов» СтудСоюза МГУ Ильи Ильина, Андрея Андриянова и действующего председателя Владимира Шишлова. Во время визита в Фундаментальную библиотеку МГУ президента РФ В.В. Путина 26 января Камалов входит в немногочисленную делегацию студентов, тщательно отобранных по линии официальных студенческих организаций, и вручает президенту сборник стихов студентов МГУ, изданный ещё год назад (тогда Алаева вручала его ректору). Студсовет остаётся недовольным информированием о подготовке к мероприятию: несмотря на то, что составлением списков приглашенных на встречу с Путиным занималась ФСО, Камалов не счёл нужным сообщить остальным членам о том, что они в списки не попали. В итоге компанию Камалову составляют Салина и Алаева.

8 февраля Али Асадов «репостит» 11 в «группу» Студсовета МГУ объявление «Высшей студенческой школы парламентаризма» (проекта «Молодой гвардии Единой России») о регистрации в проекте, лучшие участники которого смогут «пройти стажировку в Государственной Думе ФС РФ, Московской городской Думе, ВПП «ЕДИНАЯ РОССИЯ», ВОО «Молодая Гвардия Единой России»». Содержание «репоста» вызывает непонимание внутри Студсовета МГУ, и спустя несколько часов запись удаляется.

13 февраля и.о. проректора В.Л. Марченко свои приказом 12 объявляет состав шестого созыва Студсовета МГУ; в него официально входят 40 членов.

 

Анонс и повестка четвертого заседания 15 февраля публикуются 13 пресс-секретарем Студсовета в ночь накануне даты проведения; протокол и отчёт опубликованы не будут, поэтому данных о наличии кворума нет. Первым пунктом повестки следует утверждение тех комитетов, кандидаты в главы которых отсутствовали в прошлый раз. Не удаётся это сделать и сегодня: потенциальная глава спортивного комитета отсутствует, пообещав представить свою программу на следующем заседании; кандидат на пост главы международного комитета отказывается от своей идеи, а заменить её никто не хочет. В культмассовый же комитет изъявляет желание выдвинуться бывший председатель студсовета ВШТ Виктор Ткачёв, однако также отсутствует. Его представляет студентка мехмата Анастасия, проекты которой Надир Камалов оценивает как хорошие. Анастасия рассказывает о новой трактовке культмасса в МГУ – организации культурных мероприятий не «при участии студентов», когда они реализуют чьи-то идеи, а когда студенты сами их придумывают. Виктор Ткачев уже вел эту деятельность в прошлом году, организовав научно-практические конференции, вечера поэзии, показы кино, встречи с философами и искусствоведами, а «Театр утопий», по мнению Анастасии, является самой прогрессивной театральной студией в МГУ. Не все присутствующие члены Студсовета осознают новый формат, интересуясь, будет ли в ряду этих мероприятий значиться «День студенческого единства», прошедший в прошлом году по шаблонной схеме традиционных протокольных мероприятий.

Анастасия говорит о необходимости обратной связи со студентами – портала в соцсетях, где они смогут делиться идеями и включаться в работу культмассового комитета. Работа комитета будет заключаться в просвещении студентов и организации фестивалей «нового типа» — таких, как фестиваль «Background» 14 в гостиной ГЗ, который осенью Анастасия организовала при поддержке студсоветов мехмата и ВМК на добровольных началах без каких-либо бюджетов. Теперь в планах Ткачева и Анастасии – новые фестивали и встречи с интересными личностями весной, но уже при информационной поддержке Студсовета МГУ. Надир Камалов положительно оценивает инициативу и прогнозирует избрание Ткачева руководителем комитета (Анастасия будет его заместителем) на следующем заседании, чего, впрочем, так и не состоится. Последующий месяц руководство Студсовета МГУ будет находиться в состоянии конфликта с активными студентами и частью совета, а Анастасия уже через неделю станет одним из недовольных голосов грядущего скандала. В итоге культмассовый комитет Студсовета так и не будет сформирован, и весенний, уже более масштабный, фестиваль «Back2Future» 15 Анастасия организует также самостоятельно.

С подробностями о проекте «Телемост со школами» выступает заместитель председателя студсовета физфака Артём Морозов, рассказывая об опыте организации первых таких мероприятий на факультете и о готовности ректора выделить 3 млн.руб. на развитие телемостов на физфаке. Попытка расширения проекта на другие факультеты МГУ так и не будет предпринята этим составом Студсовета МГУ. Надир Камалов попутно рассказывает о встрече с заместителем начальника управления информации и медиакоммуникаций МГУ А.Д. Жилкиным, который рассказал о планах съёмки видеороликов об университете и факультетов для публикации на сайте МГУ и специальном youtube-канале. Желание помогать с этим проектом выражают Даниил Лапин с журфака и Ольга Бурбо с ВШБ (итоги деятельности неизвестны).

Софья Сосницкая рассказывает о деятельности научного комитета: информировании факультетов о конкурсе «Воробьевы горы» и даже работа с документацией для него; встрече с проректором по науке А.А. Федяниным, который дал поручение комитету и Совету молодых учёных разработать положение для комиссии по финансовой поддержке молодых ученых к мартовскому совету деканов у ректора; и включении Студсовета в соорганизаторы конференции «Ломоносов».

Софья Сосницкая

Софья Сосницкая

Выездная Школа председателей студсоветов намечается на 3-5 марта; участие ректора в ней практически гарантировано. Камалов считает, что эта встреча – «единственная возможность, когда мы сможем обсудить вопросы. Потому что, вы понимаете, ректор сюда не придет и не будет с вами сидеть на каждом заседании, спрашивать, как у вас дела». Он планирует собрать по пять вопросов с каждого комитет и ещё пять общих вопросов для этой встречи, разделив условное «кран потёк» и «хорошие, по существу, вопросы». Камалов интересуется у Студсовета пожеланиями по программе выезда, и Рамзан Бекбулатов предлагает включить рассказ о реальных достижениях студенческих советов, например, факультетских. Анастасия Алтухова предлагает провести также мозговой штурм и разработку проектов для презентации ректору – Камалов считает, что это предстоит успеть сделать до выезда, поскольку ректор появится уже в первый день «школы». Звучат также предложения мастер-класса по привлечению инвесторов в проекты студсоветов.

С планами по организации велопарковок на территории МГУ выступает студент ФББ Иван Кузнецов, инициатор опроса в «группе» Студсовета МГУ «Вконтакте». По его мнению, важно поставить новые стоянки около корпусов МГУ (в первую очередь, около общежитий), сделать крыши у уже существующих, добавить видеонаблюдение и освободить от шлагбаумов проезд по велодорожкам. Присутствующие отмечают, что подобными вопросами уже занимается Илья Денисов и ОСК МГУ, а Надир закрывает тему, отвечая, что это – пример хорошего вопроса ректору на выезде.

Председатель студсовета физфака Керим Беккиев рассказывает о ситуации с возмещением утерянных книг в библиотеках МГУ: например, сотрудники библиотеки физфака заставляют взамен утерянных книг покупать новые, которые стоят более тысячи рублей. Беккиев просит всех председателей узнать о ситуации на своём факультете и повлиять на финансирование библиотек деканатами.

Глава комитета по контролю качества образования Алексей Матвеев рассказывает о встрече с Надиром и проректорами П.В. Вржещом и К.В. Миньяр-Белоручевым; первый согласился на встречу с представителями факультетских комитетов по контролю качества образования, а также переживает о не обновляющемся разделе с нормативными документами по учёбе на сайте МГУ, предлагая студентам организовать «общественный контроль». «Это, конечно же, не наша работа», — признаёт Матвеев, но надеется, что когда-нибудь Вржещ поможет Студсовету в обмен на такую помощь. Второму проректору импонирует предложение о получении дополнительного образования (преподаватель, переводчик и др.) для учащихся МГУ.

Что касается других комитетов Студсовета, то Камалов отмечает планы по решению социально-бытовых вопросов у Ильи Денисова (посадка деревьев на пустыре на новой территории МГУ, опрос по велопарковкам, ремонт в туалетах ГЗ), а об остальных сообщает, что в них сложно начать работу без готовых проектов.

Полчаса уходит на обсуждение нового положения о назначении повышенной стипендии (ПГАС), а в пункте «Разное» напоминаются проблемы отсутствия социальных карт у аспирантов (один из членов совета поясняет, что социальные карты полагаются только студентам, а аспиранты прописаны в федеральных законах как обучающиеся); сокращенных квот на военной кафедре и возвращения киоска для пополнения проездных к станции метро «Университет». По всем ним планируется написать или уже были отправлены письма. Кроме того, Рамзан Бекбулатов инициирует опрос по качеству обслуживания в поликлинике МНОЦ МГУ после нескольких случае ложной постановки диагнозов её врачами.

В самом конце заседания у Али Асадова интересуются состоянием новой редакции Положения о Студсовете; Асадов признаётся, что считает неправильным делегировать кому-либо возможность аккумулировать все поправки, поэтому займётся ими, как только у него появится свободное время на следующей неделе. Он всё ещё «переполнен оптимизмом», что совет успеет принять поправки на мартовском заседании, чего не произойдёт. Попутно обсуждается трактовка пропорционального представительства курсов и потоков в студсоветах факультетах (некоторые члены совета не готовы отдавать большую квоту младшим курсам ввиду их неопытности).

 

Выездная «Школа председателей студенческих советов» первоначально планируется на выходные 17-19 февраля, но после отказа большого числа членов Студсовета переносится на 3-5 марта. В феврале появляется проект программы 16 выезда, задачами которого значатся: «Сплотить команду Студенческого совета, сформировать единое представление о роли Студенческого совета в МГУ, определить точный план деятельности Студенческого совета на год»; «Повысить уровень компетентности членов Студенческого совета МГУ»; «Найти новые реализуемые на практике варианты решения актуальных студенческих проблем и инициатив в Университете»; а также «Сформировать основные вызовы студенческого самоуправления в стране на ближайшие 5-7 лет».

Опасения части членов Студсовета вызывают такие лекции «школы», как «История, структура Студенческого совета МГУ, организация работы в Студенческом совете МГУ» и «Лекция по молодежной политике в современной России», полезность которых зависит от лекторов, а также полное отсутствие дискуссий и обсуждений. Но имена лекторов и спикеров в черновике программы не указываются по тривиальной причине их отсутствия. В «чате» Студсовета анонсируется только одна кандидатура: замдекана ФГП с темой молодежной политики в РФ, в которой однозначно угадывается бывший заместитель президента СтудСоюза МГУ Алексей Андреев (см. главу «Студенческий Союз Ильина»). По некоторым данным, Али Асадов планирует пригласить часть спикеров с «высшей школы парламентаризма» – проекта «Молодой гвардии Единой России». Неизвестными остаются и ведущие мастер-классов «по взаимодействию с органами управления МГУ» и «по вовлечению в деятельность Студенческих советов студентов», как и ответ на вопрос, почему этим навыкам не пытаются обучить членов Студсовета МГУ в рабочем порядке.

В конце концов, в марте Надир Камалов объявляет Студсовету, что у пансионата МГУ «Красновидово» «возникли проблемы с принятием нашего выезда», и, несмотря на то, что Камалов «последние несколько дней головой об стенку бился», «школа» отменяется. Однако согласно данным от людей, близких к ректорату, причиной отмены выезда становится скандал на собрании Студсовета 22 февраля (см. далее), который ректор В.А. Садовничий расценивает как «выпад» против Правительства РФ и после которого и.о. проректора В.Л. Марченко отказывается согласовывать список лекторов.

 

 

Студсовет МГУ во время скандала с фестивалем «Весна» («Ласточкино гнездо»)

 

18 марта 2017 года на Смотровой площадке МГУ проходит политический митинг-концерт «Весна», посвященный трёхлетию присоединения Крыма к России. Весь день на территории МГУ перекрыто движение любого транспорта; через территорию МГУ от метро до сцены проходят десять тысяч участников концерта; на самом концерте толпа зрителей пестрит символикой всевозможных системных политических партий и движений («Единая Россия», ЛДПР, «Справедливая Россия», «Зелёные», «Партия роста», «Национально-освободительное движение» (НОД), «Боевое братство», «Донецкая народная республика», националисты и движение SERB); салют запускают в 200 метрах от общежития ГЗ. Подробнее история рассказана в главе «Защита территорий МГУ», а здесь мы подробнее расскажем о роли Студенческого совета МГУ в этом скандале.

 

 

1. Студсовет на встрече с АП и публикация опроса (14-21 февраля)

 

14 февраля 2017 года в стенах МГУ проходит закрытая встреча руководителей Студенческого совета МГУ и Студенческого Союза МГУ с некими организаторами предполагаемого «концерта», который должен состояться на площадке перед Главным зданием МГУ 18 марта. Во встрече принимают 17 участие председатель СтудСоюза Владимир Шишлов, сопредседатель СтудСоюза Амин Осмаев и заместитель председателя Студсовета Али Асадов (председателя Студсовета МГУ Надира Камалова на встречу не пускают без паспорта). Участники встрече дают предварительное согласие неизвестным организаторам на свою поддержку грядущего концерта, не только не поинтересовавшись мнением студентов, но и не оповестив их о происходящем.

На следующий день, 15 февраля, председатель ОСК МГУ Феликс Студеникин предаёт гласности эту ситуацию на встрече 18, 19 жителей ДСЛ с и.о. проректора Марченко и главой муниципалитета района Раменки С.Н. Дмитриевым. На проходящем в одном время со встречей заседании Студсовета МГУ представитель мехмата Рамзан Бекбулатов интересуется у Надира Камалова:

- «Тебе, как председателю Студсовета, никто не говорил про мероприятие в начале марта у ГЗ какое-то громкое?»

Камалов переспрашивает, а Али Асадов уточняет: «А о чём речь?». Однако Бекбулатов не знает подробностей, а Камалов обещает выложить информацию, когда она появится.

16 февраля в МГУ приезжают сотрудники Администрации президента РФ: экс-глава «Молодой Гвардии Единой России», куратор молодежной политики в РФ, заместитель начальника управления внутренней политики Тимур Прокопенко и референт этого управления Евгений Грачёв. Они встречаются с ректором МГУ В.А. Садовничий (другие участники встречи и её результаты неизвестны), а затем проводят встречу 20 (стенограмма 21) с главами трёх студенческих организаций (Камалов, Шишлов, Студеникин) и некоторыми другими пожелавшими членами этих организаций в комнате ОПК 1018 сектора «А» ГЗ МГУ. Хозяевами этой встречи выступают проректор В.Е. Подольский и и.о. проректора В.Л. Марченко. Надир Камалов на встрече преимущественно молчит, а Подольский приоткрывает роль Али Асадова в происходящем, инициируя диалог с ним:

- «Али, я вчера слышал, что Студенческий совет сразу был горячо за то, чтобы это делать. Это правда?», — спрашивает Подольский.

- «Я как присутствующий на собрании скажу, что мы сразу позитивно отнеслись к самому формату…», — уклончиво отвечает Асадов.

- «Так я вам хочу сказать, что это ваша инициатива. А вы говорите, «голос услышан»», — сообщает Подольский.

- «Что касается нас всех, я думаю, мы соберем какую-то небольшую такую координационную группу, которая будет представлять каждую организацию, и постараемся не упустить ни одного такого момента негативного», — обещает Асадов.

Тимур Прокопенко несколько раз ссылается на то, что проведение фестиваля перед ГЗ – это «всё-таки ваша идея» и «инициатива от соответствующих молодежных и студенческих объединений в вашем вузе». Он сразу оговаривается, что грядущий фестиваль – «это не массовое политическое действо с какими-то лозунгами» и, более того, «нет никакой задачи сгонять какие-то митинги, людей, я не знаю, ЖКХ, системы здравоохранения; сюда пойдут только те, кто хочет».

В тот момент, когда встреча практически заканчивается, Надир Камалов просит предоставить наиболее подробную информацию по мероприятию, и Прокопенко сообщает:

- «Ну всё на словах, 18 марта – это годовщина воссоединения чего с чем знаешь… В основном всё, что сейчас есть, вот – активности, вот – выступающие, вот – некий список, достаточно легкий. Единственное, конечно, мы сюда еще вставим пару политических выступлений, потому что все-таки годовщина воссоединения. Нельзя от этого уходить вообще. Кто-то выступит, я не знаю, да, из политиков. Вот. Скажут, всё-таки, что такое событие там было, да. Ну, как бы, отнеситесь с пониманием».

Подытоживая собрание, Марченко прямым текстом инструктирует руководителей студенческих организаций: «Когда разойдетесь, начните в соцсетях там какую-то активность. Не надо позиционировать это мероприятие сейчас в соцсетях, что вам его, так сказать, спустили сверху. Вот это вот было бы очень неправильно. [...] Ну, собственно говоря, вы должны обставить так: что есть возможность для проведения такого мероприятия. Вот давайте мы подумаем, в каком формате, как бы интересно его сделать. Если люди при этом напишут, что категорически против, значит, [вы] не так написали».

 

Камалов и Асадов скрывают информацию о встрече от широкого круга членов Студсовета МГУ, делясь ею, вероятно, только с приближенными членами. Лишь 19 февраля Студсовет публикует в своей группе пост 22, в котором фестиваль обозначен как «главный весенний фестиваль молодёжи», а политическая составляющая и вовсе опущена. Прикрепленный к посту опрос «Хотели бы вы, чтобы наш Университет стал площадкой для проведения весеннего мероприятия?» предлагает студентам некорректный выбор между согласием на конкретный фестиваль и отказом от любых фестивалей на территории МГУ. После того, как в комментариях студенты указывают на неполную информацию и некорректный опрос, авторы меняют текст 23, упоминая, в том числе, «день воссоединения Крыма с Россией» и «выступления политиков». В посте также перечисляются обещания организаторов:

«[...] концертная и развлекательная программа фестиваля будет согласовываться со студентами. Также будут учтены пожелания наиболее уязвимой категории студентов – проживающих в общежитии – по предоставлению гарантий безопасности и установке шумоподавляющих конструкций на день проведения мероприятия».

Наконец, наличие опроса «Хотели бы вы, чтобы наш Университет стал площадкой для проведения главного молодежного фестиваля весны «Ласточкино гнездо»?» обосновывается необходимостью Студсовета «принять решение, согласны ли мы на проведение мероприятия при соблюдении требований безопасности, учета интересов и мнения студентов». По задумке авторов, опрос должен окончиться 20 февраля в 19 часов, однако в указанное время итоги подведены не будут из-за разгоревшегося скандала.

Вскоре после того, как в новом опросе начинает лидировать вариант «Нет, я против проведения данного фестиваля на территории МГУ», пост начинают активно распространять окружение Асадова и Шишлова из молодежных организаций: например, сам Али Асадов 24 с комментарием: «Друзья, планируется, на мой взгляд, очень важное мероприятие. Давайте поддержим!», Амин Осмаев 25, Владимир Шишлов 26, «группа» СтудСоюза 27 и администрируемые им «паблики» 28, 29, с единым комментарием:

«Наша позиция такова – принять участие в организации крутого и масштабного мероприятия было бы колоссальным опытом для Студенческого Союза МГУ и его команды. [...] Сейчас нужен голос каждого из вас, чтобы мы понимали, хотите ли вы также, как и мы, организовать этот праздник или у вас есть иные соображения».

Опрос распространяют и за пределы МГУшных «групп» и «пабликов»: например, «пост» попадает 30 в «группу» «Молодежного собрания ГД ФС РФ». Но самый большой прирост голосов за вариант: «Да, считаю проведение данного фестиваля на территории МГУ хорошей идеей» происходит в ночь с 19 на 20 февраля, когда среди проголосовавших оказываются 31, 32 замеченными сотни «фейковых» аккаунтов с 2-3 аккаунтами в друзьях и с недавней датой регистрации. Спустя три недели эти аккаунты уже будут заблокированы 33, однако на тот момент обеспечивают лидерство первому варианту к озвученному «дедлайну» окончания опроса.

Инициативная группа МГУ также несколько раз репостит 34 «пост» Студсовета, сопровождая его комментариями о визите в МГУ представителей Администрации президента и исследованием «накрутки» голосов. Также ИГ прямо называет фестиваль «большим политическим мероприятием».

 

На следующий день, 20 февраля, Али Асадов самовольно публикует 35 в «группе» Студсовета МГУ обращение к студентам, в котором заявляет о своей поддержке «главного весеннего фестиваля молодёжи» и считает, что отказ Студсовета от принятия решений совместно с организаторами даёт последним основания не советоваться со студентами и «действовать по старинке». Али предлагает «отстоять право принять предложенный формат и реализовать его максимально успешно, чтобы вред студентам был минимален, общее мнение было учтено и подавляющее большинство было довольно».

«Я уверен в своих словах и публично заявляю: если мероприятие пройдет неудачно или инициативы студентов до конца услышаны не будут – я досрочно сниму с себя полномочия и больше не буду участвовать в общественной жизни Университета. Даю слово», — обещает Асадов и заканчивает обращением выпадом в сторону Инициативной группы: — «Фарс на тему того, что это политическая акция, митинг и прочее, не более чем провокация – не ведитесь. Данный Фестиваль приурочен к событиям 18 марта, но не посвящен им. Политики в нем будет меньше, чем позитивных новостей в паблике ИГ».

Заявление Асадова вызывает возмущение студентов как в комментариях, так и в «чате» Студсовета, вынуждая его вскоре удалить свой «пост».

Заявление Али Асадова

Заявление Али Асадова

 

 

2. Заявления Али Асадова в СМИ (21-22 февраля)

 

20 февраля в своём новом «посте» 36 ИГ подробно описывает прошедшую встречу и озвучивает три основные проблемы, связанные с фестивалем: неудачный выбор места для его проведения вблизи жилых корпусов; социальная напряженность между студентами разных политических взглядов из-за отказа от политической нейтральности вуза; использование имени МГУ в карьерных целях членами студенческих организаций. После «репостов» в новостной ленте ИГ историей заинтересовывается ряд СМИ, выпускающих материалы о попытке АП выдать свою инициативу за студенческую, минуя мнение самих студентов.

Единственный раз на вопросы журналистов отвечает 37 председатель Студсовета МГУ Надир Камалов, заявляя:

- «Мы как представители студентов не можем его [фестиваль – прим.] поддерживать, потому что есть голоса за, есть голоса против».

Выступает также пресс-секретарь Студсовета МГУ Василий Кузьмин:

- «Мне кажется, студенты голосовали не столько против самого этого большого мероприятия, сколько против того, что это мероприятие будет политизированным. Когда его покажут по центральным каналам — высотка, фестиваль, все будут счастливы, — у зрителей будет складываться впечатление, что студенты [это] поддерживают».

Комментарии со стороны Студсовета МГУ даёт преимущественно Али Асадов, отрицая факт предложения АП представить инициативу проведения фестиваля как студенческую и обвиняя Инициативную группу в разжигании политического скандала. В Студенческом совете МГУ, должностью которого представляется Асадов в СМИ, подобные выступления не согласовываются, и становится о них известно лишь постфактум.

27 февраля в «Новой газете» Али Асадов уверяет 38, что «активисты не знали, что фестиваль будет носить политический характер», и обвиняет в накрутке голосов Инициативную группу: «У них сформированная аудитория. Они вообще начали репостить это в украинские «паблики». В комментарии набежали неадекватные люди! Добрая инициатива – узнать мнение студентов – превратилась благодаря им в арену политической пропаганды. Нас втянули в политический скандал, который они сами же придумали».

Помимо ответов на вопросы тех СМИ, которых интересует позиция обеих сторон конфликта, Али Асадов обращается в прокремлевское издание «Ридус», где 22 февраля выходит статья 39 под заголовком: «Учащихся МГУ втравили в скандал с политическим окрасом». Здесь причиной скандала называется «инициатива учащихся вуза о проведении фестиваля», а Асадов отрицает, что подобную инициативу предложили представители АП:

«На самом деле это не так. О возможности такого фестиваля мы узнали в ректорате нашего университета. Эта новость показалась нам интересной. И мы, как участники студсовета, решили уточнить её у сотрудников администрации президента в ходе встречи по поводу грядущего Всемирного фестиваля молодежи и студентов. Нам рассказали, что да, фестиваль планируется, однако формат этого мероприятия будет особенный: авторами праздничной программы должны стать сами студенты. Данная информация весьма нас воодушевила, и мы, думаю, готовы побороться за то, чтобы фестиваль состоялся на базе МГУ».

Асадов упоминает студентов, ссылающихся на бытовые причины недовольства фестивалем, и противопоставляет им Инициативную группу МГУ, приписывая ей высказывания, не имевшие места: «Тем не менее, — отметил Асадов, — нашлась инициативная группа, состоящая из нескольких человек, которая приписывает нам какую-то политическую ангажированность. Возможно, они придерживаются неких оппозиционных взглядов, не знаю. Но нас безосновательно выставили чуть ли не организаторами митинга, эдакими активистами, которые сами пошли в администрацию президента и что-то там предложили. Это абсолютно не так. Мы самые обычные студенты, и попросту хотим привнести в свою жизнь больше красок».

 

 

3. Скандал на собрании Студсовета МГУ (22 февраля)

 

Споры в «чате» Студсовета МГУ не утихают несколько дней после объявления полной информации о фестивале в «посте» с опросом. На вечер 22 февраля руководство Студсовета МГУ планирует провести два собрания: одно – закрытое «экстренное» – для обсуждения внутренних вопросов совета (каких именно, останется неизвестным) в 19:00, второе – для публичного обсуждения фестиваля «Ласточкино гнездо» со студентами в 20:30. О закрытом собрании секретарь Студсовета Елизавета Салина сообщает всем членам совета накануне ночью; об открытом информация публикуется в «группе» Студсовета утром. Закрытость собрания заместитель председателя Студсовета Али Асадов объясняет в «чате» тем, что «если будет много крикунов, мы ничего не сможем обсудить». «Затыкать нам завтра придётся многих [студентов], иначе мы ничего не получим», — анонсирует Асадов. Опасаясь того, что своё решение по фестивалю Студсовет примет за закрытыми дверьми, ИГ приглашает 40 студентов посетить оба собрания, поскольку закрытые собрания не предусмотрены Положением о Студсовете МГУ.

К началу закрытого собрания 41, 42 в аудитории 907 в ректорате приходит не менее десятка студентов, не являющихся членами Студсовета и преимущественно незнакомых между собой. В тот же момент становится известно, что аудитория проведения заседания меняется; позже и.о. проректора В.Л. Марченко признается, что не дал 907-ую для собрания студентов. Камалов, ранее анонсировавший её в «группе» Студсовета, отправляется на поиски новой, и все перемещаются в небольшую семинарскую аудиторию 829 на геологическом факультете.

Помимо членов Студсовета МГУ и руководства ОСК в лице Феликса Студеникина и Владислава Сергеева, в помещении находятся руководители глав комитетов Студсовета и несколько учащихся, а также и.о. проректора В.Л. Марченко, который активно поддерживает требование председателя Надира Камалова покинуть помещение всем, кроме себя, членов Студсовета и ОСК. В ходе перепалки с несколькими другими студентами, отказывающимися покидать аудиторию, выясняется, что в их присутствии «собрания и обсуждения не состоится» (со слов Марченко) и «в данной ситуации ты [аспирант биофака Геворг Папоян – прим.] посторонний» (со слов председателя студсовета ФГУ Александра Полилова). Примечательно, что ни один член Студсовета МГУ не вступается за учащихся своих факультетов.

После десяти минут споров гости выходят за дверь, и Камалов переключается на главу пресс-службы Студсовета МГУ Василия Кузьмина, также не являющегося членом Студсовета МГУ. В этот момент за дверью слышатся удары, обусловленные появлением у входа в аудиторию десятка студентов спортивного телосложения с младших курсов геологического факультета. Геологи блокируют проход в аудиторию, не пропуская внутрь не только гостей, но и члена Студсовета МГУ, председателя студсовета мехмата Илью Денисова. Надир Камалов лично отправляется к дверям и, не торопясь освободить проход от студентов своего факультета, спрашивает Денисова:

- «Смотри, Илья, ты гарантируешь порядок при проведении заседания?».

В ответ на вопросы Денисова Камалов и Асадов отвечают, соответственно:

- «Я тебя пропускаю» и

- «Илья, ну зайди, пожалуйста. Пропускаем, пропускаем».

Инцидент исчерпывается с приходом проректоров П.В. Вржеща и Т.В. Кортавы. Кортава впускает обратно в аудиторию всех желающих и спрашивает повестку собрания, которую никто не может огласить, включая председателя Камалова, повторяющего, что здесь проходит «внутреннее собрание» для решения «внутренних вопросов». Проректор Вржещ перехватывает инициативу и произносит длинную речь о роли студсоветов в распределении повышенной государственной академической стипендии – этой темой он объясняет своё появление на собрании. Ему вторит проректор Кортава, подменяя упомянутый фестиваль «Ласточкино гнездо» Всемирным фестивалем молодёжи и студенчества в Сочи осенью 2017 года, после чего, учитывая отсутствие повестки, заявляет:

- «Коллеги, я предлагаю сегодняшнее мероприятие свернуть».

Вржещ сообщает о «предпраздничном дне», в честь которого «никаких в аудиториях у нас собраний нет» и в который «нужно готовиться, праздновать и так далее». На сороковой минуте собрания Камалову удаётся сформулировать причину «закрытости»:

- «У нас внутри коллектива Студенческого совета МГУ возник определенный конфликт, который мы должны своим составом решить».

И.о. проректора В.Л. Марченко, «куратор» Студсовета МГУ (со слов Т.В. Кортавы), решается объяснить формат происходящего только через пять минут после прихода проректоров («Это неофициальное собрание Студсовета»), а ещё через полчаса молчания подсказывает:

- «Будем закрывать сегодня собрание и расходиться».

Под аплодисменты части присутствующих проректор Вржещ сообщает, что «никаких закрытых, каких-то полностью закрытых, у вас заседаний не может быть. Никаких у вас не может быть внутренних каких-то проблем».

- «Если это вопросы Студенческого совета, то это не частные вопросы Студенческого совета, потому что Студенческий совет – это не частная организация. Это выборный орган», — скажет он спустя несколько минут и напомнит о возможности переизбрания руководства. Когда эту же мысль выразит одна из гостей собрания, Камалов ответит ей:

- «Вы не члены Студенческого совета МГУ, вы не имеете права поднимать эти вопросы».

Через час после начала собрания Камалов объявляет его несостоявшимся и просит членов Студсовета расходиться, однако его никто не слушает. Зато слушают студентку мехмата Анастасию, которая возвращает присутствующих к главной теме последних дней, ради обсуждения которой многие пришли на собрание, — фестиваль. Сквозь многократные попытки Камалова, Асадова и Марченко перебить хронологию предшествующих событий в её исполнении, Анастасия всё же доносит до аудитории информацию о единоличных решениях руководства Студсовета. Вскоре в дискуссию возвращается Кортава, сообщающая, что раз в ректорат не пришла никакая бумага о проведении фестиваля, то «никакого фестиваля, никакого “Гнезда ласточкиного” нет». Вржещ произносит речь об университете вне политики и намекает на то, что опрос Студсовета о фестивале был провокационным «вбросом»:

- «Вбрасывать в студенческую среду вот такие вот провокационные вопросы или там начинать голосовать, спорить с кем-то или друг с другом, представлять кого-то в политике – никому не позволено. И вот если вы по этой дорожке пойдете, тем более Студенческий совет МГУ – это будет категорически неправильно. Поэтому давайте решать свои проблемы – учебные, стипендиальные».

Когда Кортава предлагает выслушать всех студентов, Камалов начинает повторять:

- «Ребят, члены Студенческого совета, вы свободны! Члены Студенческого совета МГУ, вы свободны, можете уходить. Татьяна Владимировна, дайте мне руководить процессом. [...] Это моё собрание!»

Впрочем, его снова никто не слушает, и на помощь приходит представитель журфака Даниил Лапин. Он пытается обвинить во внутреннем конфликте человека, отвечающего за информационную политику в «группе» Студсовета МГУ – главу пресс-службы Василия Кузьмина. Когда сделать это не удается, слово берёт Али Асадов, излагая свою версию событий вокруг фестиваля. Он признаётся, что «формат нам понравился, ну, вот, непосредственно мне он понравился», и утверждает, что 16 февраля представители АП заверили: «В мероприятии политики не будет». Однако некоторые студенты-гости продолжают настаивать на том, что выбранная дата фестиваля является политической.

Когда основные факты озвучиваются, выступает Марченко, заверяя об отсутствии на фестивале политики, об отмене светового шоу и переносе салюта от Главного здания:

- «Вся шумиха, которая поднята с политизацией этого мероприятия – она в сто раз больше того, чем даже организации предполагали на этом мероприятии сделать. Т.е. там не планируется никаких лозунгов, так сказать, посвященной любой политической теме. Там не планируется курток, флагов “Единой России”, “Наших” и других организаций, которые вызывают большую любовь у студентов Московского Университета. Там не планируется… ну, каких-то специальных музыкальных номеров, которые будут посвящены той или иной теме. [...] Все стрельбы от Московского Университета убраны, их не будет. Будут стрелять от “Лужников”, вот с той стороны Москва-реки, здесь никаких шумовых эффектов в этом плане нет».

Более того, Марченко решается противоречить обещаниям Тимура Прокопенко о решающем слово студентов при выборе места проведения фестиваля и заявляет:

- «Ну, вы поймите, так сказать, что вот что сейчас мы имеем: Москва, ну я не знаю там, правительство или какой-то там департамент профильный на своей территории, за свои деньги, своими усилиями проводит для москвичей, для молодежи, в том числе для студенческой молодежи, определенные мероприятия. Мнение, так сказать, согласование, так сказать: согласен университет или не согласен, согласен ли студсовет или нет, согласны студенты или нет – этого не было ни на одном из семи предыдущих там за несколько лет мероприятий, чтобы наше мнение кто-то спрашивал: согласны мы или нет».

Камалов, пытаясь разбавить повторяющиеся реплики Вржеща о «вбросе», произносит:

- «Ребят, смотрите, еще раз. Всякий раз, когда у руководства Студенческого совета в лице меня и Али спрашивали: готовы ли вы выступить с инициативой проведения данного мероприятия, всякий раз, повторяю, всякий раз мы говорили: нужно изучить мнение студентов по этому поводу».

- «Не надо!», — посмеиваясь, несколько раз повторяет Вржещ, но Камалов продолжает:

- «Факт того, что очень много людей «за», также очень много людей «против». Ситуация неоднозначная. Поэтому Студенческий совет не может выступать с инициативой проведения данного мероприятия».

Затем следуют реплики присутствующих; в частности, одна из студенток-гостей перечисляет мероприятия, прошедшие недавно у стен ГЗ («Круг света», забег «Сбербанка») и задаёт риторический вопрос:

- «Скажите, почему у нас такое ощущение, что мы учимся на ВВЦ? [...] Почему у нас учебное заведение превращается в развлекательные мероприятия каждые три месяца?».

Её поддерживает председатель студсовета экономфака Дарья Ваулина, став одним из немногих членов Студсовета МГУ, хоть что-то сказавших в ходе собрания. Однако почти сразу она переводит тему в плоскость абсурдности защиты прав студентов после того, как их мнение спросили, ведь перед прошлыми мероприятиями, когда его не спрашивали, никто и не думал их защищать:

- «Если бы мы вообще не спрашивали мнение студентов, а просто сказали: “Ребят, будет клёвое мероприятие. Приходите, посмотрите”, все бы сказали: “Вау! Как классно, у нас будет концерт около Главного здания, давайте все сходим”. А сейчас: “Мы можем на что-то влиять, мы можем отменить это. Да, это же, действительно, там права студентов, давайте попробуем их защитить!”. Я считаю, что это вообще, абсолютно, ну, не то, чтобы не наше дело – защищать…»

- «Я прослушала, как вас зовут, но вот мне сейчас очень сложно политкорректное слово подобрать», — с возмущением встаёт председатель студсовета биофака Ольга Воробьева. — «Объясняю, Положение Студсовета, первый пункт. Начиная с первого пункта, Студсовет существует для того, чтобы защищать права студентов…»

- «Я согласна, но на уровне факультетов, выплата матпомощи, распределение стипендии…», — ограничивает сферу деятельности студенческого самоуправления Ваулина.

Большинство хоть немного вычлененных из общей перепалки диалогов не обходится без ремарок и шуток проректора Кортавы: она считает нужным прокомментировать или что-нибудь уточнить у каждого выступающего, став лидером собрания по количеству произнесенных реплик. Например, после недовольства Воробьевой навязываемой музыкой под окнами общежитий Кортава комментирует:

- «Вы молодые, красивые, концерт тут, понимаешь, музыка тут, понимаешь, будет до девяти играть. Трагедия какая! Вот поэтому это музыка, это праздник, вообще говоря, ну а что, вы молодые люди, а когда вы будете слушать музыку?»

Посреди этих микродискуссий Али Асадов успевает озвучить главную ошибку Студсовета – желание узнать реальное мнение студенчества:

- «Нам нужно было просто собрать, грубо говоря, пожелания, вне зависимости от того, будет проводиться мероприятие или не будет. Но мы, [...] по своему недомыслию, может быть, поверили в свои силы, мы поставили вопрос, будет оно проводиться или нет. [...] Вот нам нужно было собрать общие, грубо говоря, пожелания, что нужно учесть. А мы поставили вопрос некорректно, вот наша ошибка».

Марченко пытается переключить внимание с, по его мнению, надуманной проблемы фестиваля («Два раза в году мы фестивали любые переживём») на действительно актуальную – ночные гонки на Смотровой, вероятно, считая недовольства обоими проблемами несовместимыми. Анастасия с мехмата возвращает его к политической составляющей фестиваля, и Марченко заявляет, что политики на нём не будет:

- «Не политика, было сказано: два выступления. Слово “политика” было сказано? [...] Вы где-то видите здесь [в Университете – прим.] политику? Это проводит не МГУ, не на территории МГУ».

Наиболее близко к обсуждению возможности выступить против проведения фестиваля Студсовет МГУ подходит спустя полтора часа собрания, когда Али Асадов заявляет:

- «Сказать: «Мы против» мы не можем, потому что это территория не наша».

- «Секунду… Мы можем. Мы можем сказать, что мы против. Но там это никого интересовать не будет, понимаешь!», — решает Александр Полилов с ФГУ.

- «Вообще-то будет. Потому что если в СМИ будет информация, что против мнения студентов было проведено мероприятие…», — рассуждает Максим Казарновский с ФФМ, однако все три проректора оперативно «забалтывают» это направление дискуссии.

Али Асадов рассказывает, как в закрытой «группе» Студсовета «Вконтакте» голоса «за» и «против» фестиваля разделились в отношении 10 к 9 и как «мероприятие Инициативная группа исказила, сделав из него политический митинг». Надир Камалов, несколько раз повторив тезис о невозможности принятия решения Студсоветом из-за раскола позиции его членов на два равных лагеря в онлайн-опросе, не проводит голосования вживую, а подытоживает:

- «Университет – вне политики. Я и не говорю, что Университет в политике. За ступеньками МГУ – территория Правительства Москвы».

Под конец собрания представитель студсовета мехмата Рамзан Бекбулатов поднимает вопрос перевыборов руководства Студсовета, объясняя необходимость творящимся на заседании хаосом. Камалов самокритично спрашивает у Бекбулатова, является ли происходящее заседанием, когда налицо «базар»; после слов Марченко о необходимости следовать процедуре и принимать решения на эмоциях Бекбулатов вносит вопрос перевыборов в повестку следующего заседания. В этот момент Али Асадов неожиданно вспоминает и озвучивает тот внутренний вопрос, ради которого это внутреннее собрание было созвано:

- «Почему у нас вот это закрытое собрание мы хотели провести? Чтобы решить этот внутренний вопрос, проголосовать по тому вопросу, который Рамзан собирался внести в эту повестку. Ну, мы знали об этом, мы все между собой общаемся. Знаем, что вопрос такой в определённой группе членов Студенческого совета поднимался».

Он обещает, что вопрос о переизбрании будет рассмотрен публично при первой же возможности, и на этом двухчасовое собрание заканчивается.

 

24 февраля Студсовет публикует отчет 43 о прошедшем «внеочередном внутреннем рабочем собрании», на которое «по призыву Инициативной группы МГУ» пришли студенты и «воспрепятствовали проведению собрания». Стоит отметить, что это первое публичное упоминание ИГ на ресурсах Студсовета МГУ за пять лет его существования, что не укладывается в практику подбора студенческими представителями безликих синонимов для обозначения своих оппонентов. Автор также сообщает, что на встречу пришли три проректора, умалчивая при этом, что и.о. проректора Марченко присутствовал на встрече с самого начала и планировал присутствовать на внутреннем собрании. «Что касается собрания со студентами, которое должно было состояться в 20:30 – П.В. Вржещ объявил о его отмене по причине предпраздничного режима в Университете». Что касается фестиваля, то Студсовет обещает: «Официальная позиция Студенческого совета по организации фестиваля будет обозначена после проведения заседания», причем «для дальнейшего обсуждения фестиваля необходимы его программа со стороны организаторов». Позиция Студсовета сформирована и опубликована не будет.

 

 

4. Обсуждение на заседании Студсовета МГУ (6 марта)

 

Заседание 6 марта начинается с получасовым опозданием, и первым делом Надир Камалов зачитывает список гостей, записавшихся 44 на посещение через почту Студсовета, впрочем, не пытаясь выставить за дверь остальных студентов. По инициативе члена Студсовета с ВМК на голосование выносится вопрос о переносе в начало заседания обсуждение двух последних пунктов повестки: «7. О формировании перечня условий проведения фестиваля «Весна» 18 марта» и «8. О целесообразности проведения перевыборов руководящего состава Студенческого совета». Предложение не пользуется популярностью у тех членов Студсовета, кто не воздержался от принятия решения, и первые полчаса заседания два десятка новых гостей слушают другие, повседневные вопросы (см. далее). На заседании имеется кворум (присутствует 29 членов совета из 41).

Прошлому заседанию посвящается пятый пункт: «О связях с общественностью», докладчиком которого выступает представитель журфака Даниил Лапин. Лапин произносит речь о «бренде МГУ», который нужно сохранять и не поддаваться на публикации Инициативной группы МГУ, которая «следует своим интересам». Более того, несогласие членов Студсовета с мнением большинства не должно выходить за пределы Студсовета, как это было с цитатами Али Асадова, появившимися в новости ИГ.

- «Как у команды, у нас должна быть какая-то единая позиция, которой должны придерживаться все. [...] [Иначе] все увидят, что Студенческий совет — это разрозненная организация, которая пытается разбежаться в, сколько нас там, 20, 36? В 36 сторон», — опасается Лапин.

Один из гостей заседания, аспирант биофака Геворг Папоян, настойчиво интересуется причиной присутствия и.о. проректора Марченко на закрытом внутреннем собрании Студсовета 22 февраля. В частности, он возмущается тем фактом, что Марченко и Камалов выгоняли его, Папояна, с собрания.

- «Ну, во-первых, и я тебя не выгонял, я тебя очень культурно просил, чтобы ты выходил», — считает важным поправить Камалов. После неоднократных попыток пошутить и увести дискуссию в сторону Камалов и Асадов дают ответы на поставленные вопросы:

- «Владимир Леонидович у нас курирует деятельность студенческих организаций, в частности, курирует деятельность Студенческого совета. Если у нас есть какие-то вопросы, проблемы, касающиеся нашего внутреннего совета, Студенческого совета МГУ, он вправе участвовать в таких встречах как проректор, отвечающий за студенческие организации», — утверждает Камалов.

- «Когда мы сказали, что мы внеочередное собрание хотим провести без повестки, без всего остального, в предпраздничный день, ну давайте вот начистоту, он сказал: “Ну а каким образом вы планируете собираться без повестки, без всего остального?”. Поэтому для того, чтобы нам эту аудиторию выделили, условием было того, чтобы мы собрались, непосредственно то, что Владимир Леонидович бы там присутствовал. Мы были против этого, но это было единственным условием, на основании которого нам бы выдали в предпраздничный день аудиторию», -  рассказывает Асадов.

Пункт плавно переходит в обсуждение ситуации с «охраной» из студентов-геологов (см. ниже), а потом, после заслушивания главы комитета по контролю качества образования, возвращается к фестивалю. Камалов рассказывает, что организаторы фестиваля не посоветовались со Студсоветом по списку исполнителей (утром на рекламных щитах Москвы стали появляться первые афиши с программой) и по интерактивным площадка, однако «услышали мнение студенчества, в частности, мнение Студенческого совета, по вопросу отнесения салютов к Лужнецкой набережной, и отмены лазерного и светового шоу» (на самом деле, салют запустят в 200 метрах от ГЗ). Рамзан Бекбулатов замечает, что Студенческий совет должен выражать своё мнение, даже если его у него не спрашивают, и выбрать один из двух вариантов: «за» или «против» проведения фестиваля. На что Али Асадов в очередной раз рассказывает о том, что площадку для фестиваля выбирает мэрия Москвы и поэтому Студсовет может выбирать только из двух других вариантов: ничего не делать, поскольку мэрия «решит всё равно сама», или выйти с инициативой, и только тогда «ваши желания будут услышаны в первую очередь».

Вскоре в аудитории появляется проректор Вржещ, наивно спрашивая, являются ли все пятьдесят присутствующих студентов членами Студсовета МГУ. На десять минут возвращается пункт повестки, посвященный образованию, чтобы Вржещ мог ответить на вопросы, после чего Камалов обращается к теме фестиваля.

- «А Марченко где? Владимир Леонидович?», — вдруг спрашивает Вржещ. — «Более важные [дела], чем студенческое самоуправление? [...] Как это так: Студенческий совет работает, а проректор, ведущий его, не работает. Прямо в Положении записано, что должен работать».

Как и на прошлом собрании, в дискуссиях на тему фестиваля и перевыборов участвуют Камалов, Асадов и гости, а не менее половины всего состава Студсовета МГУ (об их присутствии в аудитории говорит наличие кворума) преимущественно молчит либо произносит одну-две реплики не по обсуждаемой теме.

Слово берёт студентка мехмата Анастасия, подробно пересказывая хронику конфликта. Один из тезисов Анастасии Асадов пытается опровергнуть, заявляя о неполном конспектировании одной фразы в стенограмме встречи с Прокопенко, подготовленной ИГ. По его мнению, после его слов: «Мы сразу горячо отнеслись к самому формату» должны были прозвучать слова: «Но решения никакого сами принимать не стали», что, впрочем, не подтверждается аудиозаписью, имеющейся в распоряжении у ИГ. Позже Асадов попросит ИГ опубликовать аудиозапись, чего она не сделает. Анастасия не унимается и спрашивает, почему на заседании Студсовета 15 февраля после вопроса Бекбулатова о концерте возле ГЗ в середине марта Камалов и Асадов ответили, что они о таковом не слышали.

- «Там речь шла о фестивале, а здесь он говорит про концерт», — отвечает Камалов под хохот части присутствующих. – «Через несколько часов, когда мы поняли, что это одно и то же мероприятие, мы сразу написали в диалоге».

Когда речь заходит о том, что руководство Студсовета намеренно скрывало информацию от своих членов, вмешивается проректор Вржещ, называя причину обвинений делами давно минувших дней, за которые тот же Асадов, к тому же, извинился на прошлом заседании.

- «Нельзя студенчество раскалывать такими вот вещами, которые, ну скажем так, кто-то “за”, кто-то “против”. Зачем вот это педалировать? Давайте мы наоборот будем решать те вопросы и объединяться вокруг тех вопросов, которые нас объединяют. А те, что разъединяет, давайте оставим за бортом», — предлагает Вржещ.

С длинной разгромной речью выступает студентка ФГУ Дария, саркастически благодаря руководство Студсовета за грамотно сформированную повестку заседания, самый волнующий пункт которой оказался на предпоследнем месте. Она выражает недовольство: позицией Камалова о том, что в скандале виноваты студенты, а не неграмотно сформулированный опрос; безразличием Студсовета к обещаниям представителей АП, ими же и нарушенным; указанием Главного здания МГУ в качестве адреса фестиваля на его афишах; отказом Студсовета от принятия решения по результатам своего же опроса и нежеланием увеличивать его выборку.

- «У меня вообще вопрос: как руководство Студенческого совета МГУ может считать себя не то, чтобы компетентным, — я понимаю, что все мы там недостаточно взрослые и недостаточно опытные люди, но вообще это как понимать? Вы нас изначально обманули, по сути, потому что я не верю, что может 5 дней человек вообще не понимать, что он делает, это невозможно. [...] Как вообще обычному студенту, который не понимает, что происходит, смотреть потом на все эти результаты, видеть, что Студенческий совет МГУ ничего не может сделать, ни до, ни после. Как это понимать студентам, ребята?», – спрашивает Дария.

Пока Камалов и Асадов не успевают ответить, слово перехватывает глава комитета Студсовета по общежития Екатерина Авилова, зачитывая обещание Асадова досрочно покинуть свою должность из «поста», самовольно опубликованного в «группе» Студсовета МГУ. Присутствующие гости аплодируют. Асадов продолжает отвечать об иной плоскости постановки вопроса со стороны АП, и Дария в очередной раз переспрашивает:

- «Будет ли Студенческий совет МГУ, как, собственно говоря, голос студенчества, высказывать свою позицию, в том числе, вообще требовать от Администрации президента выполнение тех обещаний, которые она обещала? Конкретно ответь: да или нет? Можно мне получить ответ?»

Асадов заменяет оборот о рассмотрении вопроса «[вот] в какой плоскости» из предыдущего своего ответа на оборот «в разрезе того, что» и повторяет свой ответ о «выходе с инициативой», по сути, вновь не отвечая на вопрос Дарии. После нескольких вспомогательных вопросов он, наконец, формулирует ответ лаконично:

- «Так дело в том, что решение Студенческого совета спрашивалось изначально в контексте того, хотите или не хотите».

Студент ВМК Павел замечает, что «если Студенческий совет заявляет что-то, только когда ему задают вопрос, — это очень большой вопрос, представляет он интересы студентов или тех кто, задает вопрос Студсовету». Здесь снова вмешивается проректор Вржещ, приравнивая вопросы гостей заседания к вопросу: «Вы прекратили пить коньяк по утрам?». Далее в его исполнении (специально для превалирующих среди гостей студентов-математиков) звучат рассуждения о теоремах Гёделя о неполноте аксиом, заканчивающиеся, судя по всему, новой аксиомой: «Спросить у студентов своих, а давайте мы вам сделаем это или не сделаем, может только ректор у своих студентов, понимаете?»

- «Зачем вы вот в этом скользком месте стоите, так сказать, и буксуете на нём? Вам что, не нужно дальше жить?», — двусмысленно спрашивает Вржещ. – «Если вам не нравится эти руководители, что вы их пытаете до конца? Да переизберите!..», — под одобрительные крики «Да!» продолжает Вржещ, но вскоре оговаривается: для перевыборов Студсовету нужно собраться ещё раз – «без внешнего давления» со стороны гостей. Своё заявление он обосновывает следующим образом: «Если вы, допустим, приходите на заседание Студенческого совета и давите на него — этим вы лишаете право голоса всех тех студентов, которые избрали этот Студенческий совет, потому что они вот не приходят все сорок тысяч, не давят на этот Студенческий совет, а вы вот приходите и давите. [...] Под внешним давлением вы не имеете права работать, это я обращаюсь к Студенческому совету».

Тем не менее, Асадов выражает желание найти компромисс и комментирует собственное заявление об отставке. Он вновь применяет приём, ранее использовавший обороты «в какой плоскости» и «в разрезе того, что»:

- «Значит, вопрос стоял в следующем ключе: если мы выходим с инициативой, там все, грубо говоря, вопросы по концертной программе, по площадкам будут учитывать. Вот это нам обещали. Мы с инициативой не вышли же, правильно? Поэтому этот вопрос уже не стоит. [...] Что ты хочешь еще сказать?»

Авилова пытается разобрать процитированное утверждение с помощью алгебры высказываний – раздела математической логики, однако Асадов, пропуская претензии по существу, заявляет под смех собравшихся: «Единственное, что хочу прокомментировать: есть разница между логикой [...] и софистикой. [...] Здесь спор ради спора, здесь позиция неважна».

Напоследок с речью выступает студент факультета политологии Арман, отмечая, что решение АП проводить фестиваль перед МГУ даже после отшумевшего скандала и явного недовольства студентов выглядит «какой-то злой иронией», подталкивающей к мысли: «Может, мы как университет должны заявить определенного рода такой протест?»

- «И просто маленький комментарий еще касательно того, что вот заниматься своими делами мы все-таки не можем, не разобравшись в этом фундаментальном вопросе о позиции “заняться своими делами”, потому что даже 8-ое марта. 8-ое марта — это праздник суфражисток, которые боролись за женские права. Если бы они продолжали заниматься своими делами, пока происходит несправедливость, я думаю, мы бы не 8-ое марта не праздновали, ни какие другие праздники».

Присутствующие бурно аплодируют, однако ни один член Студсовета, не говоря уже о его руководстве, не реагирует на посыл Армана. С явным облегчением от завершения седьмого пункта повестки Камалов переходит к последнему, восьмому пункту. Голосование о целесообразности перевыборов руководства проводится анонимно и набирает 15 голосов «против» и 11 «за» при троих воздержавшихся. Члены Студсовета МГУ, молчавшие всё заседание, аплодируют. Голосование по проведению фестиваля вновь не проводится – даже после напоминания Рамзана Бекбулатова в самом конце заседания в 22:30.

- «Так, ребята, караул устал», — подталкивает всех к выходу проректор Вржещ. — «Тогда давайте расходимся».

 

 

5. Новые публичные заявления Али Асадова и Студсовета (15-21 марта)

 

13 марта ИГ отвозит в префектуру ЗАО Москвы заявку на проведение пикета против массовых мероприятий рядом с Главным зданием МГУ. А вечером 14 марта заместитель председателя Студсовета МГУ Али Асадов публикует на своей странице запись 45, в которой рассказывает как о поданном уведомлении, так и о примерной повестке пикета («Университет вне политики»). Он называет пикет «политической акцией» «нескольких студентов», которая в преддверии фестиваля (последнее слово Асадов уважительно пишет с большой буквы) является «ничем иным, как провокацией и направлена на создание напряженности».

«Прикрываясь лозунгами «Университет вне политики» отдельные лица пытаются вовлечь наших студентов в политику куда большую и опасную. [...] самое главное, что состоялся конструктивный диалог сторон. Сейчас же готовится попытка, пользуясь ажиотажем, увести студенческую активность в деструктивное русло», – пишет Асадов.

Сразу после фестиваля Али Асадов вновь раздаёт интервью в должности зампредседателя, не согласовывая свои действия со Студсоветом МГУ. Так, на сайте Севастопольского филиала МГУ 46 и в ТАСС 47 (в краткой версии) появляется его цитата:

- «Крымская весна – это очень важное событие для страны, и то, что студенчество, в том числе студенчество МГУ имени М.В. Ломоносова, смогло принять участие — большой опыт для них и, кроме того, важная составляющая патриотического воспитания и образования молодежи».

 

19 марта пресс-секретарь Студсовета Василий Кузьмин по предложению Камалова подключает к работе информационного комитета Студсовета учащихся МГУ, которыми становятся Анастасия и Геворг – активные участники последних заседаний, которые, помимо этого, руководят собственными крупными проектами в МГУ. Совместными усилиями 21 марта в «группе» Студсовета МГУ «Вконтакте» появляется «пост» 48, в котором Студсовет «выражает свое сожаление по поводу подобного положения дел [разделения студенческого сообщества на сторонников и противников подобных мероприятий – прим.] и призывает учащихся нашего университета выразить свое мнение относительно состоявшегося мероприятия».

«Студенческий совет МГУ также приносит извинения учащимся и сотрудникам Московского университета, за то, что нам не удалось уберечь наш вуз от конфликтных ситуаций как внутри университета, так и в СМИ. В настоящий момент мы ведем работу над своими ошибками и просим всех неравнодушных активно участвовать в жизни Студенческого совета, чтобы мы могли опираться на вашу поддержку в дальнейшем!», — говорится в сообщении.

Для нейтрализации «подкрепления» в «чате» информационного комитета появляются члены Студсовета МГУ с журфака Даниил Лапин и Кирилл Рубцов, прежде не проявлявшие интерес к деятельности комитета. 22 марта Василий Кузьмин покидает пост пресс-секретаря по собственному желанию, и Камалов в «чате» Студсовета незамедлительно оценивает его работу «резко отрицательно».

 

Также, по некоторым данным, 22 марта Надира Камалова вызывают в ректорат и отчитывают проректоры Т.В. Кортава и П.В. Вржещ.

 

 

6. Расследование инцидента с геологами (24 февраля – 5 апреля)

 

«P.S. Ситуация произошедшая на входе в аудиторию – выясняется», — информирует Студсовет МГУ в «посте» от 24 февраля, и это будет единственное сообщение о геологах-«охранниках» в «группе» Студсовета за последующий месяц. Тем временем ИГ, оперативно транслировавшая в новостную ленту описание инцидента с фотографиями, 27 февраля составляет и публикует 49 окончательный список геологов, участвовавших в перекрытии дверей. ИГ осуждает поступок геологов, но не винит младшекурсников, предполагая, что они «стали жертвами манипуляции со стороны более старших и авторитетных людей». «Мы дружески советуем этим ребятам больше никогда не участвовать в выполнении подобных сомнительных поручений и критически относиться к просьбам говорить на языке силы в конфликтах, связанных с университетским самоуправлением», — советует ИГ. В роли возможных организаторов «охраны» ИГ называет магистрантов геолфака: председателя студкомитета Анатолия Кибарина и «доверенное лицо замдекана А.И. Тюрина» Владимира Туренко.

На заседании Студсовета МГУ 6 марта вопрос о геологах будет поднят вне повестки, и Надир Камалов рассказывает, что нашел «этого человека, который, соответственно, руководил», однако имени его он называть не будет, тем более что главный пострадавший от инцидента, Илья Денисов, уже с ним общался лично. По версии Камалова, история появления геологов у аудитории собрания Студсовета сводится к фразе: «Когда ребята туда пришли, увидели какой-то кипеш у нас в коридоре. Они узнали о том, что вот собирается народ, узнали, поинтересовались, кто это». После чего организатор им сказал: «Чтобы на факультете был порядок», и на этом сбивчивый рассказ заканчивается, поскольку Камалов решает перейти сразу к выводу: «Вот эта ситуация, которая возникла, это было недоразумение».

Илья Денисов решает сам рассказать о своей встрече с «организатором» геологов, предварительно успевая второй раз (первый раз – в «чате» Студсовета сразу после 22 февраля) извиниться за поспешно выдвинутые обвинения в избиении его геологами и рассказать об отсутствии личных обид на «охранников»: «Хотя бы потому, что на той неделе, когда мы с тем человеком встречались, было прощёное воскресение, простили, забыли». Тем не менее, Денисов считает необходимым применить санкции к «охранникам» во избежание рецидивов, а от Камалова хочет услышать объяснение том, почему он не требовал от геологов разойтись. Камалов не отвечает на этот вопрос, но называет инцидент «плохой выходкой» и предлагает закончить обсуждение принятием того факта, что с «ребятами» была проведена «разъяснительная работа» и они «все прекрасно поняли». Денисов не соглашается с Камаловым, ведь уже после «разъяснительной беседы» причастные геологи писали Денисову во «Вконтакте» и хамили.

Илья Денисов

Илья Денисов

Денисова поддерживают аспиранты мехмата. Глава комитета по контролю качества образования Алексей Матвеев, выступая за написание писем в деканат геолфака и проректору П.В. Вржещу с просьбой проведения тщательного расследования и наказания виновников «на всех ступенях». Один из представителей мехмата в прошлом созыве Сергей Морозов заявляет, что недопуском Денисова на собрание геологи задели не только конкретного человека, но и весь факультет, поэтому упомянутое письмо в администрацию необходимо. После получаса дискуссии Александр Полилов с ФГУ решает вспомнить о формальностях и напоминает, что ни один представитель мехмата не внёс инцидент с геологами в повестку, а значит, и «голосовать сейчас бессмысленно». Однако вместо его предложения перенести вопрос в пункт «Разное», после нескольких попыток Асадов, Лапин и Денисов, перебивая друг друга, формулируют вопрос для голосования: «Голосование по вопросу написания письма Петру Владимировичу Вржещу с просьбой разобраться в ситуации на входе в аудиторию 22 февраля, найти виновных и сообщить Студенческому совету о его итогах. И наказать». Из 28 присутствующих членов совета в голосовании участвуют 23, из них 18 поддерживают письмо, 1 выступает против и 4 воздерживаются (остальных пятерых также приписывают к воздержавшимся).

Несмотря на обещание, публично данное Вржещом ещё в день инцидента: «Мы решим вопрос, мы найдем этих людей, выясним», спустя месяц после инцидента ни один человек всё ещё не был наказан. Только на заседании 5 апреля Надир Камалов признается, что ему и председателю студкомитета геологического факультета Анатолию Кибарину были сделаны выговоры «за самоуправство».

Впрочем, анонимные источники из окружения Камалова сообщают, что накануне собрания 22 февраля он обсуждал вопрос доступа в аудиторию участников ИГ, и идею с «охраной» из студентов-геологов ему подал и реализовал и.о. проректора В.Л. Марченко.

 

 

Весна в Студсовете МГУ: запрет свободного посещения заседаний

 

1 марта 2017 года проходит встреча ректора МГУ В.А. Садовничего с руководством четырех студенческих организаций МГУ: Студсовета, ОСК, студкомиссии ОПК и СтудСоюза. Садовничий акцентирует внимание на нелёгкое время и сложность работы Университета и говорит о важности взаимодействия друг с другом. На встрече обсуждаются несколько блоков вопросов: научная деятельность (проекты озвучивает Надир Камалов), общежития (о необходимости ремонта говорит председатель ОСК Феликс Студеникин), патриотическое воспитание (докладывает СтудСоюз), а также спорт, стипендиальный фонд и ВФМС в Сочи.

 

Пятое заседание Студсовета 6 марта посвящается преимущественно темам, связанным с фестивалем «Весна» (см. выше), однако первые пункты повестки повторно освещают уже неоднократно поднимавшиеся вопросы: телемосты со школами; двухминутные видеоролики о факультетах «МГУ – школам; конкурс научных проектов «Воробьевы горы» (после окончания регистрации их оказалось 75). Все эти проекты были поддержаны ректором на встрече 1 марта. Относительно новой темой становится участие МГУ во Всемирном фестивале молодёжи и студентов в Сочи: в отсутствие Нины Гвасалии с ФИЯР, обещавшей заняться этим вопросом, Надир Камалов расспрашивает Марию Ипполитову с соцфака. Она рассказывает, что Студсовет имеет возможность передать свои идеи по организации площадок фестиваля через ректора МГУ, состоящего в национальном подготовительном комитете, однако это «не совсем правильно», и лучше их передавать через специального делегата от Студсовета, которого, опять же, нужно согласовать с ректором. Камалов повторяет идею площадки по самоуправлению.

Глава комитета по контролю качества образования Алексей Матвеев рассказывает ключевые изменения в нормативных документах МГУ, касающихся учёбы: отказ от заверения справок о болезни в поликлинике МГУ; запрет на отчисления по итогам долгов (теперь студента отчисляют при двух «заваленных» попытках пересдачи по одному предмету, но две пересдачи положены для каждой дисциплины); увеличение периода проведения пересдач с двух недель до одного года (но в даты, назначенные деканом). Пришедший позднее проректор П.В. Вржещ пересказывает уже озвученные нововведения и описывает схему работы ректоратской комиссии по доработке этих нормативных документов.

Отчёт 50 и протокол 51 заседания будет опубликован только через месяц.

 

24 марта, пока Камалов и Асадов находятся на конкурсе научных проектов «Воробьевы горы», ответственный секретарь Студсовета МГУ Елизавета Салина и представитель журфака Даниил Лапин молчаливо участвуют в закрытой встрече ректора МГУ и глав студенческих организаций с мэром Москвы С.С. Собяниным и главой Сбербанка Г.О. Грефом. Встреча посвящается «реконструкции» территории МГУ – как окажется позже, для организации фан-зоны к Чемпионату мира по футболу 2018 года (подробнее см. главу «В защиту кампуса МГУ, часть 2»). Остальные члены Студсовета МГУ узнают об этом лишь вечером; Лапин объясняет в «чате» совета, что информирование отсутствовало во избежание «утечек» в Инициативную группу (как это бывало во времена скандала с фестивалем «Весна»).

 

Если в прошлые созывы Студсовет МГУ собирался в кабинете 1030 в ректорате в Главном здании МГУ, а начало этого созыва прошло в кабинете 907, то место проведения нового заседания впервые переносится из ГЗ во 2 гуманитарный корпус – на последний, восьмой этаж, куда не поднимаются лифты, в аудиторию 825. Номер аудитории становится известен лишь за час до заседания – по некоторым данным, из-за позднего отказа руководству Студсовета в аудитории на этажах ректората. Помимо членов совета, адрес рассылают только первым десяти студентам, зарегистрировавшимся по электронной почте согласно просьбе из дневного «поста» Студсовета, — каким образом производился расчёт свободных мест, остаётся неизвестным. Впрочем, после анонса 52 заседания в «паблике» ИГ гостей приходит в 2-3 раза больше и им не препятствуют зайти в аудиторию (мест, к слову, хватает всем даже при кворуме 27 из 41 членов Студсовета).

Пытаясь реабилитироваться после недавно отгремевшего скандала, руководство Студсовета МГУ решает отчитаться о деятельности созыва и включает в черновик 53 повестки рекордных 12 пунктов, среди которых – отчеты председателя, заместителя, глав комитетов и студсоветов первых десяти (в алфавитном порядке) факультетов.

Однако на первое место выходит выступление проректора по капитальному строительству М.Е. Гребневой, которая приходит (вместо заявленного в повестке проректора по общим вопросам В.Е. Подольского) рассказать о планах правительства Москвы по «реконструкции» территории МГУ (подробнее см. главу «В защиту кампуса МГУ, часть 2»). На просьбу главы комитета по социально-бытовым вопросам Ильи Денисова о сборе предложений студентов о благоустройстве территории Гребнева отвечает, что необязательно успевать передать их на завтрашнее совещание в департаменте капитального ремонта с Собяниным – можно отправлять их на почту Управления капитального строительства МГУ. Глава комитета по вопросам общежитий Екатерина Авилова напоминает, что ГЗ МГУ – это ещё и жилое здание, а студенты хотят, чтобы их пожелания были максимально учтены, поэтому «мы хотим открытый проект и возможность внести свои какие-то коррективы». Гребнева предлагает написать пожелания студентов, в то время как Авилова хочет увидеть уже существующие пункты проекта, чтобы студенты имели возможность их убрать. Надир Камалов перехватывает инициативу и заявляет, что письмо с предложениями напишут «мы Студенческим советом [...] вместе с Ильёй [Денисовым] как главой социально-бытовых вопросов» после того, как члены Студсовета МГУ передадут проекты, согласованные в студсоветах факультетов. Гребнева отрезает, что пожелания студентов нужно было подготовить вчера, но на вопрос Авиловой, почему от студентов утаили эту информацию, никто не отвечает. В итоге Гребнева предлагает Авиловой написать своё пожелание о «воссоздании» территории в прежнем виде, и руководство Студсовета закрывает этот пункт повестки. Камалов обещает передать Гребневой все собранные пожелания от Студенческого совета, однако переданы они будут в малом количестве и.о. проректора Марченко без каких-либо результатов. За последующую неделю студсоветы соберут внутри себя всего шесть предложений: об установке мусорных урн и навигации на территории МГУ, демонтаже гаражей около корпуса юрфака, организации курилки около 1-го «гума», установке крытых велопарковок около ДСЛ и ГЗ и строительстве дороги от ДСЛ к станции метро «Университет». Для сравнения, за несколько дней открытого опроса студентов ОСК МГУ собирает более ста предложений.

Проректор Гребнева

Проректор Гребнева

Вторым пунктом повестки становится обсуждение и принятие регламента заседаний Студсовета. Надир Камалов заявляет, что решения на заседаниях Студсовета МГУ должны принимать именно члены совета без «внешнего давления со стороны студентов». В ситуации, когда нет возможности организовать площадку на 33 тысячи студентов МГУ, каждый отдельно взятый студент, пришедший на заседание, «может каким-то образом влиять на выборный орган студенческого самоуправления».

- «Поймите это правильно, ребят. Я ничего плохого не хочу сказать, но это принцип коллегиальности и принцип представительного органа студенческого самоуправления», — отмечает Камалов и предлагает проголосовать за пять пунктов розданного регламента.

Основную массу вопросов вызывает последний, пятый пункт регламента, запрещающий свободное посещение заседаний Студсовета МГУ студентами. Хотя это и не было запрещено раньше, практика последнего созыва Алаевой и начала председательства Камалова допускали присутствие студентов без обязательного выступления по повестке заседания. От анонимных источников из окружения Надира Камалова становится известно, что он обсуждал с проректором П.В. Вржещом варианты воспрепятствования попаданию участников ИГ на заседания Студсовета; решение о введении такого пункта регламента могло приниматься именно исходя из этой цели.

Рамзан Бекбулатов предлагает отменить этот пункт как несоответствующий целям, ради которых создавался Студсовет. Надир Камалов долго рассуждает о необходимости такого ограничения:

- «Со следующего заседания мы сами активным образом будем приглашать студентов, у которых есть какие-либо вопросы или какие-то есть предложения по тому или иному пункту. Вот сейчас ситуация, в которой мы приглашаем, можно сказать, пассивным образом студентов, она, на самом деле, — это не та ситуация, при которой должно проходить заседание Студенческого совета. Мы – орган студенческого самоуправления, да, мы принимаем решения сами, без никакого внешнего воздействия. [...] Если мы пускаем, то мы пускаем одновременно все 33 тысячи студентов, который каждый может высказаться. Почему мы должны слушать мнения отдельных масс и на основе этого принимать свои решения? Мы здесь для того, чтобы самим решать наши вопросы».

Бекбулатов говорит, что срыв предыдущих заседаний произошёл из-за плохой организации их проведения.

- «Исходя из последнего заседания, в частности, второй её половины, членами Студенческого совета не было никакой активности, понимаешь? Активность была только извне», — напоминает Камалов.

- «Чья это проблема? Это проблема тех студентов, которые пришли? Если член Студенческого совета не выступает в это время, то почему бы не выступить другим людям?» — интересуется Бекбулатов.

- «Потому что в этот момент мы должны сами обсудить, без стороннего мнения», — не отступает Камалов.

Представитель ВМК с делегированным правом голоса Павел Ханин предлагает лишать студентов не возможности посетить заседание, а возможности выступать на нём, причём решение должно приниматься решением всего Студсовета, а не только его председателя. Студент, срывающий заседание, может быть удалён с заседания тоже решением совета. Камалов повторяет тезис о невозможности организовать посещение заседания всеми потенциально желающими 33 тысячами студентов, а значит, гостей нужно приглашать индивидуально. Али Асадов замечает, что не Камалову и Ханину нет смысла повторять свои мнения по второму кругу, поскольку это ни к чему не приведёт:

- «Здесь всё-таки не клуб дебатов», — утверждает он.

Ханин предлагает внести альтернативную формулировку пятого пункта, после чего Асадов объясняет, что необходимо проголосовать за предварительный, «базовый» вариант регламента, а в дальнейшем в него могут быть внесены правки в рамках рабочей группы по разработке поправок в Положение. В.Л. Марченко поясняет значение формулировки «принять этот документ за основу», после чего говорит, что будет два голосования: за основу и, после поправок, за вступление в силу.

Председатель студсовета факультета политологии Антон Праведников предлагает сначала проголосовать за необходимость регламента, а также подвергает сомнению утверждение о внешнем влиянии, «потому что всё-таки члены Студсовета – это тоже взрослые люди со своей позицией».

- «И второе. Есть просто много ребят, которые хотят участвовать в жизни студенческого самоуправления, которые хотят посмотреть на него. Вот, например, в частности, на одном из прошлых собраний, например, ребята из моего студсовета участвовали, они там никого не перебивали, они там ничего не говорили, им было просто интересно посмотреть; возможно, проконтролировать мою работу, доношу ли я вопросы, которые они ставят передо мной, в общем, как я вообще выполняю свою работу. И, Надир, как ты считаешь, необходимо ли давать студентам такое право, и если нет, то почему нет?».

Камалов повторяет свои предыдущие ответы о делегировании факультетом председателя, который обязан доносить мнение студентов, о необходимости обеспечить местами на заседании всех студентов МГУ, а также о своей доступности по телефону для ответов на вопросы «сторонних студентов».

- «Когда речь идёт о выборе и о голосовании, никто из присутствующих давить на вас даже своим присутствием не может», — заявит чуть позже Камалов.

Ханин добивается отдельного голосования за первые четыре пункта регламента (они регулируют сроки объявления повестки и постоянных участников заседаний), а за пятый – в двух формулировках. Также он интересуется необходимостью приглашать на заседания «курирующего проректора МГУ», прописанного в четвертом пункте наравне с членами Студсовета и руководителями комитетов.

- «Вы обязаны меня пригласить. А буду я участвовать или нет – это уже мое дело. Пригласить вы обязаны, потому что это написано в вашем положении, утвержденном ученым советом», — отрезает Марченко.

И.о. проректора Марченко

И.о. проректора Марченко

Тем не менее, первые четыре пункта принимаются 21 голосом «за» при 3 «против» и 2 воздержавшихся. Леван Кочои предлагает разделить заседания Студсовета на две части: в первый час совет встречается со студентами и выслушивает их мнения, а затем заседает в их присутствии и принимает решения. И хотя присутствие студентов на заседаниях он называет целесообразным, но «когда по каждому вопросу в течение всего заседания у нас выступают помимо председателей еще и ребята, которые не являются председателями, которые не имеют права голоса – это действительно превращается в балаган». Из зала звучит также предложение проводить отдельные ежемесячные встречи Студсовета со студентами в разных учебных корпусах и общежитиях, и это предложение позже станет шестым пунктом регламента, поскольку его сразу же подхватывает Камалов.

В череде попыток Камалова зачитать два варианта пятого пункта для голосования Илья Денисов просит расширить возможность посещать заседания со студентов до учащихся, охватив, таким образом, аспирантов. В очередной раз своё мнение высказывает и.о. проректора Марченко, считающий нужным поделиться с присутствующими своим «внутренним диссонансом», возникающим из-за невозможности аспирантов участвовать в выборах студсоветов, но при это возможности приходить на их заседания. Надир Камалов принимает сигнал и уже через пять минут откажет Денисову в переформулировке пункта, ссылаясь отсутствие у аспирантов выборов в студсоветы:

- «И сейчас, соответственно, мы должны будем их приглашать и рассматривать их вопросы. На мой взгляд, это некорректно».

19 голосов одобряют первую (предложенную руководством Студсовета) формулировку пятого пункта при трех голосах за второй вариант, двух воздержавшихся и двух голосах против обоих вариантов. Итоговый текст регламента Студсовета опубликует 54 спустя несколько дней.

Отчёт Надира Камалова о текущей деятельности созыва состоит из десяти пунктов, часть которых сопровождается настойчивой просьбой рассказывать о них, если присутствующих спрашивают, чем занимается Студенческий совет МГУ. В число таких попадают: конференция научно-исследовательских работ «Воробьевы горы», которая интересна для Студсовета, со слов Камалова, тем, что «её закрывал Виктор Антонович»; проект «МГУ школам», со съемочной группой которого руководство Студсовета недавно встречалось. Затем следует давняя идея Марии Алаевой, на этот раз возрождённая в формулировке Камалова: «Ко мне подошла девушка с инициативой разработать мобильное приложение». По словам Камалова, проректор Вржещ дал «принципиальное добро» на использование в таком приложении электронного расписания, однако пока его не сделают электронным на тех факультетах, где его нет, приложение реализовано не будет. В середине апреля должен пройти «фестиваль студенческого единства», в котором «будет задействовано больше тысячи людей, мне кажется» (так и не пройдёт). Камалов отчитался о переговорах с начальником военной кафедры МГУ по вопросам сокращения квот для студентов (продвижений нет) и с проректором Степановым о проведении сети Wi-Fi во все учебные корпуса (проект якобы одобрен ещё в прошлом году, а уже в этом месяце должны «выделяться средствА»). Заслугой главы социального-бытового комитета Ильи Денисова называется грядущая установка кассовых аппаратов для безналичной оплаты в столовых; позже Камалов поправляется: «И это – заслуга Студенческого совета». Напоследок анонсируется субботник с посадкой деревьев около памятника Чехову на новой территории МГУ совместно с администрацией. Ещё в качестве пункта отчета упоминается разработка поправок в Положение и рекомендаций для распределения ПГАС, о которых расскажут другие докладчики.

Али Асадов признаётся, что работа по поправкам приостанавливалась «на время, предшествующее фестивалю», однако уже сейчас рабочая группа, состоящая из 25 человек (помимо желающих членов Студсовета МГУ в ней присутствуют обычные студенты и даже аспиранты), выявила 10-15 спорных пунктов, по которым не было достигнуто соглашений в рамках группы. В связи с этим Асадов анонсирует публикацию этих пунктов для ознакомления всего состава Студсовета МГУ.

После отчетов нескольких факультетских студсоветов следуют краткие выступления глав комитетов Студсовета МГУ. В три минуты укладывается Илья Денисов с отчетом о деятельности социально-бытового комитета (публикация планов по замене лифтов, письма Подольскому по ремонту туалетов в ГЗ и 1 «гуме», встречи с КП, установка велопарковок около корпусов МГУ через Департамент транспорта Москвы). За две минуты Софья Сосницкая пересказывает три проекта научного комитета: конференция «Воробьевы горы», участие в организации конференции «Ломоносов» и работа над положением о «трэвел-грантах» совместно с Советом молодых ученых МГУ. Камалов высоко оценивает деятельность Денисова и Сосницкой, практически ставя их в пример остальному составу совета.

Доклады комитета по контролю качества образования и комитета по льготам контрактникам переносятся на следующее заседание, и следом в течение пяти минут выступает Леван Кочои со своим проектом стажировок для студентов МГУ. Начав со своей специальности, Кочои вышел на несколько государственных структур, готовых предложить стажировки политологам, но только в полномасштабном формате, из чего делает вывод, что силами Студсовета без помощи администрации это реализовать невозможно.

Отчет комитета по общежитиям состоит из участия в открытии трех отреставрированных гостиных в Главном здании, участия в рабочей группе по обсуждению повышения платы за проживание, подготовки писем по открытию переходов в боковые секторы ГЗ и по ремонту бассейна в общежитии ДАС (написаны не будут). В планах Екатерина Авилова называет переход общежитий на энергосберегающие ресурсы, которые позволят сэкономить в год 1 млн.руб. только в общежитии ГЗ. Обилие упоминания сотрудничества с ОСК побуждает Камалова уточнить, от чьего имени будет написано письмо рабочей группы по повышению платы за проживание, состоящей из представителей ОСК, ОПК и Студсовета, с запросом структуры расхода средств на общежитие. Ответ Авиловой: «От имени ОСК» поясняет сам председатель ОСК Феликс Студеникин, присутствующий на заседании: рабочая группа формировалась под его началом, однако ему «не жалко» написать совместное письмо. Камалов скромно отказывается под смешки присутствующих. После трех минут отчета Камалов поторапливает Авилову заканчивать и просит выступить главу информационного комитета Василия Кузьмина.

Кузьмин начинает со слов: «Я, к сожалению, всё ещё возглавляю этот комитет», некоторое время размышляет о несоответствии деятельности руководства Студсовета и защиты интересов студентов. Он констатирует раскол в Студсовете и свои разногласия с руководством, что привело к срыву работы пресс-секретаря (в частности, отнятие администраторских прав в «группе» Студсовета МГУ «Вконтакте», сделавшее невозможным публикацию срочной информации по фестивалю «Весна»). После того, как «пост» с извинениями за прошедший фестиваль был опубликован Студсоветом лишь через четыре дня после оного, а приглашённые в информационный комитет Кузьминым учащиеся были оперативно заменены Даниилом Лапиным и Кириллом Рубцовым, Кузьмин принял решения прекратить работу. Кузьмин заявляет, что не хочет «ситуацию в совете отождествлять с собой», дорожит своей репутацией, не хочет работать в организации, которая не занимается защитой прав интересов студентов и предрекает смену режима в Студсовете: «Вас как втулку от туалетной бумаги смоют в унитаз».

- «Сейчас очень важно, Студенческий совет, обратите внимание», — просит Камалов послушать последнего докладчика – Валерию Волчкову. Разработка единых для всех факультетов рекомендаций по распределению ПГАС наткнулась на вопрос их целесообразности, поскольку на двух разных как по профилю, так и по размеру факультетам (геолфак и ВШГА) работающие рейтинговые системы оказались принципиально разными. Камалов гарантирует собрание рабочей группы по этому вопросу.

Шестым пунктом повестки становятся кадровые вопросы Студсовета, и Камалов без объяснения передаёт слово Али Асадову, который признаётся, что совершил ошибки и имеет большое желание их исправить:

- «Прежде чем приступить к обсуждению кого бы то ни было, я считаю, что будет правильно начать с себя, потому что ввиду фестиваля, ввиду определённых событий, которые многих людей возмущали, в том числе присутствующих здесь, прежде всего ко мне было возмущение определённого круга лиц».

Для исправления ошибок он также без объяснения причин просит секретаря раздать мандаты членам Студсовета для голосования и только после вопроса из зала поясняет, что собирается убрать негативные отношения внутри Студсовета путём голосования «о доверии»:

- «Давайте мы с вами, прежде всего, начнём с меня и решим, можем ли мы преодолеть наши разногласия, начать с чистого листа. Если сейчас, касательно меня, большая часть выскажется негативно, я уйду с должности».

Аспирант мехмата Сергей неоднократно пытается узнать у Асадова, «что произошло-то», что потребовало дополнительного голосования после прошлого заседания. Хотя Асадов почти даёт Сергею право выступить, предваряя это словами, слабо вяжущимися с недавно принятым регламентом: «Человеку очень хочется высказаться, пусть задаст вопрос», Камалов поддерживает реплику другого члена Студсовета о том, что вопросы задавать должны именно председатели.

- «На самом деле, Слава правильный посыл дает, что самое важное – это атмосфера у нас в Студенческом совете», — заявляет Надир Камалов.

Ещё не начав первое голосование, Асадов подготавливает слушателей ко второму:

- «Студенческий совет – это орган коллегиальный, и если мы по каждому вопросу будем биться стенка на стенку или кто-либо будет к кому-либо отдельному относиться резко негативно, то работы не получится».

Отвечая на вопрос, что он вынес для себя из скандала с фестивалем, Асадов, участник «Высшей студенческой школы парламентаризма», первым делом называет наблюдение, что при высказывании должностным лицом личного мнения в публичной среде студенты воспринимают его как мнение Студсовета. Кроме того, необходимо было «максимально донести людям» все предложения организаторов, чтобы избежать необъективного, по мнению Асадова, освещения ситуации в других источниках.

Али великодушно оставляет присутствующим возможность выбрать формулировку для голосования, однако такой возможностью пользуются только он сам, Камалов и Марченко. В итоге Асадов и Камалов рекомендуют всем делегатам с правом голоса написать «поддерживаю» или «не поддерживаю» дальнейшее пребывание Асадова в должности заместителя председателя. Со счетом 17-3-6 Асадов остаётся на своём посту.

- «Спасибо за доверие!» — заканчивает первую часть представления Асадов.

После процесса своей желаемой легитимации руководство Студсовета берётся за отстранение главы комитета по общежитиям Екатерины Авиловой, активно оппонировавшей Камалову и Асадову на заседаниях Студсовета во время скандала с фестивалем. В повестке этот пункт значится как «снятие с должности», однако Асадов по собственному примеру поправляет Камалова: «О поддержке». Хотя отчёт о деятельности комитета был озвучен получасом ранее и не вызвал вопросов со стороны руководства, сейчас Камалов поясняет, что причиной неодобрения деятельности комитета становится невыполнение Авиловой с 25 марта его просьбы выслать отчёт. Одиннадцатидневное игнорирование наводит Камалова на мысль:

- «Я считаю, что тот человек, которого руководство, в первую очередь, предложило как людей, которые будут помогать осуществлять деятельность Студенческого совета… Эти люди должны, в первую очередь, устраивать руководство».

Екатерина Авилова

Екатерина Авилова

После любопытной перепалки (Камалов не хочет давать слово Авиловой, но Асадов разрешает и тот легко соглашается) Авилова берёт слово и переходит в наступление, вспоминая самое начало своей работы в должности главы комитета, когда именно Камалов несколько раз игнорировал её попытки встретиться и обсудить дела. Камалов не отвечает на эту претензию, а старательно анализирует порванную связку на ноге Авиловой, которая, по её версии, лечилась в больнице без средств связи, но при этом не помешала ей явиться в ГЗ на контрольную в восемь часов вечера.

- «Ты ведешь себя не мужественно!» — комментирует Анастасия и пытается добиться от Камалова ответа на его игнорирование. Камалов отвечает только после аналогичных агрессивных вопросов от председателя студсовета ВМК Александра Синюкова:

- «У меня не было возможности, я предупредил».

Председатель студсовета журфака Кирилл Рубцов со второй попытки выясняет у Авиловой, что она не собрала «чат» комитета по общежитиям, что, видимо, является серьезным организационным минусом в его глазах.

Али Асадов, которого скандалы в Студсовете «глубоко печалят», предлагает поднять в отношении Авиловой «точно такой же вопрос, который десять минут подняли в отношении меня: [...] поддерживает или не поддерживает». И если до этого момента единственным человеком в аудитории, защищающим Авилову, была гость заседания Анастасия с мехмата, то сейчас против вынесения подобного вопроса на голосование выступает председатель студсовета факультета политологии Антон Праведников. Он называет происходящее «трэшовой историей» и не может понять, зачем голосовать о поддержке главы комитета, чей доклад был представлен ранее. Через некоторое время Асадов дополняет список претензий недовольством отличной от его гражданской позиции Авиловой во время фестиваля:

- «Но когда определённое напряжение вносится человеком в работу совета, то это вопрос для того, чтоб задуматься. Катя несколько раз там активно высказывалась о том, что там руководство ни на что не способно, ещё какие-то вещи такие высказывала… за рамками своего комитета. И, хотя, ну вот, у неё есть её вопрос, а она за рамками его высказывает какую-то самостоятельную точку зрения, которая, ну, так или иначе, вносит напряжение в совет. Вы же понимаете, так продолжаться не может? Человек или, ну, как-то там, делает там выдох, пьёт там водички, не знаю, и продолжает работать. Или его позиция по отношению к руководству или по отношению к каким-то вещам не позволяет ему работать дальше, как в коллективе»

Третьей претензией Асадова становится заявление, что Авилова «откололась от Студенческого совета и работала непосредственно в ОСК». Под аплодисменты части присутствующих Авилова сообщает, что истинной причиной попытки её отстранения является её выступление за снятие Асадова с должности заместителя председателя, что он, конечно, отрицает.

С подачи Рамзана Бекбулатова решает послушать оставшиеся вопросы и комментарии присутствующих. Пока Леван Кочои жалуется на позднее время (десять часов вечера), Кирилл Рубцов добивается от Авиловой обещания создать-таки «чат» для комитета по общежитиям. Камалов в очередной раз пытается вынести вопрос на голосование, но его опять блокирует Праведников:

- «Я считаю, что сейчас у нас вопрос о принципах. О принципе, можем ли мы поставить под сомнение должность любого человека в совете за его несогласие с позицией руководства или нет. Здесь дело в этом принципе. Чтобы этот принцип защитить, мы должны снять этот вопрос сегодня с повестки голосования. [...] Нельзя просто так делать. То есть, как бы, нельзя ставить под сомнение должность члена в Студенческом совете, главы комитета, на основании ничего. Просто, “Ну, не убудет, давайте проголосуем”».

pravednikov

Праведников предлагает начать с голосования о целесообразности поднятия этого вопроса. Камалов недоумевает:

- «В первую очередь она должна устраивать руководство, правильно?».

- «Нет!» — хором отвечают несколько человек.

- «Я должна работать!» — поправляет его Авилова.

- «Ты должна работать», — ловит на слове Камалов.

Наконец, после почти получаса разбирательств на голосование выносится вопрос о целесообразности голосования за снятие Авиловой, и 9 членов Студсовета голосуют «против» при 5 голосах «за» и 10 воздержавшихся. Секретарь Елизавета Салина сообщает, что «большая часть совета воздержалась по этому вопросу». Дальнейших попыток снятия Авиловой с должности не происходит несмотря на то, что также не происходит и дальнейшей деятельности комитета по общежитиям вплоть до конца созыва.

В духе предшествующих вопросов Салина ставит на голосование вопрос о поддержке Василия Кузьмина на посту главы пресс-службы Студсовета, но в связи с его предшествующей отставкой часом ранее, ситуация решается однозначно: 19 голосов «за» и 5 «против». На пост пресс-секретаря Камалов выдвигает Кирилла Рубцова, который говорит несколько слов о наличии опыта и команды студентов журфака, также присутствующих на заседании. Студсовет одобряет кандидатуру при 4 воздержавшихся.

Кирилл Рубцов

Кирилл Рубцов

В пункте «Разное» происходят новые разногласия: сначала – по обсуждению избиения аспиранта МГУ сотрудниками ФСБ во время проведения фестиваля «Весна» (см. главу «Защита кампуса МГУ, часть 2»); а потом в связи с предложением Рамзана Бекбулатова проголосовать за передачу организаторам фестиваля претензий студентов, которые Студсовет сейчас собирает. Здесь в дискуссию вмешивается и.о. проректора Марченко, позволяя себе продолжительные речи, изобилующие наставлениями о правильной, по его мнению, траектории поведения Студсовета:

- «Моя точка зрения, что вы сейчас голосуете абстрактно, не пойми за что. [...] Я считаю, что есть определенный набор уставных задач Студенческого совета, вот в этом направлении надо сосредоточить свою работу. Так сказать, устраивать взаимодействие членов с администрацией президента, с правительством Москвы, с генпрокуратурой — ну, наверное, это, так сказать, не самая прямая функция, [не] самая важная Студенческого совета. Задача Студсовета – проложить мостик между студентами и администрацией. Пожалуйста, делайте то, что прописано в законе об образовании, в отношении студенческих советов в частности. Не надо, так сказать, расширять свои какие-то функционалы к тому, что на самом деле не имеет отношения к деятельности студенческого совета. Вот как бы моя точка зрения. [...] Студсовет выражает мнение студентов перед администрацией, а вы хотите, чтобы он выразил своё мнение перед кем-то вовне. А это уже неправильная постановка вопроса. [...] Нет, ну вы можете делать всё, что хотите, на это, как говорится, запретов нет. Но есть функционал, по которому вы действуете в рамках ваших уставных задач, а есть вещи, которые, вы, ну, превышая свои уставные задачи, какие-то шаги предпринимаете. Вам запретить это никто не может, но никакого юридического действия это тоже не имеет».

Делегированный представитель ВМК с правом голоса Павел Ханин интересуется у Марченко, передаст ли администрация МГУ пожелания, собранные Студсоветом, организаторам фестиваля, но тот уходит от ответа оригинальным способом:

- «Я отдельно, так сказать, отношусь к людям, которые по доверенностям, поэтому давай я не буду тебе отвечать, хорошо? Но я уже не очень согласен, это другая тема, что в работе Студсовета можно участвовать по доверенности, но это не имеет отношения к вопросу».

Обработка результатов опроса отдаётся Рамзану Бекбулатову и Илье Денисову, и Надир Камалов принимает решение перенести голосование на следующее заседание (где оно также не состоится).

Отвечая на обращение Камалова о других вопросах в разделе «Разное», Павел Ханин планирует задать неизвестный вопрос по фестивалю, но его оперативно перебивает Марченко:

- «Не-не-не, давайте уже фестиваль закроем».

- «А можно Студенческий совет будет сам решать, какие темы обсуждать и нет?..» — моментально парирует Ханин.

- «А можно… Я тоже имею право принимать участие в работеНадир, поставь, пожалуйста, на голосование, чтобы фестиваль не обсуждали. Иначе мы в это уйдем ещё часа на полтора», — командует Марченко.

- «Сейчас, пусть он выскажется», — предлагает Камалов.

- «Надир, нет-нет-нет, извините, иначе я просто административно объявляю, что мы на час больше сидим, чем у нас было время, и мы закрываем. И мы договорим, так сказать, без фестиваля темы», — продолжает доминировать Марченко.

Присутствующие интересуются, не является ли поведение Марченко «внешним давлением», в целях борьбы с которым двумя часами ранее был принят запрет на свободное посещение заседаний в формате регламента. Марченко отрицает давление и угрожает свернуть заседание, цитируя Положение о Студсовете, согласно которому его заседания проходят в «учебное время», — Марченко понимает под этим термином ограничение по времени в часах.

- «Это называется шантаж, Вы говорите: или так, или мы продолжаем заседание», — заявляет Ханин.

Затем Марченко делится своим представлением о вопросах из пункта «Разное» («Это не значит, что надо взять километровый вопрос и начать его обсуждать») и просит Камалова поставить на голосование вопрос о желании членов Студсовета обсуждать «вопрос по фестивалю» прямо сейчас, в 22:30. Ханин пытается конкретизировать тему до «проведения массовых мероприятий на территории, прилегающей к МГУ», но Студсовет демонстрирует преимущественное безразличие: 5 голосов «за», 6 «против» и, соответственно, 13 (больше половины присутствующих) воздержавшихся.

Заседание заканчивается признанием Камалова о том, что ему и Анатолию Кибарину объявлены выговоры «по факту самоуправства» в ситуации с «охраной из студентов-геологов 22 февраля. По неизвестной причине, Камалов отказывался отвечать на этот вопрос в начале заседания.

Тем же вечером Инициативная группа публикует 55 пересказ наиболее вопиющих моментов заседания в «посте» с заголовком: «Студенческий совет МГУ – всё». Итоги подводятся одной фразой:

«С этого дня Студенческим советом МГУ руководит человек с выговором за самоуправство и готовый избавляться от работающих глав комитетов за одно только несогласие со своей позицией; его заместителем является человек, за доверие которому приходилось голосовать дважды; большинство членов Студсовета безучастно отмалчиваются и голосуют, не рефлексируя; обязательным гостем заседания является и.о. проректора, позволяющий себе заминать неугодные вопросы и затыкать неугодных членов совета; а студенты не имеют возможности свободно посещать заседания главного органа студенческого самоуправления МГУ».

Реагируя на широко распространившийся «пост» ИГ, Студсовет выпускает целых два отчёта о заседании: пересказ 56 заседания на следующий день и стандартный «пост» 57 с протоколом 58, аудиозаписью и изменённой повесткой заседания. В комментариях студенты критикуют манеру ведения протокола, в котором оказались опущены большинство реплик и.о. проректора Марченко, существенно влиявшие на ход заседания.

 

Стремясь продемонстрировать преимущества шестого пункта нового регламента, руководство Студсовета проводит 25 апреля встречу 59 со студентами в аудитории 612 геологического факультета в ГЗ. На неё приходят не более десяти студентов, а заблаговременно задаются вопросы по благоустройству территории МГУ и организации фан-зоны Чемпионата мира по футболу 2018 года, по результатам опроса студентов о проблемах МНОЦ и о работе комитета Студсовета и других структур в общежитиях. На встрече Камалов и Асадов высказывают мнение, что не нужно многого просить у властей для реставрации территории, чтобы они не обиделись и вообще не дали денег на неё. Они также уверены в расположении фан-зоны около Главного здания МГУ, считая, что это решение нельзя изменить; зато можно сдвинуть учебный процесс, чтобы сессия не попала на время проведения чемпионата (15 июня – 14 июля).

 

Седьмое заседание 60, 61 Студсовета 28 апреля собирает лишь 15 членов из 41 (начиная с этого момента, заседания не анонсируются в «группе» Студсовета, а кворума не будет до самого последнего заседания созыва). О работе на факультетах отчитываются очередные несколько председателей, а также два руководителя комитетов. Екатерина Кувшинова жалуется на сложности работы с нуля над системой скидок и льгот для контрактников, к тому же в одиночку, поскольку остальные члены Студсовета заинтересованности не проявили. Она озвучивает собранную информацию по аналогичным системам в ВШЭ, РАНХиГС и РУДН и планирует найти статистику по количеству контрактных студентов на разных факультетах МГУ (хотя этими данными обладает как минимум управление академической политики). Алексей Матвеев пересказывает отчёт о деятельности комитета по контролю качества образования за апрель, сетуя на то, что его заместитель Анастасия Алтухова не скинула документ в «чат» Студсовета, а сам он этого сделать не мог, потому что «меня вы убрали из чата» (во время скандала с фестивалем «Весна» из «чата» Студсовета были удалены все студенты, не являющиеся его членами, хоть и возглавляющие комитеты). В ходе 50-минутного выступления Матвеев описывает новый порядок информирования студентов о датах пересдач; рассказывает о планах создать на сайтах факультетов разделы с актуальными документами по образованию. В середине апреля комитет провёл встречу с представителями Студсовета ВШЭ по вопросам создания в МГУ «Личного кабинета студента» (будет реализован на базе сайта для записи на МФК) и встречу с проректором Вржещом, где выдвинул инициативу ежегодных опросов по качеству образования, проводимых профессиональными социологами (а потом заручился поддержкой «Техносферы», которая напишет этот опрос в качестве проектной работы). Матвеев также планирует провести переговоры с начальником военкомата Раменок по вопросу непризнания им последипломных каникул выпускников МГУ, из-за чего последним приходится подавать суд и тратить нервы и время, поскольку суд признаёт их правоту. Матвеев планирует просить администрацию МГУ выступить с законодательной инициативой по изменению закона о призыве, из-за «дыры» в котором юноши, окончившие школу в 18 лет, не имеют отсрочки при поступлении в магистратуру (поскольку две максимально возможные отсрочки тратятся в школе и в бакалавриате).

Елизавета Салина информирует о разработке проекта рекомендаций по балльно-рейтинговой системе распределения ПГАС; студенческим советам факультетов даётся время на обсуждение до следующего заседания Студсовета МГУ.

Надир Камалов предлагает публиковать в «группе» Студсовета МГУ посты из серии «Полезно в МГУ» — например, об инфраструктуре университета. В начале нового учебного года подобные посты будет писать Кирилл Рубцов. А сейчас на заседании он предлагает разыгрывать в «группе» Студсовета МГУ билеты на спортивные и культурные мероприятия, тем самым «раскручивая» среди студентов информационный ресурс, на который подписано всё ещё меньше четырех тысяч учащихся.

Камалов не теряет надежды организовать выездную школу председателей и оглашает расписание на новые даты – 12-14 мая. Теперь в ней предполагается участие всех студенческих организаций, которые будут не только слушать лекции, но и презентовать свою деятельность друг перед другом. Камалов признаётся, что сам предложил и.о. проректора В.Л. Марченко позвать в качестве спикера экс-зампредседателя СтудСоюза МГУ:

- «Я предложил спикера – замдекана ФГП Андреева, он бы рассказал нам про молодёжную политику в России. Я просто слушал его лекцию, она очень классная, мне прямо очень понравилось».

Кирилл Рубцов предлагает позвать также бывших руководителей студсоветов – видимо, для передачи опыта. Называются имена Андрея Шарапуты, Марии Алаевой, Олега Гервалова и Ярослава Малиновского. Выезд вновь не состоится, но формат будет перенесён на июньском выездном семинаре «Слагаемые успеха Московского университета» (см. далее).

В пункте «Разное» Илья Денисов поднимает тему организации фан-зоны Чемпионата мира по футболу 2018 года на Университетской площади – прямо под окнами Главного здания МГУ. Начав с недавнего скандала, после которого студенты стали меньше доверять Студсовету, он предлагает встретиться с организаторами фан-зоны, но без афиширования и без протоколов, и попросить их перенести фан-зону в другое место. Только в случае неудачи он предлагает рассматривать другие варианты сотрудничества и учёта студенческих пожеланий. Рубцов интересуется, на основании чего Студсовет будет просить перенести фан-зону, если Денисов не считает нужным опрашивать студентов; тот отвечает, что обсуждений внутри факультетских студсоветов достаточно. Более того, он сужает круг факультетов только обучающимися и проживающими в Главном здании после того, как Рубцов отмечает, что студсовет журфака «тут никак не будет актуален». Однако позицию Денисова не разделяют Леван Кочои и Али Асадов; последний, проанализировав скандал с фестивалем, приходит к выводу:

- «Основная проблема его [фестиваля – прим.] для нас заключалась в том, что мы не стали информационно освещать вообще всё, и этим, ну, воспользовались, да. Я думаю, что если какую-то подобную работу вести, надо её непосредственно там каждый шаг, любое абсолютно действие, и как на него отреагировали, как нам ответили, публиковать. Тогда мы, грубо говоря, развяжем себе руки, никакой позиции для других людей не оставим».

Надир Камалов упоминает некую встречу со студентами, на которой поднимался вопрос переноса фан-зоны, и выражает уверенность, что она останется на Воробьевых горах с вероятностью 99,9%:

- «Если там будет действительно эта фан-зона, давайте тогда мы передадим администрации наши пожелания по тому, чтобы, например, на этой фан-зоне для студентов иметь какую-то, грубо говоря, VIP-зону, с которой можно было поближе к экрану находиться и, соответственно, там следить за чемпионатом. Что-то типа такого. То есть если мы передадим в конструктивном русле эти предложения, то это будет намного лучше, [чем] если мы будем биться об стенку».

Алексей Матвеев советует искать прямой выход на организаторов фан-зоны, а не ограничиваться общением с В.Л. Марченко, называя перенос фан-зоны «хорошим, конструктивным с нашей стороны вариантом». Впрочем, и перенос сессии он считает решением проблемы.

В завершении заседания Камалов положительно оценивает последствия введённого регламента: «Плодотворно посидели» и «Дружеская позитивная атмосфера».

 

За два дня до заседания 24 мая в повестке значатся лишь два пункта: вопрос о выражении поддержки арестованному выпускнику мехмата Дмитрию Богатову, внесённый Рамзаном Бекбулатовым, и отчёты очередной партии студсоветов факультетов (на этот раз, с мехмата до ФББ). Позднее Надир Камалов приглашает на заседание директора Комбината питания №1 А.И. Осипенко и представителя проекта менторства, а Даниил Лапин – первокурсницу журфака Наталью Осипову с проектом «МГУ ТВ».

Восьмое заседание снова проходит в аудитории 825 во 2 «гуме» в присутствие В.Л. Марченко и не набирает кворума. Более того, после заседания не публикуются ни аудиозапись (в отсутствие ответственного секретаря председатель Студсовета не справляется с управлением диктофона), ни протокол, поэтому подробная информация о заседании неизвестна.

А.И. Осипенко выслушивает вопросы Левана Кочои (ФМП) и Нины Гвасалии (ФИЯР) о качестве питания и антисанитарии в точках КП в 1 «гуме» и ФДС-1. Надир Камалов предлагает организовать «коворкинговую» зону в помещении столовой №8, закрытой в ноябре прошлого года после визита программы «Ревизорро» (она выявила там нарушения санитарных норм: плесень и грибок на потолке и стенах в цехах готовки и хранения продуктов, паутину в вытяжке, тараканов и нарушения маркировки и хранения продукции). Осипенко поддерживает инициативу, и только позже выяснится, что её реализация невозможна.

Первокурсница журфака Наталия Осипова около 40 минут рассказывает о проекте единого информационного ресурса МГУ ради одной только просьбы к Студсовету – сделать «репост» в его «группу». Этот же проект она подробно представит на выездном семинаре в июне (см. далее). Студентка геологического факультета Виорика Ротару выступает с рассказом о менторском проекте от выпускников МГУ. Звучат очередные несколько докладов о деятельности факультетских студсоветов. Надир Камалов интересуется у Ильи Денисова проектами студсовета мехмата, которые можно порекомендовать другим факультетам; Денисов называет таковым сбор подписей за освобождение Дмитрия Богатова. Тут в ход заседания вмешивается присутствующий и.о. проректора В.Л. Марченко, который утверждает, что студсовету нельзя собирать подписи под таким требованием, раз сами члены студсовета не уверены в невиновности Богатова. Хотя образец письма в защиту Богатова отправляется в «чат» Студсовета МГУ, оно никого не заинтересовывает.

 

Выездной семинар «Слагаемые успеха Московского университета»

 

Следуя традиции освещать в главах о Студенческом совете МГУ выездные мероприятия студенческих организаций МГУ, мы приводим здесь рассказ о «выездном семинаре студенческого актива «Слагаемые успеха Московского университета»», прошедшем 24 июня 2017 года в пансионате «Красновидово». Непосредственно Студсовет МГУ принимал в ней участие в лице Надира Камалова, Али Асадова, Ильи Денисова, Левана Кочои, Керима Беккиева и Кирилла Рубцова, однако далеко не на первых ролях. Субъективное мнение о выезде пишет 62, 63, 64 Инициативная группа МГУ, и мы приводим его здесь с некоторыми сокращениями:

 

«0. КАК ПРОШЛО

Выезд университетских студенческих организаций несколько раз переносился в течение года, пока, наконец, его организатор, и.о. проректора по студенческим инициативам В.Л. Марченко, не дотянул до последнего момента. И вот, в конце летней сессии, после ежегодной поездки в Ельню, сотня активистов студорганизаций собралась в пансионате МГУ «Красновидово» на «выездной семинар студенческого актива «Слагаемые успеха Московского университета»». Программа выезда не отличалась насыщенностью: сначала — два семинара без какой-либо дискуссионной части, зато под патронажем ректората; а затем приезжает ректор и начинается экшн (нет). В итоге у многих участников «выезда», попавших на подобное мероприятие впервые, возникал вопрос: а зачем это всё было нужно?

Традиция, ответим мы. Раз в год администрация МГУ имитирует открытость перед студенческим активом, рассказывая о величии Университета и необходимости всем организациям объединяться вокруг руководства. Именно «руководства», ведь ректор В.А. Садовничий постарался сделать отношения со студорганизациями ещё более неформальными и попросил участников выезда не называть администрацию администрацией: «Это надо изжить, это неправильный термин. Скажите, какой я администратор, когда я академик, ученый, защитил докторскую, может быть, раньше всех в университете по возрасту, я работаю сейчас, у меня много учеников. Просто нагрузка есть административная. Какой я администратор? [...] Лучше такие отношения: вы – наши дорогие коллеги, а мы ваши… ну, наставники». На этот раз главными врагами Университета, против которых коллегам нужно сплотиться с «наставниками», были объявлены уязвимые места в медиа-пространстве МГУ и западные стандарты образования.

Стоит сказать, что, помимо членов различных студенческих организаций и непосредственно проректоров на выезде оказалось много сотрудников МГУ сомнительной принадлежности к ректорату или студенческим организациям: экс-председатель СтудСоюза и участник диссертационного скандала, экс-кандидат исторических наук Андрей Андриянов, экс-президент СтудСоюза и декан факультета глобальных процессов МГУ Илья Ильин, экс-глава стройотрядов МГУ Идрис Цечоев. Эта плеяда деятелей молодёжной политики известна своими «достижениями» ещё с 2000-х годов и, как это ни печально, продолжает курировать официальные студенческие организации, будучи пристроена кто в ректорат, кто в деканат ФГП, а кто на ставку м.н.с. на химфаке.

 

1. СТУДЕНЧЕСКИЕ ИНИЦИАТИВЫ

 

День начался с семинара в актовом зале, где собрались все участники выезда. Перед ними восседал президиум в составе: и.о. проректора Марченко, проректоры Кортава и Вржещ, декан ФГП Ильин и начальник УО Водолазский.

Хотя модератором семинара был заявлен Марченко, первым слово взял Илья Ильин, сразу назвавший себя «ветераном» молодёжного движения МГУ, а пансионат — «святым местом для студенческого движения». Здесь создавался Студенческий Союз и Молодежный совет, здесь собирались стройотряды — в общем, Ильин прошёл по вехам своей карьеры и напомнил ещё одну, логично вытекающую из озвученных — декан факультета глобальных процессов, который не только готовит студентов-международников, но ещё и обучает экспертов по работе с молодёжью. Слушателям он поставил цель наладить дружеские связи с другими странами, используя для этого, почему-то, МОО «Евразийское содружество», присутствующее только в странах СНГ и зарегистрированное (сюрприз!) в комнате СтудСоюза в Главном здании МГУ с соучредителями в лице Ильина и Андриянова. Видимо, на эту глубокую мысль Ильина были нанизаны и слова о «непростой сложной международной ситуации, в которой оказалась Российская федерация сегодня», и намёки на «вызовы, которые нам несет ситуация сложная напряженная сегодняшнего дня».

«Та работа, которая должна проводиться и в Московском университете, в том числе, и проводится на государственном уровне, должна коснуться и, наверное, студенческие и молодежные организации Московского университета. Ну, наверное, вы понимаете, о чем я говорю», — многозначительно намекнул Ильин, но мы не поняли и продолжили слушать: «Нужно дальше развивать вот такие направления молодежной политики Московского университета, поскольку это тоже не только славная традиция, но ещё и блестящее будущее у молодежи нашего университета».

Блестящее будущее на личном примере продемонстрировали следующие ораторы, приглашённые на «выезд»: Андрей Андриянов и Евгений Антипов с рассказом о форуме «Ломоносов». Ещё четыре года назад, когда фамилия Андриянов гремела во всех СМИ после того, как её носитель стал катализатором всероссийского диссертационного скандала и, более того, был первым публично лишён научной степени кандидата исторических наук, мы и представить не могли, что администрация МГУ вновь отправит его работать с молодёжью. Да, пристроили на младшую ставку на химфаке; да, снова неофициально на побегушках в ректорате; но числиться организатором научного форума после уличения в научном подлоге и бессовестном вранье и выступать перед младшекурсниками со словами: «Вы сделали правильный выбор» — это уже перебор.

Итак, Андриянов рассказал о том, как важно «брать по максимуму от Московского университета» и участвовать в мероприятиях и призвал новое поколение студентов присоединиться к организации форума «Ломоносов». А Антипов проследил историю развития информационных технологий, обеспечивающих работу форума, с момент создания и до наших дней. В конце выступления он передал микрофон председателю Студсовета МГУ Надиру Камалову, который рассказал о проекте «Портфель достижений», планируемый реализовать на базе портала «Ломоносов». Мы надеемся, что вас, как и нас, согревает мысль, что автоматизированное распределение повышенных стипендий (ПГАС) вскоре будет осуществляться по данным системы, администрируемой выходцами из СтудСоюза МГУ.

Следующим выступал глава студкомиссии ОПК Евгений Денисов и рассказал о коллективе, которому было необходимо регулярно получать аудиторию для своих занятий, но они были лишены такой возможности и просто искали свободную аудиторию в корпусах, а потому не могли даже открыто объявить о месте своих собраний. И нет, это не история собраний Инициативной группы, это начало существования брейн-клуба МГУ, которому в итоге выделили аудиторию на одном из факультетов. Денисов озвучил некоторые организационные проблемы (невозможность забронировать аудиторию, пропустить гостей, добыть оборудование), которые трудно решать малым коллективам, и предложил им обращаться за помощью в ОПК. Грустно, что частное решение бюрократических проблем МГУ — это всё, что может предложить ОПК своим членам, то есть подавляющему большинству учащихся и сотрудников МГУ.

Отдельно стоит сказать о слушателях: уже тот факт, что они аплодировали невпопад (то не сразу поняв, что выступление оратора закончилось, то прерывая оратора в неподходящем месте) говорит об отсутствии интереса к происходящему и потере концентрации. Когда выступления закончились и Марченко предложил студентам поделиться своим опытом реализации инициатив в МГУ, поначалу не выступил никто. Поняв некоторую безнадежность попыток, Марченко попросту попросил выступить членов Волонтерского центра при СтудСоюзе, и те заполнили неловкую паузу на десять минут. Дальше последовало выступление про гранты и даже прозвучал один вопрос из зала — неподготовленная публика, большая часть которой и не работает над университетскими проблемами, так и не смогла сформулировать актуальных вопросов.

Забегая вперед, отметим презентацию проекта «UpGrade», который приехал на выезд в составе десятка активистов и в ходе мероприятия обнаружил, что организатор В.Л. Марченко вырезал их выступление из программы. Однако в формате вопроса ректору коллективу удалось выступить и даже показать презентацию — в самый последний момент, когда Марченко уже почти спровадил участников отправиться на ужин.

 

2. МЕДИА-ПРОСТРАНСТВО МГУ

Второй семинар был посвящен медиа-пространству МГУ — по словам и.о. проректора Марченко, он был продиктован желанием ректората помочь осуществить благое начинание первокурсницы журфака, которая ещё на апрельском заседании Студенческого совета МГУ выступила с инициативой создания в МГУ единого общеуниверситетского студенческого СМИ. Ректорат внезапно помогает первокурснице? — не поверили мы и правильно сделали, ведь после слов Марченко о создании правильного образа Московского университета и ответственности студентов за материалы, публикуемые в «абсолютно различных источниках», от озвученного мотива не остаётся и следа:

«Ну, вы знаете, что медиа-пространство оказывает очень большую роль, влияние на всю атмосферу, на жизнь студентов в Московском университете. Студенты активно ведут себя в социальных сетях, получают информацию из абсолютно различных источников. И я бы хотел предложить сегодня обсудить, с моей точки зрения, очень важную составляющую всего этого медиа-пространства – это насколько студенческим таким образом можно доносить до факультетов о реализации тех или иных [неразборчиво] образ Московского университета, в том числе ответственности… ответственный подход студентов за те материалы, которые публикуются в соцсетях».

Марченко пригласил выступить представителей медиа-центров из двух федеральных университетов (Казанский и Южный) с целью передачи опыта. Их местная терминология вызвала нервный смешок в зале и в президиуме после рассказа представителя ЮФУ о структуре своего медиа-центра: «Уже говорили, что есть желание в рамках Московского государственного университета создавать инициативные группы на факультетах. У нас на каждом факультете есть своя инициативная группа».

После выступления студентов Севастопольского филиала МГУ дошла очередь и до проектов непосредственно МГУ. Выпускник из профкома физфака Дмитрий Онищенко представил проект Lomonosov Today. Он сообщил, что проблема отсутствия единой информационной среды МГУ «назрела года с 2012-го» (по совпадению, именно тогда мы начали активно наполнять новостями паблик «Новости Инициативной группы МГУ»). За эти годы он видел десяток неудачных попыток создать подобную площадку. С полной уверенностью в том, что его проект не станет одиннадцатым (видимо, уверенности ему придает тот факт, что проект курируется сотрудником управления Марченко Антоном Хоменко, а прошлые проекты поддержки ректората были лишены), Онищенко рассказал о принципах своего (будущего) журнала, среди которых оказалась «репрезентативность»:

«Очень часто на поверхность медиа-сферы всплывают там всякие… ну, вещи, которые, в сущности, не очень сильно относятся к тому, что я знаю, что для университета важно, или к тому, что вы знаете. Поэтому было бы очень здорово представить это в правильном ключе и с правильным соотношением, что важно, что неважно».

Наше подозрение, что всё это неспроста, подтвердили и некоторые планируемые рубрики журнала, как то: «Устройство университета и общественной жизни». Да это же наш теормин: «Как устроен Московский университет»! Тут мы почти уверились в том, что «Новости ИГ МГУ» вскоре бесславно отойдут на задний план медиа-пространства МГУ, теснимые проектом Онищенко-Хоменко-Марченко, но автор успокоил нас: в списке «потенциальных конкурентов» его проекта паблик ИГ даже не значится. Зато были названы: официальная группа «Вконтакте» от пресс-службы МГУ, паблик «Подслушано в МГУ», полумёртвый «MSU Life», выкупленный карьеристами из руководства MSU Family, и телеграм-канал «Первый университетский» от членов студсовета журфака с 260 (!) подписчиками.

Наконец, очередь дошла и до заявленного инициатора этого «семинара» — первокурсницы журфака Натальи Осиповой, которая показала репортаж пока что факультетского телеканала «Моховая, 9» и уверенно рассказала, как будет продвигать свой проект во всём МГУ при помощи репостов в абсолютно все группы и паблики, содержащие в названии слово «МГУ». Мы желаем ей удачи в её стремлении сделать студенческое СМИ и рекомендуем избегать зависимости от администрации.

В заключение Марченко своей фрейдистской оговоркой напомнил главную цель семинара — необходимость студенческим организациям предпринимать «общие усилия по формированию такого образа Московского университета… да не формирование образа, это просто объективное представление Московского университета». По итогам «семинара» не было никакой дискуссии — участники могли лишь задать немногочисленные вопросы после каждого выступления.

На этом «все люди, которые понимают, как формируется медиа-пространство» вместо обещанного Марченко «хорошего разговора о том, чего нам не хватает, чего хватает и что мы хотим сделать» радостно отправились на обед. А после обеда приехал ректор.

 

3. ВЫСТУПЛЕНИЕ РЕКТОРА

Приезд ректора несколько оживил участников, но ненадолго — сразу после закрытой встречи с ректоратом и председателями студенческих организаций (Студсовета — Надиром Камаловым, ОСК — Феликсом Студеникиным, СтудСоюза — Владимиром Шишловым, студкомиссии ОПК — Евгением Денисовым и СтудСпортКлуба — Данилой Напрасниковым) В.А. Садовничий вышел в зал к остальному «активу», попросил их потерпеть и показал традиционную часовую презентацию об успехах МГУ за неопределенный промежуток времени. Настолько неопределенный, что фотографии заседания Попечительского совета во главе с В.В. Путиным от января 2017 года чередовались с архивными фотографиями об освоении новой территории МГУ в 1987 году. Не обошлось без слов об удвоении кампуса, утроении численности студентов, «шести, наверное» спутниках, неуместной западной моде на бакалавриат и магистратуру, суперкомпьютерах и позициях в рейтингах. В общем, всё в строгом соответствии с новогодним поздравлением 2011 года. Наиболее примечательные истории из выступления Садовничего мы приводим в частичной стенограмме 65.

После выступления ректора вновь прошла презентация студенческих организаций (ОСК, ОПК и Студсовет отчитались перед ректором о работе за прошлый учебный год) и студенческих проектов. ОСК сделал выжимку из своего полугодового отчета и рассказал о крупнейших проектах в общежитиях, анонсировал визуализацию карт расселения и примерил на ректора очки виртуальной реальности. Последнее появилось во исполнение поручения ректора о создании виртуального тура по МГУ — очередного имиджевого хода по привлечению абитуриентов в лучший вуз страны. ОПК показал презентацию о своей стандартной деятельности (матпомощь, путёвки, мероприятия и т.д.), а Студсовет ограничился анализом своих опросов «Вконтакте» и отчётом о деятельности двух (из множества) комитетов, возглавляемых учащимися мехмата: по контролю качества образования и по социально-бытовым вопросам.

Почти после каждого выступления Садовничий раздавал задания отчитавшимся организациям. Так, ОПК он попросил заняться транспортной ситуацией на территории МГУ (говорит: «Я уже неоднократно ставлю задачу перед проректорами, но что-то они слабо это делают», но увольнять за профнепригодность их, конечно же, не надо, лучше попросить профком, вдруг у него получится), помочь лучшему окулисту страны Акопяну сделать бесплатный пункт проверки зрения в ДСЛ, а также организовать определенного рода концерт на 9 мая 2018 года. Студсовету МГУ ректор пожелал следить за качеством питания (имея в виду, почему-то, только Комбинат питания №1), за экологией и… И неясно, какую просьбу Садовничий вложил в рассказ о грядущей «реконструкции» территории МГУ и в очередное повторение своих слов о том, что «у нас территория заканчивается ступеньками главного входа» (и это после того, как мы выяснили обратное в соответствующих органах). Рассказ о том, как ректор не может отказаться от подарков мэрии, также можно найти в прикрепленном файле.

Наконец, поторапливаемые словами и.о. проректора Марченко о разведенном во дворе костре, студенты смогли задать несколько вопросов ректору, среди которых, к сожалению, не было ни одного по-настоящему острого (хотя Садовничий такие попросил). Попотеть Садовничему пришлось разве что после вопроса студентки факультета мировой политики о возможности переезда их факультета в новый учебный корпус: ссылаясь на решение Ученого совета, ректор медленно проговорил, что из 1-го гума в пристройку к корпусу юрфака переедет не ФМП, а ФГП и ВШССН, а также ФИЯР из сносимых вскоре ФДС-ов. Удобно ссылаться на решения советов и конференций, но мы-то знаем, что переезд сначала иногородних студентов ФГП из ДСВ в новое общежитие ДСЛ, а теперь и всего ФГП из старого учебного корпуса в новейший происходит не в последнюю очередь в качестве благодарности Садовничего декану ФГП Илье Ильину за добрую службу в СтудСоюзе.

Участники отправились принимать торт из рук ректора, и очередная профанация студенческого самоуправления в МГУ подошла к концу. До следующего года!»

 

 

Осень в Студсовете МГУ

 

Окончание следует…

 

Назад к оглавлению

 


Notes:

  1. https://vk.com/wall-49962921_1893  http://peeep.us/edb53553
  2. http://dl.igmsu.org/ig/upload/Programma_kandidata_na_post_predsedatelya_Studencheskogo_soveta_MGU_N_R_Kamalova.pdf
  3. http://dl.igmsu.org/ig/upload/Bekbulatov_-_predvybornaya_programma_kandidata_v_predsedateli.pdf
  4. http://dl.igmsu.org/ig/upload/Protokol_1_ot_17_11_2016.pdf
  5. http://dl.igmsu.org/ig/upload/Prostoe_bolshinstvo.pdf
  6. https://vk.com/wall-49962921_1967   https://archive.is/HkUDB
  7. https://vk.com/wall-49962921_1970   https://archive.is/yIbLF
  8. https://vk.com/wall-16552884_1659    https://archive.is/biFbk
  9. http://dl.igmsu.org/ig/upload/Protokol__3_zasedania_Studencheskogo_soveta_MGU_VI-sozyva_2016-2017_gg.pdf
  10. https://vk.com/wall-49962921_1979   https://archive.is/IoRWg
  11. https://vk.com/wall-49962921_2000    https://archive.is/Os09d
  12. http://dl.igmsu.org/ig/upload/studsovet_2016_2017.pdf
  13. https://vk.com/wall-49962921_2007   https://archive.is/89OdK
  14. https://vk.com/wall-132660571_22   https://archive.is/X0pLk
  15. https://vk.com/wall-143571616_24   https://archive.is/aXyLD
  16. http://dl.igmsu.org/ig/upload/proekta_programmy_shkoly_17_goda_-4.docx
  17. https://vk.com/wall-27917858_33368  http://peeep.us/3c488a2b
  18. https://vk.com/wall-124179795_392 http://peeep.us/756c88ee
  19. http://dl.igmsu.org/ig/upload/PROTOKOL_SOBRANIYa_OSK_S_PREDSTAVITELYaMI_ADMINISTRATsII_MGU.pdf
  20. https://vk.com/wall-27917858_33432  https://archive.is/mAFsv
  21. http://dl.igmsu.org/ig/upload/Lastochkino_gnezdo_stenogramma_AP_16_02_2017.pdf
  22. http://peeep.us/149f530a
  23. https://vk.com/wall-49962921_2016  http://peeep.us/f9de31d1 (версия на 17:00 19 февраля)
  24. https://vk.com/wall26181523_2631  http://dl.igmsu.org/ig/upload/asadov_repost.png
  25. https://vk.com/wall9495858_2749 http://peeep.us/a41f13bf
  26. https://vk.com/wall2779113_9177 http://dl.igmsu.org/ig/upload/shishlov_repost.png
  27. https://vk.com/wall-5486_9476 http://peeep.us/d3015162
  28. https://vk.com/wall-964901_2545 http://peeep.us/ae98916c
  29. https://vk.com/wall-26901903_1187 http://peeep.us/139ab07b
  30. https://vk.com/wall-96046604_1309  http://peeep.us/53255e0d
  31. https://vk.com/wall138591781_7844  http://peeep.us/f7d49e29
  32. https://vk.com/wall-49962921_2016?reply=2125 http://peeep.us/995da5d1
  33. http://dl.igmsu.org/ig/upload/boty_golosuyut_za.jpg
  34. https://vk.com/wall-27917858_33368  https://archive.is/xj0DN
  35. https://vk.com/wall-27917858_33393  http://www.peeep.us/a790a3c4
  36. https://vk.com/wall-27917858_33432   http://peeep.us/995c0a2e
  37. https://tvrain.ru/news/mgu_krym-428242/  http://peeep.us/06c5811a   https://archive.is/CbER0
  38. https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/02/27/71626-davka-v-lastochkinom-gnezde https://archive.is/AnF1G
  39. https://www.ridus.ru/news/245662.html https://archive.is/LUwoD http://peeep.us/ed5d7887
  40. https://vk.com/wall-27917858_33462  http://www.peeep.us/9fee54d2
  41. https://vk.com/wall-27917858_33700  http://www.peeep.us/94520956
  42. http://dl.igmsu.org/ig/upload/Lastochkino_gnezdo_stenogramma_SSMGU_22_02_2017.pdf
  43. https://vk.com/wall-49962921_2265   http://archive.li/SqqS8
  44. https://vk.com/wall-49962921_2336   https://archive.fo/CTiZz
  45. https://archive.is/9K2wD https://vk.com/wall26181523_2633
  46. http://sev.msu.ru/studenty-filiala-mgu-v-g-sevastopole-na-festivale-vesna-na-vorobevykh-gorakh/ https://archive.is/sJ8vu
  47. http://tass.ru/obschestvo/4107034 https://archive.is/IGMKf
  48. https://vk.com/wall-49962921_2429   https://archive.fo/Gworw
  49. https://vk.com/wall-27917858_33731  http://www.peeep.us/9579ac39
  50. https://vk.com/wall-49962921_2514   https://archive.fo/nfnPa
  51. http://dl.igmsu.org/ig/upload/Protokol_SS_MGU_5_ot_06_03_17.pdf
  52. https://vk.com/wall-27917858_35294   https://archive.fo/pVPvf
  53. https://vk.com/wall-49962921_2515   https://archive.fo/V8bw8
  54. http://dl.igmsu.org/ig/upload/Reglament_SS_MGU.pdf
  55. https://vk.com/wall-27917858_35365   https://archive.fo/7gDDi
  56. https://vk.com/wall-49962921_2534   https://archive.fo/EoWll
  57. https://vk.com/wall-49962921_2548   https://archive.fo/rS0c1
  58. http://dl.igmsu.org/ig/upload/Protokol_SS_MGU_6_ot_05_04_17.pdf
  59. https://vk.com/wall-49962921_2587   https://archive.is/tQFxC
  60. https://vk.com/wall-49962921_2603   https://archive.fo/toDyN
  61. http://dl.igmsu.org/ig/upload/Protokol_SS_MGU_7_ot_28_04_17.pdf
  62. https://vk.com/wall-27917858_36165   https://archive.is/WRa7d
  63. https://vk.com/wall-27917858_36172   https://archive.is/mCZkc
  64. https://vk.com/wall-27917858_36196   https://archive.is/aQY8d
  65. http://dl.igmsu.org/ig/upload/VAS_Krasnovidovo_24062017.pdf